<<
>>

Политические условия демократии и гражданская политическая культура.

Демократический режим может рассматриваться как способ функционирования политической системы, предоставляющей гражданам конституционные возможности смены правительства мирными средствами по решению большинства.
Это позволяет им с помощью свободно созданных партий и ассоциаций без каких-либо препятствий на практике воспользоваться всеми общепринятыми гражданскими правами, обеспеченными юридическими гарантиями, зафиксированными в законодательстве. Жалобы на деятельность государственного аппарата могут быть переданы на рассмотрение юридическому органу, независимому от правительства. Политическая свобода является необходимым условием демократии, но сама по себе она не является достаточной, поскольку нет реального выбора там, где слабо выражено участие в политической жизни, где избирательные кампании превращаются в бизнес, в котором доминируют финансово обеспеченные люди, где социальное неравенство настолько велико, что отсутствует гражданское самосознание. Народное правительство лишь тогда является демократическим, когда на свободных выборах граждане подтверждают своими голосами доверие своим правителям. Идея свободы выбора заключается не просто в отсутствии препятствий между кандидатами. Демократия - не просто лишь состязательный политический рынок; она подразумевает способность каждого индивидуума действовать в качестве гражданина, то есть связать непосредственно отстаивание своих идей и интересов с законами или политическими решениями, обеспечивающими соперничества основные рамки для общественной жизни. Не может быть демократии там, где требования и убеждения, возникающие в сердцах и умах граждан, не находят адекватного выражения и защиты в общественной сфере. Демократия может быть основана лишь на двуединой заботе об учреждении правительства, способного обеспечить социальную интеграцию и тем самым привести к осознанию гражданского состояния, и об уважении разнообразия интересов и мнений.
Алэн Турэн137 обращает особое внимание на социальных условиях свободы выбора. Это измерение демократии, по его мнению, не может существовать, если индивидуумы принадлежат только к частной сфере или если, наоборот, они являются лишь субъектами государства, даже если это государство предоставляет им материальные или иные блага. Поле политической свободы выбора невозможно без признания существования общественной сферы и в более широком смысле - политического общества. Личностная изоляция, фрагментация общества, слабость коммуникации между социальными категориями являются почти непреодолимыми препятствиями для демократии. Не может быть демократии без автономии политического общества и граждан, а также - если это политическое общество не служит сферой коммуникации между частными интересами и правительством. Современная демократия является представительной. В свою очередь политические представители должны способствовать реализации общественных потребностей, отождествляя, таким образом, легитимную связь с политическими властями. Представительные демократии не только предполагают наличие институтов, гарантирующих свободу политического выбора, они также требуют наличия социальных интересов, которые могут быть представлены, что обеспечивает людям в обществе степень приоритета над их политическим представительством. Демократия сильна только тогда, когда общество считается плюралистичным. Демократический процесс осуществляется в рамках определенной единицы, сфера и широта которой являются адекватной или правомерной. Роберт Даль считает, что сфера и широта контроля демократического образования оправданы в той мере, в которой они удовлетворяют семи критериям:138 1. Сфера и широта властного контроля могут быть четко идентифицированы, что свидетельствует об определенности и исторической обусловленности территории демократического образования; 2. Люди в рамках предлагаемой сферы активно стремятся к политической независимости по вопросам, относящимся к допускаемой широте властного контроля.
То есть не следует навязывать политическую автономию группе, члены которой не нуждаются в ней, и не следует лишать автономии группу, которая хочет ею обладать; 3. Люди в пределах предполагаемой сферы настаивают на управлении, обусловленном демократическим процессом. Претензия группы на политическую автономию тем менее оправдана, чем меньше вероятности, что новое управление будет демократическим; 4. Широта властного контроля находится в оправданных пределах в том смысле, что она не покушается на фундаментальные права и ценности; 5. Интересы отдельных людей в соответствующем демократическом образовании в значительной степени подвержены влиянию решений, принятие которых они не контролируют. В данном случае возможно расширение круга людей, принимающих участие в принятии решений или формирование автономного политического образования, которое будет разбирать вопросы в рамках определенной сферы деятельности; 6. Консенсус среди людей, интересы которых зависят от принимаемых решений, будет прочнее в рамках любых других реально осуществимых границ, позволяющих людям делать то, что они хотят. Пределы предлагаемого политического образования определяются возникновением конфликтов между конечными целями, увеличивающими число людей, которые не могут добиться желаемого; 7. Достижения, оцениваемые в соответствии с перечисленными критериями, должны перевешивать издержки. Американский политолог приходит к выводу, что политические единицы, которые граждане в демократической политической системе способны сформировать для себя, никогда не будут полностью соответствовать интересам каждого человека, т. к. создать абсолютно консенсусные демократические системы невозможно. Несколько по-иному классифицирует условия, или предпосылки, демократии Ш.Эйзенштадт139. Он выделяет, во-первых, распределение ресурсов и власти в обществе, обеспечивающих различным акторам постоянный доступ к ресурсам, необходимым для политического участия; во-вторых, отношения между основными центрами общественной и экономической власти и центральными политическими институтами; в-третьих, создание и воспроизводство автономных публичных сфер. Для первого условия важнейшим является положение о недопустимости монополизации ключевых ресурсов и источников власти в обществе какой-либо группой, а также наличие различных властных центров, которые потенциально способны оставаться вне сферы влияния политической власти. Для второго условия важным фактором выступает постоянное расширение независимого доступа социальных групп к политической сцене. Для обеспечения такого доступа необходимо развитие и постоянное функционирование институциональных структур и организаций для связи между общественным сектором и политической властью. Для третьего условия демократии необходимо наличие автономных публичных арен, не встроенных ни в государственные структуры, ни в корпоративные рамки какого-либо из общественных секторов. Они должны быть свободны от контроля со стороны государства. Наиболее важными среди таких «арен» являются ключевые органы политического представительства и политической организации, такие как партии и другие типы политических ассоциаций, а также каналы коммуникации. Общественное недоверие к власти в его разнообразных проявлениях является необходимой составляющей демократического процесса. В то же время без политической поддержки демократизация невозможна. Такая поддержка граждан придает режиму легитимность, необходимую для проведения демократических преобразований. Немецкий ученый Ханс-Дитер Клингеманн140, провел исследование модели и формы политической поддержки. В качестве ключевых элементов политической поддержки немецкий ученый выделил идентификацию с политическим сообществом, легитимность политического режима и эффективность демократического режима. Опросы по обозначенным позициям, охватили 39 стран и проводились с 1995 по 1998 гг. Результатом исследования стали два теоретических заключения. Во-первых, не существует общего снижения уровня поддержки демократии, как формы правления, и нет признаков, свидетельствующих о кризисе демократии. Во всех демократиях, как в старых, так и в новых, есть граждане, выражающие недовольство эффективностью политических режимов, что – и это второй вывод – не представляет принципиальной опасности для стабильности демократии. Существует значительное число людей в мире, которых Х.-Д.Клингеманн называет «недовольными демократами». Они однозначно одобряют демократию, как форму правления, но недовольны эффективностью функционирования демократических режимов в своей стране. Недовольных демократов следует рассматривать скорее не как опасность для демократии, а как потенциальную силу реформ и продвижения демократического процесса. В странах с высоким качеством институтов, проявляющихся в низкой коррупции, высоком уровне правопорядка, демократизация благотворно воздействует не только на институциональное строительство, но и на экономический рост, а в странах со слабыми институтами демократизация ведет к их дальнейшему ослаблению и подрывает рост. Поэтому, предостерегают В.М.Полтерович и В.В.Попов, быстрое введение демократии в авторитарных странах со слабым правопорядком может быть сопряжено с множеством отрицательных экономических и социальных последствий. Ученые полагают, что «участие широких масс в процессе принятия решений - важная цель развития, но она может быть легко скомпрометирована, если попытки ее реализации приводят к ослаблению институтов, замедлению экономического роста, увеличению социального неравенства и преступности и, в конце концов, к укреплению авторитарных режимов. Демократизация более эффективна, если она осуществляется одновременно с укреплением правопорядка. Вопрос о том, какими должны быть скорость и последовательность демократических реформ, чтобы они не замедлили экономический рост, актуален для многих стран».141 Большинство исследователей единодушны в том, что стабильность демократии зависит от глубокой и широко укорененной поддержки со стороны граждан. Демократии, которые не обладают таким основанием для легитимности, не стабильны. Демократические политические режимы, которым в течение длительного времени не удается выполнить возложенные на них ожидания, могут потерять свою легитимность, а следовательно могут перестать существовать. Как отмечает американский политолог Майкл Паренти, «правительство, проводящее политику, которая умышленно или непреднамеренно настолько несправедлива, что отказывает людям в самых насущных условиях жизни, не может называться демократическим вне зависимости от того, сколько выборов оно проводит».142 В значительной мере взаимодействие государства и общества определяется уровнем политической компетентности граждан. В новообразованных демократических или демократизирующихся государствах, где люди только начинают постигать искусство самоуправления, вопрос гражданской компетентности приобретает особую важность. Однако даже страны, где демократические институты существовали на протяжении жизни нескольких поколений, сталкиваются с фактами, указывающими на недостаточную компетентность людей. Роберт Даль так характеризует современного гражданина: он проявляет горячий интерес к общественной и политической жизни; хорошо информирован о программных документах, кандидатах и партиях; совместно со своими согражданами активно участвует в решении общественных вопросов; оказывает активное влияние на политику правительства через голосование, выражает свою точку зрения, посещает политические митинги и т.д.143 Мотивацией для гражданина в таких действиях служит стремление к всеобщему благосостоянию. Вполне понятно, что таким качествам в демократических странах соответствует лишь незначительное число граждан. Другая точка зрения относительно политической активности индивида связана с его собственными интересами, которые он, тем не менее, вынужден корректировать, исходя из интересов других лиц, с которыми гражданин неразрывно связан. Так как политическая жизнь приобретает в настоящее время все большее влияние на судьбы людей, они могут уделять большое внимание общественным вопросам и принимать участие в общественной жизни. Однако политическая компетентность граждан ограничивается их субъективными качествами: гражданам гораздо яснее, что полезно и выгодно для них самих, чем для общества в целом; побудительные мотивы для действий в собственных интересах, как правило, сильнее побудительных мотивов к действиям во имя общественного блага; осознание собственных интересов неизбежно подтолкнет их действовать в целях их реализации. Гражданская компетентность коррелирует с гражданской политической культурой, которую описал Габриэль Алмонд. В соответствии с его исследованиями высокая политическая компетентность граждан далеко не всегда подкрепляется активным политическим поведением. Гражданин зачастую словесно признает обязательность политического участия, но реально не подтверждает свои намерения практическими действиями. Этот разрыв между высокой оценкой своей потенциальной влиятельности и более низким уровнем реального влияния помогают понять, каким образом демократическая политическая культура способствует поддержанию баланса между властью и ее ответственностью. Ответственность элит предполагает, что обычный гражданин действует в соответствии с рационально-активистской моделью, в соответствии с которой он должен доходчиво уметь выразить свое мнение, быть вовлеченным в политику таким образом, чтобы знать и беспокоиться об ответственности элит перед ним; быть достаточно влиятельным, чтобы навязывать элитам ответственное поведение. Высокая компетентность и потенциальная активность – одно из условий для создания ответственной власти. Однако постоянно высокая политическая активность граждан не позволит правительственным элитам управлять и принимать необходимые решения. Поэтому реальная пассивность индивидов способствует эффективному функционированию ответственной власти. «Таким образом, от гражданина в демократии требуются противоречащие одна другой вещи: он должен быть активным, но в то же время пассивным, включенным в процесс, однако не слишком сильно, влиятельным и при этом почтительным к власти».144 Гражданин, существующий в рамках гражданской культуры, располагает, таким образом, резервом влиятельности. Гражданин не является постоянным участником политического процесса, но он считает, что в случае необходимости может мобилизовать свое обычное социальное окружение в политических целях, являясь потенциально активным гражданином. Именно такой баланс является необходимым условием для высокой эффективности демократического политического режима.
<< | >>
Источник: Николай Баранов. Эволюция современной демократии: политический опыт России. 2009

Еще по теме Политические условия демократии и гражданская политическая культура.:

  1. §3. Государственный строй афинской демократии
  2. Современное социально-политическое положение России и ее будущее
  3. § 1 ВОЗНИКНОВЕНИЕ И ИСТОРИЯ ПОНЯТИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ
  4. ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ. МНОГОПАРТИЙНОСТЬ КАК АТРИБУТ ДЕМОКРАТИИ
  5. 10.2. ТИПОЛОГИЯ ПОЛИТИЧЕСКИХ КУЛЬТУР
  6. 3. Зависимость форм политического конфликта от типа политического режима
  7. Суверенность политического потребителя
  8. § 3. Политическая культура адвоката: ретроспектива проблемы и современность
  9. СУВЕРЕННОЕ ГОСУДАРСТВО В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ: демократия и национальная идентичность
  10. Политическая культура - индикатор политической субъектности
  11. Условия стабильности демократии
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -