<<
>>

СООБЩЕСТВЕНОСТЬ И ФОРМАЛЬНЫЕ КОНСТИТУЦИОННЫЕ ПРИНЦИПЫ

С точки зрения формальных, отраженных в конституции принципов, влияние бельгийского и голландского примеров было довлеющим во всех случаях, кроме одного. Многие ученые, анализировавшие переход бельгийских и голландских колоний к независимости или автономии, подчеркивают близкое сходство их конституций с бельгийской и голландской.
Конституция Конго 1960 г. обычно именуется «точной копией с бельгийской», поскольку она устанавливала режим, «близко напоминающий по своим внешним признакам модель метрополии»11. Временная конституция Бурунди 1961 г. была «во многом навеяна бельгийской 11 Young С. Politics in the Congo: Decolonization and Independence. Princeton: Princeton University Press, 1965. P. 56, 182. См. также: Lemarchand R. Political Awakening in the Belgian Congo. Berkeley: University of California Press, 1964. P. 214-215; Geerts W. Binza to: De eerste tien onafhankelijklieidsjaren van de Democratische Republiek Kongo. Ghent: bStory-Scientia, 1970. P. 57. 223 конституцией» и иногда именовалась «слегка измененной копией бельгийской конституции». И новая конституция, принятая в 1962 г. после установления независимости, также «позаимствовала большинство положений бельгийской конституции»12. Индонезийская конституция 1950 г. во многом была «нетворческой, негибкой и доктринерской адаптацией конституции Нидерландов»13. Конституция Нидерландских Антильских островов 1955 г. практически ничем не отличавшаяся от принятой в том же году конституции Суринама, была «явно списана с голландской конституции», а основной закон 1951 г. об органах управления отдельных островов «во многом заимствовал положения голландского закона о муниципалитетах»14. Разумеется, официальные конституционные принципы играют в сообщественной демократии весьма ограниченную роль. Многие статьи, заимствованные из бельгийской и голландской конституций, не имеют прямого отношения к сообщественности, они одинаковы и для сообщественной, и британской моделей.
Некоторые другие принципы и положения можно рассматривать как косвенно содействующие сообщественности. В частности, то, что в Бельгии и Нидерландах существует парламентская система, при которой большие коалиции могут образовываться с большей легкостью и гибкостью, чем при президентской форме правления, является благоприятным фактором. Единственное явное исключение из правил адаптации парламентской модели — Руанда. Ее временной конституцией 1961 г. предусматривался парламентский режим, однако конституция 1962 г., которая отличалась от бельгийского образца и во многих других отношениях, вводила некое подобие президентской системы15. Однако, как мы увидим далее, буквальное заимствование конституционных положений Бельгии и Голландии относительно полномочий монарха без адаптации к аналогичным, но не полностью идентичным положениям о полномочиях главы государства в Конголезской и Индонезийской республиках мешало развертыва- 12 Mpozagara G. La Republique de Burundi. Paris: Berger-Levrault, 1971. P. 27; Roiier R. Le Burundi: Pays de la vache et du tambour. Paris: Presses du Palais Royal, 1973. P. 318, 374. 13 Kahin G.McT. Indonesia// Kahin G.McT. (ed.). 2d ed. Major Governments of Asia. Ithaca: Cornell University Press, 1963. P. 627. 14 Kunst A.J.M. Receptie en concordance van recht: De invloed van het Nederlandse recht op dat van de Nederlandse Antillen. Willemstad: Rechtshogeschool van de Nederlandse Antillen, 1973. P. 21. 15 См.: Nkundabagenzi F. Rwanda politique, 1958—1960. Brussels: Centre de Recherche et d'Information Socio-Politiques, 1961. P. 391—97; Vanderlinden J. La Republique Rwandaise. Paris: Berger-Levrault, 1970. P. 28-56. 224 нию как парламентской, так и сообщественной практики в обоих молодых государствах. Прямым и позитивным заимствованием основ сообщественной демократии явилось введение всеми бывшими колониями предусмотренной и Бельгийской, и Голландской конституциями системы пропорционального представительства с голосованием по спискам. В некотором смысле исключением был Суринам.
Принятый голландским парламентом закон о всеобщих выборах в законодательное собрание Суринама предусматривал, что от столицы и единственного крупного города Суринама Парамарибо должны избираться десять, а от всех остальных районов страны вместе взятых одиннадцать депутатов. Такое распределение мест привело к завышению представительства Парамарибо: при том, что во время первых всеобщих выборов в нем проживало лишь немногим более трети лиц, имевших право голоса, город получил в парламенте почти половину мест. Главным мотивом такого искусственного отклонения от принципа пропорциональности служило стремление обеспечить преимущество избирателям-горожанам, отличавшимся более высоким уровнем образования по сравнению с избирателями из сельской местности. Принцип пропорционального представительства не был зафиксирован в конституции, однако деление страны на округ Парамарибо и несколько сельских округов обеспечивало, по мнению голландских властей, «справедливое распределение мест и адекватное представительство всех групп» при довольно высокой степени компактности проживания всех сегментов общества16. Креолы, которые поначалу составляли доминировавший сегмент (креолы — лица с большей или меньшей примесью негритянской крови; прежде в число их лидеров входило и несколько белых), сумели обратить такой порядок выборов себе на пользу благодаря принятию британской мажоритарной системы и объявлению города Парамарибо единым избирательным округом. В результате крупнейшая креольская партия завоевала все десять мандатов от Парамарибо, а ост-индийская (индийская) партия, которая при пропорциональной системе должна была бы получить по меньшей мере два мандата, не получила ни одного. При и без того завышенном представительстве избирателей Парамарибо характерен также тот факт, что абсолютное большинство (13 мест) в законодательном собрании было в этом многомандатном округе, от которого избирались 10 депутатов, предоставлено креолам — 16 W.H. van W.N. van Helsingen. De Staatsregeling van Suriname van 1955: Historische toelichting en praktijk.
The Hague: Staatsdrukkerij en Uitgeverijbedrijf, 1957. P. 178, 186. 225 I крупнейшему этническому сегменту, однако, не составлявшему большинства населения: индийцы получили шесть мест, яванцы — два. Строгое соблюдение принципа пропорциональности дало бы другое распределение мест между тремя главными этническими сегментами Суринама — 9:8:4, а не 13:6:217. С 1963 по 1966 гг., т.е. в период тесного сотрудничества между креолами и индийцами, в закон о выборах были внесены три важные поправки: 1) было отменено завышенное представительство Парамарибо; 2) для Парамарибо и еще одного округа был введен принцип пропорционального представительства; 3) избиратели стали получать второй бюллетень для голосования с целью избрания примерно одной трети депутатов законодательной ассамблеи, общая численность которой увеличилась до 39 депутатов, по единому на всю страну округу. Эти поправки несколько усложнили закон о выборах, превратив его, точнее говоря, в весьма сложный документ, но зато позволили обеспечить действительную пропорциональность представительства. Следует отметить также, что все детали новых правил пропорционального представительства (система голосования по спискам; метод д'Он-дта*; «порог», определяющий число голосов, необходимое для избрания кандидата; возможность голосования за предпочтительного кандидата из списка) были без изменений заимствованы из голландского закона о выборах18. В тот же период была достигнута большая пропорциональность в составе государственных служащих, так как на службу стали принимать больше индийцев, а преобладание креолов пошло на убыль. 17 Mitrasing F.E.M. Tien jaar Suriname: Van afhankekijkheid tot gelijkgerechtigdheid. Leiden: Luctor et Emerge, 1959. P. 152-153, 159, 169-170, 176. * Метод д'Ондта — один из усовершенствованных способов определения результатов голосования по пропорциональной системе, разработанной бельгийцем В. д'Ондтом и называемый также «методом наибольшей средней». По методу д'Ондта, избирательная квота определяется следующим образом.
Для каждого партийного списка проделывается одна и та же операция: количество поданных за него голосов последовательно делится на 1, 2, 3, 4, 5... Далее все полученные частные сводятся воедино и располагаются строго по убывающей, пока в этом ряду не появится столько цифр, сколько должно быть заполнено депутатских мест. Например, если избираются 7 депутатов, то цифра, занимающая 7-е место в убывающем ряду частных, и есть избирательная квота. На заключительном этапе определяется, сколько раз избирательная квота укладывается в количество полученных партийным списком голосов. Это и будет итоговым распределением мест. (Прим. ред.} 18 См.: Ooft C.D. Kort begrip van de Staatsinrichting van Suriname. Paramaribo: 1967. P. 3148. Небольшим отклонением является отсутствие предпочтительного голоса во втором общенациональном бюллетене. 226 В других бывших бельгийских и голландских колониях применение норм пропорционального представительства также способствовало тому, что состав законодательных органов стал точно отражать сравнительную величину существовавших тогда сегментов. Таким образом, выборы 1960 г. в Конго стали, по словам Кроуфорда Янга, «в основном переписью населявших страну народностей»19. Джордж Кахин критикует принятый согласно голландскому образцу метод пропорционального представительства, использовавшийся в Индонезии на выборах 1955 г., и заключает: «Если бы выборы проводились в одномандатных округах, то в действие могли бы прийти совсем другие политические механизмы и, соответственно, процесс выборов помог бы смягчить противоречия, как в Великобритании, а не обострить их»20. Разумеется, этот вывод прямо противоположен теории сообщественности. Кроме того, следует отметить, что несмотря на крайности индонезийской системы пропорционального представительства, которая, как и голландская модель, была очень выгодна для мелких партий, и несмотря на огромное и многообразное население Индонезии, выборы 1953 г. не привели к неуправляемому росту числа партий, и избранный тогда парламент был менее раздроблен, чем его назначавшийся предшественник.
Еще более важным результатом было то, что четыре партии, представлявшие четыре главных культурных сегмента, или алирана, Индонезии, а именно партии Масджуми и Надхатул Улама, выражавшие интересы соответственно реформистского и ортодоксального крыла сан-три (правоверных мусульман), а также Национальная и Коммунистическая партии, представляющие соответственно светские сегменты, вместе завоевали более трех четвертей и голосов, и мест в парламенте21. К сожалению, некоторые из рассматриваемых здесь многосоставных обществ — Руанда, Бурунди, Нидерландские Антильские острова, а в одном важном аспекте и Индонезия — сталкиваются со сложной проблемой неравномерного баланса сил между сегментами. В таких ситуациях принцип пропорциональности может оказаться недостаточным средством для преодоления возникающих трудностей, и для защиты интересов меньшинства потребуется завышение его представительства или обеспечение ему равного с другими сегментами представительства. Слишком большое ------------- 19 Young С. Politics in the Congo. P. 271. 20 Kahin G.McT. Indonesia. P. 627-628. 21 Краткое описание сущности алиран см.: Hindley D. Dilemmas of Consensus and Division: Indonesia's Search for a Political Format//Government and Opposition 4. No 1 (winter 1969). P. 70-73. 227 неравенство в этом смысле хуту и тутси в Руанде и Бурунди сделало подобное решение невозможным, и таких попыток практически не предпринималось. В Индонезии разрыв между густонаселенной Явой, на которой проживало около двух третей населения страны, и Внешними островами удалось сократить с помощью пропорциональной избирательной системы, применявшейся в ходе выборов 1955 г.: представители Явы получили соответственно около двух третей мест в парламенте. Однако такой итог вызвал недовольство Внешних островов, которое усиливалось тем обстоятельством, что из четырех крупнейших политических партий три были преимущественно яванскими, и лишь Масджуми собрала большое количество голосов за пределами Явы, а также тем, что в противоположность новому законодательному собранию в прежнем, назначенном парламенте (1950—1955 гг.) представительство Внешних островов было явно завышенном. И лишь на Нидерландских Антильских островах эта проблема была благополучно разрешена. Разница в численности населения между отдельными островами близка индонезийской, хотя при гораздо меньших абсолютных цифрах. В первые годы после окончания второй мировой войны почти две трети населения Антильских островов проживали на Кюрасао. На острове Аруба было вдвое меньше жителей, чем на Кюрасао, а доля обладавших правом голоса была еще ниже. Оставшаяся незначительная часть населения распределялась между островом Бонайро и тремя Наветренными островами. Антагонизм между двумя главными островами — Кюрасао и Аруба — объясняется отчасти различиями в их традициях и историческом прошлом: в колониальные времена жесткая манера, в которой Кюрасао управлял островом Аруба, нередко вызывала у его жителей даже большее недовольство, чем голландский колониализм. Отчасти же этот антагонизм объясняется тем, что хотя расовый состав населения обоих островов весьма пестрый, существуют очевидные различия во внешнем облике их жителей: у среднего жителя Кюрасао кожа значительно темнее, чем у среднего жителя Арубы. Когда разрабатывались планы проведения первых всеобщих выборов на Антилах, вопрос о распределении мест в парламенте между представителями различных островов оказался предметом серьезных разногласий. Для обуздания роста сепаратистских настроений на Арубе и ради сохранения единства Антильских островов жители Кюрасао согласились не только на равное с Арубой представительство в парламенте, но и на завышение представительства малых островов. Голландское правительство не без коле- 228 баний одобрило такой вариант, и из 21 места в избиравшемся в 1949 г. законодательном собрании предоставило по 8 мандатов Кюрасао и Арубе, 2 мандата — Бонайре и по одному — каждому из Наветренных островов. Вокруг самой избирательной системы споров не было: каждый остров образовывал отдельный многомандатный округ; применялась голландская пропорциональная система с голосованием по спискам. Вскоре представители Кюрасао пожалели о проявленном ими великодушии, голландские же власти, со своей стороны, также пришли к выводу, что при распределении парламентских мест в 1949 г. было допущено слишком серьезное отклонение от пропорциональности. Вместо этого голландцы предложили осуществить радикальную децентрализацию власти на островах, сделав, таким образом, большой шаг навстречу требованиям Арубы о независимости от Кюрасао, а также перераспределить места в парламенте с тем, чтобы завышенное представительство меньших островов сохранялось, но полного равенства между Кюрасао и Арубой или даже между Кюрасао и всеми прочими островами, вместе взятыми, не было. По новой системе предусматривались: 12 мест для Кюрасао, 8 — для Арубы, 1 — для Бонайре и 1 для всех Наветренных островов в парламенте из 22 депутатов. Однако принадлежавшее представителям малых островов большинство в парламенте, избранном в 1949 г., категорически отказалось рассматривать предложение о перераспределении мест. И все же возражения депутатов были отклонены голландскими властями, которые характеризовали свое предложение как единственно приемлемый «компромисс между чистой пропорциональностью и равным представительством». Они поставили под вопрос легитимность избранного в 1949 г. Антильского парламента, «в котором делегаты от 30% обладающих правом голоса граждан могут навязать свою волю всем остальным»22. Выборы 1950 г. прошли по новым правилам. Очевидно, что бывшая колония не скопировала данные правила с опыта метрополии. Они скорее явились примером применения общей нормы сообщественности, приспособленной к условиям территории, на которой проходил процесс деколонизации. Правда, эта норма была навязана метрополией. Компромисс сработал, и она была без изменений включена в 1955 г. в конституцию Нидерландских Антильских островов. 22 Van Helsingen W.H. De Staatsregeling van de Nederlandse Antillen van 1955: Historische toelichting en praktijk. The Hague: Staatsdrukkerij en Uitgeverijbedrijf, 1956. P. 156, 173. 229
<< | >>
Источник: А.ЛЕЙПХАРТ. ДЕМОКРАТИЯ В МНОГОСОСТАВНЫХ ОБЩЕСТВАХ. 1997

Еще по теме СООБЩЕСТВЕНОСТЬ И ФОРМАЛЬНЫЕ КОНСТИТУЦИОННЫЕ ПРИНЦИПЫ:

  1. Невыполненные обещания и непредвиденные препятствия
  2. ПРОБЛЕМА ЦИВИЛИЗАЦИОННОЙ ПРИНАДЛЕЖНОСТИ РОССИИ.
  3. Предисловие научного редактора
  4. АВТОНОМИЯ СЕГМЕНТОВ И ФЕДЕРАЛИЗМ
  5. СООБЩЕСТВЕНОСТЬ И ФОРМАЛЬНЫЕ КОНСТИТУЦИОННЫЕ ПРИНЦИПЫ
  6. НЕФОРМАЛЬНЫЕ СООБЩЕСТВЕННЫЕ МЕХАНИЗМЫ: ИНДОНЕЗИЯ
  7. §2.1. Теоретические модели демократии
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -