Задать вопрос юристу

ВОЗВРАЩЕНИЕ ЗАБЫТОЙ ТРАДИЦИИ 1

Традиционалист утверждает: решение заключено в том, чтобы воссоздать более раннюю концепцию гражданских добродетелей и общего блага, в особенности воплощенную в аристотелевской традиции, а также то, что некоторые авторы называют республиканской традицией2.

В духе этого подхода иногда предлагается, но еще чаще подразумевается, что когда-то и где-то был Золотой век гражданской добродетели, когда общественная жизнь в основном подчинялась поголовной преданности общему благу.

Однако, как уточняется далее, вера в общее благо отошла на зданий план или даже погибла. Ее заменили эгоизм, пристрастия к радикальному моральному релятивизму, позитивизму и к другим чуждым вере в общее благо концепциям.

Когда и где Золотой век существовал, когда и где он пришел к концу — вот вопросы, отмеченные двусмысленностью и несогласием. По мнению Элисдера МакИн-тайра, аристотелевская традиция длилась в Европе на протяжении «восемнадцати или девятнадцати веков после Аристотеля», когда «современный мир закономерно подошел к отказу от классического взгляда на природу человека — и с утратой большей части того, что было ключевым для моральности» [Maclntyre 1984: 165]. Для Поко-ка традиция простирается несколько позднее. Хотя он

Часть пятая. Пределы и возможности демократии 457

возводит происхождение современных республиканских идей к Аристотелю и к аристотелевской традиции Средневековья, в его интерпретации ключевая кристаллизация этих идей произошла в гражданском гуманизме Флоренции, который, в свою очередь, «сформировал существенную часть наследия последующего восприятия политического европейцев и американцев» [Pocock 1975: 84\. Гордон Вуд считает: «Жертвование индивидуальными интересами ради более высокого блага целого, сформировало сущность республиканизма и снабдило американцев идеалистической целью их Революции... Эта республиканская идеология одновременно закладывала основы и помогала сформироваться американским концепциям того, каким образом их общество и политика должны быть устроены и направляемы» [Wood

1969: 54\.

Порой от нас ожидают вывода, что нам следует отвергнуть современность и вернуться к аристотелевским республиканским убеждениям Золотого века. Хотя подобное иногда просто подразумевается, Элисдер МакИнтайр формулирует его вполне отчетливо: «Современная систематическая политика, будь то либеральная, консервативная, радикальная или социалистическая, прямо должна быть отвергнута по той причине, которая питает истинную преданность традиции добродетелей, поскольку сама современная политика в своих институциональных формах являет систематическое отрицание данной традиции» [Maclntyre 1984: 255].

Хотя эти и другие ученые предлагают нам вернуться к более ранним традициям политической добродетели и общего блага, они не предоставляют нам и крупицы доказательств того, что современная политическая жизнь в демократических странах менее моральна и благопристойна или что люди, включенные в социальную действительность менее преданны общественному благу, чем это было на протяжении многих лет, когда традиции, которые они описывают, доминировали в духовном мире. Они предлагают — и при всей значимости их сочинений это все, что они предлагают, — только описания некоторых аспектов моральных и философских взглядов сравнительно небольшого количества относительно выдающихся знаменитостей, причем в той доступной мере, в какой такие взгляды были зафиксированы.

Но они не демонстрируют или не пытаются показать, что в те времена, когда эти взгляды превалировали среди элит, политическая жизнь даже отдаленно не приближалась к идеалам, олицетворенным «традицией», и в еще меньшей сте-

458

Р.Даль. Демократия и ее критики

пени соответствовала их возвышенным требованиям. На самом деле, ни один из авторов, которых я назвал, даже не утверждал, что политическая жизнь когда-либо находилась под существенным воздействием идеалов. Вуд и МакИнтайр прямо отвергают подобное мнениеЗ.

И по очень хорошей причине. В конечном счете, предметом «Государя» Макиавелли была политическая жизнь Италии, какой ее автор знал в свое время. Столкновение политических идеалов с политической реальностью потрясло его современников. По некоторым оценкам, это был удар, от которого аристотелевская традиция так никогда полностью не оправилась*.

Если стенания по поводу упадка или исчезновения аристотелевской и республиканской традиций строго рассмотреть с учетом собранных учеными свидетельств, то они касаются сравнительного — на фоне последнего века или около того — упадка или исчезновения определенных взглядов на добродетель и общее благо, которые когда-то и где-то получали распространение среди отдельных элит. Но уж если подобные взгляды не обеспечили более высоких стандартов поведения в общественных делах, чем это происходило в совсем недавние времена, должны ли мы столь горько сокрушаться об их исчезновении? Разве не вполне вероятно, что реставрированная политическая идеология, столь плохо сочетаемая с политической действительностью, причинит больше вреда, затемняя реальность, чем пользы, поощряя гражданские добродетели? Если мы сегодня в меньшей степени шокированы «Государем» Макиавелли, нежели его современники, это не потому, что политическая жизнь в современных демократических государствах хуже, чем в итальянских городах-государствах. Можно доказать, что

Трудно найти подобные оценки за пределами посредственных учебников или сочинений догматических моралистов. Серьезные исследования дают прямо противоположную трактовку. Так, пресловутый «шок» трактуется, например, Джоном Поко-ком как импульс («момент»), которым Макиавелли придал республиканской традиции мощное развитие [Pocock 1975]. Ущерб был нанесен прямолинейному морализаторству, а не аристотелевским добродетелям. В то же время действительное отступление доблести и расчета (ragione) под давлением жизненных обстоятельств — фортуны (fortuna), признаваемое Макиавелли, объяснялось им вступлением в исторический цикл упадка. В идеале же (и в другой фазе цикла) тот же Макиавелли утверждал приоритет доблести перед судьбой — virtu vince fortuna (доблесть побеждает судьба) [Skinner 1978, 1: 186—189]. Часть пятая. Пределы и возможности демократии 459

она гораздо более достойна и общественно одухотворенна. Однако в силу установки на различение политическую жизнь в идеальных государствах от политической жизни в реальном государстве мы менее склонны набрасывать вуаль идеализации на повседневную политику.

<< | >>
Источник: Даль Р.. Демократия и ее критики / Пер. с англ. Под ред. М.В.Ильина. — М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН). — 576 с.. 2003

Еще по теме ВОЗВРАЩЕНИЕ ЗАБЫТОЙ ТРАДИЦИИ 1:

  1. Никто не забыт. Ничто не забыто
  2. § 23. Замена одного исполнения другим. - Замена вещи ее ценою. - Определение цены при возвращении. - Русский закон по поводу возвращения имения законному владельцу. - Случаи сей замены в русском законе
  3. Н. “Забытые группы” - те, кто страдает молча
  4. О ТОМ, КАК ВСПОМНИТЬ ЗАБЫТЫЙ ЯЗЫК
  5. КРЕСТОВЫЙ КАМЕНЬ, ИЛИ ЗАБЫТЫЕ ВОЙНЫ СО ШВЕДАМИ
  6. 3) Возвращение искового заявления a) Основания возвращения искового заявления
  7. Забытое путешествие: венгерский епископ граф Петер Вай (1863-1948 гг.) о Корее накануне японской агрессии
  8. b) Порядок возвращения искового заявления
  9. Возвращение неподлежаще переданного
  10. Статья 72. Возвращение письменных доказательств
  11. Возвращение из ссылки А.Д. Сахарова
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология -