<<
>>

ПЕРСПЕКТИВЫ ДЕМОКРАТИЗАЦИИ В НЕДЕМОКРАТИЧЕСКИХ СТРАНАХ

Несмотря на то что сила демократических идей и практик то нарастала, то ослабевала в ходе исторического процесса, до XX века демократические государства существовали, если вообще они были, только в нескольких местах земного шара.
При этом они возникали лишь на недолгое время, а сообщества граждан неизбежно исключали из своего числа всех женщин и некоторых (а часто и многих мужчин). XX век, особенно на протяжении его второй половины, был свидетелем четырех важных изменений всемирных условий демократии. С точки зрения демократической перспективы, наиболее проблематичное

476

Р. Даль. Демократия и ее критики

из них продолжается. Центр принятия важных решений сместился от наций-государств к наднациональным системам властного влияния. Значимость этих сдвигов для пределов и возможностей демократии будет затронута в следующем разделе. Теперь же мы кратко обсудим другие перемены.

Одной из таких перемен, упомянутой мной во введении, является почти универсальное для конца XX века стремление правительств, включая кабинеты недемократических стран, эксплуатировать идею «народовластия» для легитимации своей власти. Никогда раньше в истории человечества руководители государств в такой мере не обращались к демократическим идеям в целях легитимации своих режимов — даже для того чтобы оправдывать свое авторитарное руководство в качестве необходимой предпосылки последующего перехода к истинной или поддающейся очищению демократии. Другим важным изменением является повышение той степени, в которой демократические страны с современными динамичными и плюралистическими обществами воспринимаются остальной частью мира в качестве зримых образов чуть ли не моделей во многом желаемого, хотя, вероятно, и отдаленного будущего. То, что полиархии и современные динамичные общества стали столь привлекательными для всего мира, может быть объяснено не только их собственными достижениями, но также и провалами основных альтернатив демократии: авторитарных режимов и централизованных экономик.

Наконец, стоит упомянуть небывалое прямое влияние и силу, которое страны с полиархичными правительствами и современными демократическими плюралистическими обществами оказывают на мировую экономику, на военную сферу, на массовую и элитарную культуру и на многие другие стороны жизни. Благодаря воздействию этих стран поддержка с их стороны развитию демократии в недемократических странах стала потенциально более важной, чем когда-либо прежде. Не менее существенно, однако, негативное воздействие их непосредственного противодействия или безразличия. Варианты развития полиархии

Можно смоделировать несколько вариантов развития полиархии в мире. Оптимистический сценарий предскажет постоянное долговременное увеличение числа демократий, по мере того как политические институты все большего и большего числа недемократических стран трансформируются в полиархии. Пессимистический сце-Часть шестая. К третьему преобразованию

477

нарий предусматривает долговременное уменьшение числа полиархии, в силу того как условия их существования становятся все более неблагоприятными, особенно в странах, где лишь недавно была установлена или возрождена демократия. Один из осуществимых вариантов состоит в том, что страны с пограничными условиями будут колебаться между полиархией и недемократическими режимами [Huntington 1984]. Есть и еще одна возможность. Она заключается в том, что в то время как ряд стран с недемократическими режимами станет полиархией, недемократические режимы заменят некоторые полиархии недавнего прошлого. Таким образом, в ближайшем будущем число полиархии будет колебаться вокруг того количества, которое уже существует.

Давайте кратко рассмотрим возможность того, что тенденция к увеличению числа полиархии, доминировавшая на протяжении XX века, продолжится до бесконечности. Предположительно эта тенденция сохранится потому, что благоприятные условия для полиархии будут совершенствоваться во все большем числе стран.

В результате во многих странах, где до того господствовали недемократическиме режимы, институты полиархии не только возникнут, но и консолидируются в стабильные демократические системы. Как я полагал в главе 18, имеются пять наиболее благоприятных условий для возникновения стабильной полиархии: —

политическое руководство не станет использовать основные инструменты насильственного принуждения, прежде всего полицию и армию, для приобретения и поддержания своей власти; —

в стране существует современное динамичное и плюралистически организованное общество; —

конфликтный потенциал субкультурного плюрализма удерживается на допустимом уровне; —

население страны, в особенности его политически активная часть, разделяет политическую культуру и систему убеждений, благоприятные для демократических представлений и институтов полиархии; —

воздействие иностранного влияния или контроля либо незначительно, либо позитивно. Предположим, что мы осматриваем весь мир в поиске стран, где все эти пять условий довольно выражены,

но сохраняется недемократический режим. Число этих стран представляется мне слишком малым, чтобы

гарантировать реализацию первого из вышеописанных, то есть оптимистического сценария.

478

Р.Даль. Демократия и ее критики

Что можно сказать о втором сценарии? Не вступят ли полиархичные системы в период долговременного упадка в противовес восходящему развитию демократии, господствовавшему в XX веке? Чтобы получить практический ответ на этот вопрос, необходимо выделить два основных типа падения полиархичного режима: крах «старой» или «зрелой» полиархии в странах, где демократические институты действовали не менее чем на протяжении жизни одного поколения, и крушение «новых» полиархии в государствах, где полиархия существовала на протяжении жизни менее одного поколения.

Уточнение доводов Токвиля из его «Демократии в Америке» позволяет предположить, что при достаточном времени для работы сил, стремящихся к достижению равенства в обществе, демократическая система начинает саморазрушаться.

Причиной является необходимая связь между равенством и демократией, с одной стороны, и долгосрочными последствиями эгалитаризма — с другой 1. Многим наблюдателям казалось, что падение демократических институтов и замена их авторитарными режимами в Италии, Германии, Австрии и Испании с 1923 по 1936 год подтверждают данное предположение. Как мы отмечали в главе 17, крах полиархических режимов в этих странах, кажется, затмил процесс упадка демократии в мире в тот период, который последовал после десятилетий демократизации. Тем не менее, мы'уже видели, что это отступление демократии было временным. С 1940-х годов число полиархии значительно возросло. При исследовании демократических сбоев в XX веке нас поражает один факт. В странах, где институты полиархии существовали не менее двадцати лет, падение демократических режимов и их замещение авторитарными весьма редкие явления2. Конечно, в ряде государств стабильную полиархию замещают недемократические режимы в результате иностранной интервенции, как это было в Бельгии, Дании, Голландии и Норвегии во время Второй мировой войны. Но едва иностранные войска ушли из этих стран, полиархия была восстановлена.

Другой стороной отмеченной тенденции, очевидно, является тот факт, что падение демократии обычно происходит в молодых полиархиях, то есть в странах, в которых демократические институты существовали менее двадцати лет. В большинстве из них демократические традиции и практики не успели глубоко укорениться. Едва ли нас удивит, что в Африке, с учетом всех прочих весьма неблагоприятных условий парламентские системы, заменившие колониальные режимы, за редкими ис-Часть шестая. К третьему преобразованию

479

ключениями, быстро сменили военные диктатуры и режимы личной власти. Однако даже во многих странах Европы и Латинской Америки, где демократия уступила место диктатуре, демократическая культура не была глубоко укоренена. Например, в Германии 1933 года демократическое правление совсем незадолго до этого сменило недемократическую систему (авторитарный режим традиционного типа), но и само просуществовало недолго.

В ряде стран, в которых пали демократические системы, политические круги, не принадлежавшие к узкому слою олигархии, лишь недавно получили политические права. В других, например, в Италии 1923—1925 годов, в Чили 1973 года не сменилось и поколения с тех пор, как избирательные права были предоставлены большинству мужчин. В некоторых государствах, например, в Аргентине 1930 года и в Колумбии 1949 года демократические институты не только характеризовались нестабильностью из-за их недавнего там установления, но и сами рухнувшие режимы были, в лучшем случае, лишь частично демократизированными традиционными олигархиями. Сверх того, в большинстве этих стран значительная часть руководства и, насколько можно судить, население в целом были враждебны политическому равенству, демократическим идеям и институтам.

Панорамный обзор (tour d'horizori) позволяет сделать вывод, что, скорее всего, ни оптимистичный, ни пессимистичный сценарий не будет реализован. Если не случится крупной катастрофы наподобие глубокого и продолжительного экономического кризиса или ядерной войны, полиархия сохранится в большом количестве стран, в которых демократические институты существовали не менее чем на протяжении жизни одного поколения. Вокруг этого ядра стабильных демократических государств возможны политические трансформации обоих типов. В ряде стран с недемократическими политическими режимами условия, благоприятствующие полиархии, улучшатся, и в результате там будет установлена демократия. В некоторых из них полиархичные режимы могут даже консолидироваться и стабилизироваться, увеличивая, таким образом, число стабильных полиархии. И напротив, в ряде стран неблагоприятные условия способны подорвать недавно установленные демократические системы.

Если этот сценарий окажется хотя бы приблизительно правильным, то страны, принадлежащие к числу стабильных демократий, продолжат оказывать гигантское влияние на весь мир. В большинстве стран, управляемых де-

480

Р.

Даль. Демократия и ее критики

мократическим или недемократическим способом, политическое руководство будет по-прежнему ссылаться на «народовластие» с целью легитимации своей власти. Однако очень многие страны будут жить при недемократических режимах.

Недемократические системы

Хотя я уделил много внимания попечительству и его притязаниям, на самом деле я различаю демократические и недемократические альтернативы. Рассмотрев многие проблемы демократической мысли и практики, я в основном намеренно игнорировал не менее сложный комплекс проблем недемократических систем. Однако если приверженцам демократии приходится жить в мире, где существуют политические системы обоих типов, как им судить о недемократических режимах?

Обоснованный ответ на этот важный вопрос потребовал бы целой монографии, и я не стану пытаться рассмотреть его в данной работе. Тем не менее хотелось бы подчеркнуть несколько моментов, которые кажутся мне весьма значимыми для замысла данной книги.

Было бы соблазнительно наложить обманчивую категориальную сетку манихейской упорядоченности на мир, проникнутый этической и эмпирической сложностью. Например, для демократа характерно искушение четко поделить мир на демократии, которые по определению хороши, и на недемократические системы, которые по определению плохи. Однако манихейское членение феноменов неадекватно с моральной, ошибочно с эмпирической и наивно с политической точек зрения.

С эмпирической точки зрения, подобная позиция является тупиковой, а следовательно, неадекватной в моральном плане и, скорее всего, ведущей к наивной политике. Даже если бы мы оценивали страны только согласно критерию наличия демократии, то обнаружили бы значительное разнообразие политических систем, не достигших уровня полиархии. На одном полюсе находятся страны, не добравшиеся до этого уровня, но в которых политические институты почти столь же демократичны, как и в полиархиях. На другом полюсе — страны, где отсутствуют все институты полиархичной демократии.

В то же время даже критерий наличия демократии слишком упрощает задачу подобной оценки. При описании недемократического режима необходимо оценить динамику изменений, а особенно — их направление и темп. Страна с почти демократическим устройством, где резко Часть шестая. К третьему преобразованию 481

усиливаются политические репрессии, вовсе не схожа со страной практически такого же строения, которая устойчиво движется в сторону демократизации. Даже предельно репрессивные режимы отнюдь не одинаковы с моральной и эмпирической точек зрения, если динамика их изменения различна. При оценке недемократических режимов мы также должны помнить: в историческом ракурсе темп демократизации обычно был весьма медленным. В случае наций-государств этот процесс растянулся на несколько столетий. Следует учитывать тот факт, что недемократические режимы могут значительно отличаться друг от друга в той мере, в какой важные до-демократические институты существуют или могли бы развиться в их рамках: грамотность, образование, права человека, справедливая независимая судебная система, автономия и плюрализм организаций, отсутствие концентрации богатства и доходов и тому подобное. Мы не можем с достаточным основанием отвергнуть, например, вероятность, что в стране, управляемой традиционной олигархией, монополия которой на принуждающее насилие делает мирные перемены невозможными, революционные изменения, реализованные недемократическим режимом, в состоянии подготовить последующее установление демократии.

Когда я размышляю о причинах, благоприятствующих полиархии, то прихожу к выводу, что в краткосрочной перспективе возможности демократических стран превращать недемократические режимы в стабильные полиархии весьма ограничены. Успешная интервенция требует редкостного совпадения благоприятных условий, подобного тому, которое произошло после Второй мировой войны в Германии, Австрии и Японии.

Тем не менее, демократические государства могли бы изменить ситуацию в долгосрочной перспективе, если бы они твердо придерживались политики поддержки перемен в направлении демократизации, а также не поощряли бы движение в противоположную сторону. Мы убеждены: если бы Соединенные Штаты твердо следовали подобной политике в Латинской Америке на протяжении XX столетия, демократические институты установились бы в более стабильной форме, куда раньше и в большем числе латиноамериканских стран, чем это реально произошло. Однако Соединенные Штаты не следовали вышеуказанной политике. Напротив, их прямая и непрямая интервенция достаточно часто препятствовала развитию демократических институтов в Латинской Америке. 16 Демократия и ее критики 482

Р. Даль. Демократия и ее критики

Даже если бы США и другие демократические страны придерживались политики, более благоприятной для демократической эволюции в недемократических странах, тем не менее, перемены в существенных предпосылках установления полиархии были бы медленными. Политическое и военное руководство, давно привыкшее использовать силу для реализации политических целей, скорее всего, не пожертвует своими гигантскими политическими ресурсами в пользу демократии. Трансформация социальных и экономических структур также замедленна. Если мы извлекли какие-то уроки из предоставления нами, то есть США, экономической помощи другим государствам, они сводятся к следующему. Для развития современных динамичных плюралистических обществ нужно нечто большее, чем иностранная помощь. Оно зависит от первичных условий, включающих культурные факторы, которые сами по себе довольно плохо изучены.

Система демократических убеждений и демократическая культура не могут развиться в течение одного сезона. В равной степени корни субкультурных конфликтов обычно столь глубоки, что их нельзя удалить путем иностранной интервенции.

Таким образом, для граждан демократических государств было бы весьма разумным осознать, что на протяжении ближайшего будущего многие, если не большинство стран мира не станут демократиями. Огромная вариативность типов режимов в недемократических странах требует четкого членения различных видов эмпирических и моральных оценок и твердого отказа от дуализма ма-нихейского типа. Возможности демократических режимов утвердить демократию в других странах останутся довольно ограниченными. Тем не менее демократии в силах способствовать демократизации недемократических стран, твердо реализуя долговременную политику, направленную на изменение первичных условий, поддерживающих существование стабильной полиархии.

<< | >>
Источник: Даль Р.. Демократия и ее критики / Пер. с англ. Под ред. М.В.Ильина. — М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН). — 576 с.. 2003

Еще по теме ПЕРСПЕКТИВЫ ДЕМОКРАТИЗАЦИИ В НЕДЕМОКРАТИЧЕСКИХ СТРАНАХ:

  1. ВНЕШНИЕ, НО НЕОБХОДИМЫЕ ДЛЯ ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА НАРУШЕНИЯ ПРАВ И БЛАГ
  2. Глава 17. КАК ПОЛИАРХИЯ СКЛАДЫВАЛАСЬ В ОДНИХ СТРАНАХ, НО НЕ В ДРУГИХ
  3. ПЕРСПЕКТИВЫ ДЕМОКРАТИЗАЦИИ В НЕДЕМОКРАТИЧЕСКИХ СТРАНАХ
  4. РАЗМЬШГЛЕНИЯ ОБ ЭКОНОМИЧЕСКОМ СТРОЕ РАЗВИТОЙ ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ СТРАНЫ
  5. § 2 ЗАКОНОМЕРНОСТИ ПОЛИТИЧЕСКОЙ МОДЕРНИЗАЦИИ
  6. Будущие мятежи
  7. ЗАКЛЮЧЕНИЕ. ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ИТОГИ И ТРУДНОСТИ ПОСТСОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ ТРАНСФОРМАЦИЙ О. Гаман-Голутвина
  8. Советская Россия.
  9. Расширенный и более энергичный Запад
  10. Причины стабильности белорусского режима и перспективы его трансформации
  11. АЛЬТЕРНАТИВЫ ВЕЛИКОГО ПЕРЕХОДА
  12. Введение.
  13. § 4. Система информационно-идеологического обеспечения внешней политики белорусской государства
  14. Незначительные реформы и либерализация
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -