<<
>>

12.1. Понятие, предмет информационной безопасности и ее место в системе обеспечения национальной безопасности

Основы теории безопасности. Сегодня общеизвестна формула безопасности, закрепленная с 1992 г. в Законе РФ "О безопасности" как "состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз".

Исходя из этого к основным объектам безопасности относятся: личность (ее права и свободы), общество (его материальные и духовные ценности), государство (его конституционный строй, суверенитет и территориальная целостность). Одновременно с этим государство, организации и граждане относятся и к основным субъектам обеспечения безопасности. Главную роль при этом играет государство, которое в соответствии с действующим законодательством должно обеспечивать безопасность каждого гражданина, а также социальную и правовую защиту граждан и организаций, оказывающих содействие в обеспечении безопасности в соответствии с законом.

До последнего времени понятию "безопасность", методологическим проблемам безопасности как определенного социального явления уделялось мало внимания, что, по мнению В. В. Серебрянникова, объяснялось в свою очередь закрытостью темы безопасности как монопольной сферы высшего политического руководства. В общих энциклопедических изданиях, включая "Новый иллюстрированный

энциклопедический словарь" (1999), это понятие отсутствует. В Большой советской энциклопедии раскрывается лишь понятие "безопасность международная", которое трактуется как состояние экономических, политических и других отношений между

государствами, утверждающее мирное сосуществование государств на началах равноправия, национальную независимость и самостоятельность народов, а также их свободное развитие на демократической основе.- Этим понятие "безопасность" сводилось только к противодействию внешним опасностям и угрозам, утверждая тем самым официальную позицию того времени об отсутствии внутренних угроз для безопасности страны.- В восьмитомной "Советской военной энциклопедии" и в "Военном энциклопедическом словаре", изданных в 1970-80-е гг., дается лишь трактовка сугубо прикладных военно-технических видов безопасности: "безопасность полетов", "безопасность плавания", "безопасное удаление", "безопасный временной интервал" и т.

д. Применение общих понятий "безопасность", "военная безопасность", "безопасность внешняя и внутренняя" почти исключалось, так как было принято считать более точным понятие "оборона", "защита государства".

В. Даль указывал, что безопасность есть отсутствие опасности, сохранность, надежность.-По С. Ожегову безопасность - это "состояние, при котором не угрожает опасность, есть защита от опасности".- Сегодня появилось множество других определений безопасности, авторы которых исходят из разных критериев. Иногда полагают, что "безопасность есть состояние, тенденции развития (в том числе латентные) и условия жизнедеятельности социума, его структур, институтов и установлений, при которых обеспечивается сохранение их качественной определенности с объективно обусловленными инновациями и свободное, соответствующее собственной природе и ею определяемое функционирование".- Здесь, очевидно, необходимо согласиться с оценкой В. В. Серебрянникова и других

ученых,- что столь широкое определение безопасности как состояния или тенденций развития не раскрывает ее специфики как социального явления. Кроме того, если безопасность призвана ограничивать прогресс инновациями в рамках какой-то одной качественной определенности, то она может стать фактором застоя, консерватизма и регресса. Система безопасности не только не должна препятствовать ни количественным (эволюционным), ни революционным (качественным) изменениям (если они объективно назрели), а, напротив, способствовать преодолению без ущерба для общества и граждан устаревших форм жизни. При этом полагают они, раскрытие понятия "безопасность" через термины "защита", "защищенность", "защитить" суживает ее смысл. Защитить - значит оборонять, закрывать, загораживать что-либо; это вещь, предмет, явление, скрывающие, охраняющие, ограждающие кого или что-либо, наконец, просто щит в прямом и переносном смысле. Примерно в таком аспекте трактуется это слово в энциклопедических словарях нашего времени. При этом фактически не игнорировались важнейшие свойства и функции безопасности - снижать, ослаблять, устранять и предупреждать опасности и угрозы.

Таким образом, смысл слова "защищать" отражает одну из важнейших функций безопасности, но не исчерпывает их. Представители Института социально-политических исследований РАН считают, что безопасность есть деятельность людей, общества, государства, мирового сообщества народов по выявлению (изучению), предупреждению, ослаблению, устранению (ликвидации) и отражению опасностей и угроз, способных погубить их, лишить фундаментальных материальных и духовных ценностей, нанести неприемлемый (недопустимый объективно и субъективно) ущерб, закрыть путь для

7

выживания и развития.-

Представители Международной неправительственной научно-исследовательской и образовательной организации "РАУ - Корпорация" в своей концепции рассматривают безопасность страны не как состояние, а как ее системное свойство, позволяющее развиваться и процветать в условиях конфликтов, неопределенности и рисков на основе самоорганизации и управления, и предлагают включить в структуру безопасности страны

социальную безопасность (в том числе государственную, национальную), безопасность культуры (в том числе интеллектуальную и информационную), политическую, военную, экономическую, экологическую безопасность и др.- Достаточно целостное видение безопасности и ее обеспечения предложил В. П. Сальников.- Научное определение безопасности государства, как справедливо считает ученый, предполагает выделение нескольких уровней ее обеспечения соответственно общим принципам взаимосвязи личности, общества и государства.

На личностном уровне - это надежная защита личной и имущественной безопасности; обеспечение научно обоснованного и гарантированного государством минимума материальных и экологических условий существования при тенденции к их улучшению; реальное обеспечение конституционных прав и свобод личности.

На уровне организации гражданского общества - преодоление конфронтационности в обществе, достижение и поддержание национального согласия по жизненно важным проблемам политического, экономического, социального, этнонационального развития страны; выход из кризисной демографической и экологической ситуации и обеспечение здоровья населения; ускорение процессов формирования институтов самоорганизации гражданского общества; повышение созидательной активности населения; преодоление экономического кризиса и обеспечение поступательного экономического развития на началах рыночной экономики; формирование политической и правовой культуры населения, соответствующей принципам гражданского общества; обеспечение признанных международным правом интересов и прав русского населения в зарубежных странах; обеспечение экономических, социальных, политических, информационных условий всестороннего развития личности.

На государственном уровне - неуклонное обеспечение суверенитета и территориальной целостности России; обеспечение социально-политической и экономической стабильности страны; защита и обеспечение прав, свобод и законных интересов гражданина; совершенствование федеративного государственного устройства; повышение эффективности защиты конституционного строя, правопорядка, борьбы с организованной преступностью и коррупцией; развитие эффективной системы международных связей на основе партнерства и сотрудничества; создание надежного оборонного потенциала, способного к отражению любой внешней агрессии; развитие всесторонних взаимовыгодных связей со странами СНГ и участие в развитии интеграционных процессов между ними на взаимной основе.

Сегодня очевидно, что явно отстает формирование общей теории безопасности как систематизированного и обобщенного знания о безопасности, являющейся важнейшим условием выживания и развития человека, общества, государства, человечества. На наш взгляд, роль теории государства и права в этом определяется, прежде всего, тем, что государство является главным среди остальных субъектов обеспечения безопасности и должно выступать организатором такой системы, а право должно стать главным регулятором отношений в этой сфере.

В Концепции национальной безопасности РФ (от 10 января 2000 г.) на основе и с учетом результатов проведенных исследований существенно дополнены и конкретизированы положения, ранее закрепленные в Законе РФ "О безопасности" (1992. Далее - Закон, Закон 1992 г.), что предопределяет необходимость их последующего подтверждения в новом Федеральном законе "О национальной безопасности". Приведем краткий сравнительный анализ этих отличий и изменений, поскольку они касаются как объектного и субъектного состава обеспечения безопасности, так и отношений, возникающих при этом.

Если в Законе 1992 г. шла речь только о жизненно важных интересах, как совокупности потребностей, удовлетворение которых надежно обеспечивает существование и возможности прогрессивного развития личности, общества и государства, то в Концепции введено понятие национальных интересов как совокупности сбалансированных интересов личности, общества и государства. При этом ограничен (хотя и условно) перечень областей, национальные интересы в которых определяют предмет национальной безопасности: в области экономики, в социальной, внутриполитической, международной, информационной сферах, в области военной (оборонной), пограничной и экологической безопасности. В целом, этот перечень соответствует существующему ныне перечню постоянных межведомственных комиссий Совета Безопасности Российской Федерации согласно утвержденной классификации компонентов Безопасности, определяемых Законом РФ "О безопасности" и Положением о Совете Безопасности Российской Федерации (внешнеполитическая, по экологической безопасности, по оборонной безопасности, по информационной безопасности, по экономической безопасности, по общественной безопасности, по охране здоровья населения, специальная межрегиональная комиссия, по борьбе с преступностью и коррупцией, по научно-техническим вопросам оборонной промышленности).— Появление трех новых компонентов безопасности (социальная, внутриполитическая, пограничная) соответствует норме Закона, предусматривающей возможность "иных видов безопасности", кроме прямо указанных в Законе, но повлечет за собой реорганизацию МВК СБ РФ, в том числе решение вопроса об отнесении комиссии

по охране здоровья населения, по-видимому, к социальной безопасности; специальной межрегиональной комиссии, комиссий по общественной безопасности, по борьбе с преступностью и коррупцией - к внутриполитической безопасности.

Интересы личности определены в Концепции как полное обеспечение конституционных прав и свобод, личной безопасности, повышение качества и уровня жизни, физическое, духовное и интеллектуальное развитие. Интересы общества установлены в упрочении демократии, создании правового государства, достижении и поддержании общественного согласия, духовном обновлении России. Интересы государства состоят в незыблемости конституционного строя, суверенитета и территориальной целостности России, в политической, экономической и социальной стабильности, в безусловном обеспечении законности и поддержании правопорядка, в развитии международного сотрудничества.

В Концепции предложен и несколько иной субъектный состав национальной безопасности и ее обеспечения. Если в соответствии с Законом систему безопасности образуют органы законодательной, исполнительной и судебной властей, государственные, общественные и иные организации, объединения, граждане, принимающие участие в обеспечении безопасности в соответствии с законом (т. е. представлены все субъекты триады), то в Концепции основу системы обеспечения национальной безопасности РФ составляют органы, силы и средства обеспечения национальной безопасности, осуществляющие меры политического, правового, организационного, экономического, военного и иного характера, направленные на обеспечение безопасности личности, общества и государства. В другом положении Концепции указывается, что национальные интересы России носят долгосрочный характер и обеспечиваются институтами государственной власти во взаимодействии с общественными организациями, т. е. здесь граждане выступают лишь как объект безопасности, а участие общества ограничено общественными организациями.

Наряду со справедливым уточнением "принципы обеспечения безопасности" (в Законе -принципы безопасности) состав и содержание принципов существенно скорректированы (результаты этого сравнительного анализа приведем при рассмотрении принципов обеспечения информационной безопасности).

Кроме того, существенно скорректированы основные задачи по обеспечению национальной безопасности РФ, а также направления и полномочия государственных органов по формированию и реализации политики обеспечения национальной безопасности (Президент РФ, Федеральное Собрание РФ, Правительство РФ, Совет Безопасности РФ, федеральные органы исполнительной власти и органы исполнительной власти субъектов РФ). Приведем лишь некоторые из них, имеющие прямое отношение к теме информационной безопасности:

своевременное выявление и нейтрализация внешних и внутренних угроз национальной безопасности Российской Федерации;

преодоление научно-технической и технологической зависимости Российской Федерации от внешних источников;

обеспечение личной безопасности граждан Российской Федерации, их конституционных прав и свобод;

обеспечение полноты и совершенствование законодательства Российской Федерации при обеспечении приоритета федерального законодательства;

принятие эффективных мер по пресечению разведывательной и подрывной деятельности иностранных государств против Российской Федерации;

разработка организационных и правовых механизмов защиты государственной целостности, единства правового пространства и национальных интересов России;

выработка и реализация региональной политики, обеспечивающей оптимальный баланс федеральных и региональных интересов;

совершенствование механизма предупреждения возникновения политических партий и общественных объединений, преследующих сепаратистские и антиконституционные цели, и пресечения их деятельности.

Проблемы как выработки теории, так и практики построения целостной системы национальной безопасности и предложенные пути их решения в полной мере относятся и к информационной безопасности, не только как к составной части национальной безопасности, но и в силу ряда других причин:

национальные интересы, угрозы им и обеспечение защиты от этих угроз во всех областях национальной безопасности

выражаются, реализуются и осуществляются через информацию и информационную сферу;

человек и его права, информация и информационные системы и права на них - это основные объекты не только информационной безопасности, но и основные элементы всех объектов безопасности во всех ее областях;

решение задач национальной безопасности связано с использованием информационного подхода как основного научно-практического метода,

проблема национальной безопасности имеет ярко выраженный информационный характер.

Эти обстоятельства, наряду с задачами построения гражданского общества в Российской Федерации как общества информационного, возрастанием роли информации, информационных ресурсов и технологий в развитии гражданского общества и государства в XXI в. выводят вопросы информационной безопасности на первый план в системе обеспечения национальной безопасности— . Укрепление информационной безопасности названо в Концепции национальной безопасности Российской Федерации в числе важнейших долгосрочных задач. Роль информационной безопасности и ее место в системе национальной безопасности страны определяется также тем, что государственная информационная политика тесно взаимодействует с государственной политикой обеспечения национальной безопасности страны через систему информационной безопасности, где последняя выступает важным связующим звеном всех основных компонентов государственной политики в единое целое.

Впервые понятие "информационная безопасность" приобрело государственное звучание на уровне государственных органов власти и управления в 1989-1990 гг., когда решением Президиума Верховного Совета СССР была организована рабочая комиссия по совершенствованию системы национальной безопасности (руководил академик Ю. А. Рыжов, в которой автор отвечал за вопросы информационной безопасности), определены необходимые алгоритмы поведения государственных структур по выработке и реализации такой политики национальной безопасности: интересы личности, общества и государства -угрозы - оценка возможностей

парирования угроз и защиты интересов - задачи - функции - структуры и органы - меры; доктрина - Концепция национальной безопасности - Концепция информационной безопасности - программы. Тогда же пришли к выводу, что общенациональная безопасность реализуется в двух измерениях: общественном и государственном, и подразделяется на внутреннюю и внешнюю в зависимости от источников угроз, опасностей и рисков для жизненно важных интересов, Первоосновой безопасности является безопасность личности, что предопределяет безопасность гражданского общества и легитимность государства. Для обеспечения национальной безопасности необходима система, включающая совокупность законодательных актов и созданных на их основе структур и механизмов взаимодействия по защите интересов субъектов правоотношений. При этом устойчивость системы должна основываться на общенациональном согласии. Одной из основных составляющих системы обеспечения национальной безопасности была названа информационная безопасность. По нашим предложениям был подготовлен и принят Закон РФ "О безопасности", создан Совет Безопасности и целый ряд ситуационных центров, призванные стать интеллектуальной и организационной основой для подготовки решений. К сожалению, как и десять лет назад, ситуационные центры, важнейшая их составляющая, остаются дорогостоящими игрушками, а решения, принимаемые на уровне органов государственной власти, по-прежнему плохо аргументированы и в итоге оказываются весьма "неожиданными". Фактор "неожиданности" как раз и свидетельствует о невостребованности той многовариантности, которую несут в себе новые информационные технологии, позволяющие минимизировать потери и ошибки. С тех пор созданы соответствующие структуры в Правительстве РФ, в Администрации Президента РФ, в Совете Безопасности РФ, которые занимаются напрямую этими вопросами. Вопросы информационной безопасности присутствуют во всех посланиях Президента РФ, они вошли в Концепции по национальной безопасности РФ, утвержденные Указами Президента РФ от 17 декабря 1997 г. и 10 января 2000 г.. Совокупность официальных взглядов на цели, задачи, принципы и основные направления обеспечения информационной безопасности Российской Федерации представлена в Доктрине информационной безопасности РФ, утвержденной Указом Президента РФ от 9 сентября 2000 г.

Анализ состояния информационной безопасности РФ, сделанный в этой Доктрине, показывает, что, как и прежде, "ее уровень не в полной мере соответствует потребностям общества и государства". Противоречивость и неразвитость правового регулирования общественных отношений в информационной сфере приводят к серьезным негативным последствиям и требуют постановки и решения ряда задач.

В 1996 г. при участии и под руководством автора был создан парламентский подкомитет по информационной безопасности. В своей деятельности подкомитет по информационной безопасности Комитета Государственной Думы РФ по безопасности руководствовался упомянутым уже алгоритмом, предложенным комиссией Ю. А. Рыжова, и в 1996-1999 гг. провел определенную работу, итогами которой стали: анализ состояния и причин информационной безопасности, выявление национальных интересов и угроз им в информационной сфере, оценка состояния действующего законодательства и подготовка Концепции развития законодательства в сфере обеспечения информационной безопасности в Российской Федерации на основе анализа более 50 международных нормативных актов, 100 законов и 150 подзаконных нормативных актов РФ, разработка целого ряда законов по реализации этой концепции с целью законодательного обеспечения информационной безопасности.

Понятие информационной безопасности. При определении содержания понятия "информационная безопасность" одни, исходя из того, что ранее обеспечение информационной безопасности сводилось лишь к защите информации (да и то далеко не всей, а только государственной и служебной тайны) ошибочно, скорее по инерции, отождествляют два разных понятия - защита информации и информационная безопасность: "информационная безопасность (защита информации)", хотя это сегодня совсем не одно и то же. Например, в рамках одной из работ сказано, что "одним из приоритетных направлений политики национальной безопасности является защита информации", в то же время говорится, что "приоритетными объектами правовой защиты в области информационной безопасности выступают права личности и интересы общества в информационной сфере, собственно информация и информационные системы". В данном случае, кроме некорректного применения понятия "защита

информации", из объектов защиты информационной безопасности исключены интересы государства, что не соответствует предмету национальной безопасности, где информационная безопасность является составной частью.-

Другие, говоря об информационной безопасности, нередко понимают этот термин узко, как набор аппаратных и программных средств для обеспечения сохранности, доступности и конфиденциальности данных в компьютерных сетях. По их мнению, то, что в 1970-е гг. называлось компьютерной безопасностью, а в 1980-е гг.- безопасностью данных, сейчас именуется информационной безопасностью. Информационной же безопасностью они называют "меры по защите информации от неавторизованного доступа, разрушения, модификации, раскрытия и задержек в доступе"- , при этом используется термин "критические данные", под которыми понимают данные, требующие защиты из-за вероятности нанесения (риска) ущерба и его величины в том случае, если произойдет случайное или умышленное раскрытие, изменение, или разрушение данных. В соответствии с этой логикой цель информационной безопасности - обезопасить ценности системы, защитить и гарантировать точность и целостность информации и минимизировать разрушения, которые могут иметь место, если информация будет модифицирована или разрушена. На самом деле информационная безопасность дает гарантию того, что достигаются следующие цели: конфиденциальность критической информации; целостность информации и связанных с ней процессов (создания, ввода,

обработки и вывода); доступность информации, когда она нужна; учет всех процессов, связанных с информацией. В обоих указанных выше случаях в качестве объекта защиты предлагается только информация.

Третьи под информационной безопасностью понимают "защищенность информации и поддерживающей инфраструктуры от случайных или преднамеренных воздействий естественного или искусственного характера, чреватых нанесением ущерба владельцам или пользователям информации и поддерживающей

инфраструктуры"— , выделяя тем самым уже два объекта защиты - информацию и информационную инфраструктуру.

Некоторые ученые считают, что состояние информационной безопасности личности, общества и государства, определяется, главным образом, двумя факторами: информационно-психологической удовлетворенностью потребностей граждан и негативными (преднамеренными и случайными) информационно-психологическими и информационно-техническими воздействиями. Существуют и другие подходы к определению понятия и предмета информационной безопасности.— В целом сегодня сложились две тенденции в органах государственной власти в определении понятия и структуры информационной безопасности. Представители гуманитарного направления связывают информационную безопасность только с институтом тайны. Представители силовых структур, прежде всего ФАПСИ, предлагают распространить сферу информационной безопасности практически на все вопросы и отношения в информационной сфере, по сути, отождествляя информационную безопасность с информационной сферой. Эти два взаимоисключающих подхода порождают путаницу, причем не только в публикациях, но и в законодательных актах. Истина, как всегда, лежит посредине.—

Под информационной безопасностью предлагается понимать состояние защищенности национальных интересов страны (жизненно важных интересов личности, общества и государства на сбалансированной основе) в информационной сфере от внутренних и внешних угроз. Это соответствует логике Закона "О безопасности" и содержанию Концепции национальной безопасности.

В соответствии с Конституцией Российской Федерации (ст. 80, 84) Президент Российской Федерации определяет основные направления внутренней и внешней политики, в том числе в области информационной безопасности. Исходя из анализа Программы

действий на 1996-2000 гг., ежегодных посланий Президента Российской Федерации Федеральному собранию Российской Федерации (1994-2000 гг.) и концепции национальной безопасности Российской Федерации, утвержденной указами Президента Российской Федерации от 17 декабря 1997 г. № 1300 (Российская газета. 1997. 26 дек.) и от 10 января 2000 г. № 24 (Российская газета. 2000. 18 янв.), Доктрины информационной безопасности РФ, утвержденной указом Президента РФ от 9 сентября 2000 г., определены основные интересы и угрозы им в информационной сфере, основные задачи и принципы государственной политики по обеспечению информационной безопасности.

Рассмотрим подробнее содержание каждой из составляющих информационной безопасности.

"Большая советская энциклопедия. Изд. 2-е. Т. 4. С. 388.

Лопатин В. Н. Проект концепции военной реформы // Правительственный вестник. 1990. №48 (всоавт.)

3 Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. T.l. M., 1989. С. 67.

4 Ожегов С. И. Словарь русского языка. М, 1990. С. 47.

"Безопасность // Информационный сборник Фонда национальной и международной безопасности. М., 1994. № 3 (19).

~ Серебрянников В., Хлопьев А. Социальная безопасность России // ИСПИ РАН. М.,1996, С. 15-16.

(См.: Серебрянников В., Хлопьев А. Социальная безопасность России // ИСПИРАН. М, 1996. С. 16.) Разделяя позицию авторов о необходимости учитывать две функции системы - самоорганизация и внешнее управление, что вытекает из двух-ролевой функции информации в социальных системах, в то же время трудно согласиться с ними в том, чтобы понимать безопасность, только как свойство, что, на наш взгляд, характеризует больше динамику. Поэтому важно понимать под безопасностью как состояние (статика), так и свойство (динамика) социальной системы. Не можем и согласиться и с предложенной структурой безопасности, прежде всего, в силу некорректности проведения одной классификации по разным критериям. Авторы книги" Социальная безопасность России" при этом сами указывают на основания для критики их предложения - ввести в оборот понятие "социальная безопасность": широкое толкование понятия "социальная безопасность" отражает в комплексе все виды безопасности (экономическую, политическую, экологическую, военную и др.) и равнозначно понятиям "национальная безопасность", "безопасность России" и поэтому нет смысла в его употреблении; выделение социальной безопасности в узком смысле слова невозможно или крайне затруднено, так как собственно социальные процессы почти невозможно отграничить от экономических, политических, духовно-нравственных и не случайно сплошь и рядом употребляются, например, понятия "социально-экономическая, социально-политическая, социально-культурная безопасность" и т. д. Эта неоднозначность, по нашему мнению, еще вызовет не одну дискуссию в связи с включением в последнюю концепцию национальной безопасности этого вида безопасности.

о

"Концепция обеспечения безопасности личности, общества, государства // Белая книга российских спецслужб. Изд. 2-е, перераб. Международная неправительственная научно-исследовательская и образовательная организация "РАУ - Корпорация". М, 1996. С. 198-199.

9 Сальников В. П. Концептуальные проблемы безопасности Российской Федерации //Новые информационные

технологии в практике работы правоохранительных органов. Материалы международной научно-практической конференции 20 ноября 1998 г.СПб., 1998. С. 8-11.

Совет Безопасности Российской Федерации: функции, структура, нормативные документы / Сборник справочных материалов. М., 1997.

Лопатин В. Н. Информационное общество и правовое государство. М., 1997. С. 3.

12

Ярочкин В. И. Информационная безопасность. Учеб. пособие. М., 2000.

11 Введение в информационную безопасность. Компьютеры: преступления, признаки уязвимости и меры

защиты. М., 1998. 14 См. об этом: Галатенко В. А. 1) Информационная безопасность // № 1(15) 1996.С. 38-43; 2)

Информационная безопасность // Открытые системы. 1995. № 4-6; Левин В. К. Защита информации в

информационно-вычислительных системах и сетях// Программирование. 1994. № 5. С. 5-16.

См. также проект Доктрины информационной безопасности: Аносов В. Д., Стрельцов А. А. О Доктрине информационной безопасности Российской Федерации // Информационное общество. 1997. № 2-3. С. 3-9.

—Лопатин В.Н. Реальность - основа концепции информационной безопасности России // PC Week/RE. 1999. № 12. С. 19-21. 2.2. Основы теории интересов. Национальные интересы России в информационной сфере

В современной отечественной науке ранее не было дано понятия национального интереса, а также жизненно важного интереса.

Под интересом понимается причина действий индивидов, социальных общностей (класса, нации, профессиональной группы), определяющих их социальное поведение.-

Интересы различают: а) по степени общности (индивидуальные, групповые, общественные); б) по направленности (экономические, политические, духовные); в) по степени осознанности (действующие стихийно и на основе программы); г) по возможности

осуществления (реальные и мнимые); д) по отношению к объективной тенденции общественного развития (прогрессивные, реакционные, консервативные); е) по срокам реализации (долгосрочные, среднесрочные, краткосрочные); ж) по характеру субъекта (классовые, национальные, профессиональные).

В XX столетии доминирующее положение среди всех интересов занимали классовые интересы, что объясняется изначально ошибочным, на наш взгляд, положением марксистско-ленинской философии об объяснении всех интересов, исходя из классовых: "люди всегда были и всегда будут глупенькими жертвами обмана и

самообмана в политике, пока не научатся за любыми нравственными, религиозными, политическими, социальными фразами, заявлениями, обещаниями разыскивать интересы тех или иных классов".- Следует отметить при этом, что даже с появлением таких понятий, как "новая социальная и интернациональная общность людей - советский народ" национальные интересы как общенародные интересы не были определены, хотя это логично бы вытекало из изначального понимания "интереса" (нужды, потребности)- и "нации". Предполагалось, что "после полной победы коммунизма всестороннее сближение наций приведет к постепенному исчезновению национальных различий".- Нация понималась, только исходя из значения в узком смысле, как "исторически сложившаяся форма общности людей, которая приходит на смену народности"- и рассматривалась лишь как составная часть народа наряду с народностями. Вместо национальных интересов руководством правящей партии и страны были предложены "общечеловеческие ценности" в качестве главного национального приоритета. Таким образом, исходя из предложенных понятия и классификации интересов, национальный интерес возникает только тогда, когда его субъектом выступает этническая нация, что не равнозначно общенародному интересу. Поэтому необходимо рассматривать понятие "нация" в широком смысле как равнозначное "народу", а национальные интересы определять исходя из степени их общности. Некоторые ученые предлагают решение этой проблемы за счет введения понятия "общенациональные интересы".

Формирование системы взглядов и подходов по определению государственной политики национальной безопасности по защите национальных интересов в условиях становления новой государственности России началось при следующих исходных условиях, предопределивших как особенности, так и трудности этого процесса.-

В национальном отношении Россия представляет собой уникальную общность. С

одной стороны, ее можно считать мононациональной, поскольку более 4/5 населения -русские. С другой, в ней насчитывается более 100 народностей, проживающих в основном компактно на своих исторических землях и сохранивших, несмотря на мощное притяжение русского языка и культуры, свои языки, культуру, обычаи, традиции, сознание самобытности, причем многие народности сохранили собственную субгосударственность или приобрели различные формы политической автономии в составе России. При доминирующей роли православного христианства около 20% населения исповедуют ислам, существуют крупные общины приверженцев буддизма, иудаизма, практически всех основных конфессий. Таким образом, несмотря на безусловно ведущую и интегрирующую роль русского народа, Россия не стала "нацией-государством" как другие развитые страны мира. У русского и других народов, населяющих нашу страну, есть свои специфические потребности, которые должны быть согласованы и учтены во внутренней (особенно национальной) и внешней политике российского государства. В силу этих обстоятельств доминирует точка зрения, что общие интересы всего населения России как целостного социально-политического образования выражают интересы россиян, которые и должны быть положены в основу национальных интересов России.

Существует различие между государственными и общественными мотивами, потребностями человека, влияющими на формирование национальных интересов.

Повсюду в мире, в том числе в странах, обладающих давними демократическими традициями, существует большая или меньшая степень расхождения между тем, как понимают национальные интересы элита и "простой народ", правящие круги и оппозиция. У бюрократического аппарата, составляющего костяк государственного механизма, имеются собственные интересы, далеко не всегда совпадающие с потребностями общества и интересами граждан. В России, больше, чем где-либо, государственный интерес издавна доминировал над общественным, первое место среди приоритетов однозначно отдавалось могуществу российской державы, а не благосостоянию ее граждан. Такой подход сохранялся и в советское время. Демократические реформы 80-90-х гг., положив начало формированию гражданского общества, создали предпосылки для того, чтобы в понимании национальных интересов, а значит в

формулировании задач внутренней и внешней политики, достигался разумный баланс между непосредственно "державными" и общественными потребностями, принимались во внимание интересы различных социальных групп, частные интересы и права граждан в их совокупности.

Особенностью современной России является и переходное состояние российского общества. Концептуализация же национальных интересов и национальной безопасности России в условиях только еще начавшегося и встречающего все нарастающие осложнения процесса перехода от системы распределения материальных и трудовых ресурсов к системе обмена в условиях самой начальной и поэтому самой трудной стадии становления гражданского общества со всей очевидностью требует достаточно самостоятельных подходов. Демократические реформы далеки от завершения. Все еще остро стоит проблема перехода от сверхцентрализованной к рыночной экономике, к интегрированию в международные экономические структуры. Десять лет лихорадочных перемен, местами разрушив, а местами основательно подорвав господствовавшую в течение 70 лет систему ценностей, не водрузили еще на ее место иной системы. Безбрежный плюрализм, близкий к анархии, до крайности затруднял достижение общественного консенсуса по ключевым вопросам, а значит - четкое формулирование национальных интересов. Разработке целостной доктрины национальной безопасности в серьезной мере препятствовало отсутствие политического согласия основных элитных групп общества по базовым концептуальным вопросам в этой сфере. В то же время многие понимали, что концепция национальных интересов могла бы выполнить функцию консолидации общества вокруг базовых ценностей, которые разделяло бы подавляющее большинство граждан, невзирая на имеющиеся между ними идейные, социальные, национальные и конфессиональные различия.

Дискуссии и концептуальные поиски в отношении целостной концепции национальной безопасности до середины 1990-х гг., в основном, шли в научных кругах и в обществе и затрагивали такие вопросы, как определение национального интереса России в сопоставлении с национальными интересами других мировых держав; выяснение места национальной безопасности в структуре национального интереса; определение основных путей обеспечения национальной безопасности. При этом следует признать, что современная

отечественная научная мысль и нынешние подходы элитных кругов российских политиков, испытывая давление политической конъюнктуры, тем не менее в их стремлении к теоретическому осознанию цивилизационно-исторического самоопределения России развиваются в русле повтора прежних традиций сосуществования двух интеллектуальных

направлений XIX в. - славянофильства и западничества, идущих от И. Киреевского и А. Хомякова, П. Чаадаева и С. Соловьева.

Либерально-западническое течение тяготело преимущественно к научно-исторической форме изучения своеобразия "русского пути" (в лице так называемой государственной школы П. Анненкова, Т. Грановского, К. Кавелина, С. Соловьева и Б. Чичерина, что идеологически было связано с подготовкой и проведением либеральных преобразований 1860-х г.), в последующем развитое позитивистской школой исторической науки (В. О. Ключевский, П. Н. Милюков, Н. П. Павлов-Сильванский), соединенного с марксизмом у Г. В. Плеханова, М. Н. Покровского и в советской историографии, а у Л. Н. Гумилева - с системой ценностей отечественной духовной традиции. В трехтомнике "Россия" А. С. Ахиезера идеологические ориентации его опыта построения научной теории вновь принимают либеральную окраску. Характерна в этой связи его опора не только на современные западные теории модернизации, но и на некоторые идеи государственной школы русской историографии XIX в. Цивилизационно-историческая специфика российской государственности, с точки зрения Кавелина, Соловьева и Чичерина, определяется расхожим фактом взаимодействия или даже своеобразного синтеза трех элементов - стихий общественной (народной) жизни: славянско-европейского (первоначальный родовой быт русских славян), западноевропейского или "варяжского" (правительственная княжеская власть и дружинное начало) и общеевропейского (христианство). Квинтэссенцией неолиберальной трактовки национальных интересов России сегодня можно признать доклад профессора-философа из МГУ В. Ильина на одной из конференций в 1993 г. в МГУ, посвященной проблемам россиеведения (идентификации ее национальных интересов), в котором он сформулировал несколько идиом, которые не должны лечь в основу фундаментальной российской национально-государственной идеологии, чтобы Россия была "достойна автономной концепции собственного величия,

крепящегося на подвижном балансе "родного и вселенского"". Надо признать, что эти положения говорят о серьезном центристском перемещении идей данного направления, так как они по ряду позиций сегодня перекликаются с положениями русской идеи, философское обоснование которой дал еще в 1888 г. Вл. Соловьев в своем докладе "Русская идея", опубликованном впервые в России после его смерти в 1909 г. Выступая тогда против националистической ограниченности, он определил основное содержание этой идеи как не разделение, а синтез, культурно-историческое единство человечества, призванное противостоять "множеству центробежных сил". Хотя сущностные черты русской идеи формировались в процессе многовековой истории народа, что отразил И. А. Ильин: "возраст русской идеи есть возраст самой России", соловьевскую линию истолкования русской идеи продолжили В. Розанов, Н. Бердяев, С. Булгаков, Вяч. Иванов, Л. Карсавин, П. Струве. А. Изгоев, Г. Федотов, А. Лосев, И. Ильин и др.-

Одной из первых современных попыток целостного подхода в определении национальных интересов и безопасности, видимо, следует считать доклад "Стратегия для России"-, где при определении национальных интересов и национальной безопасности России

используют следующие предпосылки: а) объективная слабость России, перешедшей в состав "средних держав"; б) потеря стратегического интереса Запада к России, обусловленного как уже упомянутой ее слабостью, так и неизбежной "замкнутостью на себе" развитых стран Европы. "Достаточно ясно, - указывается в докладе, - что финансовые ограничения, экономические интересы, отсутствие возможностей серьезного экспорта капитала, высокая ресурсная самообеспеченность диктуют необходимость возврата к традиционной для России континентальной стратегии, полный отказ от навязанного коммунистическим мессианством и случайностями истории глобального вовлечения СССР

в дела всего мира".- В 1994 г. в монографии Э. А. Позднякова "Нация, национализм, национальные интересы" проблемы национальной безопасности России рассматриваются через призму ее национальных интересов и комплекса угроз ее единству и целостности.— Тогда же в коллективной работе "Опыт национально-государственной идеологии" было проведено достаточно полное исследование проблем национальной политики и идеологии, в том числе в обеспечении национальной безопасности.—

Первое Послание Президента РФ Федеральному Собранию РФ (1994 г.) впервые официально продекларировало в качестве важнейшей патриотической задачи государственничество, а не построение как ранее гражданского общества. В то же

время семь основных пунктов в Послании по укреплению государственности в России (законность; борьба с преступностью; экономические реформы с возрастающей опорой на внутренние ресурсы и укрепление начал государственного регулирования экономики; инвестирование культуры, образования и науки; новая региональная стратегия -"вертикальный федерализм"; отстаивание "благополучия и достоинства соотечественников, везде, где бы они не проживали", и судьба, в первую очередь, россиян в ближнем зарубежье; активизация внешней политики с переносом ключевого направления в страны Содружества и полное использование потенциала международных организаций, "исходя из национальных интересов России") лишь

косвенным образом отражали будущую доктрину национальных интересов.

Появление первых концептуально обоснованных построений позволило ряду авторов выделить противоречия в экономической сфере при определении "национальных интересов" и "национальной безопасности" России в середине 1990-х гг.: выбор источников преодоления кризисных явлений (внутренние резервы или зарубежные инвестиции) и порядок распоряжения ими (центральная власть и/или местные интересы). Выбор источников преодоления кризиса в виде материальной и финансовой помощи развитых стран влечет за собой ориентацию на внедрение в России элементов западной политической культуры и идеологии. Ориентация на мобилизацию собственных резервов находится вполне в русле российской политической традиции и предполагает развитие, основанное на творческом применении российской политической культуры и рационального использования ценностей российской государственности, таких, как примат идейно-политических стимулов к интеграции территорий, политические рычаги мобилизации ресурсов и направленность экономики на самообеспечение.

Свое видение этого понятия дала группа ученых под руководством Г. X. Шахназарова по итогам проведенного в 1995-1997 гг. исследования, исходя из ценностных ориентации и национальных целей. Под национальными интересами они предложили понимать "осознанные и официально выраженные (на уровне закона, государственной доктрины, государственной политики) потребности страны, соотнесенные с основными ценностными ориентациями российской цивилизации", под национальными целями - "сформулированные в соответствии с национальными интересами властью и принятые народом установки на достижение будущего состояния общества, государства и личности, при котором единственным и высшим критерием оценки деятельности государства и власти может и должно быть благополучие народа".— Если ценностные ориентации выступают как категории вечные, определяющие, то национальные интересы и национальные цели -категории подвижные, изменчивые, что обусловлено конкретными геополитическими и

стратегическими условиями, внутренней и международной ситуацией, характером имеющихся и зарождающихся противоречий и порождаемыми ими угрозами национальной безопасности в конкретно-исторической обстановке. По их мнению, необходимо, прежде

всего, перестать "забалтывать" проблему перечнем десятков и сотен "приоритетов" и вернуться к собственным цивилизационным ценностям, имея при этом в виду, что сохранение России - это, прежде всего, сохранение, сбережение русского народа, как общечеловеческой ценности, как носителя наиболее важных духовных качеств российской цивилизации. Речь идет о русском народе прежде всего потому, что он все еще остается носителем единства, защиты, помощи, безопасности не только для самого себя, но и для других народов, выступающих вместе с ним как единая общность, он выступает носителем общинного духа, т. е. той самой ценности, которая в любых, самых трагических испытаниях не только помогала выжить, сохранить себя и других, но и подняться на уровень общепланетарного значения. Вот почему благополучие русского народа- это благополучие России в целом, что всегда понимали и понимают противники Великой России (например, не случайно А. Даллес в качестве основного метода разрушения России предлагал антирусский национализм). Именно ценностные ориентации российской цивилизации и русский народ как ведущая ее сила определяют цели, приоритеты, интересы национальной безопасности.

На этой основе они делают вывод, что основной национальный интерес, стоящий перед современной Россией, заключается в воссоздании самобытного, уникального многонационального сообщества (государственного образования), демократического государства на собственной цивилизационной основе, государственного образования, способного вобрать в себя достижения иных цивилизаций, но не подменить ими свою самобытность. При этом интеграцию России в международное сообщество следует рассматривать, прежде всего, как средство обеспечения национальных интересов, так как при превращении интеграции в самоцель, да еще по чужому сценарию, как показал короткий исторический опыт новой России, происходит разрушение России, так как достижение этой цели сопряжено с отказом от основных ценностных ориентации российской цивилизации, с потерей экономической и политической независимости. Достаточно полное системное изложение национальных интересов было

дано в последние годы в трудах ученых из Санкт-Петербургского Университета МВД РФ.—

В то же время приведенные доктринальные и нормативные положения нельзя назвать полными и достаточными, так как они не раскрывают механизмов определения интересов, их соотношения и реализации, что предопределено рядом существующих нерешенных проблем, в том числе мдтодологического порядка.

Проблемы. Важной методологической проблемой является соотношение национальных интересов и национальной безопасности.— С одной стороны, безопасность понимается как защищенность самих национальных интересов, с другой, безопасность сама может быть определена как наиболее важный национальный интерес, поскольку обеспечение безопасности - непременное условие - conditio sine qua поп - выживания страны, без чего невозможно достижение любых других целей. В то же время в условиях кризисного характера развития общественных процессов в нашей стране существует реальная опасность слияния предметов национальных интересов и собственно национальной безопасности. В результате возникла тенденция включать в это понятие едва ли не всю проблематику жизни и деятельности современного общества. Тем самым оно размывается, на этой основе уже не построить четкой программы действий. Кроме того, в общественном сознании постепенно утверждается мысль: "Нам угрожают отовсюду", что приводит появлению стереотипов о постоянстве угроз для жизни, к выводам о необходимости "сильной руки", о возможности "полицейского государства".

Отсюда другой методологической проблемой в определении национальных интересов является установление их объектного состава. Характерно, что в отличие от английского языка, допускающего употребление понятия Nation в качестве синонима понятия State , в русском два эти понятия нация и государство четко различаются. И хотя при определении понятия национальных интересов авторы уже упоминавшегося доклада исходили из потребностей

страны, в дальнейшем они уточнили, что понимают под национальными интересами наиболее существенные потребности российского общества и государства, удовлетворение которых обеспечивает их существование и развитие и которые, поэтому являются важнейшими целями внутренней и внешней политики. В то же время к недостаткам данного подхода, на наш взгляд, следует отнести то, что в этом понятии национальных интересов отсутствуют потребности личности как основа интересов человека. Следует признать, что это достаточно распространенная ошибка, когда забывают включать этот элемент в структуру национальных интересов. Производным такого подхода является понимание национальной безопасности как совокупность только государственной и общественной безопасности.— В другом случае предлагается "при формулировании понятия "национальная безопасность Российской Федерации" отмечать, что оно относится не только к российскому государству и обществу, но и к российским народам, всему многонациональному народу России, что в определенной степени разъяснило бы и обеспечило необходимую увязку определения "национальный", используемого в названии данного понятия, с его формулировкой".—С последним трудно согласиться, поскольку выделение в качестве самостоятельного субъекта многонационального народа РФ и российских народов, организованных по национальному признаку (автор, видимо, имел в виду нации, в узком смысле этого понятия), с одной стороны, будет неполным (можно выделить в составе общества не только социальные общности по национальному признаку, но и по родовому - семья, по профессиональному - профсоюзы, по политическому - партии и т. д.), а с другой - это будет не совсем логичным, так как в соответствии с положениями теории государства и права народ является неотъемлемым атрибутом государства как определенной коллективности, ассоциации, интегрируемой публично-властными отношениями и институтами, как государственно организованного общества или политико-территориальной и

структурно-организованной формы общества.— В науке конституционного права при этом под народом подразумевается 1) все население данного государства независимо от его деления на какие-либо национальные общности или 2) обособленную от других национально-культурную общность, которая может и не быть связана с территорией какого-либо государства.— Исходя из международной практики понятие "народ" включает племя, группу племен, народность, этническую нацию, религиозную общность, языковую общность. Справедливость наших замечаний подтверждается предложениями других ученых о расширении объектного состава в понятии безопасности, например, А. А. Тер-Акопов считает, что следует "ввести дополнительно такие объекты безопасности, как семья, коллектив, международное сообщество".—

На наш взгляд, национальная безопасность, исходя из субъектного состава, включает в себя три составляющие: государственную безопасность, общественную безопасность и безопасность человека (личную безопасность). Если первая прямо связана с противодействием угрозе независимости и территориальной целостности страны, оборонному потенциалу, конституционному строю и связана с защитой институтов, обеспечивающих безопасность этих ценностей, то вторая отражает потребность защиты общественного порядка, собственности во всех ее формах, безопасности личности; третья

же характеризует защищенность интересов, прав и свобод человека. Взаимозависимость этих трех составляющих национальной безопасности очевидна.

Отсюда следующая методологическая проблема в определении национальных интересов -установление соотношения при этом интересов личности, общества и государства^ . Ослабление любой из этих составляющих - ущерб для страны в целом и для конкретной личности в частности, равно как и перекос в определении приоритетов также не менее опасен. Превращение, например, в 1930-е гг. государственной безопасности в абсолютную величину (тождественно

национальной безопасности) привело страну к террору, массовому уничтожению граждан, подавлению общества и личности, оценке их интересов лишь через призму интересов государства. Государственная безопасность тогда отражала политическую формулу: народ и общество для государства. В конце 1980-х - начале 1990-х гг. заявленный приоритет общественной безопасности в силу приоритета целей и задач построения гражданского общества сопровождался разрушением структуры органов государственной безопасности, что (осознанно или неосознанно) определялось стремлением утвердить принцип правового государства: государство для личности и общества. Во второй половине 1990-х гг. было проведено множество исследований, конференций, семинаров, слушаний, итогом которых стали проекты, программы и концепции по этой теме. Среди них можно выделить проект "Политика национальной безопасности Российской Федерации" (1996-2000), подготовленный в Российском научном фонде. Авторы предложили решение через общенациональную идею, национальные интересы, ценности, цели и приоритеты. В качестве общенациональной идеи предложено считать "возрождение российского государства, обустройство России, живущей в согласии с собой и с окружающим ее миром", высшим национальным интересом и социальным идеалом России - "обеспечение развития человека, устойчивого роста уровня его жизни и благополучия на основе соблюдения его прав и свобод", которые, в свою очередь, названы "высшей ценностью", как общенациональная цель - обеспечить к 2000 г. "достойный уровень и качество жизни

91

каждого", как главный приоритет государства - развитие его граждан.— Как видно даже из этого перечисления, главной особенностью проекта является заявленный приоритет интересов человека перед общественными и государственными.— Авторы другого проекта концепции обеспечения безопасности личности, общества, государства из Международной неправительственной научно-исследовательской и образовательной

организации "РАУ - Корпорация" считают, что "определение общенациональных интересов России должно основываться на признании жизненно важных интересов личности, общества и государства в их динамике и необходимости их реализации на сбалансированной основе".— Представители Центра глобальных программ Горбачев-Фонда под руководством Г. X. Шахназарова ставят на первое место интересы общества и государства и считают, что предметную область безопасности необходимо ограничить первоочередными интересами и целями: политическая стабильность (управляемость, поддержание порядка, необходимого для нормального функционирования всех общественных и государственных институтов, защита конституционной законности, прав и свобод граждан); целостность государства (такая его структура и политический режим, которые исключают угрозу распада под воздействием внутренних противоречий); оборона (защита независимости и территориальной неприкосновенности страны от вооруженной агрессии извне); техноэкологическая безопасность (предупреждение техногенных катастроф, преодоление последствий стихийных бедствий); экономическая безопасность (обеспечение экономической самостоятельности страны как условия выживания и развития народа); внешнеполитические приоритеты (способствующие созданию максимально

благоприятной для России международной среды).— Следует отметить, что здесь существуют и другие подходы.

Если проанализировать эволюцию подхода в решении этого вопроса, то можно выделить три основных принципа в установлении соотношения интересов личности, общества и государства: приоритет интересов - паритет интересов - баланс интересов. На наш взгляд, предпочтительней принцип баланса интересов, как позволяющий наиболее полно учитывать интересы каждого субъекта в конкретных исторических и иных условиях обстановки. В то же время, и сегодня еще отсутствует механизм определения, измерения и обеспечения такого баланса интересов основных субъектов.

Важной проблемой, тесно связанной с предыдущей и требующей теоретического осмысления и законодательного разрешения, является соотношение основных субъектов и их участие в обеспечении безопасности. В системе обеспечения национальной безопасности современной России реально действуют несколько групп субъектов:

государство, осуществляющее функции в этой области через органы законодательной, исполнительной, судебной власти, органы прокурорского надзора, через систему правоохранительных органов и специальные службы (в настоящее время здесь можно выделить такие первоочередные проблемы, как разделение полномочий между субъектами обеспечения безопасности "по вертикали" - РФ - субъекты РФ - муниципалитеты и координация действий таких субъектов "по горизонтали");

общество (в лице негосударственных организаций, представленных частными охранными и детективными предприятиями и организациями, службами безопасности, фондами, научными, информационно-аналитическими центрами и иными структурами - с одной стороны, и криминальные структуры (другая часть общества), создающие "крыши" для борющихся за раздел сфер влияния и захвата собственности мафиозных кругов - с другой);

граждане, вынужденные заниматься самозащитой своих прав и законных интересов от посягательств представителей как криминальных, так, порой, и государственных структур.

Требует дальнейшего совершенствования организация взаимодействия между первым и вторым уровнем - государственной и негосударственной системами обеспечения безопасности, и определения степени и правил участия граждан в обеспечении национальной безопасности, их взаимодействия с государством и обществом.— Сегодня государство в лице своих органов рассматривает человека, в основном, как объект своей деятельности и весьма слабо оценивают его как субъекта отношений в сфере общественной и личной безопасности, что может привести к негативным последствиям. Может наступить отторжение органов общественной безопасности, слабая осознанность своей зависимости от общества, появляется тенденция

превращения этих органов в самодовлеющую силу, концентрирующую свое внимание на чисто профессиональных аспектах деятельности, а долг перед обществом все меньше осознается как основа жизнедеятельности самой системы. В конечном счете происходит пренебрежение судьбой личности уже и как объекта отношений в сфере общественной безопасности. Личность, ощущая свое бессилие и незащищенность, ищет иные пути самозащиты (железные двери и домофоны в квартирах, приемы самозащиты и телохранители, оружие и помощь представителей криминального мира и т. п.). В результате система государственной и общественной безопасности начинает рассматриваться личностью либо с равнодушием, либо как враждебная сила. Постепенно в

обществе под воздействием явлений социального и духовного характера, пренебрежения жизнью и безопасностью личности начинает утверждаться культ жестокости и насилия.

К числу нерешенных пока проблем следует отнести и соотношение интересов по срокам их реализации (долгосрочные, среднесрочные, краткосрочные). Об актуальности этой проблемы говорит то обстоятельство, что пока ни один из заявленных национальных интересов в современной России не реализован в установленные сроки; и соотношение интереса и информации, о чем писал еще К. Маркс ("идея неизменно посрамляла себя, как только она отделялась от интереса"-) и на что указывает само понятие "интерес" во втором его значении - желание вникнуть в суть, узнать, понять,— т. е. здесь требует осмысления возможность использования второй организующей функции информации - внешней информации как средства организации социальных систем.

С учетом изложенного и на основе анализа приведенных положений, содержащихся в доктринальных и нормативно-правовых документах, можно выделить следующие жизненно важные интересы в информационной сфере:

а) для личности: •

соблюдение и реализация конституционных прав и свобод человека и гражданина на поиск, получение, передачу, производство и распространение объективной информации; •

реализация права граждан на неприкосновенность частной жизни, защита информации, обеспечивающей личную безопасность; •

использование информации в интересах не запрещенной законом деятельности, физического, духовного и интеллектуального развития; •

защита права на объекты интеллектуальной собственности; •

обеспечение права граждан на защиту своего здоровья от неосознаваемой человеком вредной информации;

б) для общества: •

обеспечение интересов личности в информационной сфере; •

построение правового социального государства; •

упрочение демократии, построение информационного общества; •

духовное обновление общества, сохранение его нравственных ценностей, утверждение в обществе идеалов высокой нравственности, патриотизма и гуманизма, развитие многовековых духовных традиций Отечества, пропаганда национального культурного наследия, норм морали и общественной нравственности; •

достижение и поддержание общественного согласия; •

предотвращение манипулирования массовым сознанием; •

приоритетное развитие современных телекоммуникационных технологий, сохранение и развитие отечественного научного и производственного потенциала;

в) для государства: •

создание условий для реализации интересов личности и общества в информационной сфере и их защита; •

формирование институтов общественного контроля за органами государственной власти; •

• безусловное обеспечение законности и правопорядка; •

создание условий для гармоничного развития российской информационной инфраструктуры; •

формирование системы подготовки, принятия и реализации решений органами государственной власти, обеспечивающей баланс интересов личности, общества и государства; •

защита государственных информационных систем и государственных информационных ресурсов, в том числе государственной тайны; •

защита единого информационного пространства страны; •

развитие равноправного и взаимовыгодного международного сотрудничества.

Философский словарь / Под ред. И. Т. Фролова. Изд. 5-е. М, 1986. С. 168.; Изд. 6-е, перераб. и доп. М, 1991.

С. 162.

2

" Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 23. С. 47.

3 Ожегов С. И. Словарь русского языка. Изд. 22-е, стереотип. М, 1990. С. 252.

4 Философский словарь / Под ред. И. Т. Фролова. Изд. 5-е. М, 1986. С. 311.

"Философский словарь / Под ред. И. Т. Фролова. Изд. 6-е, перераб. и доп. М, 1991.С. 287.

"Национальные интересы и проблемы безопасности России. /Доклад по итогам исследования, проведенного Центром глобальных программ Горбачев-Фонда в 1995-1997 гг. (Руководитель Проекта - член-корр. РАН Г. X. Шахназаров). М, 1997.

7 См. об этом: Русская идея // Сборник. М., 1992. Размышления о России и русских. "На европейскую дорогу,

марш!" Штрихи к истории русского национального характера. М., 1996; Ключевский В. О. Русская история.

Полный курс лекций в 3-х кн. М, 1993; Соловьев С. М. Чтения и рассказы по истории России. М, 1990;

Платонов С.Ф. Лекции по русской истории. М, 1993; Геллер М, Некрич А. История Россия. В 4-х т. М, 1996;

Данилевский Н. Я. Россия и Европа. М, 1991; Носовский Г. В., Фоменко А. Т. Империя / Русь, Турция,

Китай, Европа, Египет. Новая математическая хронология древности. М., 1996; Река времен. Книга истории и

культуры. В 5-ти т. М.,1996; Конинский Г. История русов или малой России. Репринтное воспроизведение

издания 1846 г. Киев, 1991; Бердяев Н. А. Самопознание. М, 1990; Касьянов А. А. Дух нации. Основа

государственного строительства и жизнеобеспечения народов. Ч. 1. Ростов-на-Дону, 1999; Русские. Этно-

социологические очерки. М, 1992; Хохряков Г.Ф. Русские. Кто мы? М, 1993; Зеньковский В. В. История

русской философии. В 2-х т. и 4-х кн. Л., 1991; Новгородцев П. И. Идея права в философии В. С. Соловьева.

Речь, произнесенная на торжественном заседании Психологического общества в память о В. С. Соловьеве 2

февраля 1901 года // Ежегодник ИНИОН РАН "Человек: образ и сущность (гуманитарные аспекты). Человек

и власть". М, 1992. С. 71-75.

о

"Подготовлен рабочей группой Совета по внешней и оборонной политике (неправительственной организации) в составе: Л. Вайнберга, А. Грачева, К. Затулина, С. Караганова, Е. Кожокина, М. Масарского, Н. Михайлова, В. Рубанова, В. Третьякова при участии А. Арбатова, С. Благоволина, С. Колесникова, А. Коновалова, В. Можаева, В. Никонова, С. Ознобищева, С. Рогова, К. Сорокина, С. Станкевича, Г. Явлинского при использовании также открытых разработок МО и МИД России.

9 Стратегия для России (доклад) // Независимая газета. 1992.19 авг.

Поздняков Э. А. Нация, национализм, национальные интересы. М., 1994.

Ильин В. В., ПанаринА. С, Рябов А. В. Россия: опыт национально-государственной идеологии. М., 1994.

12 Национальные интересы и проблемы безопасности России /Доклад по итогам исследования, проведенного

Центром глобальных программ Горбачев-Фонда в 1995-1997 гг. (Руководитель Проекта - член-корреспондент

РАНГ. X. Шахназаров). М., 1997.

11 См. об этом: Особенности правового обеспечения национальных интересов Российской Федерации. СПб.,

1998; Идеологические ориентиры России. Основы новой общероссийской национальной идеологии. В 2 т. /

Под общ. ред. С. В. Степашина. М.,1998. 14

Лопатин В. Н. Энергетика и безопасность // Япония сегодня. 1998. № 1. С. 7.

Например, с таких позиций выступал И. П. Рыбкин, будучи Секретарем Совета безопасности России: "Проблема обеспечения национальной безопасности должна решаться комплексно, с точки зрения общих и

долгосрочных интересов государства и общества". (Рыбкин И. П. К безопасности - через согласие и доверие. М, 1997. С. 4).

Каламанов В. А. Национальная безопасность Российской Федерации и межнациональные конфликты

(теоретико-правовой анализ). Автореф. дисс. докт. юрид. наук.СПб., 1999. С. 22. 17

Венгеров А. Б. Теория государства и права. Учебник для юридических вузов. Изд.З-е. М, 1999. С. 72-99.

18 Большой юридический словарь. М, 1997. С. 395.

19

Тер-Акопов А. А. Безопасность человека. М, 1998. С. 11.

20

Лопатин В. Н. О приоритетах государственной власти России // Сборник материалов круглого стола

"Регионы России: путь в новое тысячелетие". М, 1999. С. 43-46. 21 Политика национальной безопасности Российской Федерации. (1996-2000). Проект// Научные доклады.

Российский научный фонд. М., 1996. 22 На аналогичных позициях стоят и представители Фонда национальной и международной безопасности

(руководитель Шершнев Л. П.), А. А. Тер-Акопов и др. См.: Безопасность человека // Учебно-методическое

пособие для преподавателей образовательных учреждений по курсу "Основы безопасности

жизнедеятельности". М, 1994. С. 7-117. 23 Концепция обеспечения безопасности личности, общества, государства // Белая книга российских

спецслужб. С. 177-200. 24 Национальные интересы и проблемы безопасности России. М., 1997.

25

Прохожев А. А. Национальная безопасность: основы теории, сущность, проблемы. М., 1996; Возжеников

А. В., Прохожев А. А. Система жизненно важных интересов России. М, 1997. 26

Лопатин В. Н. О реформе правоохранительных органов // Уголовная политика России - прошлое,

настоящее, будущее. Сборник материалов. Вып. 1. М, 1997.

—Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 2. С. 89.

28

Ожегов С. И. Словарь русского языка. С. 252.

<< | >>
Источник: Бачило И.Л., Лопатин В.Н., Федотов М.А.. Информационное правоСПб.: Юридический центр Пресс, 2001. – 789 с.. 2001

Еще по теме 12.1. Понятие, предмет информационной безопасности и ее место в системе обеспечения национальной безопасности:

  1. 12.5. Право и законодательство в сфере обеспечения информационной безопасности и их место в системе российского права и законодательства России
  2. 5. Обеспечение информационной безопасности
  3. ОБЕСПЕЧЕНИЕ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
  4. ОРГАНЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
  5. 12.4. Принципы, задачи, функции и стандарты обеспечения национальной безопасности
  6. Информационная составляющая национальной и международной безопасности
  7. § 6. Международная безопасность и национальная безопасность Российской Федерации
  8. 3. Обеспечение безопасности в глобальном информационном пространстве
  9. Тема 12. Правовые основы обеспечения информационной безопасности России
  10. 1. Понятие информационной безопасности
  11. КУЧЕРЯВЫЙ Михаил Михайлович. ИНФОРМАЦИОННОЕ ИЗМЕРЕНИЕ ПОЛИТИКИ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ В УСЛОВИЯХ СОВРЕМЕННОГО ГЛОБАЛЬНОГО МИРА, 2014
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -