<<
>>

Социалистический проект

Типичной реакцией левых интеллектуалов, потерявших политические ориентиры, стало стремление свести к минимуму требования социалистического проекта. Например, на страницах «Свободной мысли» один из авторов утверждал, что «со- ?

циалистической может быть названа любая политика, направленная на ограничение рыночной стихии и на перераспределение доходов»1.

Между тем марксистская традиция всегда настаивала на том, что перераспределение не обязательно служит социальной справедливости, а базовые потребности (basic needs) для большинства не могут быть обеспечены без структурных преобразований.

Маркс начал с того, что попытался очистить социалистический проект от утопизма. Ему это не вполне удалось просто потому, что утопическое измерение неизменно присутствует в v любом общественном проекте. Однако решающий вклад Маркса в политическую теорию состоял именно в том, что он показал необходимость и возможность ухода от утопических мечтаний в сферу практического преобразования. Отказываясь от арагматизма, марксистская традиция провозгласила необходи-

? 1 Свободная мысль. 1995. f# 3. С. 75.

мость соединения идеализма (как верности щелям и принци- j пам) с политическим реализмом конкретных действий. Имен- і но опыт практического преобразования превращает, по мнению j Маркса, социалистическую мысль в науку. А потому подобная і теория вне политической практики просто не имеет смысла. j Западный академический марксизм, отчужденный (часто І не по собственной воле) от массового движения и политиче- | ского действия, несмотря на свои огромные интеллектуальные | успехи, постепенно утрачивал способность различать теорию | и утопию. В то же время неолиберальное контрнаступление на і социализм проходило под знаменем «антиутопизма». Показа- ] тельно, однако, что к 1990-м годам сами левые вполне прими- ; рились с обвинением в «утопизме». Одни, объявив себя «реа- | листами», под лозунгом борьбы с «утопизмом» отказались от j какой-либо социалистической или даже реформистской про- ; граммы, а другие, сохранив веру в идеалы, стали культивиро- і вать именно утопические традиции социализма.

Об этом гово- j рят даже названия левых журналов — «Utopie-kreativ» в Герма- j нии, «Utopias» в Испании, «Utopie-critique» во Франции и т.д. 1 Сторонники антикапиталистической левой доказывают необ- I ходимость «конкретной утопии». ]

Фактически левое движение оказалось, как и сто лет на- ' зад, перед необходимостью сделать шаг от утопии к теории, от і мечтания к деятельности. Это не означает осуждения или уст- j ранения утопических традиций, но они должны быть преодо- j лены именно в диалектическом, Марксовом смысле. Не отре- Ї каясь от утопий, мы должны решительно выйти за их пределы. < В этом смысле вновь может оказаться актуальным антиутопи- 1 ческий пафос Марксова социализма. j

Слабость левых сил — реальный факт политической жиз- і ни конца XX и начала XXI века. Поэтому антикапиталисти- | ческая политика по необходимости становится оборонитель- f ной, политикой сопротивления. Но сопротивление оказывает- | ся эффективным и сильным лишь в том случае, если основано j на четком и трезвом понимании ситуации, своих возможно- j стей и целей противника. Парадокс конца века в том, что имен- 1 но слабость левых объективно вынуждает их быть бескомпро- ^ миссными. Никакого «нового консенсуса» или «выгодных для j

. трудящихся условий нового социального* компромисса» при ?

неблагоприятном соотношении сил быть не может. Возвраще- •

ние от размытости и двусмысленности постмарксистского тео- i ретизирования к жестким и простым истинам классического t марксизма оказывается требованием политической практики,

. даже если сегодня мы великолепно осознаем ограниченность j многих первоначальных марксистских посылок^

Со времен реформации неотрадиционализм был идеологи- I ей революционеров* Мартин Лютер, призывая вернуться к Биб- f лии, был типичным неотрадиционалистом. Английские пуритане под лозунгом восстановления традиционного благочестия совершили грандиозный социальный переворот, открыв новую эру в истории собственной страны и Европы. Традицио- v нализм не имел ничего общего с консерватизмом.

Во имя тра- : диционных ценностей и принципов отвергался извративший и отвергнувший эти принципы мир. Возврат к традициям яв: ляется одним из наиболее эффективных средств мобилизации.

[ Традиция -г- это то, что известно, понятно, доступно массам, и в то же время противостоит бездушному прагматизму и эгоизму элит. Вне связи с традициями новые идеи не воспринима- , ются народным сознанием. Бунт, восстание против несправедливости всегда опирались на традиционные представления о справедливости. Другое дело, что в процессе борьбы сама традиция претерпевала радикальные изменения. Исламский фундаментализм, например, был именно современной формой реакции на капиталистическую вестернизацию. Будучи глубоко реакционной формой протеста, фундаментализм достиг небывалого успеха именно потому, что вобрал в себя опыт XX века, вернул массам веру в собственную культуру.

Западные социологи, признавая новизну фундаментализма (Гидденс отмечает, что до 1950 года в английском языке даже слова такого не было), испытывают явный дискомфорт, сталкиваясь с этим явлением. Так, Гидденс постоянно повторяет, что фундаментализм есть не что иное, как традиция, определяемая в традиционном смысле, но в новых условиях глобальных коммуникаций1. Но в том-то и дело, что в новых услови-

“ 1 См.: Giddens A. Beyond Left and Right.

ях традицию невозможно защищать традиционными метода- 3 ми. В эпоху Магомета не было не только пластиковых бомб, но | и террористов-самоубийц. Не было не только Интернета с ис- | ламскими сайтами, но и характерных для новых массовых дви- | жений форм мобилизации. |

Фундаментализм имеет мало общего с традиционным исла- I мом, потерпевшим поражение в столкновении с Западом. Этот | ислам продолжает свое существование параллельно с фунда- | ментализмом, постепенно оттесняемый им. В обществах, кото- | рые не были радикально модернизированы, нет и фундамен- j тализма. Лишь там, где традиция была подорвана или разру- 1 шена, фундаментализм смог как бы сконструировать ее заново I применительно к реальности и возможностям конца XX и на- | чала XXI века. |

Исламский фундаментализм, вопреки представлениям Гид- | денса и либеральных журналистов, вовсе не похож на закры- | тую систему, отталкивающую все «чуждое».

Как раз напротив, j он постоянно осваивает новые методы, новый опыт, он открыт j миру, но открыт агрессивно и наступательно. і

Именно в этом его реальная опасность. Точно так же, как | и опасность нового европейского национализма, который не- ? возможно объяснить простыми ссылками на традиции попу- | лизма и фашизма, сохранившиеся в тех или иных странах с 30-х | годов XX века. Наступательное действие резко меняет смысл j традиции. Ее уже не «сохраняют», а утверждают. Она обновля- | ется, обогащается новым опытом. 1

К традиции обращаются не только восстающие низы, но ] и элиты, стремящиеся вернуть утраченные позиции. Неоли- | берализм является одним из наиболее выразительных приме- | ров неотрадиционалистской идеологии. Столкнувшись с не- j обходимостью противопоставить социализму собственный j наступательный проект, идеологи финансовой буржуазии не 1 стали изобретать новые идеи. Напротив, они обратились к сво- j ей традиционной, классической программе, нашли вдохновение | в трудах теоретиков «золотого века» либерального капитализ- | ма. При этом неолиберализм и неоклассическая школа в эко- j номике меньше всего похожи на механическое повторение ста- j рого либерализма. Даже «невидимая рука» Адама Смита, на ко- |

\

158 3

І

• а

торую постоянно ссылаются, вовсе не была центральной идеей английского экономиста.

В то время как реакционные силы активно используют традиции, левые оказались неспособны к этому, ибо утратили свою главную традицию — активной борьбы против капитализма. Однако будущее развитие левого движения неизбежно потребует возвращения к фундаментальным принципам социалистической идеологии. Это постепенно начинает осознаваться теоретиками, хотя все еще отвергается политиками. Оскар Негт, вероятно, последний теоретик Франкфуртской школы, пишет, что на пороге нового века левым необходим «возврат к традиции»125. Так же считает и Андре Бри, идеолог Партии демокра- ^ тического социализма в Германии. Призывая к радикальному обновлению левых взглядов, он подчеркивает: «Современная социалистическая мысль для меня есть также — критическое — возвращение к Марксу (и одновременно поворот, к новым вопросам современного капиталистического общества и глобальным вызовам»2.

Речь не идет о культивировании ностальгии по «золотому веку» рабочего движения, хотя использование ностальгии для политической пропаганды — прием вполне допустимый и эффективный.

Просто там, где левые решаются быть верными самим себе, им удается вернуть себе политическую инициативу. Общество испытывает в равной степени потребность в новых идеях и в прочных традициях.

Возвращение к марксизму означает, прежде всего, восстановление «классового подхода» в качестве центрального элемента в политическом мышлении левых. Классический марксизм никогда не утверждал, будто противоречие между трудом и капиталом является единственным или обязательно самым ост- 7 рым. Не утверждали Маркс и Энгельс и того, что общество полностью и без остатка делится на классы (достаточно вспомнить их рассуждение о том, что в Германии начала XIX века классов не было). Они лишь утверждали (и совершенно справедливо), что противоречие между трудом и капиталом является ключевым, что без него не могут быть разрешены другие противоречия и проблемы. Классовый «редукционизм» был действительно свойствен марксистской мысли начала XX века. Поняв «центральное» противоречие эпохи, многие левые аналитики как бы освободили себя от необходимости думать о «второстепенном». Между тем «второстепенное» не менее реально, нежели «главное», и понять одно без другого невозможно. Отсюда нарастающая бедность и бессодержательность, схематизм, примитивизм марксистского анализа, в конечном счете, приведшая к дискредитации всей левой традиции. И все же, осознав богатство и неоднозначность социальной жизни, мы не должны забывать, что она определенным образом структурирована. Многие социологи на Западе отмечают, что класс уже не играет в обществе и жизни людей той огромной роли, которую он играл прежде, тем более что свой социальный статус люди в большей степени осознают через потребление, а не через производство. В Восточной Европе и Латинской Америке мы видим массовое деклассирование трудящихся, их атомизацию. И все же потребление невозможно без производства, а деклассирование — без классовых структур. Противоречие между трудом и капиталом остается центральным и фундаментальным, несмотря на появление множества новых и обострение старых проблем.

Противостояние труда и капитала — не только борьба интересов, но и противоположность ценностей, принципов, морали. Лишь опираясь на подобную твердую основу, этический социализм может иметь какой-то позитивный смысл. Общественная потребность в «возвращении» исторического марксизма дает о себе знать уже с середины 1990-х годов. Показательно увеличение спроса на марксистскую литературу и курсы «классического» марксизма, отмечаемое с 1998 года в западных академических структурах. Не менее существенным показателем является и усиление радикальных политических групп, открыто провозглашающих связь с марксистской традицией. Вопрос

о том, в каких формах произойдет подобное «возвращение», остается открытым, но к началу 2000-х годов оно уже становится фактом интеллектуальной и политической жизни.

,

<< | >>
Источник: Кагарлицкий Б. Ю.. Политология революции / Б. Ю. Кагарлицкий. — М.: Алгоритм. — 576 с. — (Левый марш).. 2007

Еще по теме Социалистический проект:

  1. Проектирование социальных связей
  2. 1. Внешнеполитическая деятельность КПСС и Советского государства. Развитие дружбы и сотрудничества стран социалистического содружества. Отпор проискам империализма
  3. I. ГДР - АКТИВНЫЙ ЧЛЕН СОДРУЖЕСТВА СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ ГОСУДАРСТВ
  4. III. РАЗВИТИЕ ОТНОШЕНИЙ МЕЖДУ ГДР И ГОСУДАРСТВАМИ - ЧЛЕНАМИ ОРГАНИЗАЦИИ ВАРШАВСКОГО ДОГОВОРА, СОВЕТА ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ВЗАИМОПОМОЩИ И ДРУГИМИ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИМИ СТРАНАМИ
  5. Социалистический проект
  6. V Развитие социал-демократического движения и основание „второго Интернационала". — Война 1914 г. и крушение второго Интернационала. — Циммервальдская-международная социалистическая конференция. —Основание „Третьего Интернационала".
  7. 2. Экономическое сотрудничество социалистических государств
  8. Социалистический (де)реализм: Реализация социализма/Дереализация жизни
  9. Социалистический труд как «чистая нравственность»
  10. § 2. ДОГОВОР НА ВЫПОЛНЕНИЕ ПРОЕКТНЫХ И ИЗЫСКАТЕЛЬСКИХ РАБОТ
  11. От законности социалистической — к законности правового государства
  12. В. Э. КУНИНА ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ НОВОГО ПРОЕКТА ОБЩЕГО УСТАВА И ОРГАНИЗАЦИОННОГО РЕГЛАМЕНТА I ИНТЕРНАЦИОНАЛА (1872)
  13. Гласа одиннадцатая РОЖДЕНИЕ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО ЧЕЛОВЕКА
  14. В. Л. КРУИОВ ДИАЛОГ В СИСТЕМЕ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ ДЕМОКРАТИИ
  15. § 1. ЗНАЧЕНИЕ ДОГОВОРА В ОТНОШЕНИЯХ МЕЖДУ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИМИ ОРГАНИЗАЦИЯМИ
  16. Производственная бригада как объект психологического управления и проектирования
  17. 7.3. Основные виды и формы психологического проектирования в производственной организации
  18. Психологическое проектирование организаций: интеракция руководителя с персоналом в организациях разной отраслевой принадлежности (с разными формами собственности)
  19. 5.1. Социалистическая революция, Гражданская война и интервенция
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -