<<
>>

Российская специфика

Российские элиты могли чувствовать себя в полной безопасности, зная, что социальный протест — отдельно, а политика — отдельно. Идеология же, по большому счету, не имела отношения ни к тому, ни к другому.

Власть имущим опасно лишь соединение разных форм протеста.

Перемены начинаются тогда, когда противники системы не просто объединяются, но и фокусируют свой протест на конкретных институтах власти, на ключевых элементах системы. В России, где власть становится все более авторитарной, речь идет не просто о защите демократических свобод, а о том, что социальный и антивоенный протест является единственно эффективной формой защиты гражданских прав.

Политические условия, в которых действуют российские политики, весьма специфичны. Они делают лишь то, что им позволяют. И они таковы, какова породившая их среда — полная мещанских предрассудков и бюрократических страхов. Российскую оппозицию с 1993 года парализовал страх. Расстрел парламента 4 октября 1993 года оказался впечатляющим уроком, который усвоили все. Оппозиция готова была бороться против власти лишь в той форме, какую разрешала сама власть, и лишь по тем вопросам, которые сама власть ей поручала. На протяжении почти десяти лет левые дружно критиковали Компартию РФ и ее лидера Геннадия Зюганова, напоминая, что за ее ритуальной риторикой скрывается пошлое соглашательство. Но насколько радикальнее и смелее оказывались те, кто предлагал себя на замену Зюганову? Партии и группы, выступавшие в качестве альтернативы КПРФ, повторяли недостатки зюгановской организации с той только разницей, что они были меньше, слабее. Вместо того чтобы бороться, они бегали в администрацию президента, выпрашивай у нее разрешения стать альтернативой — не власти, а все тому же Зюганову.

Однако дело не только в политиках, но и в обществе. Если политики, возглавлявшие оппозицию, показали себя оппортунистами, трусами и предателями, почему общество не отвергло их, почему не выработало новых форм самозащиты? Почему, в конце концов, знаменитый советский рабочий класс так легко дал себя подчинить капиталу?

Реставрация капитализма, произошедшая в 1990-е годы, породила два типа пророчеств. Либеральные авторы обещали, что после нескольких бурных лет наступит эпоха процветания, а главное — вырастет новое поколение свободных людей, не деформированных советским опытом. Зона риска — первые 10— 15 лет, пока смена поколений еще не произошла. Если люди, психологически сформировавшиеся в СССР, и будут испытывать трудности при адаптации к новой реальности, то следующее поколение сможет сделать это без труда (что будет означать и окончательное торжество либерального проекта). Напротив, представители советского марксизма утверждали, что реставрация буржуазных отношений неизбежно вызовет активное сопротивление рабочего класса, вследствие чего начнется новый революционный подъем. ,

Исторически горизонт и тех и других пророчеств был ограничен 1990-ми годами — вследствие этого мы видим постоянный страх перед социальным взрывом (среди либералов), и, одновременно (на левом фланге), напряженное ожидание массового народного сопротивления.

Обе точки зрения оказались неверны. Несмотря на вспышки протеста в начале 1990-х годов, ситуация оставалась под контролем властей.

Выступления 1993 года в Москве были подавлены именно потому, что не получили поддержки широких масс в масштабах страны. Но и либеральный прогноз не оправдался. Мало того, что обещанный парадиз не наступил (прогнозы оппозиции относительно мрачных экономических перспектив на системном уровне оправдались), но и новое поколение, выросшее при капитализме, не оказалось лояльным. Массовые выступления протеста начались через 12 лет после начала реформ, в январе 2005 года, то есть именно тогда, когда, по прогнозам ли-

і но стать окончательным.

І Ни та, ни другая сторона не понимали специфики переход-

I ного периода. Распад советской экономики породил беспреце- | дентный спад производства. Опыт мировой истории свидетель- к ствует, что рабочее движение оказывается на подъеме тогда, ко- s гда и экономика находится на подъеме. Нет смысла бастовать і на предприятии, которое оказалось на грани закрытия.

I Однако еще более важным фактором стала социальная дез-

I организация 1990-х. Масса людей утратила старый социальный I статус, не обретя нового. Люди не осознавали своих интересов I просто потому, что консолидированного, определенного инте- ^ реса у них объективно не было.

| Как определить социальный статус рабочего, который не

І получает зарплату? Пролетарий? Раб? Но тот же рабочий по- | лучает «натуральную компенсацию» в виде продукции своего \ завода или товаров по бартеру. Эти изделия он и члены его се- f мьи продают на рынке. Может быть, они стали коммерсанта- [ ми? Мелкими буржуа? Между тем питаются они картошкой со I своего огорода. Что это — новое крестьянство? Возврат к на- jf туральному хозяйству?

I «Многие наемные работники даже не могут быть призна

ны вполне «рабочими», — сетовал известный экономист Андрей I Колганов. — Источники существования миллионов из них — jj это в первую очередь не заработная плата на основном рабочем | месте, а нелегальная занятость в мелком бизнесе или в качестве I наемных рабочих в торговле и сфере услуг, натуральные доходы ;? с садовых участков, плюс пенсии и пособия членов семьи»402, і Следствием такого положения дел было и вполне законо-

| мерное отсутствие классового сознания. «Полная потеря клас- I сом исторической памяти, — констатировала леворадикальная | газета «Бумбараш-2017». — Белые, чистые листы бумаги. Рабо- I чиє скучены тысячами и десятками тысяч на просторных площадях. Их мозолистая рука лежит на заводах и фабриках и мо- I жет в любой момент остановить производство. По сути, сегодня в среднем это миллионы отдельных граждан, не идентифицирующих себя как класс. У них нет солидарности даже в борь- , бе за заработную плату, борьбе, которую они, в принципе, мо- ? гут вести самостоятельно. Для простой экономической борьбы за лишний рубль ни'марксизм, ни коммунистическая партия не нужны. Но сегодня в классе часто нет и такой борьбы. Есть : страх, есть конформистские настроения, есть близкие знакомства с начальством. Есть уступчивость, разобщенность, замкнутость, конкуренция между рабочими»1.

Это тяжелое состояние рабочего класса, Впрочем, было результатом не только социального кризиса 1990-х годов, но и многолетнего советского опыта, полностью отучившего людей от самоорганизации и борьбы за свои права. |

В 1990-е годы оппозиционеры постоянно жаловались на | «манипулирование» и даже «зомбирование» народа, осущест- J вляемое официальными масс-медиа. Однако что делает пропа- | ганду эффективной? Почему в одних случаях технологии ма- \ нипулирования дают блестящий эффект, а в других провалива- | ются? Секретом успеха манипуляций 1990-х годов была именно J неопределенность социального положения большей части наро- J да, отсутствие у нее устойчивых осознанных интересов2. J

1

<< | >>
Источник: Кагарлицкий Б. Ю.. Политология революции / Б. Ю. Кагарлицкий. — М.: Алгоритм. — 576 с. — (Левый марш).. 2007

Еще по теме Российская специфика:

  1. § 4. Насилие: российская специфика
  2. 38. В чем специфика современной российской государственности
  3. § 6.2. Специфика современной российской государственности
  4. § 2. Специфика детерминации и причинности
  5. § 2. Специфика детерминации и причинности
  6. § 2. Специфика детерминации и причинности
  7. СПЕЦИФИКА ПОЛИТИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ РОССИИ
  8. § 2. Специфика детерминации и причинности
  9. Специфика источниковой базы
  10. 17.2. Специфика мышления в деятельности руководителя
  11. ЗНАНИЕ СПЕЦИФИКИ БИЗНЕСА КЛИЕНТА
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки -