<<
>>

СУВЕРЕННАЯ ДЕМОКРАТИЯ И НАЦИОНАЛЬНАЯ МОДЕЛЬ МОДЕРНИЗМА

Нас удивляет и радует такой формат встречи, и я понимаю, что концепция суверенной демократии возникла как реакция на ряд процессов, которые проходили в обществе и которые можно было преодолеть, найдя некие формулы идеологического характера и формулы политического проекта.
Прежде всего, это реакция на козыревскую внешнюю политику, оранжевые революции. Наша помощь американцам в Афганистане оказалась не оцененной должным образом. Еще не успели остыть трупы на улицах Кандагара, а нас уже не приняли в НАТО, хотя Блэр это предлагал, Буш вышел из договора о противоракетной обороне, затем война в Ираке. Сыграли роль национальт ные цели России, которая стремится подняться, занять место в мире, цели власти, связанные с менеджментом российских транснациональных компаний, выходом наших компаний в глобальную экономику. Все это заставляло искать новые слова для демократии в России, которая имеет еще и национальные цели, то есть стремится также к сохранению идентичности, но< вместе с тем, к открытости миру. В термине «суверенная демократия», таким образом, глобальные процессы связывались с' правом на национальное самоутверждение. 3 Конечно, обсуждаемый текст не является сугубо теоретик ческим, и я бы хотела порассуждать о теоретическом контексте этой концепции и ее развитии. До начала глобализации Россия и другие страны развивались по модели догоняющей модерн# зации. Запад был единственным образцом развития, и, начиная с Петра I, мы шли за этим образцом, хотя тема суверенности постоянно существовала, и Россия была страной, которая никогда не была колонизирована. Но когда началась глобализация 90-х, многое изменилось, потому что в этой второй глобализации, когда коммунизм распался, произошла победа либерализма в глобальном масштабе. Капитализм стал мировой системой, появилось много новых стран, в которых задействованы капиталистические механизмы хозяйствования, и много стран, которые перешли к капитализму или к хозяйственной демократии.
Для самого Запада вопрос о том, как выращивать в этих странах субстанцию, адекватную его собственной, просто отпал. Запад оказался уже не в состоянии предложить всему миру свою модель демократии и развития. Скорее, Запад был соблазнен тем, что он может получать прибыль в этих странах. Поэтому модернизация, которая в качестве догоняющей была как бы двусторонним процессом, с одной стороны, стремлением демократических элит к преобразованию по образцу Запада, а, с другой стороны, стремлением Запада поддержать эти элиты, просто стала неосуществимой. Ведущие теоретики модернизации, такие, как Ш.Айзенштадт, С.Хантингтон, Д.Харрисон и многие другие сегодня показали, что Запад утратил статус единственного образца развития. Есть книги о множестве глобализаций, о множестве модернизаций, о значении культуры в глобализациях и модернизациях, о национальной модели модернизации, которая пришла на смену догоняющей модели. Термин «национальная модель» употребляется здесь в смысле гражданской нации, где интересы определенного государства и определенной нации представлены как интересы гражданской общности. Получается, что сегодня антиномия почвенников и западников утрачивает значение. Согласно национальной модели модернизма существует как открытость и высокий уровень вестерниза- ЦИИ’ ^ и стремление понять границы освоения чужих моделей и попытка решать собственные задачи собственными методами, ример национальной модели модернизации — китайская модель, делала доклад в Китае среди специалистов, и китайские уче ные согласились с этим, хотя им было трудно, потому что их идеологема — «социализм с китайской спецификой*, в общем- то, официальная. Им было нелегко сказать, что это национальная модель модернизации. Но они мне это сказали. И сегодняшний пестрый мир включает западный постиндустриальный капитализм, перенесенные на Восток, в Азию центры индустриального развития, а также страны сырьевой ориентации. Запад своими информационными технологиями выполняет роль менеджера мирового капитализма.
И что получается? Получается, что всюду проникает капитализм, но этот, капитализм уже не может быть всецело ориентирован на запад- ] ный образец. Он—свой собственный, я его называю — автохтонный, местный. Многие сразу «кидаются» на меня и говорят, ты хочешь, чтобы капитализм был автохтонный, чтобы демократия была автохтонной. Я повторяю, что это снимает как раз проти| воречия между почвенной и западной ориентациями. Трактовка] модели модернизации как национальной модели сегодня гово-| рит, что принцип суверенности олицетворяет, как бы второе ды| хание Вестфальской системы национальных государств. Он воз| никает, вопреки ожиданиям, в условиях глобализации. В новых индустриальных странах Азии можно видеть принцип ограни! чения капитализма культурой. Многие страны используют ка! питализм как механизм, так, как они используют «Мерседесе Они пытаются оградить общество от его разрушающего или слишком меняющего социум развития. Китайцы на пути этощ механизма поставили ценности их пятитысячелетней цившпм зации, а так же политическую коммунистическую система В Южной Корее тоже происходит нечто подобное — играют рсмя конфуцианские и коллективистские ценности. >Ш Мне кажется, термин «суверенная демократия» — это ксвР цепт, который может быть частью национальной концепщг модернизации. Хотя это политический проект, идеологема, й без этих теоретических рамок остается немножко ощущение & выдуманности. Как работающий в теоретических рамках, он Ы ретает большую ценность. Но что при этом может произойти! Может произойти то, что мы потеряем всякое различ! между демократией и недемократией, говоря, что она сувереЗ ная; между национальным капитализмом и совсем некапй® Л лизмом, если мы говорим, что он автохтонный. Конечно, при распространении демократии, при распространении капитализма они обретают национальные, особенные черты, поскольку есть культурные ограничения. И сегодня таких демократий, как западная демократия, просто не существует, сегодня, когда всего несколько государств считаются не демократиями, ясно, что демократия нетождественна западной и имеет многообразие проявлений.
Думается, что принципы суверенности и демократии связаны с рынком не все. Видимо необходимо сегодня фиксировать общие демократические черты, чтобы термин «демократии* не стал пустым ярлыком для любой политики. Это похоже на соотношение классической и неклассической концепций истины. Классическая концепция утверждала идеал научного познания, а неклассическая говорит, что мы действуем в определенных познавательных условиях. Но классическое остается ре- гулятивом. Так и демократий сегодня много, но базисные принципы демократии сохраняют принцип регулятива. В национальной модели модернизации можем увеличивать уровень вестернизации при решении проблем страны, но нельзя не видеть, что у нас свои проблемы, которые решаются собственными методами, с опорой на собственные ценности. В России, прежде всего, такие проблемы, как народонаселенческая депопуляция, наши национальные склонности к науке, территориальная целостность и т.д. Я пыталась показать, что теоретическая работа необходима даже для развертывания идеологических и политических тезисов. Спасибо.
<< | >>
Источник: А.А. Гусейнов. Демократия для России — Россия для демократии. 2008

Еще по теме СУВЕРЕННАЯ ДЕМОКРАТИЯ И НАЦИОНАЛЬНАЯ МОДЕЛЬ МОДЕРНИЗМА:

  1. СУВЕРЕННАЯ ДЕМОКРАТИЯ И НАЦИОНАЛЬНАЯ МОДЕЛЬ МОДЕРНИЗМА
  2. ПРОБЛЕМА ЦИВИЛИЗАЦИОННОЙ ПРИНАДЛЕЖНОСТИ РОССИИ.
  3. 3. ПРОГРАММА КПСС. НА ПУТИ К ОКТЯБРЬСКОМУ (1964г.) ПЛЕНУМУ ЦК КПСС.
  4. Исламский золотой динар как средство интеграции мусульманских государств
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -