<<
>>

ВВЕДЕНИЕ НЕЗАПЛАНИРОВАННОЕ СОБЫТИЕ

Что-то странное произошло в конце 1990-х. Десятилетием ранее либеральный капитализм праздновал победу после краха коммунистических режимов. Фрэнсис Фукуяма лихо заявлял, что такое развитие событий знаменует собой Конец Истории: крах коммунизма показал, что никакая прогрессив- ная системная альтернатива либеральному капитализму невозможна.1 Мало кого подкупил предложенный Фукуямой странный коктейль из неогегельянской философии и рейга- новской воодушевленности.
Но многие согласились с его сутью. Во всяком случае, постмодернизм и его отпрыски (на- пример, постколониальная теория), завоевавшие прочные позиции в либеральных англоязычных университетах, за- долго до этого провозгласили и приход фрагментированного, пестрого мира, в котором сама мысль о том, чтобы поставить под сомнение либеральный ка- питализм, грозит возрождением тоталитаризма, ответствен- ного за Освенцим и архипелаг Гулаг.2 Куда более важно, что то же общее представление нашло свое отражение также и в государственной политике. В 1990 году экономист Джон Уильямсон придумал выражение для обозначения не менее десятка областей политики, в которых лица, принимающие решения, во всем мире согласились с неолиберальной программой, - финансово-бюджетная дисциплина, приоритеты расходов на государственные нужды, налоговая реформа, финансовая либерализация, конкурентный валютный курс, либерализа- ция торговли, прямые иностранные инвестиции, привати- зация, дерегуляция и права собственности.3 Во время дли- тельного бума 1950 - 1960-х такая политика по большей части была бы отвергнута и объявлена фантазией экономических еретиков, мечтающих о возврате в девятнадцатый век: пре- обладавшая точка зрения в том или ином виде отражала 9 утверждение Мейнарда Кейнса о том, что стабильность капитализма зависит от государственного вмешательства в деле обеспечения полной занятости. Поэтому Сьюзен Джордж лишь слегка преувеличивает, когда пишет: .4 Но первый крупный послевоенный спад середины 1970-х создал более благоприятную обстановку для восприятия этих ересей.
В результате серьезной политической и идеологичес- кой борьбы неолиберализм все же сменил кейнсианство в качестве общепринятой экономической теории и практики. На протяжении 1980-х Рональд Рейган в Соединенных Шта- тах и Маргарет Тэтчер в Великобритании с успехом прово- дили политику свободного рынка, преодолев сопротивление как части истэблишмента, так и влиятельных групп рабочих вроде американских авиадиспетчеров в 1981 году и британ- ских шахтеров в 1984 - 1985 годах. К концу десятилетия сло- жилась благоприятная обстановка для того, чтобы эти ново- введения стали общим правилом на мировой арене. С одной стороны, долговой кризис, унаследованный от второго значительного экономического спада в начале 1980-х, дал Международному валютному фонду и Всемирному банку ры- чаги, в которых они нуждались, чтобы заставить правитель- ства стран принять неолиберальные про- граммы ; с другой стороны, крах коммунизма позволил Соединенным Штатам, в част- ности, оказать поддержку режимам-преемникам в Централь- ной и Восточной Европе, а также в бывшем Советском Со- юзе при проведении , которая внезапно вывела их экономику из состояния контролируемой государ- ством автаркии и способствовала вхождению в высоко кон- курентный мировой рынок.5 На глобальном уровне навязывание неолиберальной орто- доксии, по крайней мере отчасти, отражало осознанную стратегию, которой следовали удачливые американские ад- министрации для сохранения гегемонии Соединенных Шта- тов в эпоху, наступившую после окончания холодной войны: 10 само название, данное этой политике, - -указывает на роль, которую сыграл в ее осуще- ствлении институциональный комплекс, связующий воеди- но Министерство финансов США, МВФ и Всемирный банк.6 Но особое значение торжество этих идей приобрело после их признания многими левыми во всем мире. Третий путь воз- ник как лозунг, призванный отделить Билла Клинтона как от рейгановского республиканизма, так и от государственнического подхода к экономическим и со- циальным проблемам, олицетворяемого такими прежними президентами-демократами, как Франклин Рузвельт и Лин- дон Джонсон.
В сущности, приверженность администрации Клинтона к неолиберальной программе вскоре получила свое подтверждение в ее активных и успешных усилиях, в тесном союзе с крупным бизнесом и республиканскими правыми, направленных на склонение конгресса к принятию Северо- американского соглашения о свободной торговле (НАФТА) в 1993 году.7 Проповедуемый с миссионерским рвением Тони Блэром и его придворным философом Энтони Гидденсом требовал одобрения того, что выдавалось за экономическую необходимость. Глобализация объявила устаревшими такие проверенные левые средства, как перераспределение и го- сударственную собственность; обновленный должен был сочетать либеральную экономику и авторитар- ную социальную политику, несколько приукрашенную ком- мунитарной риторикой.8 В итоге произошло, если можно так выразиться, изъятие политики из политики: с учетом того, что с либеральным капитализмом согласны все значимые фигуры, политические дебаты могут вестись только вокруг второстепенных технических проблем и конкретных лично- стей. В такой обстановке успех Тони Блэра не вызывает удив- ления: последствия его господства в британской политике наилучшим образом проявились в удивительно скучных все- общих выборах июня 2001 года. Отсутствие существенных различий между двумя ведущими кандидатами было важ- ным фактором неожиданного успеха Жана-Мари Ле Пена во время первого тура президентских выборов во Франции в апреле 2002 года, когда он оттеснил премьер-министра, 11 Лионеля Жоспена, на третье место. Казалось, что конец идеологии, несколько преждевременно объявленный Дэниелом Беллом в начале 1960-х, наступил окончательно и бесповорот- но. Или, скорее, одна идеология окончательно вытеснила все остальные. Перри Андерсон, один из ключевых интеллектуа- лов западных левых последнего поколения, писал: .9 К тому времени, когда это суждение было озвучено в нача- ле 2000 года, оно уже стало достоянием истории. Ибо что-то неприятное произошло в конце ноября 1999 года в Сиэтле. Всемирная торговая организация собралась в этом городе, чтобы начать новый раунд переговоров о торговле. На пове- стке дня стояла либерализация торговли в сфере обслужи- вания: инвестиционные банки и мультинациональные кор- порации, которые уже неплохо заработали на приватизации, жадно устремили свои взоры на множество государственных и муниципальных служб, которым до сих пор удавалось вы- живать. Что могло стать более подходящим местом для оче- редной победы , чем Сиэтл, сто- лица , воспевавшейся тогда множеством профессиональных экономистов и консультантов по инвес- тициям? Но появились какие-то незваные гости - 40000 де- монстрантов, среди которых были самые разные люди: от представителей основных американских профсоюзов (на- пример, водители грузовиков, докеры, машинисты) до мно- гочисленных неправительственных организаций и объеди- нений активистов, озабоченных проблемами, к примеру, окружающей среды, взаимовыгодной торговли и долга . Число и воинственный настрой протестующих, а также использованные ими передовые методы организа- ции застали власти врасплох. Возникшая сумятица поме- шала западным правительствам (не имевшим единого мне- ния, в частности, по ряду спорных вопросов между США и Европейским союзом) объединить свои усилия и побудила представителей стран не поддаваться на за- 12 пугивание со стороны больших держав. Итак, переговоры по- терпели провал. Асфальтовый каток неолиберализма, по крайней мере на какое-то время, приостановил свое дви- жение. При этом Сиэтл не был дымом без огня. Застигнутые врас- плох неолиберальные комментаторы и некоторые старые левые назвали демонстрантов протекционистским сбро- дом.10 Но успех протеста помог придать миллионам людей во всем мире готовность также бросить вызов неолиберализму. Симптомом глобализации, которому тем не менее следует дать объяснение, стал быстрый рост числа встреч на выс- шем уровне, обозначенных множеством акронимов - G8 (), МВФ (Международный валютный фонд), ЕС (Европейский союз), АТЭС (Азиатско-тихоокеан- ское экономическое сотрудничество), АЗСТ (Американская зона свободной торговли)... Выступления протеста, на- правленные главным образом против этих встреч, распрост- ранялись с невероятной скоростью - Вашингтон (16 апреля 2000 года), Мийо (30 июня 2000 года), Мельбурн (11 сентяб- ря 2000 года), Прага (26 сентября 2000 года), Сеул (10 октяб- ря 2000 года), Ницца (6 - 7 декабря 2000 года), вновь Вашинг- тон (20 января 2001 года), Квебек-Сити (20 - 21 апреля 2001 года), Гетеборг (14 - 16 июня 2001 года)... В ходе всех этих выступ- лений кривая противостояния между демонстрантами и по- лицией росла, достигнув высшей (на настоящий момент) точ- ки в гигантских выступлениях протеста во время саммита в Генуе 20 - 21 июля 2001 года, когда по- лиция использовала деструктивную тактику меньшинства демонстрантов (из анархистского ), чтобы развязать вакханалию насилия, приведшую к убийству мест- ного юноши Карло Джулиани. После Генуи Financial Times опубликовала ряд статей по теме , пытаясь проследить возникно- вение явления, названного . В нем уча- ствовали десятки тысяч активистов, связанных с глобаль- ным политическим движением, которое охватывает десятки миллионов людей. Немногим более десятилетия спустя после падения Бер- линской стены и обещанного Фрэнсисом Фукуямой , ... усиливается ощущение того, что глобальный капитализм опять вынужден отстаивать свои идеи... Новая волна политической активности масс сосредоточилась вок- руг простой идеи о том, что капитализм зашел слишком да- леко. Причем проявляется она и как общий настрой, и как движение, нечто контркультурное. Она движима подозрени- ем, что компании, вынуждаемые фондовой биржей постоян- но бороться за увеличение прибыли, разоряют окружающую среду, уничтожая жизнь и не выполняя обещания обогатить бедняков. К тому же она питается опасением, что демокра- тия не в силах их остановить, поскольку считается, что по- литики куплены компаниями, а международные политичес- кие институты рабски следуют корпоративной программе.11
<< | >>
Источник: Алекс Каллиникос. Антикапиталистический манифест. 2005

Еще по теме ВВЕДЕНИЕ НЕЗАПЛАНИРОВАННОЕ СОБЫТИЕ:

  1. 14.3. Анализ события
  2. 17.4. Прогнозирование событий
  3. КОНТРОЛЬНЫХ СОБЫТИЙ
  4. Метод ключевых событий
  5. События или мероприятия
  6. УПРАВЛЕНЧЕСКАЯ ДИАГРАММА КОНТРОЛЬНЫХ СОБЫТИЙ
  7. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ДИАГРАММЫ КОНТРОЛЬНЫХ СОБЫТИЙ
  8. ЧТО ТАКОЕ ДИАГРАММА КОНТРОЛЬНЫХ СОБЫТИЙ?
  9. ВЫПОЛНЕНИЕ АНАЛИЗА КОНТРОЛЬНЫХ СОБЫТИЙ
  10. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ АНАЛИЗА КОНТРОЛЬНЫХ СОБЫТИЙ
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -