<<
>>

О ЛЕГАХ МИРОВ ДАЛЕКИХ

В кругу своих подруг рассказывает Нирванида. «Я отлетела, сама не знаю куда. Мне хотелось подальше уйти от Нирванов, забыв об их гордом безделии, об их мрачной философии, корни которой в отрицании ими пребывания в нас, около нас и выше нас Бога Великого.
Не помню, сколько бесконечностей пролетела я. Знаю только, что долго я летела и на обратном пути не встречала уже бесконечностей в той форме, в которой они ранее наблюдались мной, поскольку в каждой бесконечности бесконечное число ее видоизменений заложено. Когда же я громадное Ничто пролетала, заблестела бесконечность, сияющая как ультра-инфра-белая гигантская звезда. Я ускорила полет свой, обогнала каких-то странных существ зловещих и духовно грубых, и спустилась на белую землю. Безграничной показалась мне белая земля, и я издалека увидела на ней жителей этой бесконечности. Я превратилась в малейшее из малых существ первого разряда, но увидели или как-то иначе заметили меня существа эти. Как будто из разноцветных, тихих огней были созданы тела их. Поняв, что они видят меня, я встала перед ними, будучи такого же роста, как они. А они благосклонно и вежливо кивнули мне, как бы приветствуя меня, и указали мне на одно из зданий, приглашая поселиться в нем. Это было высокое, из каких-то белых, как алмазы сверкающих камней выстроенное здание. И в промежутках между камнями виделся ярко-красный цемент. Неинтересной показалась мне обстановка комнат, постоянно менявшая свой цвет, переливающаяся тысячами цветов и оттенков. Грубой, варварской роскошью, роскошью миров низших, сверкало убранство комнат. Я вышла из здания. Передо мной расстилалась белая равнина и в разных местах какие-то красные полосы перерезывали ее. Подойдя к ним, я увидела как бы реки текущей крови, на землях когда-то виденной. На ультра-белой равнине странное впечатление производила на меня красная река, то медленно катившая свои воды, то бурно вздымавшая их.
Я увидела много зданий на берегу реки, а посредине ее, должно быть на каком то островке, громадную, к верхам поднимавшуюся башню. За зданиями я видела разные растения, блестевшие всевозможными огнистыми отблесками. Ко мне подходили жители бесконечности этой, и я легко читала их мысли, понимала их. Но мне стоило большого труда заставить их понять меня. Впрочем, мне не хотелось что-либо говорить им, а то можно было бы найти способ разговаривать с ними. Вдруг какая-то тревога охватила всех жителей земли ультра-белой. Я поняла, что какие-то свирепые и тупые духи грозят напасть на них. Я решилась встать против насильников во весь свой рост выпрямившись, но увидела, как рассыпаются в ничто белое, снегу подобное, все здания и растения, как все меньше и меньше становятся живые существа, превратившиеся наконец в нечто, простым глазом невидимое. И я уменьшила себя в мирну раз. Толпа диких духов появилась над планетой. Вот один из них опустился в волны реки кровавой и стал быстро погружаться в нее. Он громко закричал и бросились к нему его спутники на помощь. Схватив за голову, старались они поднять его. С большим трудом удалось им добиться этого. А другой из прилетевших попытался опуститься на землю белую и она стала засасывать его. Снова пытались вытащить его духи странные, но безуспешно. Они могли только помешать ему дальше погружаться. А мне стало жаль гибнущего, в земле белой тонущего. Я отошла далеко и, приняв свой образ, протянув руку, погрузила ее в землю и легко вытащила из земли тонущего. Я поместила его между духами, над землей летающими, а они, увидев руку мою, испугались, как часто пугаются существа низшие, когда деяния высших видят, и, спешно забормотав что-то, на благодарственную молитву похожее, понеслись прочь от бесконечности белой. Ужасались они, поняв, что не надо им сюда возвращаться. Я вернулась на планету, белым светом сияющую, и сразу поняла, что жители ее видели преображение мое. Но я снова приняла вид одного из обитателей бесконечности этой и вошла в ряды общины, свой храм имеющий.
Обитатели бесконечности перестали узнавать меня. Все было по-прежнему, как будто не посещали землю белую духи свирепые. Пригласили меня свой храм имеющие в башню, среди реки красной построенную. И я шла среди них, а по бокам дороги били из земли белой фонтаны ярко-красные. Высоко-высоко поднимались фонтаны, и вода ярко-красная располагалась вверху громадным шатром, который дождем красным падал в низы, образуя небольшое озеро, и из него тек ручей в реку красную. Таких фонтанов 133 с каждой стороны было. На вершине башни увидела я зеркала странные, и в них увидела я отражение миров сущих в зеркалах мистических. Странны были обитатели миров зеркальных. Каждый раз, как отражался образ кого-либо из них в зеркале мистическом, он отражался с прибавлением сотни новых измерений и чувств новых. Только чувства, на свои похожие, видели в зеркалах этих пригласившие меня в храм свой. А я была ослеплена блеском многих чувств, мне неведомых, присущих существам, в зеркалах живущим. Все мы ушли из храма странного, но через некоторое время я, силой мне присущей, стала невидимой и вернулась в башню, когда там никого не было. Я поднялась на верх башни и увидела, что в бесконечные высоты поднимаются расположенные друг против друга зеркала наклоненные и откинувшиеся под разными углами. Друг против друга находящиеся зеркала отстояли одно от другого на громадных расстояниях. Я видела в зеркалах этих миры существ странных, многими чувствами одаренных. И где-то далеко, в глубинах этих зеркал я видела миры как бы нашей бесконечности, слабо отраженные и едва уловимыми очертаниями проявляющиеся. Мелькнул наш мир Нирванн, а выше все новые и новые миры едва заметными, едва уловимыми начертаниями своих сущих виднелись. Но все выше и выше смотрела я и, мощью мне данной, добилась того, что выше тех отражений поднялась я, за которыми наши космосы мелькали. Все выше и выше, и я чувствую, что перестану существовать, если еще выше поднимусь. Но я рискнула, и отделилась нечто во мне сущее, отделилась душа моя от оболочки моей, на границе не-существования вставшей.
Все выше и выше сознание и понимание мое становится. О, сколько миров бесконечных увидела я! Какие существа, превосходящие наши космосы числом чувств своих, мелькали в верхах странных. Но вот почувствовала я, что мне нельзя подняться выше предела, мною достигнутого. Увидела я вдруг существ несказанных и услышала разговор их, немного поняв их. Слышу я, что они приветствуют меня в облике души моей. Слышу, что разговаривают они о том, кого назвать не умеют, кого определить не могут, но без кого не было бы ничего, что есть. Говорят они о Нем, как о сущем, и тотчас же утверждают, что, конечно, Он не может считаться сущим, ибо сущими только материя и живые существа, но не Он, считаться могут. Говорят о Нем, что Он не-сущий, и понимают, что немыслимо, неприложимо к Нему определение это, ибо не сущим является и огонь потухший. Не знают они определений Его, но говорят, что от Него, Непостижимого, все сущее и не сущее, все могущее сущим быть, все сущим бывшее и все не бывшее сущим произошло. Что Он в отражениях своих, более или менее искаженных, везде, всегда и - никогда, ни с кем и - со всеми, вне всех и - во всех... Много другого говорили они, но не понимала я сказанного, ибо, умея слышать мне близкое, не могла услышать мне чуждое... Я спросила их: верно ли говорят у нас о том, что в низах, ниже Архангела Власти лежащих, Светозарный миров далеких свой покров раскинул и свое царство могучее основал; что в царстве этом светлая истина Сатанаилами охраняется, и ложь более мрачная, чем тьма и мгла в низах сущие, за троном Светозарного пребывает? Слышу ответ: «Хорошо, что Нирваниды к низам присматриваются. Да, Светозарные раскинули свой покров ниже Архангела Власти, но ниже его Леги миров далеких со стражею к землям белым близко встали. Они охотно пропускают эманации Истины прекрасной и боем тяжелым встречают ложь, когда она в низы рвется. А когда поблекшей и ослабленной она в низы пробивается, преследуют они ее до мира земель, где ложь с лярвами соединяется, и тогда отступают Леги, земле близкие, ибо не выносят они приближения к лярвам гадостным.
Но и на землях встречается она с силами Истины, всюду сущими, и умело прячется от них, а громадные отряды ее бегут в миры, в глубоких низах лежащие, где скрытой силы Истины только в грядущем проявиться предстоит... Вдруг начала я видеть и слышать, все в низах происходящее. Страшно подивился «Светозарный миров далеких», что не одинаково к обитателям его царств Лег миров далеких относится, и грозно говорил он такому же, как он, сильному Легу кругов далеких: «Почему не равно относишься ты к тем, кто из моего царства уходят, одних пропуская, других задерживая и назад, большей частью, отбрасывая? Ведь если бы ты наоборот поступал, лучше было бы. Нельзя и не надо (ты сам в своих обителях так поступаешь) кому-либо и в чем-либо предпочтение отдавать. Ведь ты за равенство, как и Эон?» Отвечает Лег миров далеких: «Ты прав только в том, что я за равенство. Я согласен, пусть твой воин черный - ложь, идет на поединок со светлым - Истиной, ни я, ни ты не будем помогать какой-либо из сторон. Но если ты посылаешь сильного над слабым издеваться, то против твоего сильного могущие бороться с ним выйдут». Говорит Светозарный миров далеких: «Ты мешаешь мне от лжи освободиться, мешаешь светлым стать, мешаешь мне отослать ее». Ответил Лег: «Ее не отсылать надо. Надо, чтобы она перестала сама собой быть, преобразилась, стала светлой и исчезла как отблеск тьмы, лучом света стала». Говорит Светозарный миров далеких: «Это невозможно!» Нахмурились Князья Тьмы, ибо до этого слова верили они, что Светозарный миров далеких есть Бог всемогущий. А я устала и, простившись, стала в низы спускаться, в тело свое вошла, вышла из башни, снова в своем образе явилась, опять вошла в башню и увидела в ней собрание многих тех, кто храм посещали. Слышу я, говорят они о делах своих, и читаю мысли их, укоряющие тех, кто в храме пребывает в бездействии. И я сказала: «Если имеются трое между вами, неустанно для подъема работающие и в низах кого-либо освещающие, благо вам. Если имеется среди вас двое таких - благо вам. Если только один такой имеется среди вас - и тогда оправданно существование ваше и благо вам». И все они ответили: «Если среди нас имеется только один, кто других не поднимает и никого не освещает - горе всем нам». И я удивилась, что наши понятия в их рядах звучат, и показались они мне близкими, к нашему кругу принадлежащими, и я решилась помочь им. Двенадцать дней и ночей думала я, как помочь им, и узнав, что надо им делать и как вести себя, сказала им это. А потом я улетела, и думаю, что мне надо вернуться в бесконечность белую. Она недолго существовала до первого посещения моего, и я застану ее не исчезнувшей. 107.
<< | >>
Источник: А.Л.НИКИТИНА. ОРДЕН РОССИЙСКИХ ТАМПЛИЕРОВ III Легенды тамплиеров Литература ордена. 2003

Еще по теме О ЛЕГАХ МИРОВ ДАЛЕКИХ:

  1. III. ПАРТИИ В ПАРЛАМЕНТЕ И ОРГАНАХ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ
  2. РАЗГОВОР В КОСМОСЕ ЛЕГОВ
  3. ФЕНИКС
  4. ПО РАЗРЯДАМ ЛЕГОВ
  5. САТЛ-ВЕЛИКАН
  6. ЗОЛОТАЯ ЛЕСТНИЦА КНЯЗЕЙ ТЬМЫ
  7. ГРААЛЬ В КОСМОСАХ
  8. РАЗГОВОР ЛЮДЕЙ И ЛЕГОВ
  9. ВОССТАНИЕ ЗА ЭОНА
  10. О ЛЕГАХ МИРОВ ДАЛЕКИХ
  11. ОТБЛЕСКИ ПОСЛЕДНЕГО КРУГА
  12. «ОТЧЕ НАШ...» ЛЕГОВ
  13. ТЕРМИНОЛОГИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ-УКАЗАТЕЛЬ