<<
>>

ОЖИВЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНОЙ КРИТИКИ

Если неолиберальная гегемония началась с падением Бер- линской стены 9 ноября 1989 года, то продлилась она всего десять лет до первой крупной демонстрации в Сиэтле 30 но- ября 1999 года.
по-прежнему служит основой для разработки политического курса прак- тически во всех странах, но теперь он все чаще встречает отпор. Сиэтл не ознаменовал собой начало такого сопротив- ления, хотя и оказал его на качественно новом уровне. Эта книга не является историей движения против глобального капитализма, но тем не менее полезно упомянуть ряд фак- торов, способствовавших его возникновению. - Решающим событием оказалось заключение НАФТА. Хотя со- противление принятию этого соглашения потерпело про- вал, оно способствовало началу дебатов о глобализации. Поэтому, как выразился Марк Руперт, . Первая позиция - та, которую Руперт назы- вает , - была связана с организациями активистов, составивших левую оппозицию НАФТА и продолжавших 14 организовывать все более широкое сопротивление програм- ме свободной торговли, что, поспособствовав впоследствии провалу в 1998 году переговоров относительно Многосторон- него соглашения об инвестициях, которое было разработано для того, чтобы сделать мир безопасным для транснацио- нальных корпораций, привело к выступлениям протеста в Сиэтле.12 НАФТА было важно еще в одном отношении. В день вступле- ния соглашения в силу - 1 января 1994 года - в штате Чья- пас на юго-востоке Мексики произошло вооруженное восста- ние. Субкоманданте Маркос, лидер Сапатистской армии национального освобождения (САНО), начавший восстание, осудил НАФТА, согласно которому упразднялось конституци- онное право крестьян на доступ к общественным землям, назвав его .13 Таким образом, связь, установленная между тяже- лым положением коренных общин Мексики и неолиберализ- мом (названным Маркосом , в которой глобализация действовала как ), стала постоянной темой сапатистской пропаган- ды.14 Высокоэффективное использование лидерами САНО средств массовой информации и Интернета превратило их дело в одну из объединяющих идей зарождающегося глобаль- ного движения.
В действительности, кампания в Чьяпасе была лишь одним из многих проявлений борьбы на Юге, бла- годаря которой постепенно оформилось сознание всемирно- го сопротивления неолиберализму. Нигерийский активист Кен Саро-Вива, казненный нигерийским военным режимом в ноябре 1995 года за проводившуюся им кампанию по за- щите народа огони от разорения в результате деятельности , стал еще одним символом сопротивления коренных народов тирании глобального капитализма. Распространению нового движения также способствовало формирование того, что стало называться , которое было не простым расши- рением формальных институтов межправительственного со- трудничества, наподобие Организации Объединенных Наций, и ЕС, а включало в себя также транснациональную публичную сферу, возникновение ко- торой началось в результате стремительной экспансии 15 неправительственных организаций. Джон Ллойд говорит, что поддержка, полученная неправительственными органи- зациями после участия в официальных конференциях, на- пример саммита 1992 года в Рио-де-Жанейро, посвященно- го глобальному потеплению, помогала вызывать негативную реакцию, когда правительства не выказывали ни малейше- го желания достичь амбициозных целей, поставленных на такого рода встречах.15 Распространение неправительствен- ных организаций способствовало возникновению новых объединений активистов, которые первоначально занима- лись исправлением каких-либо конкретных проявлений несправедливости, - например, международных гумани- тарных активистских движений (так называемый 'sans frontiurisme') во Франции и движения , вы- ступавшего против эксплуатации рабочих , в североамериканских университетских городках. Позорный факт существования долга стал еще одной точкой сближения. Проведение движениями кам- паний, наподобие Юбилея 2000, привело к намного более широкому развертыванию сети политической активности благодаря успешному привлечению на свою сторону церквей и других организаций, обычно не отличавшихся воинствен- ностью. Оглядываясь в прошлое, можно сказать, что круп- ные выступления за списание долга во время саммитов в Бирмингеме в 1998 году и в Кельне в 1999 году были первыми ласточками более впечатляющих проти- востояний в Сиэтле и Генуе.16 Еще одним важным событием стал восточноазиатский фи- нансовый и экономический кризис 1997 - 1998 годов.
Хотя сторонники ухватились за него как за доказательство превосходства англо-американской модели над азиатским капитализмом , для мно- гих других он послужил доказательством опасности дерегу- лированной мировой экономики, где огромные потоки спе- кулятивного капитала могли неожиданно создавать или разрушать целые страны. Сам кризис в сочетании с МВФ, который предложил в качестве лекарственного средства еще более неолиберальные меры, имел серьезные идеологические последствия, поскольку отдельные предста- вители истэблишмента - импресарио хеджевых фондов Джордж Сорос и экономисты Джозеф Стиглиц, Пол Кругман 16 и Джеффри Сакс - выступили в роли яростных критиков . Внезапное смещение Стигли- ца с поста главы Всемирного банка накануне выступлений протеста в Сиэтле способствовало созданию такой обстанов- ки, при которой законность международных финансовых ин- ститутов все более ставилась под сомнение.17 Наконец, масштабное сопротивление неолиберализму было оказано в одной из стран самой - во Франции. Массовые забастовки в государственном секторе в ноябре - декабре 1995 года вызвали крах программы свободного рынка, предложенной консервативной ко- алицией, и способствовали широкому сдвигу влево, который привел к власти в июне 1997 года правительство под руководством Лионеля Жоспена. Жос- пен продолжил (под дымовой завесой из социалистической риторики) приватизацию в еще большем масштабе, чем его правые предшественники. В противовес его правительству новые левые объединились вокруг ежемесячного журнала Le Monde diplomatique и движения против международных фи- нансовых спекуляций АТТАК.18 Первым проявлением этого процесса радикализации стал первый тур президентских выборов во Франции в апреле 2002 года: хотя Жоспен нео- жиданно выпал из гонки, кандидаты от крайне левых полу- чили 10% голосов. Глобальную ориентацию этих новых ле- вых можно проиллюстрировать различными способами - появлением крестьянского лидера Жозе Бове как символа со- противления генетически измененным организмам и другим угрозам здоровым методам ведения сельского хозяйства, той ролью, которую сыграли Le Monde diplomatique и АТТАК во Все- мирных социальных форумах, прошедших в Порту-Алегри (Бразилия), и распространением АТТАК по всему миру (к на- чалу 2002 года организация имела отделения в сорока стра- нах). Этот процесс противоборства связан не только с кампа- ниями активистов и уличными выступлениями протеста. Одна из причин того, почему мы можем говорить о глобаль- ном движении, заключается в том, что оно нашло идеологи- ческую формулировку в корпусе критических работ, создан- ных множеством интеллектуалов. Среди них выделяются две главные фигуры. С забастовок 1995 года и до своей смер- ти в январе 2002 года Пьер Бурдье бросил свой огромный 17 авторитет ведущего французского интеллектуала на борьбу против неолиберализма; вместе с , группой ученых-активистов, он выпустил ряд небольших не- дорогих книг, включая два тома собственных полемических статей - и . Ноам Хом- ский - единственный, но последовательный критик аме- риканской внешней политики последнего поколения - по- лучил всемирную аудиторию, которая с готовностью отклик- нулась на его призыв осадить притязания американской империи, выявленной им в контексте глобального капита- лизма. Рядом с этими двумя главными фигурами старшего поколения стояли многие другие, уже известные авторы и ак- тивисты, которые теперь завоевали значительную аудито- рию - например, Майкл Альберт, Уолден Белло, Сьюзен Джордж и Тони Негри, - и более молодые интеллектуалы, которые неожиданно получили широкую известность, в осо- бенности Наоми Кляйн и Майкл Хардт. Все они - авторы важных книг, но еще более широко читаемыми они стали благодаря хаотичной циркуляции их текстов в Интернете. Появление этого корпуса сочинений обозначило масштаб- ный сдвиг в интеллектуальной констелляции. В монумен- тальном исследовании, которое само по себе служит вкладом в жанр, им же анализируемый, Люк Болтански и Эв Кьяпел- ло документально обосновали наличие того, что было назва- но ими во Франции в 1990-х в ответ на опыт неолиберализма.19 Но социальная критика была именно тем видом дискурса, на который пост- модернизм стремился наложить запрет. Жан Бодрийяр, например, пишет: .20 Понятие отчуждения, которое служит одной из основных тем марксистской крити- ки капитализма, предполагает противопоставление подлин- ного субъекта и существующих общественных отношений, препятствующих его самореализации. Такое противопостав- ление, например, присуще критике , раз- вернутой в 1960-х ситуационистами. Согласно Ги Дебору, со- временные капиталистические общества характеризуются 18 господством спектакля: , поло- жение дел, означающее .21 Но, как замечают Болтански и Кьяпелло, в то же самое вре- мя концепция подлинности стала предметом чудовищных интеллектуальных нападок со стороны таких мыслителей, как Жиль Делез и Жак Деррида, работы которых оказали опреде- ляющее влияние на постмодернизм. Болтански и Кьяпелло говорят, что разрушение ими противоположности между под- линностью и неподлинностью способствовало победе неоли- берализма в 1980-х - начале 1990-х: .22 Бод- рийяр - глашатай этой деконструкции подлинности, утвер- ждающий, что критическая мысль и политическая борьбаус- тарели в обществе уже не спектакля, а симуляции, где образы отныне больше не представляют, а составляют реальность.23 Поэтому возрождение антикапиталистических дискурсов и движений знаменует собой крах гегемонии, которую пост- модернизм установил над передовой мыслью последних двух десятилетий. Один из признаков этого интеллектуального сдвига - угасание едва ли не навязчивой озабоченности культурными проблемами, которая овладела радикальными университетскими кругами в 1990-х, и возрождение интере- са к материальному. Иногда это лучше всего заметно у мыс- лителей, имена которых прежде ассоциировались с постмо- дернизмом. Ричард Рорти, сочинения которого сыграли решающую роль в рецепции постмодернизма американской интеллектуальной культурой, например, недавно занялся кри- тикой тех, кого он называет американскими , за их невнимание к растущим в американском об- ществе противоречиям, вызванным глобализацией.24 То об- стоятельство, что Рорти сам способствовал изобретению этих культурных левых и что его рецепт - возвращение к социал- демократии - кажется явно неуместным, ни в коей мере не отменяет правильность его диагноза. 19 Можно привести и другие примеры такого рода превраще- ния, - одним из наиболее выдающихся служит энтузиазм, с которым лаканианский теоретик культуры Славой Жижек в последние годы обратился к Марксу и даже к Ленину.25 Но наилучшим примером замены культурной критики более традиционной критикой капитализма служит самый извест- ный текст нового движения, No Logo Наоми Кляйн. Эта книга искусно и остроумно захватывает излюбленную ин- теллектуальную область тысяч кафедр культурных исследо- ваний, выросших на Бодрийяре, - невнятное описание со- временных тенденций массовой культуры - лишь для того, чтобы вывести своих читателей на новое поле боя, исполь- зуя тонкости корпоративного брэндинга для разоблачения преобладающих моделей капиталистического господства и демонстрации зарождающихся форм сопротивления. В гла- ве, где Кляйн показывает, что озабоченность ее поколения студенческих активистов политикой идентичности и поли- тической корректностью в конце 1980-х - начале 1990-х в действительности отвечала корпоративным стратегиям, на- правленным на извлечение выгоды из мультикультурализ- ма, мы можем услышать грохот крушения целой интеллек- туальной парадигмы: И что больше всего поражает в ретроспективе, так это то, что в те самые годы, когда политкорректность как по- литическая субстанция достигла в собственном представ- лении своего апогея, весь остальной мир занимался совсем иным: он смотрел вовне и расширялся. В тот момент, ког- да поле зрения большинства левых сузилось настолько, что стало вмещать только их непосредственное окружение, горизонты глобального бизнеса расширялись и уже начи- нали вмещать в себя весь мир... Когда мы смотрим назад, это выглядит как сознательная слепота. Замена радикаль- ных экономических оснований женского движения и движения за гражданские права сплавом различных ин- тересов, который стали называть политической коррект- ностью, с успехом воспитала поколения активистов в политической борьбе образа, а не действия. И если окку- панты-рекламисты вторглись в наши школы и жилые кварталы, не встречая сопротивления, то это произошло, хотя бы отчасти, из-за того, что политические модели, 20 бывшие в ходу во время вторжения, плохо вооружили нас для достойной встречи с вопросами, имевшими больше отношения к правам собственности, чем к представитель- ству меньшинств. Мы были слишком погружены в анализ проецируемых на стену картинок, чтобы заметить, что саму стену уже продали.26
<< | >>
Источник: Алекс Каллиникос. Антикапиталистический манифест. 2005

Еще по теме ОЖИВЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНОЙ КРИТИКИ:

  1. Основная критика социальной и интеллектуальной жизни
  2. Оживление тела
  3. В. С. АЛЕКСЕЕВ-ПОПОВ СОЦИАЛЬНАЯ КРИТИКА У ЖАН-ЖАКА РУССО И ВЕЛИКИЕ УТОПИСТЫ
  4. 7. HOMO SOCIOLOGICUS: ОПЫТ ОБ ИСТОРИИ. ЗНАЧЕНИИ И КРИТИКЕ КАТЕГОРИИ СОЦИАЛЬНОЙ РОЛИ
  5. Оживление торговых марок
  6. СТАРИКА ЖАЛКО. НО ОЖИВЛЕНИЮ ОН НЕ ПОДЛЕЖИТ
  7. Иоффе О. С., Красавчиков О. А. "О критике науки и научности критики"
  8. Классификация критики
  9. 2. Критика
  10. Глава VIII СОЦИАЛЬНО-ТРУДОВЫЕ, СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ И СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ КОНФЛИКТЫ
  11. Характеристика созидательной критики
  12. Продуктивный подход к критике
  13. Критика постмарксизма
  14. Критика критиков
  15. Критика и пост-постмодернистская теория
  16. Методологическая и логическая критика
  17. к КРИТИКЕ СОЦИОЛОГИИ В ЕЕ ИСТОРИИ
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -