<<
>>

ПОКАЗАНИЯ ПОЛЯ А.С. 09.10.30 г.

Мне известно о существовании библиотеки, составленной из книг общенаучного и беллетристического характера; в числе этих книг, насколько мне известно, имелись книги анархического и мистического характера.

Никогда не слышал, чтобы эта библиотека именовалась «орденской» или непосредственно связывалась с «Орденом Света». Не помню, чтобы мне приходилось пользоваться этой библиотекой, которая имела свои каталоги, которые я имел случай просматривать.

О существовании «Черного Креста» как организации помощи заключенным анархистам мне известно. Я не слыхал, однако, о связи «Черного Креста» с Орденом и о помощи Ордена «Черному Кресту» денежными средствами. Слышал я о существо

вании переплетной мастерской у кого-то из знакомых. О связи мастерской с Орденом — не слышал.

Мне была прочтена следователем выдержка из документа одного из рыцарей с призывом к вооруженному восстанию. Никогда об этом документе не слышал и считаю мнение этого рыцаря резко индивидуальным, не имеющим общего с Орденом. Резко восстаю против этого документа.              А.Поль

[ЦА ФСБ РФ, Р-33312, т. 6, л. 388]

ПОКАЗАНИЯ ПОЛЯ А.С. 15.11.30 г.

Осенью 1924 г. я познакомился с Леонидом Александровичем НИКИТИНЫМ и вскоре стал бывать у НИКИТИНЫХ. Мы много беседовали на темы об искусстве и вскоре перешли на темы, имеющие связь с мистикой. После ряда разговоров по этим вопросам, а также по вопросам о связи между искусством и мистикой и мистическим воздействием искусства на человеческую психологию Леонид Александрович рассказал мне о возможности ближе подойти к работе в этой области. Однажды, взяв с меня слово хранить в тайне все им сказанное, Леонид Александрович предложил мне вступить в рыцарский «Орден Света», причем указал на то, что материалы этого Ордена высокой мистической ценности и что они имеют своим источником глубокую древность. При этом он сказал, что ответ я могу дать в следующий раз, если он будет положительным.

При новой встрече я согласился вступить в Орден, интересуясь в ту эпоху проблемами мистики. При этом должен сказать, что никогда не был особенно верующим и тем более церковным человеком и что к вопросам религии я относился всегда с большой долей скептицизма. В предложении Леонида Александровича меня заинтересовала главным образом древность мистики, имеющейся в распоряжении Ордена.

В конце 1924 г. я был НИКИТИНЫМ посвящен в рыцари, причем посвящение происходило на его квартире, и при нем принимала участие Вера Александровна ЗАВАДСКАЯ; несколько позже подошла Вера Робертовна НИКИТИНА, присутствовавшая при рассказе первой легенды.

Первую половину 1925 г. я прослушал несколько легенд (кажется, две), причем рассказывал их всегда Леонид Александрович (Вера Робертовна ничего не знает), иногда в присутствии Веры Робертовны. Осенью 1925 г. Леонид Александрович предложил мне перестать быть рыцарем-одиночкой и вступить в созданный им отряд. Посвящение новых рыцарей в этот отряд происходило на квартире СМИРНОВА осенью 1925 г., и я присутствовал при этом посвящении вместе со старшими рыцарями, СМЫШЛЯЕВЫМ и НИКИТИНЫМ, а также вновь посвящаемыми — СМИРНОВЫМ, ШИШКО, ГИРШФЕЛЬДОМ, ИВАКИ- НСКОЙ, ЛЕОНТЬЕВЫМ, ДЕЙКУН и БЛАГОНРАВОВЫМ. При посвящении (равно как и в случае со мной) посвящающий рыцарь ударял по плечу вновь посвящаемого, сидящего в это время (ранее посвященные стояли), и говорил при этом формулу посвящения, сущность которой сводилась к следующему: будьте смелы, мужественны, здесь веет дух Ордена, проникайтесь его светом, храните его тайну! Тогда вновь посвящаемый вставал и НИКИТИН поздравлял его со вступлением в Орден. После этого рассказывалась первая орденская легенда о древнем Египте.

Остаться во вновь созданном НИКИТИНЫМ отряде мне не удалось, т.к. время собраний этого отряда в значительной части зависело, по словам Леонида Александровича, от занятости в спектаклях ДЕЙКУН, БЛАГОНРАВОВА и ИВАКИНС- КОЙ. Между тем мои вечера были в большой степени загружены лекциями и заседаниями, и мне было крайне трудно приноравливаться ко времени их собраний.

Поэтому мне пришлось вернуться к положению одиночки. При этом ко мне примкнула Вера Робертовна, и нам обоим, как самостоятельному отряду, Леонид Александрович стал рассказывать легенды. Через некоторое время я вместе с Верой Робертовной был переведен во 2-ю степень.

Нужно при этом заметить, что на каждой нашей орденской встрече с НИКИТИНЫМ рассказывались легенды. Раза два Леонид Александрович говорил со мною на темы о понимании рыцарской мистики, о ее значении в духовном перевоспитании человека и о значении легенд как поднимающих общий тонус человеческой психики. Кроме того, у нас было однажды так называемое ритуальное собрание, на котором кроме легенды были произнесены полагающиеся на этот случай ритуальные слова, содержания которых я не могу припомнить. Затем было нечто вроде ужина и чая (на столе должны были по ритуалу стоять цветы), так называемая «рыцарская трапеза». На ней присутствовала, кроме Леонида Александровича и меня, также Вера Робертовна.

Зимой 1926 г. Леонид Александрович сказал мне, что мною закончена 2-я степень Ордена и что я могу считать себя перешедшим на 3-ю степень. Формального перевода при этом не было. Должен заметить категорически, что перевод из степени в степень не давал (мне, по крайней мере, не известно) никаких прав (разве что право иметь розу, что начиналось со 2-й степени).

Наши встречи на почве рыцарского общения с Леонидом Александровичем стали происходить в 1926 г. все реже и реже, отчасти вследствие сердечной болезни Веры Робертовны, отчасти вследствие моей большой занятости и упадка интереса к рыцарской мистике. В конце 1926 г. я перестал посещать встречи орденского характера и наши отношения отошли от рыцарской почвы. В настоящее время я рассматриваю тот период, когда я состоял в Ордене и интересовался его мистикой, отошедшим в прошлое, далекое ныне для меня.

Считаю, что Орден не оправдал свою задачу духовного перерождения человека и что легенды его, иногда, правда, очень искусно построенные, наносят ущерб здравомыслящему человеку, уводят его в облака, отрывают от действительной здоровой жизни и тем наносят ущерб его общественно полезной работе.

Что касается идеологической деятельности, смежной с орденской и связанной с его идеологией, то я такой деятельности не вел. Мне известна была, однако, организация «Храм Искусств», и я читал некоторые ее материалы, проникнутые орденской мистикой. «Храм Искусств» связывал в своей работе деятелей искусства в различных областях и объединял их мистически. Нужно вообще тут заметить, что, по моим наблюдениям, основная деятельность «Ордена Света» лежала в сфере искусства, что объясняется, по-видимому, тем обстоятельством, что образная форма построения легенд наиболее доступно воспринимается деятелями искусства.

Из кружков, связанных с Орденом, я не вел никогда ни одного. Однако мне пришлось по просьбе Нины Александровны НИКИТИНОЙ или же Николая Робертовича ЛАНГА провести несколько (кажется, три или четыре) лекции на тему истории культуры. Лекции эти я прочел на квартире ЛАНГОВ на Немецкой улице, и на них присутствовало человек шесть-семь молодежи, среди которых припоминаю Лелю САМАРСКУЮ, Володю СНО, Марусю (родственницу НИКИТИНЫХ)[‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡].

По вопросу о рыцарях, участвовавших в концертах, имеющих благотворительное значение и связанных с Орденом, точных данных дать не могу, т.к. вообще каждый из рыцарей знал только тех людей как рыцарей, с которыми он имел общение на собраниях отряда. Было абсолютно невозможно спросить и тем более получить ответ, является ли данное лицо рыцарем или нет (Леонид Александрович был весьма суров в этом вопросе). Однако совокупность обстоятельств заставляла меня думать, что в Орден входят из числа лиц, участвовавших в указанных концертах, следующие граждане: САДОВНИКОВ В.И., МАЛЫШЕВА И.М., ОРОЧКО О.Л., м.б., АЗЕЛЬЧЕВСКИЙ (АЗАНЧЕВСКИЙ — А.Н.). Само собой разумеется, что в этих концертах принимали участие также ИВАКИНСКАЯ, ДЕЙКУН и БЛАГОНРАВОВ.

О СМЫШЛЯЕВЕ могу сказать следующее. Знаком с ним довольно давно и встречал его в ГАХНе, 2-м МХАТе и др. местах. Однако это знакомство было очень поверхностно, и длительных встреч у меня с ним не бывало.

Он довольно часто в 1925 гг. навещал на короткий срок НИКИТИНЫХ, и у меня создалось впечатление, что он играет в Ордене большую роль, чем Л.А.НИКИТИН. Я не в состоянии ука

зать, кто является в Ордене первым лицом, СОЛОНОВИЧ или СМЫШЛЯЕВ, т.к. у меня нет твердой уверенности в положении их в Ордене. О большем значении СМЫШЛЯЕВА в Ордене, по сравнению с НИКИТИНЫМ, у меня создалось впечатление оттого, что Леонид Александрович, не ответив мне сразу на предложенные раз или два вопросы, сказал, что спросит у СМЫШЛЯЕВА.

АРЕНСКИЙ Павел Антонович. Что касается АРЕНСКОГО, то могу сказать о нем как о человеке глубоких мистических настроений. Он одно время часто бывал у НИКИТИНЫХ и охотно беседовал на темы, связанные с мистикой. Указать точно, был ли он рыцарем, я не могу.

ЗАВАДСКИЙ Юрий Александрович. Знаком я с ЗАВАДСКИМ давно, но не особенно близко и, встречая его почти всегда только в общественных местах, об участии ЗАВАДСКОГО в Ордене ничего сказать не могу, т.к. не знаю. Думаю, что он был связан с «Храмом Искусств». В частности, припоминаю, что в ГИСе он как-то обмолвился фразой о той роли, которую должен сыграть в искусстве Союза «Храм Искусств». Более чем возможно, что это выражение ничего общего не имело с организацией «Храма Искусств». Года два тому назад встретил ЗАВАДСКОГО в кино и поговорил с ним. На меня произвело впечатление, что острый его интерес лежит в области советской тематики в театре.

СМИРНОВ Евгений Николаевич. СМИРНОВА знаю лет десять по ГИСу и ГАХНу. Он состоял в Ордене с 1925 г. Мне приходилось говорить с ним о легендах. Он воспринимал их несколько иначе, чем я и, как мне кажется, другие. Это связано было с его православно-церковными настроениями.

АДАМОВА. Рыцарь ли АДАМОВА — я не знаю. Однако ее рассказы (она по специальности рассказчица) и легенды проникнуты довольно глубоко мистическими настроениями с рыцарской символикой.

ПОЛЬ Елена Аполлинариевна бывала вместе со мной в гостях у НИКИТИНЫХ в обстановке, довольно сильно проникнутой мистической средой.

Сама она является человеком малоактивным вообще. Бывала она также у АРЕНСКИХ, поддерживая дружеские отношения с Верой Георгиевной ОРЛОВОЙ.

ЛЯШУК Сергей Романович. С ЛЯШУКОМ я познакомился у НИКИТИНЫХ, где он одно время бывал довольно часто. Вместе с НИКИТИНЫМИ я несколько раз бывал у него и у его жены в гостях. У ЛЯШУКОВ мне пришлось видеть также СОЛО- НОВИЧА с его женой. Там я видел еще два-три лица, имен которых я не могу сейчас выяснить. БЕМА, КУДРЯВЦЕВА и БРЕНЕВА я не знаю.

Что касается книги об истории русского масонства, подаренной мною НИКИТИНУ, то эта книга была подарена в связи с выраженным им желанием иметь 2-й том этой книги, т.к. он имеет 1-й том. Книга эта была подарена ему в какой-то праздничный день.              А.Поль

[ЦА ФСБ РФ, Р-33312, т. 6, л. 390-392]

го анархизма, я слышал мысли о необходимости основного воздействия на человеческую психику в смысле ее перерождения. Теперь могу сказать то, чего не видел раньше, т.е. что хотя политические задачи этой организации ни разу не проявились, однако по существу она является антисоветской. СОЛОНОВИЧ, близко стоявший к организации, высказывал антисоветские взгляды, такие же взгляды высказывал и Николай Робертович ЛАНГ, хотя с ним разговоров на политические темы я не вел.

Впрочем, припоминаю один спор на даче в Переделкино, где я оспаривал анархистские установки ЛАНГА, заключавшиеся в необходимости антисоветской деятельности путем развития соответствующих кружков. Примерно в 1926 г. я был на квартире СОЛОНОВИЧА и беседовал с ним на тему мистического анархизма. При этом СОЛОНОВИЧ, развивая взгляды о необходимости перестройки человеческой индивидуальности, указал, что одним из важнейших элементов этой перестройки является момент безвластия. Человеческая психика должна, по его мнению, категорически восставать против власти, как проявления тирании. Помню, что при этом он говорил о важности активности самого человека.

Один раз видел СОЛОНОВИЧА с женой у АРЕНСКИХ в большом обществе. Приходилось мне читать лекции СОЛОНОВИЧА (кажется, в 1925 г.). Это был цикл, посвященный критике философии, довольно туманно изложенный. Он был отпечатан на пишущей машинке. В этом цикле давалась резкая, не вполне добросовестная критика марксизма и, несмотря на философский характер этой работы, в ней проскальзывали явно антисоветские моменты. Слышал я также зимой прошлого года в помещении библиотеки Наркомторга от ЛЮБИМОВОЙ о существовании нового цикла лекций СОЛОНОВИЧА, связанных с индусской философией (кажется).

ЛЮБИМОВУ знал немного, считаю ее ярко выраженной и убежденной анархисткой. Кажется, она была тесно связана с СОЛОНОВИЧЕМ.

Что касается ЛЯШУКА Сергея Романовича, то я считаю его разделяющим анархические взгляды. Эти взгляды мне приходилось от него слышать. В частности, я припоминаю, что ЛЯШУК рассказывал о своей совместной общественной деятельности с СОЛОНОВИЧЕМ в МВТУ, где они оба руководили основной ячейкой секции научных работников и имели, таким образом, возможность направлять деятельность этой секции в анархическом направлении. В камере-кладовке 17 кор[идора? — А.Н.], где я сидел вместе с преподавателем МВТУ по математике СОКОЛОВСКИМ, я слышал от последнего, что он хорошо знает СОЛОНОВИЧА, ЛЯШУКА и их друзей. Он рассказал, что действительно СОЛОНОВИЧ и ЛЯШУК играли большую роль в секции научных работников МВТУ и что за ними иногда шли люди, даже не исповедующие анархических взглядов. СОКОЛОВСКИЙ был арестован по делу (по его словам) Артиллерийского комитета.

Мне известна близкая связь (в 1926 г.) СОЛОНОВИЧА с артистом Вахтанговской студии Рубеном Николаевичем СИМОНОВЫМ, который, как мне кажется, придерживался анархо-мистических взглядов.

Считаю, что рыцарский Орден, его мистика и учение объективно являются антисоветскими и служат проводниками анархических идей. Считаю необходимым бороться с этим явлением, а также со всякого рода мистикой и псевдомистически- ми установками и организациями. Одновременно заявляю, что готов активно бороться со всякого рода проявлениями контрреволюции.              А.Поль

Припоминаю, что намечалась и фактически даже отчасти работала тесно связанная с Орденом организация «Братство Милосердия» («Б.М.»), в которой принимали участие НИКИТИНА, КОРОЛЬКОВ др.              А.Поль

[ЦА ФСБ РФ, Р-33312, т. 6, л. 399-400]

<< | >>
Источник: А.Л.НИКИТИНА. ОРДЕН РОССИЙСКИХ ТАМПЛИЕРОВ. 2003

Еще по теме ПОКАЗАНИЯ ПОЛЯ А.С. 09.10.30 г.:

  1. КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ РАЗНЫХ ПУТЕШЕСТВИЙ ПО СЕВЕРНЫМ МОРЯМ И ПОКАЗАНИЕ ВОЗМОЖНОГО ПРОХОДУ СИБИРСКИМ ОКЕАНОМ В ВОСТОЧНУЮ ИНДИЮ (Стр. 417—498)
  2. В. Способы получения и закрепления показаний лиц, обязанных информировать органы управления о фактах, подлежащих установлению и оценке в административном процессе
  3. 46. Показание идиотов
  4. 55. Некоторые общие положения для оценки достоверности свидетельских показаний
  5. ПОКАЗАНИЯ БОГОМОЛОВА Н.К. 14.09.30 г.
  6. ПОКАЗАНИЯ БРЕНЕВА Е.К. 13.10.30 г.
  7. ПОКАЗАНИЯ ГИРШФЕЛЬДА Ф.Ф. 21.09.30 г.
  8. ПОКАЗАНИЯ ЗАВАДСКОГО Ю.А. 14.09.30 г.
  9. ПОКАЗАНИЯ ПОКРОВСКОЙ И.В. 20.09.30 г.
  10. ПОКАЗАНИЯ ПОЛЯ А.С. 19.09.30 г.
  11. ПОКАЗАНИЯ ПОЛЯ А.С. 21.09.30 г.
  12. ПОКАЗАНИЯ ПОЛЯ А.С. 01.10.30 г.
  13. ПОКАЗАНИЯ ПОЛЯ А.С. 09.10.30 г.
  14. ПОКАЗАНИЯ ПОЛЯ А.С. 30.11.30 г.
  15. ПОЛЬ Елена Аполлинариевна (1901—1993)
  16. ПОКАЗАНИЯ ПОЛЬ Е.А. 25.09.30 г.
  17. ПОКАЗАНИЯ ПОЛЬ Е.А. 14.10.30 г.
  18. ЗАКЛЮЧЕНИЕ