Задать вопрос юристу

БЕМ Дмитрий Александрович (1880—1938)


Бем Дмитрий Александрович родился 15 мая 1880 г. в дер. Листвяны Московской губернии и уезда, в семье потомственного дворянина, надзирателя и репетитора Московской Земледельческой Школы Императорского Общества сельского хозяйства, надворного советника А.П.Бема.
Окончил 5-ю мужскую гимназию. С 1899 г. — студент математического факультета Московского университета. В 1914—1915 гг. — учитель математики и физики 6-й московской мужской гимназии; в 1916—1917 гг. — женской гимназии З.Д.Травниковой, Реального училища инженеров Ф.Д.Дмитрие- ва, председатель педагогического совета женской гимназии М.И.Житц. К моменту ареста в 1930 г. мать и отец показаны умершими, сестер и братьев нет. Последнее утверждение требует проверки, поскольку в архивно-следственном деле Д.С.Недовича упоминается детская поэтесса, работавшая в Детиздате, Ольга Александровна Бем, приходившаяся Д.С.Недовичу троюродной сестрой [ЦА ФСБ РФ, Р-20632 (преж. 7445, 36253-44, 038980), л. 28]. Бем был преподавателем, доцентом теоретической механики Московского Высшего строительного института и других учебных заведений; с 1918 г. преподавал в Высшей военной школе связи, затем в Военно-педагогическом институте, а в 1926 г. — в Военной академии им. Фрунзе. Тогда же, 19.09.26 г. имя Д.А.Бема впервые появлялся в одном из протоколов заседаний Исполнительного

Бюро Музея П.А.Кропоткина [РО ГЛМ, оп. 7, Материалы Кропоткинского музея, дело 11 (1926 г.), л. 15], после чего он вскоре становится членом Комитета по увековечению памяти П.А.Кропоткина и одновременно заместителем заведующего Музеем П.А.Кропоткина в Москве, получив квартиру в помещении музея в Кропоткинском переулке, д. 26-а. том, что преподавательская деятельность Д.А.Бема именно в это время распространяется гораздо шире его официального послужного списка, свидетельствует находящаяся в документах проверки дела «Ордена Света» любопытная выписка из оперативных материалов № 1720 на некоего Гусейн-Заде Г.Г., выдворенного в 1927 г. за границу за продажу драгоценностей, где сказано, что «к числу его связей относится Страхова Д.Д., приятельница и подруга профессора Дмитрия Александровича Бема, гордо носящего звание «Друга Троцкого» и преподавателя детей Л.Д.Троцкого» [ЦА ФСБ РФ, Р-33312 (преж. 103514, 449556), л. 665-666].
Что касается орденской деятельности Д.А.Бема, то ее начало фиксируется, с одной стороны, показаниями М.И.Сизова 23.04.33 г., согласно которым тот с самого начала (т.е. с 1920 г.) стоял у его руководства вместе с А.А.Карелиным [ЦА ФСБ РФ, Р-35656 (преж. 604434, Н-9215), л. 66об], а с другой — показаниями В.И.Жданова 30.04.42 г., в которых сообщал, что в 1920 г. был привлечен Бемом в один из кружков «Ордена тамплиеров», который собирался на его квартире, где прослушал десять лекций по истории Атлантиды, причем в этой же орденской организации состоял известный оккультист Ф.П.Веревин и священник П.А.Флоренский [ЦА ФСБ РФ, Р—19769 (преж. 4003, 052973), л. 19об — 20об]. г. Бем был арестован засадой на квартире А.А. Солоновича. Допрошен
В.Сазоновым 15 и 29.09.30 г., 21.11.30 г. и 03.01.31 г. 29.09.30 г. ему было предъявлено обвинение в причастности к контрреволюционной организации, создании нелегальных кружков, руководстве ими и ведении антисоветской пропаганды, причем под «нелегальными кружками» подразумевалось участие Д.А.Бема в работе одного из библиографических кружков при библиотеке-читальне Музея Кропоткина[**].
Во время следствия содержался в Бутырской тюрьме. Постановлением Коллегии ОГПУ 13.01.31 г. по делу «Ордена Света» был осужден на пять лет заключения в Ярославский политизолятор, откуда в том же 1931 г. был выслан в г. Томск ЗСК, а весной 1934 г. переведен в с. Каргасок Нарымского края. г. Нарымский окружной отдел НКВД произвел ряд арестов ссыльных анархистов, в том числе и Д.А.Бема, которому было предъявлено обвинение в участии в организованных А.А.Солоновичем анархо-мистических кружках, на которых изучалась «анархо-мистическая теория, обсуждались вопросы налаживания связи с заграницей, организация широко разветвленной анархо-мистической организации для борьбы с советской властью». На следствии Бем вместе с привлеченными по этому же делу ссыльными Мокринским и Зильбергом обвинение признал, но на судебном заседании от всех показаний, данных на предварительном следствии, отказался. Тем не менее 04.06.38 г. Выездной сессией Военной Коллегии Верховного Суда СССР Д.А.Бем был признан виновным по ст.ст. 19, 58/2, 10, 11 УК РСФСР и приговорен к высшей мере наказания (расстрел). Приговор был приведен в исполнение в тот же день.
Реабилитирован по делу «Ордена Света» определением судебной коллегии по уголовным делам ВС РСФСР от 02.09.1975 г.

анархизм смотрю как на завершение человеческого развития. С моей точки зрения, анархизм должен привести к полному социализму. При настоящем положении вещей об анархизме можно говорить лишь теоретически, указывая на возможность такого строя общества в отдаленном будущем. Для усвоения массами идей анархизма необходим высокий культурный уровень.
Анархо-мистицизм считаю попыткой дать анархизму некоторое философско- идеалистическое толкование. Думаю, что реальной почвы для анархизма и мистики нет, как движения массового; для отдельных индивидуумов такое мировоззрение может быть.
Моя философия состоит в следующем. За жизнь нужно постараться узнать возможно больше; при жизни окружающим людям необходимо принести наибольшую пользу. Лично для себя прямым делом я считаю преподавание. Интересуюсь различными течениями мысли человеческой. Алексея Александровича СОЛОНОВИЧА знаю давно. Познакомился с ним у академика Николая Николаевича ЛУЗИНА. Общность математических интересов нас несколько сблизила. СОЛОНОВИЧ всегда поражал своей начитанностью, оригинальностью мысли и силой фантазии.
Книга СОЛОНОВИЧА «Бакунин и культ Иальдобаофа» известна мне лишь отрывками, полностью впечатления от книги не имею. То, что прочитано мною, для меня интересно большим количеством цитат из Бакунина. Эту книгу считаю странной попыткой мистизировать Бакунина.              Дмитрий Александрович Бем
[ЦА ФСБ РФ, Р-33312, т. 3, л. 54-54об]
ПОКАЗАНИЯ БЕМА Д.А. 29.09.30 г.
Категорически заявляю о том, что ни о каком Ордене не слыхал и к таковому отношения не имею. На похоронах КАРЕЛИНА я был, но ни белых роз, ни голубой звезды на могиле его не видел. Разговора также на эту тему нигде не имел и не слыхал.              Дмитрий Александрович Бем
[ЦА ФСБ РФ, Р-33312, т. 3, л. 55]
ПОКАЗАНИЯ БЕМА Д.А. 21.11.30 г.
По своим убеждениям я являюсь анархо-коммунистом, т.к. считаю, как уже было и выше сказано, анархическое общество наиболее совершенным. Анархо-коммунис- том я считаю себя с 1914 г.; активной анархической работы не вел, т.к. считаю ее преждевременной. Членом ВФА не состоял. Из анархистов знаю: Алексея Александровича СОЛОНОВИЧА, в засаде у которого и был забран. Встречал в Кропоткинском музее: Ирину Николаевну УЙТТЕНХОВЕН, Алексея Александровича СОЛОНОВИЧА, Алексея Алексеевича БОРОВОГО, с которыми приходилось встречаться на заседаниях Кропоткинского Комитета, членом которого состоял; вместе с тем являюсь заместителем заведующего Музеем. В состав Комитета по увековечению памяти Кропоткина входят следующие лица: Софья Григорьевна КРОПОТКИНА, Вера Николаевна ФИГНЕР, Николай Константинович ЛЕБЕДЕВ, Михаил Петрович ШЕБАЛИН и некоторые родственники Петра Алексеевича КРОПОТКИНА, например Н.А.КРОПОТКИН, Агния Онисимовна СОЛОНОВИЧ. Всего, по-моему, около 15 человек.
Моя работа по музею состоит в замещении М.П. ШЕБАЛИНА в то время, когда он уезжает. В мемориальные дни иногда читал лекции о КРОПОТКИНЕ. Кроме анархической секции при музее существуют секции научная, секция литературная и секция географо-геологическая. Цели и задачи этих секций: литературной — исследования литературных работ П.А.КРОПОТКИНА; географо-геологической — исследования работ П.А.КРОПОТКИНА в области геологии и географии. Научная секция ставит задачей разработку теоретических оснований работ П.А.КРОПОТКИНА; анархическая секция разбирает анархические работы П.А.КРОПОТКИНА, приводит в хронологический порядок и собирает литературу о КРОПОТКИНЕ.

В анархическую секцию вхожу я, СОЛОНОВИЧ, БОРОВОЙ, УЙТТЕНХОВЕН.
Н.К.ЛЕБЕДЕВ — геолого-географическая секция. В литературную секцию входит ряд политкаторжан, из них помню ЛЕОНОВИЧА-АНГАРСКОГО.
В научную секцию входили СОЛОНОВИЧ, БОРОВОЙ. В личной своей жизни я провожу анархические идеи следующим образом: стараюсь избегать всякого насилия над людьми, выработал спокойное отношение к различным взглядам людей и считаю, что всякий человек имеет право иметь свои убеждения и должен при этом считаться с тем, чтобы они не приносили вреда окружающему обществу. В настоящее время считаю пропаганду анархических идей преждевременной, т.к., будучи неправильно поняты, они могут нанести вред происходящему строительству. Считал бы возможным нести анархические идеи в большие массы лишь при очень высоком культурном уровне масс. Я считаю, что для этого необходим промежуток интенсивной культурной работы около 40-50 лет.
Из преподавателей-математиков анархистов не знаю, да и не веду с ними анархических разговоров. В прошлом году один раз был у Сергея Романовича ЛЯШУКА. Разговаривали об обыденных преподавательских интересах. При мне было народу немного, человека два-три, кроме семьи и живущих в квартире. При мне были СО- ЛОНОВИЧИ, муж с женой, и КУДРЯВЦЕВЫ, муж с женой. Больше я у С.Р.ЛЯШУ- КА не бывал. Разговоров на политические и общественные темы не было.
Мистическое течение, как одно из философских мировоззрений, считаю допустимым. Лично я разговоров на мистические темы избегаю. ТЕГЕРА я знал с 1920 по г. Считаю его анархистом, интересующимся оккультными вопросами. С ТЕГЕ- РОМ я познакомился у Аполлона Андреевича КАРЕЛИНА. С 1922 г. я с ним не виделся. НАРБУТ бывал в музее, интересовался Кропоткиным; кроме того, он интересовался историей Египта. Политическая физиономия его мне неизвестна. Насколько мне известно, НАРБУТ был лоялен по отношению к власти, получал пенсию. В мае с.г. получил от него из Соловков письмо, где он пишет, что не унывает, надеется найти работу. Причину высылки он в письме не сообщает, и мне таковая неизвестна. Специальных разговоров по вопросам мероприятий соввласти с ним не имел. По поводу тов. Сталина разговоров с ним не было; также не было разговоров и о терроре.
КАРЕЛИНЫМ с разрешения соответствующих властей было организовано издательство. Для этой цели было куплено около 1,5 пуда шрифта сбитого. Этим шрифтом набирали «Что такое анархия?» А.А. КАРЕЛИНА; разрешение было получено от Главлита, набор производился у АТАБЕКЯНА.
Показания написаны собственноручно.              Дмитрий Александрович Бем
[ЦА ФСБ РФ, Р-33312, т. 3, л. 58-59]
ПОКАЗАНИЯ БЕМА Д.А. 03.01.31 г.
По вопросу о пребывании П.А.ПАЛЬЧИНСКОГО[††] в Комитете по увековечению памяти П.А.Кропоткина могу сообщить следующее.
В 1926 г. я переехал в Музей и здесь один раз видел ПАЛЬЧИНСКОГО. По моему мнению, ПАЛЬЧИНСКИЙ не мог быть анархистом. Основанием такого мнения является то обстоятельство, что ПАЛЬЧИНСКИЙ принимал какое-то участие во Временном правительстве. ПАЛЬЧИНСКОГО считают представителем буржуазной революционности. К симбиозу ПАЛЬЧИНСКОГО и анархистов в Кропоткинском Комитете я отношусь как к возможному явлению, т.к. Комитет не является специально анархическим учреждением и собирает лиц, чтущих память Кропоткина. При музее существует читальня, образовавшаяся главным образом из книг, пожертвованных РЯЗАНОВЫМ. Кроме того, при музее устраивались лекции, вход на которые был открыт для всех. На этих лекциях, носивших преимущественно мемориальный характер, давались сообщения о КРОПОТКИНЕ, о Парижской Коммуне, об анархизме, его истории и развитии. Участие в лекциях принимали СОЛОНОВИЧ, я и ЛАНГ. Других лекторов не было. Выступления и прения после лекций не допускались. Попытки к ним немедленно прекращали. О КОЖУХОВЕ и его выступлении

в музее не имею ни малейшего представления. Лекторам было поставлено условие ни в коем случае не говорить о советской власти, что на лекциях было точно соблюдено. Насколько мне известно, при анархической секции музея был образован Библиографический кружок, ставивший целью собирать анархическую литературу. Руководил им ЛАНГ. Я о работах этого кружка ничего не знаю, т.к. не входил в его состав. Других кружков я не знаю.              Дмитрий Александрович Бем
[ЦА ФСБ РФ, Р-33312, т. 3, л. 60]

Н.К.Богомолов был осужден только на три года высылки в Восточную Сибирь. Последнее, возможно, объясняется подписанным им 16.12.30 г. письмом в газету «Правда» с призывом «всех анархистов к сознательной и активной помощи правительству и партии ВКП(б)» [1 ЦА ФСБ РФ, Р-33312, л. 91-92], что в то время расценивалось как прямой отказ от анархизма и сотрудничество с компартией и ОГПУ.
Дальнейшая его судьба неизвестна.
Реабилитирован по делу «Ордена Света» определением судебной коллегии по уголовным делам ВС РСФСР от 02.09.1975 г.
<< | >>
Источник: А.Л.НИКИТИНА. ОРДЕН РОССИЙСКИХ ТАМПЛИЕРОВ. 2003

Еще по теме БЕМ Дмитрий Александрович (1880—1938):

  1. ГОЛУБЕВ Дмитрий Александрович (1895 —после 1930)
  2. Дмитрий Александрович Сумской. Юридические лица: учебное пособие, 2008
  3. Ванюков Дмитрий Александрович. Демократическая Россия конца XX — начала XXI века., 2007
  4. ВОЛК Николай Ильич (1880 — после 1930)
  5. КОНЯЕВ Константин Филиппович (1880 — после 1930)
  6. ЧАГА Яков Трофимович (1880 — после 1949)
  7. МЭЙО, Джордж Элтон (1880-1949) Mayo, George Elton
  8. Постановление январского (1938) Пленума ЦК ВКП(б)
  9. Постановления январского (1938) Пленума ЦК ВКП(б)
  10. Дмитрий Михайлович Панин