Задать вопрос юристу

2. Перспективы международно-правового регулирования охраны научных открытий

После окончания второй мировой войны попытки ввести

международное регулирование в области охраны научных от-

крытий возобновились сначала в рамках неправительственных,

а затем и межправительственных организаций, (*23), прежде всего

ЮНЕСКО и БИРПИ.

Это отразилось и на Всеобщей деклара-

ции прав человека, утвержденной Генеральной Ассамблеей

ООН 10 декабря 1948 г.: ст. 27 Декларации установила, что

<каждый человек имеет право на защиту его моральных и ма-

териальных интересов, являющихся результатом научных, ли-

тературных или художественных трудов, автором которых он яв-

ляется>.

Возрастание роли науки в современном обществе, отсут-

ствие надлежащей правовой охраны научных произведений де-

лали необходимым разработку соответствующих предложений.

С этой целью при Комиссии по авторскому праву ЮНЕСКО

был созван Комитет экспертов по вопросам прав ученых. За-

седания Комитета происходили в Париже с 7 по 10 декабря

1953 г. под руководством Марселя Плезана. Подготовленный

им доклад был опубликован в изданиях ЮНЕСКО. (*24). В докла-

де делалась попытка юридически обосновать права ученых.

В соответствии с существующим положением в странах в до-

кладе проводилось различие между тремя случаями: 1) откры-

тие имеет чисто академический характер, его автор не разрабо-

тал форм его практического применения; 2) автор открытия

предложил путь практического применения открытия, но не

(**23) Так, бельгийская Ассоциация по охране и развитию авторских прав

включила этот вопрос в свою программу в 1949 г., а АЛАИ-в 1953 г.

В 1955 г. на четвертой сессии Генеральной Ассамблеи Всемирной феде-

рации научных работников (ВФНР) был заслушан доклад Т. Лунда (Да-

ния) на тему <Международная охрана результатов научной работы>

(<Бюллетень ВФНР>. 1955, № 5, стр. 288-259).

(**24) , 1954, vol. 5, N 1.

-175-

разработал технических деталей его практического использова-

ния; 3) автор открытия может использовать патентную форму

охраны. В первых двух случаях автор имеет только мораль-

ное право приоритета на открытие, единственную правовую

охрану могут обеспечить в этой области только законы и кон-

венции, касающиеся литературной, художественной и научной

собственности. Но эта охрана защищает лишь литературную

форму, в которой выражено открытие, а не само открытие.

Далее, в докладе применительно к ст. 27 Всеобщей декла-

рации прав человека рассматривались две категории прав ав-

торов, связанных с защитой его моральных и материальных

интересов, а также отмечалось, что ни одна из действующих

систем законодательства не устанавливает специальной охраны

прав авторов научных открытий и только премии, выдавае-

мые за открытия, служат подтверждением авторства.

Кроме системы премий практически возможным способом

охраны может быть выдача патентов на принцип. В докладе

отмечалось, что возможна и система свидетельств на откры-

тие, аналогичная <свидетельствам на изобретения, предусмот-

ренным советским правом> (имеются в виду авторские свиде-

тельства). (*25). Такие патенты или свидетельства, выдаваемые

авторам открытии, будут не только служить доказательством ав-

торства, но и давать основания для материальных прав.

В об-

ласти имущественных прав авторов доклад пошел по пути пред-

шествующих проектов, в которых делались попытки определять

вознаграждение в зависимости от использования открытия в

промышленности. Оценивая доклад, С. Претнар отмечал, что

<эти усилия, хотя они были основаны на Декларации прав

человека, также были заранее обречены на неудачу>. ЮНЕСКО

совершила ту же ошибку, что и ее предшественники, <пытаясь

в существующих социальных условиях найти решение в рам-

ках отношений между авторами научных открытий и <промыш-

ленниками>, использующими эти открытия>. (*26). В заключительных

выводах доклада отмечалось, что практическое разрешение всех

этих проблем зависит прежде всего от юридического признания

в международном масштабе прав ученых на охрану их автор-

ства в области открытий.

Комитет экспертов, рассмотрев доклад, принял резолюцию,

рекомендовавшую ЮНЕСКО организовать изучение вопроса в

(**25) , 1954, vol. 5, N 1, p. 61.

(**26) S. Pretnar. Op. cit. Prop. ind., 1962, N 11, p. 286.

-176-

государствах - членах этой организации. (*27). Исследование этих

проблем должно вестись как в национальном, так и в между-

народном плане. В то же время в резолюции отмечалось, что

ученый наряду с теми правами, которые предоставляются в

различных странах законами об авторском праве и патентах

на изобретения, <общим правом> (common law) и другими за-

конами, должен обладать особыми правами на результаты сво-

ей научно-исследовательской деятельности, правами, вытекаю-

щими из этой его деятельности.

Однако Комиссия по авторскому праву ЮНЕСКО отказа-

лась продолжать разработку этого вопроса, ссылаясь на то, что

он не входит в рамки авторского права в его сегодняшнем

понимании. (*28). Тем самым, как отмечал С. Претнар, ЮНЕСКО

закончила всякую деятельность в области охраны научных от-

крытий, не начав серьезно ею заниматься. (*29).

Новый этап в решении этого вопроса неразрывно связан с

созданием первого в мире законодательства о правовой ох-

ране научных открытий. Такое законодательство было приня-

то в Советском Союзе, (*30), Чехословакии, (*31) и в других социали-

стических странах. Благодаря его принятию вопрос об охране

открытий впервые перешел из области доктрины и дискуссии

в область позитивного права. Это стало возможным в условиях

отсутствия противоречий между интересами ученых и предприя-

тий промышленности, что признано и в работах иностранных

авторов. Отмечая неудачу создания охраны открытий на Запа-

де, французские патентоведы Мартиа Хианс и Ив Плассру

подчеркивали, что юристы и ученые, отстаивавшие охрану

<нрав ученых>, <прав научной собственности>, не могли найти

юридических обоснований, для того чтобы связать эти понятия

с обязанностями отдельного лица оплачивать использование

(**27) Bull. du dr. d'aut, 1954, N 2, p. 83.

(**28) Ibid., p. 75-76. В то же время Комитет призвал, что этот вопрос пред-

ставляет интерес <с юридической точки зрения>.

(**29) S. Pretnar. Op. cit Prop. ind., 1962, N 11, р. 286.

(**30) Впервые охрана научных открытий была предусмотрена в СССР в По-

становлении Совета Министров СССР от 14 марта 1947 г. <Об образова-

нии при Совете Министров СССР Комитета по изобретениям и открыти-

ям> (<Известия>, 1 мая 1947 г.). Затем соответствующие нормы по это-

му вопросу были включены в Положение о комитете по делай изобре-

тений и открытий, утвержденное в 1956 г. (си.: Е. А. Кожина. Правовые

вопросы охраны научных открытий в СССР, стр. 35).

(**31) В Чехословакии охрана была введена в 1957 г., в НРБ-в 1961 г., в

МНР-в 1970 г.

-177-

открытия, примененного в изобретении. В Советском Союзе, где

была отвергнута индивидуалистическая концепция интеллектуаль-

ной собственности и основное внимание было уделено социальному

назначению творческой деятельности во всех областях ее прояв-

ления, в том числе в области научной, стало возможным введение

такой охраны. (*32).

В дальнейшем вопрос о международно-правовом регули-

ровании научных открытий возник в связи с созданием Все-

мирной организации интеллектуальной собственности. При под-

готовке проекта конвенции о создании этой организации по-

зиция, занятая социалистическими странами, способствовала

включению в ее текст понятия <научное открытие>. (*33). На Сток-

гольмской дипломатической конференции 14 июля 1967 г. была

подписана Конвенция, учреждающая Всемирную организацию

интеллектуальной собственности. В ст. 2 Конвенции говорится,

что <интеллектуальная собственность> включает права, отно-

сящиеся к

- литературным, художественным и научным произведениям,

- исполнительской деятельности артистов, звукозаписи,

радио- и телевизионным передачам,

- изобретениям во всех областях человеческой деятельно-

сти,

- научным открытиям (подчеркнуто нами.-М. Б.),

- промышленным образцам,

- товарным знакам, знакам обслуживания, фирменным наи-

менованиям и коммерческим обозначениям,

- защите против недобросовестной конкуренции, а также

все другие права, относящиеся к интеллектуальной деятель-

ности в производственной, научной, литературной и ху-

дожественной областях>.

Следует сказать несколько слов о том, как была принята

эта статья Конвенции. Первоначально такой статьи в подго-

товленном для рассмотрения на конференции проекте не было.

В предварительном проекте Конвенции имелось в виду в ст. 3

(задачи и функции) предусмотреть, в частности, в качестве од-

ной из целей новой организации способствовать сотрудниче-

ству государств в области охраны прав ученых в отношении

(**32) М. Hiance, Y. Plasseraud. La protection des inventions en Union Sovietique

et les republiques populaires d'Europe. Paris, 1969, p. 15.

(**33) Ci.: В. П. Шатров. Всемирная организация интеллектуальной собствен-

ности. Изд. ЦНИИПИ, 1969, стр. 23-24.

-178-

сделанных ими открытий. В объяснительной записке к проекту

этой статьи отмечалось, что в некоторых странах (имелись в виду

СССР, ЧССР, НРБ) предусматривается охрана открытий как

смежная с охраной изобретений. (*34).

На самой конференции редакционная комиссия разработала

новый текст статьи (ст. 2), содержащей определения. В отче-

те о работе V Главного комитета конференции, занимавшегося

принятием текста конвенции, представленного ее докладчиком

Ж. Вуаям (Швейцария), было специально подчеркнуто, что

в примерный перечень объектов интеллектуальной собственно-

сти включены наиболее важные. <Интересно отметить один

объект,- говорилось в докладе,- который в большинстве стран

еще не защищается как промышленная собственность, это - на-

учные открытия, под которыми понимаются также открытия в

области медицины>. (*35).

Таким образом, Стокгольмская конвенция рассматривает

<научные открытия> как самостоятельный объект охраны. Выде-

ление научных открытий в самостоятельный объект охраны яв-

ляется, несомненно, некоторым шагом вперед в решении назрев-

шей проблемы, но его не следует переоценивать, как это

делают некоторые авторы. (*36). Стокгольмская конвенция не содер-

жит каких-либо норм, устанавливающих охрану открытий, точ-

но так же, как и иных объектов. Что касается иных объектов,

то такие нормы содержатся в других международных конвен-

циях (Бернской, Парижской конвенциях и др.). Как уже отме-

чалось, ни одна из этих действующих в настоящее время кон-

венций не регулирует вопросов охраны открытий.

Включение понятия открытия в текст Стокгольмской конвен-

ции следует рассматривать как признание того, что необходимо

осуществлять специальную охрану прав авторов научных откры-

(**34) (**35) Ibid., vol. II, p. 1233.

(**36) Так, E. А. Кожина считает, что <современный период, когда открытия

включены в качестве самостоятельного объекта охраны в Конвенцию,

учреждающую Всемирную организацию интеллектуальной собственно-

сти, можно рассматривать как новый этап, на котором заключение меж-

дународного соглашения об охране открытий становится вполне ре-

альным> (E. А. Кожина. Субъект права на открытие. <Вопросы изобре-

тательства>, 1971, ? 1, стр. 17). В другой своей работе E. А. Кожина пи-

сала, что в число объектов интеллектуальной собственности, <охраняе-

мых по правилам этой Конвенции>, были включены научные открытия

(E. А. Кожина. Правовые вопросы охраны научных открытий в СССР,

стр. 115).

-179-

тий как в национальном, так и в международном плане,

независимо от охраны научных произведений как объектов ав-

торского нрава. Это включение самого понятия открытия под-

черкнуло роль научных открытий, значение особой охраны ре-

зультатов научной деятельности. (*37).

Предложения о заключении специальной конвенции в этой

области вносились различными авторами. Следует отметить, что

после второй мировой войны первое предложение такого рода

было сделано профессором С. Претнаром. Он исходил прежде

всего из того очевидного обстоятельства, что национальное ре-

гулирование должно предшествовать решению проблемы в меж-

дународном плане. В отношении международной регламентации

он предложил ограничиться для начала более скромными за-

дачами, чем проекты 20-х годов. В частности, по его мнению,

в международном соглашении следовало бы закрепить такие

положения, как: 1) единое определение научного открытия и

признание в принципе прав его автора; 2) установление прин-

ципа национального режима в пользу иностранных граждан по

образцу ст. 2 Парижской конвенции или ст. 4 Бернской кон-

венции; 3) создание международной регистрации научных от-

крытий, которая могла бы вестись международной организа-

цией, например ЮНЕСКО.

После создания ВОИС советские авторы, и в частности Пред-

седатель Комитета по делам изобретений и открытий при Со-

вете Министров СССР Ю. Е. Максарев, внесли предложения,

направленные на разработку соответствующей конвенции в рам-

ках этой международной организации. <Опыт государственной

регистрации и правовой охраны открытий в СССР,- отмечал

Ю. Е. Максарев,- может быть использован компетентными ор-

ганами стран - участниц Конвенции ВОИС как основа для под-

готовки их национальных законодательств, и руководящие ор-

ганы ВОИС смогут при помощи экспертов разработать основ-

ные правила специальной конвенции по охране открытий во

всем мире>. (*38). <Нашим соответствующим организациям,- отме-

чал Ю. Е. Максарев,- предстоит разработать и представить на

рассмотрение надлежащих международных организаций конкрет-

(**37) О значении этого факта для развития законодательства развивающихся

стран и для международного научного сотрудничества см.: В. П. Шат-

ров. Указ. соч., стр. 23-24; Е. В. Ефимов. Указ. соч., стр. 34-35.

(**38) Y. Е. Maksarev. Legal Protection of Scientific Discoveries in the USSR.

, 1969, N 3, p. 70.

-180-

вые предложения по правовой защите открытий в междуна-

родном плане>. (*39).

Касаясь основных принципов проекта международной кон-

венции в этой области, Е. А. Кожина подчеркивала, что речь

может идти, во-первых, о едином определении научного откры-

тия, во-вторых, о сочетании национальной и международной

экспертизы открытий для подтверждения их достоверности;

в-третьих, о создании международной регистрации открытий для

информации, в-четвертых, о признании всеми странами - уча-

стницами Конвенции прав авторов, получивших диплом на от-

крытие. (*40). В дальнейшем Е. А. Кожина конкретизировала пред-

ложения; по ее мнению, эти принципы могут быть положены

в основу международной конвенции по охране открытий на вто-

ром этапе их международной охраны. Что же касается пер-

вого этапа, то следовало бы разработать принципы <типового

закона об охране открытий>. <Первым этаном в международ-

ной охране открытий могут быть многосторонние соглашения,

заключенные на базе действующих национальных законода-

тельств; они должны основываться на принципе выдачи едино-

го диплома на открытие, который, будучи выдан в одной стра-

не, должен иметь силу на территории всех стран - участниц

соглашения>. (*41).

С приведенными выше предложениями С. Претнара и

Е. А. Кожиной следует согласиться. Однако они требуют неко-

торых уточнений.

Центром тяжести в международной охране открытий сле-

дует признать не материальное поощрение авторов и тем бо-

лее не получение ими части доходов от прикладного исполь-

зования сделанных ими открытий. Главное, на наш взгляд, со-

стоит в необходимости охраны приоритета ученого в создании

научного достижения, его авторства и иных личных прав. Юри-

дическое признание приоритета невозможно в национальных рам-

ках. Эта основная цель неизбежно должна быть связана с меж-

дународным признанием достоверности открытия. Что же

касается имущественных прав авторов, их материального поощре-

(**39) Ю. Е. Максарев. Защита приоритета и государственных интересов в об-

ласти изобретений и открытий. <Материалы Всесоюзного совещания в

Новосибирске в 1969 г.>. Изд. ЦНИИПИ, 1969, стр. 17.

(**40) Е. А. Кожина. Указ. соч. <Вопросы изобретательства>, 1971, № 1, стр. 17.

(**41) Е. А. Кожина. Правовые вопросы охраны научных открытий в СССР.

Автореф. канд. дисс. М., 1971, стр. 17.

-181-

ния, то оно может быть достигнуто прежде всего путем при-

нятия определенных мер внутри каждого государства в отноше-

нии, как правило, авторов - граждан своей страны. Выплата

какого-то повторного вознаграждения в другой стране или

каким-то международным органом вряд ли целесообразна.

Сказанное не исключает системы международных премий (Но-

белевских или каких-либо иных). Но цель всякой системы пре-

мий (национальная или международная) - поощрение отдель-

ных, наиболее выдающихся работ, а не всех сделанных от-

крытий. Задача такого поощрения могла бы быть решена, как

нам представляется, на современном этапе скорее в националь-

ном плане.

При введении правовой охраны открытий в СССР возник

вопрос, распространяется ли охрана только на открытия, сде-

ланные советскими гражданами, или же и на открытия ино-

странцев. Если распространяется на открытия иностранцев, то

в каких пределах. Еще в период обсуждения вопроса, до того,

как была установлена охрана открытий в СССР, в литературе

высказывалось мнение, что право подачи заявок на открытия

следует предоставить и иностранцам, проживающим в СССР. (*42).

При введений охраны открытий этот вопрос был решен несколь-

ко иначе. В Положении об открытиях, изобретениях и рацио-

нализаторских предложениях 1959 г. было предусмотрено, что

<иностранные граждане - авторы открытий, изобретений и ра-

ционализаторских предложений пользуются правами, предусмот-

ренными настоящим Положением, наравне с гражданами СССР

на началах взаимности> (п. 14). В этом пункте открытия, изо-

бретения и рационализаторские предложения перечисляются как

самостоятельные объекты. Поэтому в советской литературе и в

практике принцип взаимности рассматривался отдельно в отно-

шении каждого объекта. (*43). Таким образом, в СССР иностран-

цам может предоставляться охрана научных открытий, сделанных

гражданами только тех стран, в которых имеется специ-

альный правовой институт и в которых может быть предостав-

(**42) См.: Д. И. Поволоцкий. Научные открытия и охрана их авторов. <Фронт

науки и техники>, 1934, № 7, стр. 61. Это мотивировалось, в частности,

тем, что в будущем Академия наук СССР займет положение центра на-

учной мысли.

(**43) Подробнее об этом см.: М. М. Богуславский. Патентные вопросы в меж-

дународных отношениях. Изд-во АН СССР, 1962, стр. 116; Е. А. Кожина.

Правовые вопросы охраны научных открытий в СССР, стр. 100-1041

Е. Д. Ефимов. Указ. соч., стр. 74-75.

-182-

лена охрана соответствующих прав на открытия советским граж-

данам. (*44). Практика применения этого правила, однако, показа-

ла, что в современных условиях развития международного

научно-технического сотрудничества, и прежде всего сотрудниче-

ства между СССР и другими социалистическими странами, вряд

ли можно признать такое решение вопроса удачным. Стали со-

здаваться открытия, сделанные на территории СССР граждана-

ми нескольких государств, в том числе и тех, законодатель-

ство которых не знает правовой охраны открытий. Характер-

ные примеры дает в этом отношении деятельность Объединен-

ного института ядерных исследований в Дубне (СССР) и

практика рассмотрения заявок на открытия, сделанные в этом ин-

ституте. Так, Комитет выдал диплом на открытие <Антисиг-

ма-минус-гиперон> на имя всех соавторов независимо от их

гражданства. Соавторами являлись граждане ДРВ, ДНДР, КНР,

СССР и ЧССР. (*45). Только в отношении последних может быть

выполнено условие о взаимности. При совершенствовании норм

законодательства об открытиях следовало бы учесть эту прак-

тику и предоставлять охрану иностранцам не в зависимости от

наличия взаимности, а прежде всего с учетом того, где сде-

лано открытие. Если открытие сделано в СССР, то это уже

само по себе является основанием для его охраны. Кроме

того, охрана должна, очевидно, предоставляться во всех случаях,

когда открытия были сделаны в соавторстве с советскими уче-

ными безотносительно к месту, где они были совершены. По-

этому следует согласиться с предложением о введении в зако-

нодательство правила о том, что иностранные граждане - авто-

ры открытий пользуются соответствующими правами наравне с

гражданами СССР, если открытия сделаны в соавторстве с

советскими гражданами или при выполнении работы на пред-

приятии или в организации, находящихся на территории СССР.

В этом случае будет защищен и приоритет авторов, и приоритет

Советского государства на открытие.

Тем самым в отношении охраны прав иностранцев на науч-

(**44) Так, в практике Комитета по делам изобретений и открытий был случай

подачи заявки на открытие гражданином Румынии. Однако в связи с

отсутствием в СРР охраны открытий заявка эта была отклонена

(Е. А. Кожина. Правовые вопросы охраны научных открытий в СССР,

стр. 101).

(**45) <Открытия в СССР. 1957-1967 гг.>. Изд. ЦНИИПИ, 1968, стр. 88-89;

Э. В. Козубский. Вопросы практики правовой охраны открытий. <Вопро-

су изобретательства>, 1971, №12, стр. 35.

-183-

ные открытия в качестве основного принципа предлагается при-

нять тот же принцип, что и в области авторского права, а имен-

но - территориальный принцип.

Так обстоит дело с охраной прав иностранцев - авторов

научных открытий в СССР.

Однако, как правильно отмечала Е. А. Кожина, решение

вопроса об охране прав иностранцев - авторов открытий в

рамках законодательства отдельных стран не дает возможно-

сти полностью достигнуть тех целей, которые стоят перед та-

ким новым институтом, каким является право на открытие. (*46).

Эти цели могут быть достигнуты только путем международ-

ного регулирования, путем заключения соответствующих согла-

шений. При решении этой проблемы, на наш взгляд, возмож-

ны различные варианты. Государства, в которых имеется пра-

вовая охрана открытий, могли бы установить в двустороннем

или многостороннем соглашении правило о взаимном призна-

нии регистрации открытия, сделанного в другой стране, и о вза-

имном признании соответствующих дипломов на открытия. Как

уже отмечалось, подача заявки на открытие в две или несколь-

ко стран нецелесообразна, в то же время желательно обе-

спечить признание прежде всего приоритета на открытие и за

пределами страны, в которой был выдан диплом на открытие.

Эту задачу могло бы решить соглашение о взаимном признании

охраны на открытия.

По нашему мнению, в будущем возможно заключение и та-

кого многостороннего соглашения, в котором будут участвовать

как страны, законодательству которых известна охрана откры-

тий, так и страны, в которых ранее охраны не было.

В этом соглашении можно было бы установить два основ-

ных правила. Во-первых, предусмотреть возможность подачи

заявки на открытие гражданином любой страны-участницы в

любой из определенных соглашением национальных органов

стран, проводящих проверку достоверности открытий и выдаю-

щих дипломы на них. Во-вторых, предусмотреть возможность

признания произведенной регистрации и выданного диплома на

территории всех стран-участниц.

Такая система международной охраны открытий представ-

ляется нам более простой, чем централизованная система меж-

дународной регистрации открытий в ЮНЕСКО, как это пред-

(**46) В. А. Кожина. Укав. соч., <Вопросы изобретательства>, 1971, № 1, стр. 17.

-184-

лагал С. Претнар, или в ВОИС, из чего исходит в своих пред-

ложениях Е. А. Кожина. (*47).

Исполнительный комитет ВОИС принял решение о разра-

ботке проекта специальной конвенции об охране приоритета

научных открытий. (*48). До принятия такой конвенции охрана

научных произведений продолжает осуществляться в междуна-

родном плане лишь с помощью норм соответствующих конвен-

ций по авторскому праву, что, как мы уже отмечали, не мо-

жет отразить в полной мере специфические потребности между-

народной охраны результатов научного творчества.

(**47) При централизованной системе требуется создание единого диплома на

открытие, выдаваемого каким-то международным органом.

(**48) Изучение вопроса об охране научных открытий включено в долгосроч-

ную программу работы Международной ассоциации по охране промыш-

ленной собственности (АИППИ).

-185-

<< | >>
Источник: М. М. БОГУСЛАВСКИЙ. ВОПРОСЫ АВТОРСКОГО ПРАВА В МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЯХ. МЕЖДУНАРОДНАЯ ОХРАНА ПРОИЗВЕДЕНИЙ ЛИТЕРАТУРЫ И НАУКИ.. 1973

Еще по теме 2. Перспективы международно-правового регулирования охраны научных открытий:

  1. § 2. Источники правового регулирования международного научно-технического сотрудничества
  2. ГЛАВА IV. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ПРИОБРЕТЕНИЯ, ОФОРМЛЕНИЯ И ОХРАНЫ НАСЛЕДСТВА. НОТАРИАЛЬНЫЕ ДЕЙСТВИЯ, СОВЕРШАЕМЫЕ ПОСЛЕ ОТКРЫТИЯ НАСЛЕДСТВА
  3. IV Перспективы правовой охраны
  4. Глава 4 ПРОБЛЕМЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ ОХРАНЫ РЕЗУЛЬТАТОВ НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
  5. I Правовое регулирование охраны общеизвестных товарных знаков в России
  6. 11.1. Правовое регулирование охраны и использования земель
  7. 11.4. Правовое регулирование охраны и использования лесов
  8. 11.2. Правовое регулирование охраны и использования недр
  9. 11.5. Правовое регулирование охраны и использования животного мира
  10. 11.3. Правовое регулирование охраны и использования вод
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальная юстиция - Юридическая антропология‎ - Юридическая техника - Юридическая этика -