<<
>>

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. НОВАЯ МОДЕЛЬ ДЕМОКРАТИИ?

Согласно знаменитой «карте» Норберто Боббио, одной из важнейших задач современной политической философии является поиск ответов на радикальные вопросы по таким темам, как оправдание власти, основа политических обязательств, природа хорошего управления и само значение слова «политика».
По моему личному мнению, предмет политической философии можно с немалой пользой расширить, включив в число изучаемых вопросов проблемы, присущие более углубленным категориям политической теории, в том числе те, что принадлежат к западной гуманистической и демократической традиции и к выдвинутой ею программе эмансипации. Мне представляется, что это позволит политической философии в современном «постмодернистском» культурном климате иметь некоторые основания для того, чтобы притязать на известную общественную пользу в том смысле, что позволит ей отказаться от поисков прибежища в упрямой защите условий существования нынешней власти. Однако при подобном подходе исследование политической теории превращается в рискованное интеллектуальное упражнение, которое может спровоцировать, даже в эпоху всеобщего разочарования в идеологии, недоверие и раздражение, причем не только в кругах интеллектуального истэблишмента. Впрочем, подобная реакция ни в коем случае не будет беспричинной в том случае, если на поставленные радикальные вопросы не удается — и невозможно — дать столь же глубокие ответы. И это, разумеется, тем более верно в нынешних обстоятельствах, когда классические проблемы политической философии все более усложняются в результате растущей глобализации и повсе местного переплетения политических ресурсов, социальных рисков и причин конфликтов. Создается впечатление, что политической философии, начиная по крайней мере со времен Руссо и Канта, был присущ неизбежный элемент интеллектуального и морального малодушия — в тем большей степени, чем более бескомпромиссной она становилась.
Надеюсь, что эти замечания помогут объяснить мое нежелание предъявлять на суд читателя какое-либо формальное заключение к данной книге или, выражаясь более конкретно, какой-либо реальный проект новой модели демократии. На самом деле очень сильно сомневаюсь, что, даже если такая модель была бы создана, она могла бы кого-нибудь заинтересовать или иметь значение за пределами чисто академических кругов. Поэтому я ставлю перед собой задачу не строить модель демократии, а указать на ряд моментов общего характера, по моему мнению вызывающих однозначную необходимость в реконструкции демократической теории. Их назначение в первую очередь состоит в том, чтобы выделить мою реалистичную позицию, хотя, возможно, в слишком жесткой форме, из прочих философско-политических парадигм. Но помимо этого, как я надеюсь, мои замечания сыграют роль пусть неполных, но конструктивных указаний, полезных для определения первых шагов в сторону более углубленных исследований. В связи с этим, вероятно, следует также отметить мою обеспокоенность тем, что мои представления о будущем демократии и вероятной судьбе информационных обществ, по всей вероятности, кое-кому покажутся чрезмерно пессимистичными. Само собой, уже написаны горы литературы о кризисе современности и лежащей в ее основе философии Просвещения, так что мне, по-видимому, следует как-то оправдаться перед читателями. В каком-то смысле я не огорчусь, если мои взгляды окажутся ошибочными и если иные интерпретации «фактов» и иные прогнозы докажут мою неправоту. Безусловно, не следует исключать возможность того, что иные наблюдатели, обладающие большим воображением в социологическом плане и более оптимистичные, чем я, найдут возможность занять более утешающую и, возможно, даже более поучительную теоретическую точку зрения. Тем не менее перспективы не только развития, но даже простого сохранения демократических институтов в постиндустриальных обществах представляются мне крайне сомнительными — и не только вследствие «эволюционных рисков», которые я попытался обрисовать в этой книге, то есть тенденций, свойственных политическим системам, которые управляют все более сложными обществами.
Существуют также «внешние риски», угрожающие будущему демократии, которые вынужденно остались за рамками данной книги, но которые, по моему мнению, требуют широкого междисциплинарного исследования. Под «внешними рисками» я понимаю явления, за- и 1 U трагивающие весь мир: нынешнии демографическии взрыв, сопровождающийся возрастающим неравенством между небольшим числом демократических (и богатых) стран и большим числом недемократических стран, которые отнюдь не испытывают экономический рост — напротив, уровень жизни миллионов их жителей непрерывно снижается; массовые перемещения населения, к которым, по всей вероятности, приведут эти условия, расистскую реакцию и кровавые конфликты по вопросу о получении гражданства, которые наверняка будут спровоцированы объективным требованием равноправия, стоящим за этими перемещениями; постоянную военную угрозу, усиливающуюся вследствие широкого распространения ядерного, химического и биологического оружия в странах, где наблюдается экономический рост, а в бедных странах — вследствие неудержимого расползания терроризма, принимающего международный размах (собственно, терроризм сегодня даже можно назвать до ступ ной для бедных альтернативой экономического и военного превосходства великих держав и их участившихся попыток совместно образовать мировое правительство под эгидой ООН); нарастание тенденции к экологическому дисбалансу, который повлечет неисчислимые последствия не только для качества жизни на планете, но и для самих политических структур индустриальных стран. Самым тревожным аспектом этой возможности беспорядков, перенаселения и загрязнения окружающей среды является «недостаточность полиса», на которую ссылается Дэвид Белл, подразумевая под этим термином нехватку политического мышления и способности к управлению, которые бы своим уровнем соответствовали очевидному размаху, сложности и взаимозависимости проблем, требующих решения. Однако, по моему мнению, такая точка зрения не оправдывает катастрофических или апокалипсических настроений, хотя бы в силу крайней ненадежности бесчисленных предсказаний о будущем нашей планеты.
Но вместе с тем она также не оправдывает консервативного оптимизма таких мыслителей, как Фридрих Хайек, Карл Поппер и их многочисленных последователей, появившихся даже в бывших социалистических странах. Не оправдывает она и оптимизм другого рода, проявляемый теми, кто, подобно Ральфу Дарендорфу, усматривает в «посткоммунизме» ситуацию, особенно благоприятствующую прогрессу свободы, процветания и демократии. Наконец, она не может служить опорой и для упорных попыток Юргена Хабермаса соткать обрывки современного дискурса и представить получившееся при этом покрывало Пенелопы как своего рода «философскую первую помощь», способную излечить отчаяние и демократов, и социалистов. Скорее, с моей точки зрения, следует опасаться того, что крах социализма, вместе с кончиной его эпохальных ожиданий о поражении капитализма и формального представительства, отнюдь не вдохнув свежие силы в либерально-демократические и социал- демократические идеалы, напротив, затянет их в «демократическую меланхолию» — переплетение апатии, алчности и потребительской фрустрации, о чем недавно призывали задуматься Паскаль Брюкнер и Корнелиус Касториадис.
<< | >>
Источник: Дзоло, Д. Демократия и сложность: реалистический подход. 2010

Еще по теме ЗАКЛЮЧЕНИЕ. НОВАЯ МОДЕЛЬ ДЕМОКРАТИИ?:

  1. Современный этап развития историографии внешней политики Российской Федерации в Центральной Азии (с 2002 г.)
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -