<<

§ 1. ПРАВОВЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ НЕИСПОЛНЕНИЯ ИЛИ НЕНАДЛЕЖАЩЕГО ИСПОЛНЕНИЯ АВТОРОМ ДОГОВОРНЫХ ОБЯЗАННОСТЕЙ

Издательский договор заключается с целью выпуска произведения в свет, его воспроизведения и распространения. Автор и издательство принимают на себя взаимные конкретные обязанности, исполнение которых приводит к достижению поставленной в договоре цели—опубликованию произведения.

При неисполнении или ненадлежащем исполнении сторонами своих договорных обязанностей наступают отрицательные последствия.

Неисполнение автором или издательством обязанностей, приведшее к задержке или невыпуску произведения в свет, не только нарушает интересы другой стороны, но и отрицательно сказывается на удовлетворении потребностей будущих читателей. Поэтому неисполнение или ненадлежащее исполнение договора должно вызывать отрицательную реакцию.

Задачей законодательства является установление оптимальных правовых средств, направленных на обеспечение реального исполнения договора, а также определение системы отрицательных последствий за нарушение условий договора с учетом различных факторов поведения сторон.

1. В соответствии с типовыми издательскими договорами основной обязанностью автора по договору литературного (художественного) заказа является создание и передача издательству произведения в установленный срок (пп. 1, 3 ТИД ЛП, пп. 1, 2 ТИД ИП).' Однако автор по тем или иным причинам может не завершить работу к обусловленному сроку, передать

' Как отмечалось ранее, этой обязанности нет у автора договора, заключаемого на издание готовых произведений.

64

произведение издательству позже установленных сроков либо вообще не приступить к исполнению взятой на себя обязанности по созданию произведения.

Известно, что принудить автора к реальному исполнению договора, т. е. к выполнению обязанности создать и передать произведение издательству, невозможно. Даже в тех случаях, когда произведение создается в рамках трудового договора, организация не имеет возможности понудить работника к реальному выполнению соответствующего задания.

Правовое воздействие ограничивается мерами дисциплинарного взыскания вплоть до увольнения с работы (п.З ст. 33 КЗоТ РСФСР) или мерами общественного воздействия.

Автор, не исполнивший или ненадлежаще исполнивший свою основную обязанность, должен нести определенные неблагоприятные последствия. В соответствии с ч. 1 ст. 511 ГК. он «обязан возвратить авторское вознаграждение, полученное по договору о передаче произведения для использования, если договор расторгнут организацией вследствие того, что автор по своей вине не передал ей произведения в установленный договором срок». Это положение воспроизведено в ТИД ЛП (п. 20 «а») и в ТИД ИП (п. 17 «а»).

Из приведенного текста ст. 511 ГК видно, что за нарушение условия о сроках представления произведения к автору могут быть применены две меры правового воздействия: а) расторжение договора; б) взыскание выплаченных сумм авторского вознаграждения. Но следует иметь в виду, что обратное взыскание авторского вознаграждения допускается только в том случае, если с автором расторгается договор. На это обстоятельство обращается особое внимание в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 18 апреля 1986 г. «О применении судами законодательства при рассмотрении споров, возникающих из авторских правоотношений» (п. 9).2 Указанные последствия отрицательно влияют на личные неимущественные и имущественные интересы автора. Это выражается в том, что автор, как правило, успевает проделать значительную работу, понести определенные материальные затраты в процессе работы над произведением, выпуск в свет которого становится проблематичным.

Расторжение договора — неблагоприятное последствие не только для автора, но и для издательства. Нарушаются планы изданий, вносится сбой в работу издательства, которое может не иметь в резерве других произведений, могущих заполнить план изданий. Учитывая эти обстоятельства, закон не обязывает издательство расторгнуть с автором договор в случае непредставления произведения в срок, а только предоставляет право сделать это.

Издательства нередко предоставляют

2 Бюллетень Верховного Суда СССР. 1986. № 3. С. 19.

65

авторам отсрочку, чтобы получить от них обозначенное в договоре произведение и выпустить его в свет.

Произведение может быть не представлено издательству в установленный срок как по вине автора, так и без вины с его стороны. Имеет ли это обстоятельство значение для применения к автору указанных мер воздействия?

В ст. 511 ГК и в ТИД достаточно ясно сказано о непредставлении автором произведения в установленный срок по его вине. Из этого следует, что издательство не может потребовать возврата выплаченных сумм авторского вознаграждения в случаях невиновного нарушения срока представления произведения (например, длительная болезнь и т. п.). Но может ли издательство расторгнуть договор с невиновным автором, не требуя возврата выплаченных сумм авторского вознаграждения?

По нашему мнению, издательство имеет все основания на расторжение договора с автором, не представившим произведение в срок независимо от его вины. Издательство не может неопределенно долго поддерживать договорные отношения с автором, даже если он и не виновен в задержке создания и передачи произведения издательству. Типовые издательские договоры устанавливают льготные сроки для представления произведения издательству, по истечении которых у последнего возникает право на расторжение договора независимо от вины автора.

Однако право издательства на одностороннее расторжение договора не должно быть безусловным. В случае возражений автора суду должна быть предоставлена возможность проверить правомерность расторжения договора.

В настоящее время суд может это сделать, если издательство обращается с иском о возврате выплаченных сумм авторского вознаграждения. Это бывает, когда издательство считает, что произведение не представлено автором в срок без уважительных причин и автор отказывается в добровольном порядке вернуть полученные им суммы вознаграждения. Иногда авторы, не оспаривая правомерности расторжения договора, обращаются с иском в суд о взыскании невыплаченного им при подписании договора аванса.

Так, издательство «Молодая гвардия» расторгло с Колпаковым договор на том основании, что обусловленный в договоре перевод с английского языка романа Стейна «Такси второго разряда» не был представлен в срок (была представлена лишь часть рукописи). Колпаков обратился с иском в суд о взыскании с издательства аванса, хотя правомерность расторжения договора не оспаривал. Тимирязевский районный народный суд Москвы исковые требования Колпакова удовлетворил, хотя к тому не было должных оснований, так как не было установлено отсутствия вины Колпакова. В Обзоре Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда

66

СССР о практике по авторским делам правильно отмечено, что «поскольку договор расторгнут правомерно и в соответствии со ст. 511 ГК РСФСР и типовым издательским договором, издательство в этом случае вправе потребовать от автора возврата аванса, если бы он был автору выплачен, требование автора явилось необоснованным».3 В Обзоре Судебной коллегии не подчеркнуто, однако, что расторжение договора издательством может быть правомерным, но без права взыскания авансовых сумм, если автор невиновен. В этом случае нет оснований отказывать автору в иске о взыскании тех сумм, которые должны быть ему выплачены при подписании договора.

Бывают и такие случаи, когда издательство предоставляет автору отсрочку либо уведомляет автора о расторжении договора, не требуя возврата авторского вознаграждения, так как невиновность автора для издательства очевидна. Вместе с тем автор может считать одностороннее расторжение договора необоснованным, доказывая, что просрочки с его стороны в передаче произведения издательству не было либо что просрочка явно незначительна или обусловлена действиями работников издательства и т. п.

В подобных случаях автору должно быть предоставлено право обратиться с иском в суд, который после проверки фактических данных и плановых возможностей организации по изданию данного произведения мог бы вынести решение о сохранности договора в силе. Это положение нуждается в нормативном закреплении.4

Частичное решение этого вопроса содержится в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 18 апреля 1986 г., в котором сказано, что «пропуск автором срока представления произведения не является основанием для расторжения договора, если произведение принято к рассмотрению, в частности, направлялось организацией на рецензию или в отношении этого произведения организация производила иную подготовительную работу, связанную с последующей оценкой» (п.

9 «а»). Другие возможные ситуации пропуска автором срока представления произведения издательству (организации) в указанном постановлении Пленума не отражены.

Итак, можно сделать вывод, что непредставление автором произведения в установленный срок влечет за собой расторжение договора, а при наличии вины автора также и взыскание выплаченных ему сумм авторского вознаграждения. Вина автора презюмируется. Бремя доказывания вины автора может

3 Там же. 1968. № 5. С. 40.

4 Мы считаем нецелесообразным введение правила, согласно которому во всех случаях для расторжения договора с автором требовалось бы обращение организации в суд (см.: Клык Н. Л. Ответственность по авторскому договору: Автореф. канд. дис. Л., 1981. С. 12).

67

быть возложено на организацию лишь в случаях, прямо предусмотренных в законе.5

В литературе было высказано предложение о допустимости взыскания с автора или его наследников аванса и при отсутствии вины, если автор не приступил к работе.6 Идея проста:

если автор не трудился, то независимо от его вины он не имеет права на какое-либо вознаграждение.

Однако данное предложение не нашло поддержки в действующем законодательстве. Очевидно, это объясняется тем, что законодатель исходит из необходимости учета материальных потребностей автора, который, получив аванс, мог его уже израсходовать, надеясь приступить к созданию произведения, но по независящим от него обстоятельствам сделать этого не смог. Возврат израсходованных сумм мог. бы поставить автора и его семью в тяжелое материальное положение и явиться определенным препятствием для продолжения дальнейшей творческой работы. Поэтому законодатель занимает достаточно определенную позицию: взыскание выплаченных сумм авторского вознаграждения допускается лишь в случаях виновного неисполнения автором своей обязанности.

2. Обязанностью автора является не только создание и передача произведения в установленный срок. Передаваемое издательству произведение должно удовлетворять условиям договора и соответствовать прилагаемому к договору проспекту (творческой заявке, плану, учебной программе).

В договоре и в творческой заявке определяются название, тема, сюжет, вид (жанр) работы, назначение, размер (объем), техника выполнения и другие требования, которым должно отвечать произведение.

Автор в процессе работы над произведением должен соблюдать согласованные сторонами и зафиксированные в договоре и в творческой заявке требования. Если у автора возникает необходимость отступить от того или иного условия договора (увеличение объема, изменение названия и т. п.), то это должно быть согласовано с издательством. Одностороннее изменение условий договора не допускается и рассматривается как противоправное поведение автора. Автор не может рассчитывать на одобрение произведения, исходя только из требований, предъявляемых к качеству произведения, так как издательство заинтересовано в издании произведений по конкретной тематике, определенного вида (жанра), объема и т. п.

Несоответствие представленного автором произведения условиям договора обнаруживается, как правило, в процессе его принятия и рассмотрения. Уже в момент принятия работы мо-

5 Судебная прак-.ика по авторским дслам//Бюллетень Верховного Суда СССР. 1968. № 5. С. 42.

6 В а к с б е р г А. И. Издательство и автор. М., 1957. С. 150; А н т и-монов Б. С., Флейшиц Е. А. Авторское право. М., 1957. С. 191—192.

68

гут быть установлены отдельные отступления от договора (значительное превышение объема (размера), изменение темы, жанра) и может встать вопрос о расторжении с автором договора со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Издательства идут на расторжение договора, как правило, после того, когда убеждаются, что автор не в состоянии выполнить их правомерных требований. В большинстве случаев автору предоставляется возможность устранить допущенные им отступления от условий договора, особенно когда отступления от условий договора являются незначительными. Издательству не возбраняется согласиться с автором и одобрить его произведение, представленное с отдельными отступлениями от договора и творческой заявки.

Эти выводы вытекают из типовых издательских договоров, в которых подчеркивается право, а не обязанность издательства отклонить произведение автора по мотивам несоответствия представленного произведения условиям договора (см. пп. 5 и 20 «г» ТИД ЛП, пп. 4 и 17 «г» ТИД ИП). Если в указанных случаях издательству самому предоставляется право решать вопрос о целесообразности расторгать договор с автором, то, как уже отмечалось, это объясняется тем, что прекращение договора не в меньшей мере затрагивает интересы самого издательства, а также общественные интересы.

ТИД не содержат указаний на обстоятельства, при наличии которых исключалась бы возможность отклонения произведения, хотя и не соответствующего условиям договора, но по содержанию являющегося качественным. На практике возможны случаи, когда автор в силу объективно сложившихся причин вынужден отступать от согласованных сторонами условий. Например, при написании произведения на историческую тематику могут быть обнаружены новые документальные материалы, памятники, использование которых неизбежно приводит к увеличению объема произведения или изменения ранее согласованного плана. Автор должен иметь право в судебном порядке обжаловать решение издательства об отклонении произведения. Если будет установлено наличие возможностей выпустить такое произведение в свет, суд должен отказать издательству в признании права отклонить произведение.

В ТИД необходимо предусмотреть случаи (обстоятельства), когда отступления от условий договора, обусловленные объективными причинами и по своему характеру не являющиеся значительными (препятствующими выпуску произведения в свет), не дают оснований для отклонения таких произведений.

Один случай подобного рода уже предусмотрен в законодательстве. Так, в ТИД ЛП относительно отступления автора от согласованного в договоре жанра произведения сказано, что отклонение произведения и расторжение договора по этому основанию допускается, если изменение жанра идейно или ху-

69

дожественно неоправданно (п. 20 «г»). Если такое отступление оправданно, то издательство должно воздержаться от расторжения договора. Представляется, что в типовых договорах должны быть либо предусмотрены другие случаи, когда расторжение договора явно нецелесообразно, либо сформулировано общее правило о том, что если представлено произведение с отдельными отступлениями от условий договора, но по своему содержанию оно качественное и необходимое 'для читателя, а у издательства имеются возможности выпустить его в свет, то отклонение такого произведения не допускается.

Последствия несоблюдения автором условий договора относительно характера произведения закреплены в ст. 511 ГК и в типовых издательских договорах.

Если заказанное автору произведение представлено издательству не в соответствии с условиями договора, то издательство имеет право: а) расторгнуть договор и б) взыскать все полученные по договору суммы, включая аванс (ст. 511 ГК, п. 20 «г» ТИД ЛП, п. 17 «г» ТИД ИП).

Расторжение договора осуществляется издательством в одностороннем порядке как следствие несоблюдения автором своих обязанностей. Как уже отмечалось, на практике издательства не спешат расторгать с автором договор. Нередко произведения возвращаются автору для устранения допущенных отступлений (для сокращения объема и др.). Но если договор расторгается, автор, естественно, несет отрицательные последствия, которые наступают независимо от его вины и достоинств выполненной им работы. Автор выступает в роли стороны, не исполнившей основной обязанности, взятой на себя по договору. Расторжение договора влечет неблагоприятные последствия для автора как личного, так и имущественного характера. Автор не осуществляет право на опубликование и распространение созданного им произведения, которое само по себе может обладать высокими научными, идейно-художественными достоинствами, и в связи с этим лишается возможности на получение вознаграждения за вложенный в такое произведение труд.

Расторжение договора может быть сопряжено с применением и второй меры воздействия на автора—возложения на него обязанности возвратить полученный гонорар (включая аванс).

Но если расторжение договора с автором ввиду выполнения заказанного произведения не в соответствии с условиями договора допускается независимо от вины автора, то взыскание обратно выплаченных сумм авторского вознаграждения допустимо только при наличии вины автора. Об этом прям» в законе не сказано. В ч. 1 ст. 511 ГК ив ТИД установлена обязанность автора возвратить авторское вознаграждение, полученное по договору, если с автором расторгается договор

70

ввиду несоответствия выполненной работы условиям договора.

Договор может быть расторгнут и без вины автора. Следует ли отсюда, что и выплаченное автору вознаграждение также может быть истребовано независимо от его вины?

Представляется, что требовать от автора возврата полученных им сумм допустимо только при наличии его вины в отступлении от условий договора. Этот вывод вытекает из ч. 2 ст. 511 ГК, в которой сказано, что «если организация отклонила произведение по основаниям, предусмотренным договором (ст. 508), и не доказала по суду недобросовестности автора в неисполнении заказанной работы, полученное по договору вознаграждение сохраняется за автором в целом или в части, определяемой типовыми договорами». Редакция ч. 1 ст. 511 ГК нуждается в уточнении. В ней необходимо четко указать, что во всех случаях взыскания выплаченных автору сумм вознаграждения требуется установление его вины. Это предложение основывается на том, что возвращение полученных по договору сумм сопряжено с лишением автора права на получение гарантированного минимума оплаты творческого труда и, как правило, должно применяться лишь в случаях виновного нарушения автором своих обязанностей. На предоставление издательству права взыскивать выплаченные суммы и без вины автора должно быть прямое указание закона.

Отступление автора от темы, жанра, объема и других условий договора, как правило, обусловлено его виновным поведением. Вместе с тем не исключены случаи, когда такое отступление вызвано объективными обстоятельствами. В этих случаях, если и будет признано допустимым расторжение договора, то по крайней мере без применения обратного взыскания с автора выплаченных ему по договору сумм авторского вознаграждения, причем бремя доказывания вины автора лежит на издательстве. Это следует из содержания ч. 2 ст. 511 ГК, в которой сказано, что <-,если организация отклонила произведение по основаниям, предусмотренным договором (ст. 508), и не доказала по суду недобросовестности автора в исполнении заказанной работы...».

На практике суды не всегда четко соблюдают это требование. Так, по договору Л. с издательством «Политическая литература» автор обязался создать и передать издательству документальную повесть. Представленная рукопись была возвращена автору на доработку. Издательство констатировало, что автор отступил от содержания приложенной к договору заявки, в соответствии с которой в рукописи должна быть показана деятельность «контрреволюционной международной организации». В представленной же работе автор ведет рассказ лишь «о расследовании небольшой группы малозначительных участников мятежа, возглавляемой одиночкой-авантюристом». Требования издательства, не выходящие за рамки заяв-

71

ки автора, остались автором не выполнены. Издательство расторгло договор и потребовало возврата выплаченного аванса. Автор, возражая против иска, ссылался на то, что аванс подлежит возврату в случае несоответствия выполненной работы не заявке, а условиям договора.

Суд совершенно правильно отметил, что «в силу п. 2 «б» издательского договора автор обязан сдать работу, соответствующую проспекту (заявке)», причем «сдача рукописи, не соответствующей заявке, является нарушением условий договора».7 Такое отступление от условий договора и заявки дает право издательству расторгнуть с автором договор. Но для взыскания аванса требовалось еще установить вину автора. Суд же вынес решение о взыскании с автора ранее полученного им аванса, не выяснив вины автора. Это обусловлено нечеткостью содержания ч. 1 ст. 511 ГК и соответствующих норм типовых издательских договоров.

3. Произведение по теме, жанру, виду, объему и т. п. может соответствовать условиям договора и творческой заявке, но не может быть выпущено в свет потому, что либо оно выполнено недобросовестно, либо содержание произведения оказалось низкого качества.

Недобросовестность автора может проявляться в неправомерном использовании произведений других авторов (плагиат, искажение чужих мыслей), представлении своего ранее опубликованного произведения под видом нового, извращении фактов в документальных произведениях, искажении оригинала при переводе, включении в рукопись непроверенных данных и т. п. (см. п. 9 «в» постановления Пленума Верховного Суда СССР от 18 апреля 1986 г.). В этих и подобных случаях автор пренебрежительно относится к правам других авторов и к своим обязанностям при создании нового произведения. Естественно, такое поведение должно влечь за собой отрицательные последствия для автора.

При выполнении автором работы недобросовестно издательству предоставляется право: в) расторгнуть с автором договор и б) взыскать с автора все полученные по договору суммы, включая аванс (ст. 511 ГК; п. 20 «в» ТИД ЛП, п. 17 «в» ТИД ИП, п. 19 «в» ТИД МП).

Применение указанных мер свидетельствует не только об отрицательной реакции, но и осуждении недобросовестного поведения автора. Недозволенное заимствование, искажение и другое неправомерное использование чужих произведений связаны с нарушением прав других авторов, которые вправе притязать на защиту своих интересов на любом этапе обнаруженного нарушения. Поэтому инициаторами расторжения издательского договора с недобросовестным автором могут бять

7 Обзор правовой работы системы ВААП за 1977 г. М., 1979. С. 22.

72

не только издательства, но и другие авторы. В тех случаях, когда расторжение договора ввиду недобросовестного выполнения автором работы наступает по инициативе самого издательства, необходимо ставить в известность авторов, чьи права оказались нарушенными, с тем, чтобы они своевременно могли добиваться восстановления своих прав. О злостных нарушениях авторов, допустивших серьезные посягательства на интересы других авторов, необходимо сообщать в организации, в которых они работают или членами которых состоят, чтобы к ним было применено не только государственное, но и общественное воздействие.

Вина автора, его недобросовестность не предполагается, она должна быть установлена. В соответствии с ч. 2 ст. 511 ГК издательство должно доказать при активном участии суда, что неправомерное использование произведений других авторов, искажение документальных фактов, включение в рукопись непроверенных данных, представление ранее опубликованного произведения под видом нового, искажение оригинала при переводе и т. п. обусловлено не случайными упущениями, а безответственным отношением автора к источникам, небрежным обращением с материалами, используемыми при создании нового произведения, или даже сознательным пренебрежением правами других авторов.

Произведение может рассматриваться как выполненное недобросовестно только применительно к его качеству, если будет установлено, что автор имел возможность и все необходимые данные для создания пригодного к изданию произведения,. но пренебрег своим авторским долгом и конкретной договорной обязанностью, представил наспех созданное произведение, надеясь на сохранение полученных авансовых сумм. Может быть установлено, что издательству представлено произведение низкого качества не потому, что автора постигла творческая неудача, а по причине недобросовестного отношения автора к выполнению взятой на себя по договору обязанности.

Во всех случаях установления недобросовестности автора издательство имеет право не только расторгнуть договор, но и требовать возврата всех выплаченных автору договорных сумм.

Затраты труда автора не подлежат компенсации при доказанности его недобросовестного отношения к выполнению договорной обязанности. Недобросовестный автор подлежит осуждению, и к нему применяются меры как личного, так и имущественного воздействия.

При рассмотрении других нарушений отмечалось, что требование издательства о возврате выплаченных автору сумм допускается только при одновременном расторжении с ним договора. При установлении недобросовестности автора возможно и иное решение. При определенных обстоятельствах изда-

73-

тельство может не расторгать договора с автором, несмотря на проявленную им недобросовестность. Однако оно может потребовать возврата излишне выплаченных сумм. Если автор представляет издательству ранее изданное произведение, выдавая его за новое, и получает вознаграждение как за первое издание, то в таком случае автор проявляет явную недобросовестность, вводит издательство в заблуждение и незаконно получает излишние суммы вознаграждения. Издательство может не расторгать договора, но оно обязано пресекать неправомерные действия автора путем отказа ему в выплате соответствующих сумм. Если произведение уже издано и вознаграждение выплачено, то издательство истребует обратно излишне полученные автором суммы.

Отрицательные последствия в подобных случаях сводятся лишь к осуждению неправомерного и виновного поведения автора. В принципе возможно предусмотреть применение к виновному автору и более ощутимых мер имущественного воздействия, например лишение права на получение вознаграждения в полном объеме. Но если будут применяться к таким недобросовестным авторам меры общественного воздействия, то в дополнительной государственной мере не будет крайней необходимости, так как меры общественного воздействия, по нашему убеждению, в данном случае могут оказаться более эффективными, нежели меры государственного воздействия.

В ст. 511 ГК предусмотрены последствия отклонения произведения, выполненного недобросовестно. Но произведение может оказаться непригодным для издания, хотя недобросовестность автора не установлена. Как быть в случаях, когда говорят, что автора постигла творческая неудача?

В ГК прямого ответа на этот вопрос нет. Можно сделать лишь логический вывод, что поскольку в ст. 511 ГК говорится о возможности расторжения договора и взыскания выплаченных сумм вознаграждения при выполнении работы недобросовестно, то при отсутствии недобросовестности эти последствия не могут наступать. Такой категорический вывод оказался бы несправедливым и неоправданным по отношению к издательству, призванному выпускать в свет произведения, достойные читателя и ему необходимые. Поэтому издательству должно быть предоставлено право на расторжение договора с автором, представившим непригодное для издания произведение независимо от его вины (недобросовестности). Но поскольку автор все-таки не виновен, то не следует к нему применять меру о взыскании обратно выплаченных сумм авторского вознаграждения. Эти соображения учтены в типовых договорах, в которых (в отличие от ГК) четко определены правовые последствия отклонения произведения по непригодности. В них записано, что в таких случаях отклонение произведения влечет за собой расторжение договора, но с сохранением за автором права на

74

вознаграждение, которое должно быть выплачено ему до прекращения действия договора (п. 19 «а» ТИД ЛП, п. 16 «а» ТИД МП, п. 18 «а» ТИД ИП). Непригодность произведения к изданию может быть выявлена как до, так и после его одобрения. Поэтому если отклонение произведения по непригодности последует до его одобрения, то за автором сохраняется аванс, если же после состоявшегося одобрения, то те суммы, которые автору выплачиваются в связи с одобрением его произведения.

Таким образом, при творческой неудаче автора, повлекшей отклонение его произведения по непригодности, автор несет отрицательные последствия, обусловленные расторжением с ним издательского договора. Уже отмечалось, что в этих случаях автор не реализует свои права на опубликование, воспроизведение и распространение произведения, не получает того вознаграждения, которое он получил бы при издании его произведения. Учитывая, что автор в расторжении договора невиновен, закон сохраняет за ним возможность частичной оплаты его труда. Понятно, что за некачественное произведение, которое не подлежит изданию, автор не может получить вознаграждение как за качественное произведение. Исходя только из двусторонней связи издательства и автора, издательство вообще не должно было бы платить какие-то суммы автору. Однако авторские договоры, в том числе и издательские, имеют свою специфику. Советское государство, всемерно заботясь о развитии творческой деятельности масс, о творческом труде начинающих и профессиональных авторов, возлагает на организации обязанность частично оплачивать труд автора, вложенный им в произведение, которое оказалось неприемлемым для организации. В авторских договорах известный риск ненадлежащего исполнения работы автором возлагается на организацию. Известно, что по договору подряда (ст. 350 ГК) риск выполнения работы целиком лежит на подрядчике.

Отклонение произведения по непригодности осуществляется односторонне издательством. В ТИД сказано, что издательство вправе отклонить произведение в связи с его непригодностью к изданию по соображениям, относящимся к достоинствам (качеству) самого произведения, не посылая рукопись на рецензирование, но с мотивированным обоснованием причин отклонения (п. 6 ТИД ЛП, п. 5 ТИД ИП. п. 6 ТИД МП).

Как быть, если отклонение произведения следует без надлежащей мотивировки причин отклонения или автор не согласен с соображениями издательства и находит при этом поддержку у компетентных лиц и организаций? Каким образом могут быть защищены интересы автора в случае необоснованного отклонения его произведения?

В законодательстве ответа на этот вопрос нет. В этих случаях автору можно лишь рекомендовать обращаться в выше-

стоящий орган по подчиненности издательства, привлекать творческую общественность и так добиваться опубликования произведения.

Представляется, что в будущем автору должно быть предоставлено право в судебном порядке оспорить отклонение его произведения по соображениям, относящимся к качеству последнего. Это не значит, конечно, что суд, опираясь на заключения экспертов, начнет подменять организации, призванные решать вопросы, какие произведения достойны распространения, а какие нет. Суд не может, по нашему мнению, выносить решения, обязывающие организацию выпустить произведение в свет, до он может констатировать, что организация необоснованно «отказывается от исполнения своей договорной обязанности.

По этому поводу в литературе появились две противоположные позиции: 1) суды могут обязать организацию выпустить произведение в свет; 2) поскольку организацию нельзя принудить к выпуску произведения в свет, постольку авторский договор и не должен предусматривать такой обязанности вообще. Обе эти позиции не могут быть приняты. Рассмотрим их несколько подробнее.

Представитель первой концепции В. И. Серебровский не исключал возможности суда вынести решение, которое обязывало бы соответствующую организацию издать данное произведение или осуществить его постановку.8 Понимая, какие непреодолимые трудности могут возникать в связи с исполнением таких судебных решений, В. И. Серебровский рекомендовал доводить их до сведения вышестоящей по отношению к издательству или зрелищному предприятию организации, которая в связи с этим должна будет принять необходимые меры.9

Таким образом, согласно этой точке зрения, исполнение решения суда должно зависеть от вышестоящей организации. С этим нельзя согласиться. Решение суда не может носить характера рекомендации для вышестоящих органов, оно всегда должно быть обязательным для спорящих сторон. Конечно, вышестоящая организация, как и подчиненные ей творческие организации, отвечает за идейное содержание, качество выпускаемых в свет произведений. Она может обязать издательство или зрелищное предприятие выпустить произведение в свет. По этому вопросу именно туда (а не в суд) и следует обращаться автору.

Невозможность обязать организацию выпустить в свет произведение (и тем самым подменять соответствующие организации в решении идеологических вопросов) не лишает суд возможности проверить обоснованность мотивов отклонения произведения. В суде может быть установлено, что непригодность

8Cepeбpoвcкий В. И. Вопросы советского авторского права. М, 1956. С. 200.

9 Там же.

76

произведения недостаточно мотивирована либо что приведенные мотивы вообще не заслуживают внимания и т. п., т. е. суд может констатировать необоснованность отказа организации от исполнения своей договорной обязанности по выпуску произведения в свет. Такое решение суда должно влечь за собой те же последствия, что и невыпуск в свет одобренного произведения.

Согласно второй позиции «нельзя говорить о наличии обязанности использования произведения как о специфической особенности договоров об использовании»10 и предлагается. авторский договор определять как такой договор, по которому «автор передает организации право на использование произведения, а организация обязуется выплатить автору вознаграждение...». 11 Из авторского договора тем самым исключается обязанность организации по использованию произведения, что обосновывается тем, что организацию нельзя принудить к исполнению такой обязанности.

Но ведь и автора тем более нельзя принудить создать и передать произведение организации при договорах заказа, исполнить другие обязанности при заключении договоров на готовое произведение (например, внести исправления и др.). В таком случае нельзя вообще было бы говорить о договорах литературного заказа. Ясно, однако, что невозможность в отдельных случаях принудить сторону договора к реальному исполнению взятой на себя обязанности не может означать отсутствия такой обязанности. За неисполнение сторонами договорных обязанностей закон предусматривает наступление соответствующих отрицательных последствий. По Э. П. Гаврилову получается, что автор передал организации свои права на использование произведения, а организация уплатила за это вознаграждение, и делу конец. Авторский договор сводится к сделке купли-продажи прав, а это уже извращение его сущности.

Итак, следует прийти к выводу, что отклонение произведения по непригодности является исключительной прерогативой издательства и его вышестоящих органов, что издательство имеет право на одностороннее расторжение договора. Интересы автора в известной мере защищаются тем, что, во-первых, за ним сохраняется право на получение (удержание) авторского вознаграждения, которое причиталось на момент расторжения договора, во-вторых, при судебном подтверждении необоснованности отклонения произведения по непригодности — право на получение вознаграждения как за неизданное одобренное произведение. Это последнее обстоятельство нуждается в прямом законодательном закреплении.

4. Представленное произведение может содержать отдельные недостатки, которые, по мнению издательства, устранимы,

Гаврилов Э. П. Советское авторское право: Основные положения. Тенденции развития. М., 1984. С. 210.

" Там же. С. 211.

77

и произведение может быть доведено до состояния, пригодного к изданию. Издательство может установить, что некоторые положения работы оказываются незавершенными, слабыми либо что автор допустил отступление от условий договора, проявил отдельные элементы недобросовестности при использовании источников и т. п. В этих случаях издательство может вернуть автору произведение для устранения выявленных в нем недостатков.

Согласно ч. 2 ст. 508 ГК. и типовым договорам издательство при рассмотрении произведения может известить автора «о необходимости внесения в произведение поправок с точным указанием существа требуемых исправлений в пределах условий договора» (п. 5 ТИД ЛП, п. 5 ТИД МП, п. 4 ТИД ИП). Извещение автора об этом должно быть сделано в письменной форме, автору необходимо указать на конкретные недостатки произведения, которые подлежат устранению. Требуемые исправления должны быть мотивированы и не носить общего, абстрактного характера, вроде: поднять, улучшить теоретический, идейный уровень и т. п. Кроме того, требования издательства не могут выходить за пределы условий договора. Если, например, автору заказаны рассказы по определенной тематике и не обусловлено, на каких материалах они должны быть основаны, то издательство не вправе требовать, чтобы рассказы были написаны на материале определенной области. Если требование издательства справедливое и не выходит за пределы договора, оно должно быть выполнено автором. Представление произведения с недостатками свидетельствует о ненадлежащем исполнении автором своей обязанности.

Отрицательное последствие для автора состоит в том, что на него возлагается обязанность по устранению недостатков без дополнительной оплаты. Данная обязанность проявляется как следствие ненадлежащего исполнения автором договора.

В литературе высказана и иная точка зрения, согласно которой устранение недостатков составляет элемент содержания договора.12 Авторы, которые придерживаются этой позиции, не учитывают необходимости проведения четкого различия между обязанностями сторон договора, составляющими собственное (подлинное) содержание договора, надлежащее исполнение которых не влечет каких-либо отрицательных последствий, и обязанностями, которые могут возникать (хотя лучше, чтобы они не возникали) как следствие неисполнения или ненадлежащего исполнения стороной своих договорных обязанностей. В договоре может быть оговорено взыскание неустойки, возмещение убытков, безвозмездное устранение дефектов в выпол-

12 См., напр.: Р а и х е р В. К. Правовые вопросы договорной дисциплины в СССР. Л., 1958. С. 72.

78

ненной работе, в переданной вещи и предусмотрены другие меры, направленные на обеспечение надлежащего исполнения сторонами своих договорных обязанностей. Отрицательные последствия, которые могут наступить, не должны цементировать содержания договора, рассматриваться как его неотъемлемый элемент.

Если требование издательства об устранении недостатков произведения обоснованно, то это свидетельствует о том, что автор ненадлежаще выполнил свою обязанность, предоставив произведение с отдельными недоработками и изъянами. Он должен такое требование издательства выполнить. В случае отказа автора от доработки произведения, внесения в него исправлений, предложенных ему в порядке и пределах, установленных договором, издательство вправе расторгнуть договор и потребовать возврата полученного им вознаграждения (п. 20 «б» ТИД ЛП, п. 19 «а» ТИД МП, п. 17 «б» ТИД ИП). Считается, что если автор отказывается дорабатывать свое произведение, вносить в него указанные исправления, то тем самым он виновно не выполняет своей договорной обязанности по представлению издательству качественного произведения. Поэтому вполне обоснованно закон допускает не только расторжение с таким автором договора, но и взыскание с него выплаченных сумм авторского вознаграждения.

Однако не исключены случаи, когда винить автора в отказе от исполнения требований издательства нельзя. В нормативных актах прямо не предусмотрены основания, при которых автор может отказываться от внесения тех или иных исправлений в произведение. Они могут быть выведены из условий, при которых издательство вправе требовать от автора внесения соответствующих исправлений, а также из характера самой творческой деятельности автора.

Так, автор, безусловно, может отказаться вносить в произведение поправки, исправления, дополнения, если они выходят за пределы условий договора, хотя бы требования издательства и были направлены на улучшение качества произведения (например, снабжение произведения предметным указателем). Не подлежат выполнению требования издательства, носящие общий, неконкретный характер, а также требования без надлежащего обоснования. Автор может отказаться от выполнения замечаний, даваемых в устной форме. Наконец, автор вправе отказаться от учета указаний издательства по своим идейным, теоретическим соображениям. Самые компетентные и добросовестные рецензенты не могут навязать автору свою позицию. Если издательство не сможет убедить автора в необходимости выполнения его требований, то оно может расторгнуть с автором договор, но иски об истребовании выплаченных автору сумм на практике отклоняются.

В нормативных актах, в частности в ТИД, необходимо пре-

79

дусмотреть обстоятельства, когда автор вправе отказаться от исполнения требований издательства, а также установить последствия правомерного, обоснованного отказа автора от их исполнения.

Относительно правовых последствий, наступающих в таких случаях, возможны два решения:

1. Поскольку не последовало одобрения произведения, издательство может расторгнуть договор, но не вправе требовать возврата выплаченных сумм авторского вознаграждения. Вины автора нет, следовательно, за ним сохраняется право на вознаграждение, которое должно быть выплачено ему на момент прекращения договора.

2. Если автор правомерно, обоснованно отказывается от выполнения требований издательства, то он не только не виноват, но и не допустил каких-либо отступлений от своих договорных обязанностей. Автор признается надлежащим исполнителем своих обязанностей. Если будет установлено, что требования издательства неправомерны, необоснованны (выход за пределы условий договора, навязывание автору неприемлемой для него теоретической позиции и др.), то решение суда, которым подтверждается правомерность отказа автора, должно заменять акт издательства об одобрении данного произведения. Отсюда вытекает обязанность издательства выплатить автору вознаграждение как за не выпущенное в свет одобренное произведение.

На практике чаще встречаются случаи, когда представленное автором произведение действительно содержит недостатки, препятствующие его одобрению и изданию. Издательство могло произведение отклонить или направить на доработку. Но оно тоже допускает отдельные нарушения: пропускает сроки рассмотрения либо направляет автору заключение рецензента без формулирования своих конкретных требований и т. п.

В случаях спора суды не считают при таком обоюдном нарушении сторонами своих обязанностей произведение юридически отклоненным и взыскивают в пользу автора вознаграждение, которое должно быть выплачено по одобрении произведения (по ТИД ЛП—60% (п. 14), по ТИД МП—60% (п. 13), по ТИД ИП—75% (п. 11)). В качестве примера может служить уже упомянутое дело по иску автора произведения «Торос Рослин» к издательству «Искусство».13

Необходимость доработки произведения, внесения в него исправлений может появиться и после одобрения произведения, например, в связи с изменением жизненной ситуации, принятием нового законодательства, реорганизацией системы управления народным хозяйством и т. п. Подобные обстоятельства в большей мере касаются литературных произведений и ме-

13 Обзор правовой работы системы ВААП за 1977 г. С. 17—18.

80

нее—музыкальных и произведений изобразительного искусства. Поэтому только в ТИД ЛП предусмотрена обязанность автора по предложению издательства «доработать произведение или внести в него исправления, если одобренное произведение невозможно выпустить в свет по обстоятельствам, не зависящим от сторон, но оно может быть сделано пригодным к изданию путем доработки или исправления» (п. 8).

Отказ автора от доработки одобренной рукописи или внесения в нее исправлений, а также непредставление исправленной рукописи в срок дают издательству право на расторжение договора. За автором сохраняется право на получение авторского вознаграждения, которое издательство должно было выплатить до расторжения договора, т. е. 60%. Отрицательные последствия, которые несет в данном случае автор, тождественны последствиям, наступающим при невыпуске произведения в свет. Его труд окажется оплаченным частично, а авторские права на опубликование произведения не будут реализованы.

6. Автор обязан лично создавать и дорабатывать заказанное ему произведение. Авторский договор носит личный характер, и для издательства небезразлично, кто является создателем произведения. Поэтому привлечение соавторов или замена себя другим автором допускается только с согласия издательства.

Несоблюдение этой обязанности дает издательству право расторгнуть с автором договор и взыскать с него выплаченные суммы авторского вознаграждения (ст. 511 ГК; п. 20 «д» ТИД ЛП, п. 19 «г» ТИД МП, п. 17 «д» ТИД ИП).

Указанные последствия применимы независимо от того, что другие условия договора выполнены надлежащим образом, т. е. произведение соответствует условиям договора и представлено в срок, но оно создано не теми лицами, с которыми издательство заключило договор. В таких случаях издательство может с новым автором или авторами заключить самостоятельный договор на представленное ими готовое произведение.

7. Автор, заключая с издательством договор, принимает на себя обязанность без предварительного письменного согласия издательства не передавать для издания другим организациям указанное в договоре произведение или часть его. Эта обязанность автора сохраняется в течение всего срока действия издательского договора, т. е. со дня заключения договора и до истечения трех лет после одобрения рукописи (ст. 509 ГК; ч. 4 ТИД ЛП и соответствующие пункты других ТИД).

Однако ТИД предусматривают право автора передавать свое произведение для публикации в газетах, журналах, альманахах и «Роман-газете» (примеч. «б» к п. 4 ТИД ЛП, примеч. к п. 4 ТИД МП, примеч. к п. 3 ТИД ИП).

81

Указанные публикации могут быть произведены без согласия издательства, но с уведомлением последнего. А если автор не выполнил это требование, то вряд ли к нему могут быть применены какие-либо санкции, так как издательство, получив такое уведомление, не может запретить автору воспользоваться предоставленным ему правом одновременно публиковать произведение в газете, журнале, альманахе, как и не может на этой основе ставить вопрос о расторжении с ним договора либо требовать снижения размера вознаграждения.

В тех случаях, когда автор нарушает правила ст. 509 ГК и соответствующие правила типовых издательских договоров, издательство имеет право: 1) расторгнуть договор и 2) взыскать с автора выплаченные ему суммы авторского вознаграждения (п. 20«е»ТИДЛП,п.19«д»ТИДМП,п. 17«е» ТИД ИП).

В соответствии с Примерной формой договора об издании в переводе выходившего в свет литературного произведения в случае нарушения автором оригинала обязанности не передавать произведение другим организациям для издания в переводе на том же языке (языках) издательство вправе расторгнуть договор, взыскать с автора выплаченный ему гонорар, а также суммы, затраченные издательством на выплату вознаграждения переводчику (п. 8).

Согласно ст. 511 ГК и соответствующим пунктам ТИД взыскание выплаченных сумм авторского вознаграждения в случае нарушения автором правил ст. 509 ГК допускается только при условии расторжения договора. Однако совокупное применение этих мер не всегда эффективно и приемлемо для издательства.

Автор может нарушить правила ст. 509 ГК на любом этапе действия издательского договора. Если автор еще не передал произведение издательству или издательство уже выпустило произведение в свет, а автор без согласия издательства передает это же произведение для переиздания другому издательству, то с ним может быть расторгнут договор и взысканы все суммы выплаченного вознаграждения. В этом случае отрицательные последствия для автора будут выражаться в том, что он получит вознаграждение за переиздание своего произведения, но лишается авторского вознаграждения за его. первое издание. Но издательству может стать известно о передаче автором произведения другому издательству, когда над произведением проделана большая работа, оно готово или почти готово к выпуску в свет. В этих случаях издательству явно невыгодно расторгать с автором договор. Поэтому в законе целесообразно предусмотреть право организации (издательства) на взыскание выплаченных сумм авторского вознаграждения независимо от расторжения с автором договора. При этом целесообразно установить правило, согласно которому в случаях заключения автором издательского договора в нарушение тре-

82

бований ст. 509 ГК и соответствующих правил ТНД автор имел бы возможность получать вознаграждение от других издательств как за последующие издания. Первое издательство, права которого нарушены автором, было бы свободно от выплаты автору вознаграждения.

Необходимо также урегулировать вопрос о взаимоотношениях двух издательств, с которыми автор вступил в договорную связь по поводу издания (переиздания) одного и того же произведения.

Второе издательство может знать, а может и не знать о наличии у автора договора с первым издательством. При осведомленности издательства о наличии у автора договорных отношений с другим издательством последнему должно быть предоставлено право, в случае если оно расторгает с автором договор, взыскать с виновного издательства понесенные издержки на подготовку произведения к выпуску в свет. Второму издательству, при отсутствии его вины, также должно быть предоставлено право на расторжение договора и взыскание обратно выплаченного автору вознаграждения.

Возможно и иное решение поставленного вопроса — предусмотреть норму, согласно которой договоры, заключенные с другими издательствами в нарушение требований ст. 509 ГК и соответствующих правил ТИД, признавались бы недействительными с взысканием выплаченного или подлежащего выплате авторского вознаграждения в доход государства. Первое из предлагаемых решений представляется предпочтительнее. Во всяком случае, ныне действующие правила о последствиях несоблюдения автором требований ст. 509 ГК не могут быть признаны достаточно эффективными и приемлемыми для издательств.

8. В соответствии с ТИД автор обязан по требованию издательства без особого на то вознаграждения читать (просмотреть) корректуру произведения в согласованные сторонами сроки, с учетом графиков движения соответствующих изданий в производстве.

Задержка автором оттисков дает издательству право выпустить в свет произведение без авторской корректуры или отсрочить выпуск на время задержки (п. 10 ТИД ЛП, п. 9 ТИД МП, п. 8 ТИД ИП). В первом случае издательство не будет нести перед автором ответственности за выпуск произведения в свет с отдельными недостатками, которые могли быть устранены автором при чтении корректуры. Во втором случае (при задержке корректуры) понесенные издательством в связи с этим убытки относятся на счег автора.

Правка рукописи на стадии чтения корректуры явно нежелательна и должна быть сведена к минимуму. Рукопись должна быть доведена до кондиции автором и издательством в до-наборной стадии. Правка рукописи, как авторская, так и из-

83

дательская, является существенной помехой для широкого • внедрения новой техники (в частности, фотонабора) в процессы полиграфической промышленности. В связи с этим ранее действовавшие нормы авторской (10%) и издательской правки подверглись резкому сокращению.

В соответствии с инструкцией «О нормах издательской и авторской правки», утвержденной приказом Госкомиздата СССР № 257 от 11 июня 1986 г., нормы авторской правки сокращены до 3% к стоимости всего набора произведения. Все расходы по внесению авторской правки, за исключением конъюнктурной и технической, относятся на счет автора.

Типовые издательские договоры устанавливают пределы возмещения автором указанных расходов, а также подчеркивают, что расходы по правке могут быть отнесены на счет автора при наличии его вины. Если по вине автора стоимость правки корректуры превысит установленную норму стоимости набора всего произведения, то он возмещает издательству расходы по сверхнормативной правке в размере не свыше 20 процентов сумм гонорара. Размер возмещаемых автором убытков по обоим основаниям—за задержку корректуры и превышение норм авторской правки—не может превышать 20% сумм гонорара (п. 22 ТИД ЛП, п. 21 ТИД МП, п. 19 ТИД ИП).

В плановых (безгонорарных) изданиях стоимость авторской правки относится за счет учреждений, представивших оригинал к изданию. Если оригинал безгонорарного издания представляется непосредственно автором (а не учреждением), авторская правка относится на себестоимость издания по статье «Расходы на полиграфическое исполнение» (Приказ Госкомиздата СССР об утверждении «Инструкции о нормах издательской и авторской правки», п. 3.5).

В настоящее время все в большей и большей мере развивается коллективное творчество, особенно в области научных разработок. Авторские договоры заключаются не с одним, а с несколькими авторами (соавторами). При этом одни соавторы четко выполняют обязанности, представляют свои части произведения в срок .и надлежащего качества, другие же не выполняют своих обязанностей по уважительным или неуважительным причинам. Как должны решаться вопросы применительно к рассмотренным правовым последствиям, если одни соавторы оказываются исправными участниками договора, а другие нет?

Издательство вправе рассчитывать на представление ему в срок законченного и качественного коллективного произведения. Достаточно неисправности одного из соавторов, чтобы у издательства возникло право на расторжение договора. В этом проявляется отрицательное последствие для всех соавторов без учета вины каждого из них.

Значительно сложнее решить вопрос о применении второй

84

меры — взыскания выплаченных сумм авторского вознаграждения. По этому вопросу ведутся длительные споры, до сих пор не получившие нормативного урегулирования.

Можно выделить два принципиальных взгляда по решению поставленного вопроса.

Одни полагают, что ответственность соавторов перед организацией является солидарной и она должна иметь место во всех случаях неисполнения ими договора. 14 Другие, напротив, считают, что ответственность соавторов за неисполнение договора может быть только долевой.15 Некоторые ученые допускают солидарную ответственность соавторов, но не. во всех случаях, а в зависимости от содержания договора. 16

Позиция о солидарной ответственности соавторов не может быть признана состоятельной ни с учетом действующего законодательства, ни тем более как предложение на будущее.

Солидарная ответственность наступает, если она предусмотрена договором или установлена законом (ст. 180 ГК). Сторонники солидарной ответственности соавторов исходят из того, что предметом авторского договора является неделимое произведение, которое должно быть передано организации в совокупности всех его частей. Однако не учитывается, что решающим в данном случае является не специфика произведения как неделимого предмета договора, а особый характер творческого труда авторов по созданию произведения.

По авторскому договору, организация не вправе требовать исполнения договора одним соавтором за всех или в какой-то части за других соавторов. Такое требование организации может быть принято при условии внесения в договор необходимых изменений. Солидарная же ответственность соавторов должна была бы предполагать и возможность солидарного исполнения договора, хотя известно, что без разрешения организации изменять авторский состав по выполнению договорной работы не допускается. Кроме того, в двустороннем договоре соавторы, будучи солидарными должниками, должны были бы рассматриваться и как солидарные кредиторы, например, по требованию выплаты авторского вознаграждения. Однако расчеты с соавторами производятся на долевых началах. Каждый соавтор получает вознаграждение в зависимости от характера и объема выполненной им работы по созданию коллективного произведения.

14 А з о в Л. М. Пересмотреть типовой издательский договор//Социалистическая законность. 1949. № 11. С. 32; Ваксберг А. И. Издательство и автор. С. 151—152; Чертков В. Л. Вопросы соавторства/Проблемы советского авторского права: Тезисы докладов. М., 1978. С. 55.

15 Г о р д о н М. В. Советское право. М., 1955. С. 143; Серебровский В. И. Вопросы советского авторского права. С. 74—76; Клык Н. Л. Ответственность по авторскому договору: Автореф. канд. дис. С. 14.

16 Судебная практика по авторским делам//Социалистическая законность. 1936. № 9. С. 92.

85

Таким образом, неделимость произведения (предмет авторского договора) не может предрешать вопроса о солидарной ответственности за неисполнение договора, а следовательно, о возможности организации требовать от каждого соавтора возврата полученного им вознаграждения или возврата всех выплаченных соавторам сумм с одного из них.

Можно ставить вопрос лишь о том, что неисполнение обязательства одним из соавторов должно давать организации право требовать возврата полученного вознаграждения с каждого участника договора, но недопустимо, чтобы организация могла потребовать с одного соавтора всех сумм, выплаченных по договору, как это следует из существа солидарной ответственности.

Но и на вопрос о допустимости требовать возврата выплаченного вознаграждения с каждого соавтора также должен быть дан отрицательный ответ, так как такое требование допускается только при наличии условий, предусмотренных ст. 511 ГК. и соответствующими правилами типовых договоров, т. е. при установлении вины каждого соавтора. Изменять эти правила в сторону ухудшения положения автора нет оснований.

В. А. Дозорцев, полагая, что обязательство соавторов по созданию произведения — это единое обязательство (а не несколько обязательств в рамках единого), приходит к выводу, что «при непредставлении единого произведения, созданного с участием всех соавторов, даже если это произошло по вине одного из них, все соавторы должны вернуть своему контрагенту по договору полученный каждым из них аванс, при наличии их права предъявить регрессный иск к виновному соавтору». 17

Необходимо заметить, что всякое обязательство с множественностью лиц—единое, которое может быть либо долевым, либо солидарным. Третьего вида обязательств закон не знает. В будущем, вероятно, могут, быть предусмотрены другие виды обязательств с множественностью лиц. Но, как уже отмечалось, возлагать на невиновного соавтора несение отрицательных последствий явно нежелательно. Это приводило бы к нивелированию вины каждого соавтора при создании коллективных произведений. Этого не должно быть ни в отношении творческого вклада каждого соавтора в коллективное произведение, ни тем более в отношении его вины в исполнении взятых на себя обязательств. Для защиты интересов невиновного соавтора предлагается предоставить ему право предъявить регрессный иск к виновному соавтору. В таком случае для защиты интересов издательства целесообразнее предоставить ему право взыскивать с виновного соавтора не только выпла-

17 Д о з о р ц е в В. А. Авторские дела в суде. М., 1985. С. 56—57.

86

ченные суммы аванса, но и суммы, выплаченные другим соавторам, как убытки издательства.

<< |
Источник: Юрченко А. К.. Издательский договор.. 1988

Еще по теме § 1. ПРАВОВЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ НЕИСПОЛНЕНИЯ ИЛИ НЕНАДЛЕЖАЩЕГО ИСПОЛНЕНИЯ АВТОРОМ ДОГОВОРНЫХ ОБЯЗАННОСТЕЙ:

  1. § 6. Средства правовой защиты и ответственность сторон за нарушение обязательства по договору международной купли-продажи товаров
  2. Нам К.В. УБЫТКИ И НЕУСТОЙКА КАК ФОРМЫ ДОГОВОРНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
  3. § 3. Договорн1я ответственность и договорная санкция
  4. § 4. Основания договорной ответственности в арбитражной практике
  5. Обеспечение исполнения или мера ответственности? Штраф или компенсация?
  6. Д.В. Мурзин, Н.Ю. Мурзина НОВАЦИЯ В РОССИЙСКОМ ДОГОВОРНОМ ПРАВЕ
  7. Н.Р. Кравчук ЛИЗИНГОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ КАК ПРЕДМЕТ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ
  8. § 1. Неустойка
  9. §2. Гражданское правонарушение как основание гражданско-правовой ответственности
  10. § 3. Условия возникновения ответственности за нарушение обязательств
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -