<<
>>

Современная интерпретация демократии.

Объектом исследования в данной работе является современная демократия. Демократия в переводе с греческого (demokratia < demos – народ + kratos - власть) означает власть народа. Хрестоматийной стала знаменитая формулировка, данная демократии Авраамом Линкольном в «Геттисбергском обращении» в 1863 году.
В нем перед лицом «славных павших» президент клянется, что «эта нация в державе Божией даст новое рождение свободе и что правление, принадлежащее народу, осуществляемое народом и служащее народу, никогда не исчезнет с лица Земли».12 Или в другом переводе: «клянемся, что погибшие не отдали свои жизни напрасно, что наша нация, Господом благословенная, обретет возрождение свободы, что правление народа, определяемое народом, для народа никогда не исчезнет с лица земли».13 Данная формулировка выражает различные аспекты и существенные признаки демократии, а именно: демократия исходит из самого народа, она осуществляется народом и в интересах народа. Характеристика демократии в качестве власти «для народа» предполагает перспективу, в которой демократия понимается как цель государства, достижимая с помощью политического и социального движения. Английский политолог Э.Хейвуд полагает, что демократия связывает правительство с народом, но сама эта связь может быть осуществлена разными способами: собственно как власть народа, как власть тех, кто вышел из народа, и как правление в интересах народа. 14 В соответствующих дискуссиях о природе демократии затрагивались три вопроса: «что такое народ и насколько широко должна быть рассредоточена политическая власть?»; «надлежит ли людям править самим или эту задачу они могут передоверить политикам и политическим партиям, претендующим представлять общество?»; «какие вопросы подлежат коллективному разрешению в демократическом процессе?». В данном контексте рассматривает демократию Майкл Мэнделбаум - автор изданной в 2007 г.
книги «Доброе имя демократии: подъем и риски самой популярной в мире формы правления».15 Американский политолог выделяет две главные основы демократии - свободу и народовластие, полагая, что демократия может добиться успеха лишь в том случае, если экономическая, религиозная и политическая свободы, с одной стороны, и народовластие – с другой, смогут дополнять друг друга. Народовластие с его точки зрения невозможно без национального государства, которое способствует сплоченности общества, а потому устраняет основные причины разрушительных для демократии гражданских конфликтов.16 Тем не менее, многие современные исследователи солидарны в том, что классическое определение демократии как народовластия является неубедительным, так как народ в силу своей многочисленности не может управлять страной. Сегодня является очевидным, что реальные рычаги власти и влияния находятся у лиц и органов, представляющих граждан. Для демократии принципиально важно, чтобы народ выступал в качестве источника власти, а органы государственной власти формировались через процедуру выборов гражданами, обладающими равными политическими правами. Поэтому трактовки демократии в современной политической науке достаточны широки. В политической науке при изучении данного феномена акцентируют внимание на исследовании демократии, во-первых, как формы правления, которая определяется исходя из источников власти правительства и целей, которым оно служит, во-вторых, из процедур образования органов власти. Как отмечает С.Хантингтон, «при определении демократии по источнику власти или целям правительства возникают двусмысленность и неточность, создающие серьезные проблемы…».17 Поэтому исследователи отдают предпочтение процедурному определению демократии, которое вписывается в русло демократическо-политической практики. Демократию отличает определенная процедура и результат функционирования, которые составляют сложную и упорядоченную систему переговоров внутри власти, внутри общества и между властью и обществом по поводу целей общественного развития, средств их достижения и распределения ресурсов.
Многие политологи соглашаются с тем, что политическая демократия означает свободные и соревновательные выборы, выявляющие предпочтения избирателей и формирующие органы власти. Иными словами, «демократия есть форма управления современным государством»18 или система формирования власти. Популярной в политологии является дефиниция современной демократии, которую предложил Роберт Даль, назвав ее полиархией. Полиархия - это не система власти, которая воплощает в себе демократические идеалы во всей их полноте, но правление, в достаточной степени приближающееся к таким идеалам. В контексте современности это понятие подчеркивает политический плюрализм и способность институтов нынешней демократии обеспечивать взаимодействие и согласование интересов индивидов и групп без утраты их самостоятельности и принципиального равенства. Так как любая из дефиниций демократии далека от того, чтобы быть всеобъемлющей, утверждает А.Турэн,19 следует определять демократию более усложненно и реалистически – как свободный выбор правления, представляющего интересы большинства и уважающего фундаментальное право всех людей жить в соответствии со своими убеждениями и основными интересами. Его поддерживает Ги Эрмэ, который считает, что демократия, прежде всего, означает реальную возможность для управляемых выбирать и смещать мирным путем и через регулярные промежутки времени управляющих ими.20 Свободный выбор правителей управляемыми, детерминация политического выбора по принадлежности к социальным, экономическим или культурным группам, уважение к правам человека – именно из сочетания, считают французские исследователи, этих институциональных установлений, этого нравственного индивидуализма и рождается демократия. В таком же контексте высказывается и Людвиг Мизес: цель индивидуализма – создание сферы, в которой индивид свободен думать, выбирать и действовать, не наталкиваясь на ограничивающее вмешательство государства, общественного аппарата сдерживания и принуждения.21 Поэтому приоритетным в современной интерпретации является тезис о том, что демократия не должна быть только выражением всеобщей воли, так как это может привести к устранению меньшинств и установлению бесконтрольной и неограниченной абсолютной власти.
Меньшинства должны участвовать в жизни общества, частью которого они является, признавая рациональные действия и институциональные установления демократии, отстаивая в то же время свою собственную самобытность и уважая свободу выбора своих собственных членов. Для большинства граждан их приверженность демократии основывается на убеждении, что она является единственным политическим режимом, способным обеспечить надежное сочетание защиты индивидуальных интересов и заботы об общем интересе. Ларри Даймонд разделяет выборную и либеральную демократии. Выборную демократию он рассматривает как минималистскую концепцию и определяет ее как гражданскую конституционную систему, «при которой законодательные и верховные исполнительные власти формируются на основе всеобщих регулярных, состязательных, многопартийных выборов». Истинной же демократией он считает либеральную демократию, отвечающую одиннадцати фундаментальным принципам: контроль за государством со стороны выборных органов власти, ограничение исполнительной власти властью других ветвей и конституцией, оппозиционное голосование и многопартийность в управлении, право меньшинств на отстаивание своих интересов в политическом процессе, возможность создания независимых объединений и движений, наличие альтернативных источников информации, реальная свобода индивидуумов в различных сферах, политическое равенство граждан перед законом, независимое правосудие, надежная защита граждан от вмешательства в их частную жизнь, наличие конституции. 22 Г.Г.Дилигенский при исследовании демократии акцентирует внимание на институтах, позволяющих гражданам в той или иной степени влиять на власть и политику. Отечественный ученый относит к демократическому такое общество, которое, с одной стороны, предоставляет людям «определенную степень свободы самоопределения личности – выбора формы деятельности, места жизни и работы, убеждений, источников информации и т.п. – и, с другой стороны, защиту от авторитарного произвола власть имущих, жизнь людей в рамках и под защитой закона».23 В целом следует признать отсутствие согласия между исследователями в определении демократии, наибольшим из которых отмечается расхождение в определении сфер политической жизни, охваченных демократией.
В то же время следует признать, что термин «демократия» сегодня имеет чисто политическое значение, поэтому американский политолог Филипп Шмиттер акцентирует внимание именно на данном аспекте: «Современная политическая демократия — это такая система управления, при которой правящие несут ответственность перед гражданами за свои действия в публичной сфере и воздействуют на граждан косвенным путем, через конкуренцию и сотрудничество, осуществляемое избранными представителями граждан».24 Сопоставляя демократию и автократию, Дж.Сартори определяет демократию как политическую систему, характеризующуюся отсутствием какой-либо личной власти, основывающуюся на следующем принципе: «никто не может провозгласить самого себя главой власти, никто не может удерживать власть по своему собственному произволу». Если при демократии власть распространена, ограничена, контролируема и сменяема, то при автократии власть сконцентрирована, неконтролируема, неопределенна и неограниченна».25 Р.Дарендорф рассматривает два различных значения демократии. Одно из них «конституционное, где речь идет об устройстве, дающем возможность смещать правительства без революции, посредством выборов, парламентов и т.п. Другое значение демократии гораздо более фундаментально… Демократия должна быть подлинной, управление должно быть передано народу, равенство должно стать реальным».26 Однако мыслитель сам признает, что фундаментальная демократия – это ошибка, и притом дорогостоящая. Переосмысливая понятие «демократическое общество», немецкий ученый полагает, что оно должно стать «формой жизни».27 А это возможно, по справедливому замечанию А.Донина, если демократия станет «подлинно национальным явлением».28 Следуя традициям Й.Шумпетера, С.Хантингтон использует процедурное определение демократии: «…политическая система какого-либо государства в XX в. определяется как демократическая в той мере, в какой лица, наделенные высшей властью принимать коллективные решения, отбираются путем честных, беспристрастных, периодических выборов, в ходе которых кандидаты свободно соревнуются за голоса избирателей, а голосовать имеет право практически все взрослое население».29 При этом С.Хантингтон считает необходимым учитывать ряд моментов: Во-первых, определение на основе критерия выборов является минимальным.
Во-вторых, при демократическом правлении выборные лица, принимающие решения, не обладают тотальной властью, так как разделяют власть с другими группами в обществе. Но если такие демократически избранные руководители, принимающие решения, становятся просто фасадом, за которым гораздо большую власть приобретает не избранная демократически группа, то данная политическая система является недемократической. В-третьих, созданные демократические системы могут быть не долговечными по причине низкой жизнеспособности, связанной с отсутствием стабильности, которая является ее ключевой характеристикой. В-четвертых, демократию целесообразнее рассматривать как дихотомичную величину, признавая при этом возможность существования неких промежуточных случаев, которые могут быть названы «полудемократиями». В-пятых, при недемократических режимах нет избирательного соревнования и широкого участия в голосовании. 30 Позиции Й.Шумпетера придерживается и российский философ И.А.Ильин: «Демократия заслуживает  признания и поддержки лишь постольку, поскольку она осуществляет подлинную аристократию (т.е. выделяет лучших людей); а аристократия не вырождается и не вредит государству именно постольку, поскольку в ее состав вступают подлинно лучшие силы народа. Демократия, не умеющая выделить лучших, не оправдывает себя; она губит народ и государство и должна пасть».31 Американские же исследователи Т.Дай и Л.Зиглер видят противоречивость в том, что демократия – правление народа, а сохранение ее возложено на плечи элит. В этом, по их мнению, заключается «ирония демократии: элиты должны мудро править, чтобы правление народа выжило».32 Другую интерпретацию демократии приводит английский политолог Джон Кин. По его мнению «демократия предстает как трудный и расширяющийся процесс распределения подотчетной власти между многочисленными публичными сферами, которые существуют внутри институционально различных областей гражданского общества и государства и в области их взаимодействия».33 Он рассматривает демократию как особый тип политической системы, в которой институты гражданского общества и государства имеют тенденцию функционировать как два необходимых элемента, как отдельные и вместе с тем взаимозависимые внутренние сочленения в системе, где власть, независимо от того, где она осуществляется, всегда может стать предметом публичного обсуждения, компромисса и соглашения. Британский мыслитель убежден в том, что предпочтительнее навязывать мировоззрение не с помощью дубинок, а путем установления демократии как институционально закрепленного обязательства ставить под сомнение призывы следовать неким утопичным идеалам и отстаивать плюрализм, делая упор на подотчетность обществу и создавая барьеры на пути опасной концентрации власти. Как мы видим, политические исследователи делают акцент либо на демократических институтах, либо на демократических практиках, которые рассматриваются в качестве способа ограничения власти. Так, В.М.Сергеев среди основных демократических практик выделяет те, которые, во-первых, обеспечивают переговоры «о том, кто властью обладает»; во-вторых, касаются функций власти и способов ее осуществления, регулируемых нормами и законами; в-третьих, связаны с контролем над исполнением власти, т. е. «с проблемой отклонений реального ее осуществления от существующих норм».34 Данкварт Растоу видит суть демократии в привычке к постоянным спорам и примирениям по постоянно меняющемуся кругу вопросов и при постоянно меняющейся расстановке сил. «Это тоталитарные правители, - считает американский политолог, - должны навязать единодушие по вопросам принципов и процедур, прежде чем браться за другие дела. Демократия же - та форма организации власти, которая черпает сама свои силы из несогласия до половины управляемых».35 По мнению ученого, в качестве основы демократии выступает не максимальный консенсус, а тонкая грань между навязанным единообразием, которая ведет к какой-либо тирании, и непримиримой враждой, разрушающей сообщество посредством гражданской войны или сецессии. Чтобы эта грань не разрушалась, необходимо чувство «сообщности», которое воспринималось бы как нечто само собой разумеющееся, а также сознательное принятие демократических процедур, что приведет к тому, что демократия будет успешно преодолевать очередной пункт из длинного списка стоящих перед ней проблем, расширяя зону консенсуса. Необходимо также отметить, что современная интерпретация демократии тесно связана с социальной политикой, преодолением неравенства, совершенствованием социальных институтов с учетом особенностей политической культуры, которая вносит существенный, а иногда и решающий акцент в понимание демократии и принятии обществом ее ценностей. Как отмечает американский исследователь Майкл Паренти, «демократия – нечто большее, чем набор политических процедур. Для того чтобы отвечать этому понятию, демократия должна давать существенные результаты в улучшении благосостояния народа».36 Демократия постоянно подвергается переосмыслению в зависимости от перемены внутренних и внешних обстоятельств, изменяющихся требований граждан, их ожиданий, активности и рациональной целесообразности. Поэтому автор считает, что демократия должна сочетать в себе не только наличие демократических институтов и соответствующих процедурных норм, но и разделяемые элитами и всеми гражданами общие ценности, способствующие демократическим преобразованиям, а также социальную ответственность власти, являющуюся основой ее легитимности.
<< | >>
Источник: Николай Баранов. Эволюция современной демократии: политический опыт России. 2009

Еще по теме Современная интерпретация демократии.:

  1. Джексоновская демократия: новые слои против элиты
  2. Контратака и отступление демократии
  3. § 1. Пересечение трех направлений в идеологии демократии
  4. «Неомарксистская» интерпретация отношений идеологии и науки
  5. 2. ПРОБЛЕМЫ ПОСЛЕВОЕННОЙ ИСТОРИИ США В СОВРЕМЕННОЙ АМЕРИКАНСКОЙ ИСТОРИОГРАФИИ
  6. А.В. Рубцсн НАМ НЕ ХВАТАЕТ СУВЕРЕННОЙ ДЕМОКРАТИИ ПОВСЕДНЕВНОГО ПОЛЬЗОВАНИЯ
  7. § 3. Политическая культура адвоката: ретроспектива проблемы и современность
  8. СУВЕРЕННОЕ ГОСУДАРСТВО В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ: демократия и национальная идентичность
  9. С.              Д. Савин ТИПОЛОГИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СТАБИЛЬНОСТИ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ
  10. Современные концепции естественного права интерсубъективного направления
  11. § 2. Теоретические концепции и исторические формы демократии
  12. Мусульманская концепция государства и современное государственное право стран Востока
  13. Современная интерпретация демократии.
  14. Демократии переходного периода.
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -