<<
>>

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Анализ различных трактовок и подходы к анализу консерватизма (как мировоззрения, идеологии, религиозной доктрины, совокупности ценностей, набора догматов, познавательной теоретической установки, инстинктивной философии, типа мышления и т.д.) позволяет заключить, что всю совокупность подходов можно свести к двум основным: идеологическому и мировоззренческому.
Если для мировоззренческого консерватизма приоритетами являются народная культура и ее ценности, то для идеологического консерватизма — сохранение и развитие государственной власти в той форме, которая сложилась и существует в данный конкретный исторический момент. Для первой половины XIX века такой формой власти являлось самодержавие. В двух основных методологических подходах к консерватизму заложены разные ценностные доминанты. Для идеологического консерватизма главная ценность — государственная власть и ее форма, а для мировоззренческого главная ценность — народная культура и ее ценности. Более того, в основе этих двух подходов лежит различное понимание способов и методов политического развития и управления обществом и государством. Согласно идеологическому подходу управлять культурой можно посредством идеологии, более того, с ее помощью можно трансформировать ценности народной культуры. Сторонники мировоззренческого подхода считают приоритетной народную культуру и ее ценности, что является фундаментальным признаком консервативного мировоззрения. В мировоззренческом консерватизме инструментом развития народной культуры служит государственная политика, а в идеологическом консерватизме народная культура является инструментом для реализации и достижения идеологических задач. Бинарный методологический подход позволяет рассматривать письменное наследие русской консервативной мысли первой половины XIX века как результат, с одной стороны, мировоззренческого восприятия дейст- вительности, когда народная культура и её ценности являются краеугольным камнем социального и политического развития, а с другой — идеологической работы по формированию идеального понимания государственной власти в России и идеологического обоснования политического могущества и развития Российской империи во главе с самодержцем.
Бинарный подход к анализу русского консервативного наследия в России имеет не только теоретическую, но историческую и культурную обусловленность. Русские мыслители XIX века М. П. Погодин, славянофилы (А. С. Хомяков, Ю. Ф. Самарин), Ф. И. Тютчев, а также Б. Н. Чичерин, А. Д. Градовский, М. Н. Катков, Л. А. Тихомиров отмечали бинарность российского консерватизма. Заслуга М. П. Погодина и ранних славянофилов состоит в том, что они одними из первых указали на связь консерватизма с народной культурой, при этом в русской социально-политической мысли отмечалось и другое возможное содержание консерватизма: рутина, реакционность, отстаивание в политических отношениях статус-кво, противостояние росту и движению вперед. Четкое разграничение между идеологическим консерватизмом и консерватизмом, опирающимся на народную культуру, описал на стыке XIX и XX веков В. В. Розанов, который выделил политический (практический) и культурно-народный (идейный) консерватизм. Бинарный подход к консерватизму развивался в трудах русских религиозных философов XX века: у Н. А. Бердяева, С. Л. Франка, Г. П. Федотова и Н. О. Лосского, а также в публицистике православного священника Д. И. Ромашкова. Бинарное понимание консерватизма в той или иной мере свойственно и советским историкам, обращавшимся к рассмотрению русской социально-политической мысли первой половины XIX века. В частности, С. С. Дмитриеву, А. Л. Янову, Ю. М. Лотману. Этот подход развивают и современные исследователи истории и теории консерватизма в России: Д. Н. Бакун, В. М. Камнев, Э. А. Попов, М. Ю. Чернавский, С. А. Шестаков, А. А. Ширинянц, В. Н. Шульгин, и др. Таким образом, бинарный подход к пониманию консерватизма имеет длительную историю, сохраняется и развивается уже на протяжении трех веков. В результате можно утверждать, что бинарное понимание консерватизма является традиционным в русской социально-политической мысли. Бинарный подход (политико-идеологический и культурномировоззренческий) имеет историческое и теоретическое обоснование, что свидетельствует о том, что он является верным подходом и к анализу социально-политического наследия русских консервативных мыслителей первой половины XIX столетия.
В настоящем исследовании впервые проанализирован важный термин русской консервативной мысли XIX века — «истинный консерватизм». Данное понятие подчеркивает специфику русской социально-политической мысли, которая, по утверждению С. В. Перевезенцева, в большей степени является духовно-политической мыслью. И именно в термине «истинный консерватизм» соединилось политическое, культурное и религиозное понимание русского консерватизма и его сущности. При этом «истинный консерватизм» использовался в противовес «ложному консерватизму», который часто отождествляли с рутиной, реакционностью, закреплением в политических отношениях статус-кво. Иными словами, традиционное представление о консерватизме как о бинарном феномене, в истории русской социально-политической мысли выразилось в двух его трактовках как «истинного» и «ложного» консерватизма. Предпосылки формирования бинарного подхода в России имеют глубокие исторические и культурные корни, выходящие далеко за хронологические рамки первой половины XIX столетия. Многие политологи, философы, историки русской культуры отмечают дуальность русской культуры, к примеру, об этом писали С. П. Шевырев, Г.В. Флоровский, А. Д. Шмеман, И. Л. Солоневич, В. В. Розанов, а также современные исследователи А. А. Ширинянц, И. В. Кондаков, А. С. Паначева, И. И. Глебова и др. В истории социально-политической мысли эта дуальность отчетливо проявилась в ходе дискуссии между «нестяжателями» (или «заволжскими старцами») и «иосифлянами». В результате, в этой, на первый взгляд исключительно религиозной, а по сути — социально-политической и культурной полемике, сформировалось два идейных течения русской культуры. Главной ценностью для «заволжских старцев» являлось духовное, идеальное начало, а для «иосифлян» — социально-политические институты (прежде всего церковь и государство). Именно на эти традиционные, глубинные основания опирается русская консервативная мысль, главная ценность для которой, с одной стороны, идеальная сфера — народная культура и православная вера, а с другой, институты — церковь и государство во главе с самодержцем. Необходимо заметить, что представители «нестяжательской» традиции в русской консервативной социально-политической мысли, начиная с С. П. Шевырева, пытаются созидать и культивировать идею синтеза и единства русской культуры и политических отношений в ней. Тем самым ценность единства у представителей этого направления русского консерватизма имеет очень важное, даже первостепенное значение. По большому счету, историческая миссия «нестяжательского» консерватизма в русской социально-политической мысли и политическом процессе заключается в созидании единого культурного и политического пространства на просторах России, а также в развитии интеграционных проектов, направленных на развитие культурных связей между Россией и Европой с одной стороны, и Азии — с другой. Именно такая интеграционная идея прослеживается во многих работах С. П. Шевырева, который, в первой половине XIX столетия являлся ярким представителем и продолжателем традиции «заволжских старцев». И это не случайно, так как он одним из первых проанализировал труды преподобного Нила Сорского, а также работы его исторического и духовного оппонента Иосифа Волоцкого. Консервативная социально-политическая мысль опирается на духовные, и прежде всего, на религиозные традиции. В русской консервативной социально-политической мысли такой духовной ценностью является православная вера. В первой половине XIX века представители русской консервативной мысли выступили выразителями православной традиции. Это стало переломным моментом в поисках идейной основы самодержавной власти, которая в начале XIX столетия пыталась опереться на католическую (Мальтийский орден) или протестантскую (Библейское общество) традицию. Православная церковь не могла противостоять самодержавной власти в силу упразднения патриаршества и подчинения государству через Святейший Правительствующий Синод. В такой ситуации русская консервативная мысль, в первые десятилетия XIX века, стала выражать, защищать и отстаивать в светской культуре и политике православную традицию, тем самым обращая внимание высшего общества на необходимость опираться в государственном и политическом управлении на народную культуру и ее ценности. В результате, русская консервативная мысль в секуляризованном культурном пространстве страны становится идейной защитницей от внешних идейных конструктов, направленных на изменение ее религиозных традиций, политических институтов и отношений. Заимствования самодержавной власти, безусловно, не ограничивались религиозной сферой. Конституционные идеи в период правления Александра I были реализованы в отдельных частях Российской империи — Царстве Польском и Великом княжестве Финляндском. Влияние конституционных идей на русскую консервативную мысль очевидно. Во-первых, они стимулировали реакцию в виде идеологического обоснования незыблемости самодержавной власти в России и целостности Российской империи (Н. М. Карамзин, М. П. Погодин). Во-вторых, конституционные идеи стали предметом рассуждения в консервативной мысли, что выразилось в теории постепенной трансформации политической системы в сторону большей политической свободы (С. С. Уваров), а также в идее о возможности принятия конституционной хартии, которая не ограничит власть самодержавия, а провозгласит равенство подданных и свободу крепостных (С. П. Шевырев). При этом первая тенденция (идеологическое охранение самодержавия) после восстания декабристов, развития революционных процессов в Европе и с приходом к власти Николая I взяла верх в русской консервативной мысли. На содержание русской консервативной мысли первой половины XIX века оказывали влияние революционные и секуляризационные процессы в Европе. Русские консервативные мыслители в своих работах отстаивают религиозное, православное мировоззрение и право народа на собственную систему ценностей. При этом консерваторы «иосифлянской» традиции восприняли революцию и секуляризационные процессы как прямую угрозу самодержавию, а представители «нестяжательской» традиции помимо политических рисков для политической системы увидели в революционных идеях еще и угрозу полной секуляризации русской культуры. Значительное влияние на содержание русской консервативной социально-политической мысли оказал процесс осмысления национальной культуры. Связь русского консерватизма с народной культурой является органичной и закономерной. Просвещенная элита начала XIX века в России не была русской по своей культуре, так как воспитывалась на иностранном, преимущественно, французском языке и культуре. Консервативная мысль актуализировала возрождение русской культуры в просвещенных кругах, особенно после 1812 года. Отечественная война 1812 года оказала значительное влияние на содержание и направление русской консервативной социально-политической мысли. Война и ее итоги сформировали запрос, во-первых, на идеологическое обоснование военного и геополитического могущества России, а во- вторых, на культурное единство просвещенных кругов российского общества и народа России. И консервативная мысль ответила на запрос, с одной стороны, консервативной теорией исторического развития Российской империи во главе с православным самодержцем, а во-вторых, культурной политикой, основанной на синтезе общечеловеческих ценностей и ценностей русской народной культуры. Система социально-культурных ценностей, которую в своих текстах описали консервативные мыслители, имела разветвленную структуру и не ограничивалась только тремя фундаментальными ценностями русской консервативной мысли (православие, самодержавие, народность). В этом отношении особого внимания заслуживает аксиологическая система, которую обосновал в своих работах С. П. Шевырев. Его идеи значительно расширили социально-культурную систему ценностей русской консервативной мысли. Именно он предложил объединить русские ценности с универсальными, общечеловеческими ценностями. Поэтому, признавая самодержавие, православие и народность, Шевырев добавляет к ним такую ценность, как русский язык и общечеловеческие ценности: изящество (в искусстве), истину (в науке), добродетель (в гражданской жизни). Такое широкое сочетание ценностей придает консервативной мысли еще большую социальную, культурную значимость. Народность невозможна без русского языка, ценность самодержавия снижается без добродетели, а для православия важно совершенствование, которую Шевырев рассматривал как базовую идею и ценность христианства. Тем самым Шевырев меняет отношение консерваторов к ценностям. Если Уваров представляет консервативное крыло русских мыслителей, которое подразумевает под консервативными ценностями только воплощенные в общественной реальности институты и отношения, то Шевырев предложил рассматривать как ценности идеальные сущности, к которым общество в целом и отдельные социальные институты должны стремиться. В рамках реконструкции социально-культурных ценностей русской консервативной мысли первой половины XIX века рассмотрен ряд дискуссий, которые состоялись между консервативными мыслителями в тот период и оказали влияние на формирование социально-культурной ценностной системы. Во-первых, это дискуссия о том, какой язык является ценностью — русский, разговорный (Карамзин, Шевырев) или старославянский, церковный (Шишков). Во-вторых, дискуссия в определении того, что является главной миссией русского языка: социо-культурное единство народа (Карамзин, Шевырев) или в достижение внутриполитических и внешнеполитических задач (Шишков, Погодин). В-третьих, религиозная дискуссия, в ходе которой выяснилось, что православие для русских консервативных мыслителей является безусловной ценностью, но его трактовки у некоторых консервативных мыслителей различались. Если для Шишкова православие — это, прежде всего, религиозный институт и идеология российской государственности, то для Шевырева — это духовное и идеальное начало, которое способствует усовершенствованию всех областей бытия, в том числе, и социально-политических институтов и отношений, а также является ценностью для всего человечества. В результате анализа текстов консервативных мыслителей и с учетом дискуссий среди консервативных мыслителей, становится возможным обозначить следующие социально-культурные ценности в русской консервативной мысли первой половинный XIX века: православие, народ, совершенствование, русский язык, изящество (в искусстве), истина (в науке), добродетель (в гражданской жизни). При этом необходимо отметить, что консерваторы по-разному понимали практическое значение социальнокультурной системы ценностей. Одни считали (Шишков, Уваров), что ее необходимо применять для решения актуальных политических проблем, с целью защиты национальной культуры от экспансии со стороны представителей иных культур (прежде всего западной). Другие (Карамзин, Шевы- рев) считали, что социально-культурная система ценностей имеет в первооснове культурную задачу — объединить просвещенное общество и народ на основе русской культуры, объединить общечеловеческие ценности и ценности русской культуры. Основной ценностью в системе политических ценностей русских консерваторов первой половины XIX столетия является самодержавие. Более того самодержавие было системообразующей политической ценностью русских консервативных мыслителей и политических деятелей. При этом самодержавие трактовалось,с одной стороны, как идеальная форма государственной власти, которая имела идеальные качества в прошлом (Карамзин) или совокупность идеальных качеств, которые достижимы в будущем (Ше- вырев), а с другой стороны — самодержавие рассматривалось консерваторами утилитарно, как форма организации государственной власти при помощи которой Россия может занять и удерживать лидирующее место в международных отношениях и мировой политике (Погодин, Уваров). Идеальная трактовка самодержавия не отрицала самодержавия, воплощенного в реальности, а представляла собой аксиологическую программу развития самодержавия и российской государственности. При этом самодержавие в идеальной трактовке не имело самоценности, так как приобретало качество ценности только при стремлении к социально значимым ценностям: справедливости, добродетели, мудрости, просвещении, законности, порядку, общему благу. Социально значимые ценности в консервативной мысли приобретают политический характер, так как именно от их воплощения в социальной практике самодержавие становилось ценностью. В результате можно говорить об иерархии политических ценностей в консервативной мысли, которая рассматривала самодержавие как идеальную ценность: ценности первого порядка — это социально-значимые ценности, а ценность второго порядка, политическая ценность — самодержавие. При этом в трактовке Шевырева политическими ценностями первого порядка выступают свобода и равенство. Более того, мыслитель не исключал принятие конституционной хартии, которая бы и закрепила равенство и свободу подданных, при сохранении самодержавной власти. Ценность свободы и равенства прослеживается и в работах Уварова, но при этом он отмечал, что они достигаются постепенно в процессе исторического развития. Также необходимо заметить, что в рамках идеального понимания самодержавия фиксируется критика реальной самодержавно-политической системы. Шевырев видел в укреплении самодержавной власти одну из причин сохранения в России крепостного права. А во влиянии азиатских политических нравов Шевырев усматривал причину наличия в России стеснения женской свободы, холопства, торговли людьми (крепостными), взяточничества в судах, а также отождествление царя (самодержца) с Богом. Утилитарное понимание самодержавия в русской консервативной мысли привело к формированию консервативной доктрины, в которой раскрывался механизм достижения Россией лидирующего положения в мировой политике. Главной ценностью данного направления русской консервативной мысли была Россия как первая и великая держава в мире (Уваров, Погодин). При анализе политических ценностей установлено, что в рамках консервативной мысли они классифицируются на идеальные (справедливость, добродетель, мудрость, просвещение, законность, порядок, общее благо, свобода, равенство) и на реальные или воплощенные в конкретных институтах или отношениях (самодержавие и Россия как мировая держава). Такое разделение создает две системы консервативных политических ценностей: идеальную и охранительную. Первая система — идеальная, которая рассматривала самодержавие как гарантию реализации в социальной жизни идеальных ценностей. Вторая — охранительная, направленная на формирование идеологемы, доказывающей, что Россия достигает мирового лидерства благодаря культурно-историческому и гуманитарному развитию и при непосредственном содействии самодержавной власти. При этом Россия как мировая держава рассматривается как наивысшая политическая ценность, поэтому все имеющиеся ресурсы должны быть направлены именно на достижение и удержание лидирующего положения. Тема русского консерватизма и его ценностной системы обширна и многоаспектна. Естественно то, что за пределами настоящей работы остались многие сюжеты и исследовательские проблемы, ждущие своей научной разработки. Безусловно и то, что предложенный в настоящем исследовании подход к реконструкции аксиологической системы русской консервативной мысли первой половины XIX века можно применять и для иных исторических периодов развития консерватизма в России. В этом отношении тема русского консерватизма и его ценностной системы имеет потенциал для дальнейшего развития.
<< | >>
Источник: Горохов А.А.. КОНСЕРВАТИЗМ В РОССИИ И ФОРМИРОВАНИЕ СИСТЕМЫ КОНСЕРВАТИВНЫХ ЦЕННОСТЕЙ В РУССКОЙ СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ МЫСЛИ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКА. 2015

Еще по теме ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  1. § 3. Окончание предварительного следствия с обвинительным заключением
  2. § 5. Действия и решения прокурора по уголовному делу, поступившему с обвинительным заключением (обвинительным актом)
  3. § 5. Заключение экспертов
  4. Консультативное заключение Международного Суда от 1951 г.
  5. г) Иные случаи допустимости доказательств - допустимость экспертного заключения
  6. § 2. АКТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ, НЕПОСРЕДСТВЕННО ПОРОЖДАЮЩИЕ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВО, ИСПОЛНЕНИЕ КОТОРОГО СВЯЗАНО С ЗАКЛЮЧЕНИЕМ ДОГОВОРА
  7. 8.1. Заключение эксперта-почерковеда как объект оценки субъектом доказывания
  8. Процессуальные и тактические средства исследования и проверки заключения эксперта-почерковеда
  9. 23.1. Направление уголовного дела с обвинительным заключением прокурору
  10. § 4. Заключение эксперта как средство доказывания. Требования, предъявляемые к заключению эксперта
  11. 5. Стандартные минимальные правила Организации Объединенных Наций в отношении мер, не связанных с тюремным заключением (Токийские правила)
  12. § 6. Решение прокурора по делу, поступившему с обвинительным заключением
  13. 10.5. Действия и решения прокурора по уголовному делу, поступившему с обвинительным заключением или обвинительным актом
  14. Глава 9. СТАДИИ СУДЕБНО-ЭКСПЕРТНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ. ЗАКЛЮЧЕНИЕ ЭКСПЕРТА
  15. ПЕРЕВОД РАБОТНИКА НА ДРУГУЮ РАБОТУ В СООТВЕТСТВИИ С МЕДИЦИНСКИМ ЗАКЛЮЧЕНИЕМ
  16. § 5. Заключение эксперта
  17. 13.3. Понятие, значение и структура обвинительного заключения
  18. 13.5. Вопросы, разрешаемые прокурором и его решения по уголовному делу, поступившему с обвинительным заключением
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -