<<
>>

Однопартийная система

Отложим па время вопрос о возможной дестабилизации в рядах социалистической партии компромисса, а также вопрос о будущем этой партии, п обратимся к рассмотрению ее главной альтернативы — тоталитарной партии ноздпесоцна-листпческих режимов, таких как в Польше или Чсхослова-кннм.

Данная однопартийная система восходит к большевистской революции (хотя, как .можно утверждать, корпи се ведут п дальше вглубь истории — к обычаям партийной дисциплины, умелого использования выдвижений, снятий и пс-

ключений, а порой и к беспощадной борьбе за организационный контроль, имевшей место в оппозиционных социалистических партиях 19 — начала 20 вв.). Географически эта система после Второй мировой войны, благодаря Сталину, распространила свое влияние на страны Центральной и Восточной Европы; и повсюду (как, например, во время Пражского переворота 1948 г.) это распространение происходило за счет партий компромисса, как социалистических, так и несоциалистических.

Основным организационным принципом данных поздне-социалистических режимов Центральной и Восточной Европы является ведущая роль партии. Партия является сувереном — центральной нервной системой данного политического строя. В ее руках сконцентрированы все полномочия по принятию решений п управлению15. Сама по себе партийная организация построена пирамидально; все члены партии формально равны, но высшие эшелоны — номенклатура — конечно же, «более равны», чем остальные. Совершив нелегкое восхождение по партийной лестнице власти, члены партийной верхушки обретают самые разнообразные привилегии, включая и особый набор бесплатно причитающихся лидерам благ. Руководство партии ведает принятием новых членов, кроме того, оно предопределяет итоги партийных съездов. Изменения в конституции, еще до прохождения формальной процедуры утверждения в парламенте, должны получить одобрение со стороны партийного руководства.

Исполнительные органы партии являются монополистами в области принятия ключевых решений, связанных с инвестированием, производством и потреблением. Что касается правовых, законодательных и судебных органов, то они также находятся под пристальным надзором исполнительных органов партии; в особо важных случаях они непосредственно выносят приговор, а суд выступает только как исполнительный орган. В сфере массовой информации партийное руководство также вездесуще. Авторское «мы», культивировавшееся в социалистической партийной прессе II Интернационала (факт, подмеченный Мпхельсом,с), точно рассчитано на то, чтобы постоянно включать в понятие «мы» население в целом. Партия стремится сделать весь политический строй частью идеологической пирамиды, составленной из речевых штампов и зачастую нелепо звучащих высказываний («Социализм — это молодой, динамичный социальный строй, который в процессе своего поступательного движения осуществляет поиск и апробирование способов как можно более полной реализации собственных преимуществ, наиболее эффективной организации процесса социального развития и контроля над ним»17 и т. д.). Под пристальным надзором исполнительных органов партии находятся также армия и полиция; в Центральной и Восточной Европе даже тайная полиция (являющаяся, по саркастическому замечанию поляков, сердцем партии) непосредственно подотчетна контролируемым партией советским органам власти.

Монополия партийного руководства в вопросах государственной политики, управления, производства и потребления, средств массовой информации, работы правоохранительных органов и полиции неизбежно ведет к произволу в принятии решений. Кроме того, все это означает постоянное расширение дискреционной власти партийных органов. Проводимая партийным руководством линия всегда верна. Даже если эта линия вступает в противоречие с самой собой или резко меняет свое направление, партия остается провидцем, мудрым и всезнающим. Ее «научные» утверждения преподносятся как нечто безусловное, даже если сторонние наблюдатели часто находят их загадочными, путаными и невразумительными.

Точка зрения партии, особенно ее руководства, есть отражение самой жизни: «Жизнь заодно с партией, партия — сердцевина, душа жизни»"*.

Наиболее общая задача партии и ее высших эшелонов состоит в определении тех основных целей и формальных методов, которым должны следовать подчиненные организации и исполнители. Высшие эшелоны партии стремятся проникнуть во все бесчисленные уголки государственных министерств, исполняющих по цепочке бюрократические команды, взаимодействующих друг с другом на различных уровнях и отстаивающих собственные, (частично) не совпадающие интересы; партийное руководство преследует цель жестко подчинить их себе, связать их единой, централизованной властью. Решение задачи объединения и координирования из центра различных государственных бюрократических учреждений облегчается для высшего партийного руководства наличием сложной сети подчиненных партийных структур (профсоюзов, молодежных и женских организаций), укомплектованных функционерами партии среднего п низшего звена. Обязанностью этих вспомогательных партийных организаций является реализация важнейших целен правящей партийной верхушки, а значит отслеживание действий всех организаций, существующих в рамках данного политического устройства, управление ими и оказание дисциплинирующего воздействия на них.

В их обязанности входит также обеспечение жесткого контроля партии над каждым отдельно взятым гражданином. А так как в партии состоит относительно незначительная часть граждан, подавляющая часть населения считается гражданами второго сорта. Так, например, шансы не вступившего в партию молодого человека считаются весьма ограниченными, ибо своим беспартийным положением он/она демонстрируют несогласие с принципом руководящей роли партии. Подобная личность отказывается признать и обратную сторону данного принципа: то, что программы и действия партии всегда обязательны для каждого из ее членов и потому следует систематически предупреждать возможность появления альтернативных политических стратегий, альтернативных организаций и форм выражения в вопросах политики, производства и культуры.

Эти политические стратегии являются исключительной прерогативой партии, се верховных и вспомогательных организаций. Цель их деятельности состоит в обеспечении безоговорочной гегемонии партии, полного подчинения всех индивидов и включения их в стройную структуру партийного государства. В таком решающем вопросе, как вопрос о том, кто будет править пмп, подавляющая часть граждан в странах с позднесоциалистнческими режимами не имеет никакого права голоса — даже формально-правового. Данный вопрос всегда решается заранее. А так как партия всегда права — даже при ретроспективной оценке, — она обязана руководить гражданами, ставить предел их действиям и учить их. Именно в этом смысле однопартийная система является тоталитарной: программы действия этой системы всегда направлены на то, чтобы предупредить формирование плюралистичного, самоорганизующегося гражданского общества, являющего собой противоположность такому возглавляемому партией политическому устройству.

Здесь (как и в других частях данной главы) однопартийная система описывается пдеально-типнчеекп — ведь преследуемая ею цель тотального контроля никогда не достигалась полностью н никогда, начиная с 1945 г., не выступала в одинаковых формах в разных странах. Таким образом, представления о том, какой должна быть суверенная партия, являются в определенной степени растяжимыми, в зависимости от того, с каким — внутренним пли внешним (как в Чехословакии в 1968 г.) — сопротивлением пришлось столкнуться партии. Кроме того, однопартийная система может счесть необходимым проявить определенную толерантность в отношении своих подданных (так было в Венгрии, граждане которой могут теперь открывать частные рестораны — но не частные издательства). Однако подобные уступки всегда незначительны; демократический плюрализм неизменно рассматривается как нечто незаконное.

В период, наступивший после Второй мировой войны, однопартийная система демонстрировала известное разнообразие и в способах осуществления контроля.

Например, непосредственно после войны сталинистские партии Центральной и Восточной Европы осуществляли программы, направленные на полное уничтожение гражданского общества, прибегая при этом к полному произволу, злодейству п жестокости (речь идет о «чистках», арестах, пытках, лагерях н показательных судах). В данный период пн рядовые граждане, ни члены партии не могли остаться вне сферы действия этой

Глава четвертая

партийный социализмг

партийной тактики. В последнее же время - например, в Чехословакии после 1968 года или при осуществлении в Советском Союзе горбачевской программы перестройки — однопартийная система стала демонстрировать ряд принципиально новых черт1'. Продолжая в основном полагаться на правление с помощью страха и жестоких репрессий, партия вместе с тем прибегает к более анонимным, избирательным, взвешенным приемам. Кроме того, несмотря на продолжающиеся попытки удушения гражданского общества со ссылкой на идеологические символы прошлого, настоящего и будущего мира, почти никто (включая, наверное, и верхушку партаппаратчиков) уже не верит в привычно повторяемые идеологические заклинания. Предпринимаются даже попытки исправить ситуацию путем обновления лозунгов сверху, придать им более привлекательный вид — так, звучат требования открытости, демократических перемен, действий, — а также ведутся разговоры (например, в Венгрии) о «свободном гражданском обществе» (Имре Пожгаи, Poszgay). Полное игнорирование партией проблемы эффективности, характерное для безумств сталинистского периода, также ушло в прошлое. Большое внимание — особенно в вопросах управления и производства — уделяется эффективности, производительности и потребности в постоянном реформировании. И наконец, в позднесоциалистических режимах партии уже не пытаются полностью распоряжаться телами и душами своих подданных, вникать во все, играть роль своеобразного центра притяжения, субъекта единой воли, олицетворяемой лидером цезаристского типа. Однопартийные системы уже не руководствуются старым тоталитарным принципом: L'?tat, c'est nous *.

Вместо этого партия довольствуется ныне регулированием и контролем поведения людей в его внешних проявлениях, и до тех пор, пока в общественных местах граждане безропотно повинуются ей, выражая недовольство лишь в кругу своих, им ничто не угрожает.

* Государство это мм (франц.). — Прим. перев.

В условиях постсталинистской эпохи от граждан, живущих в странах с однопартийными системами, ожидается, что они солидаризируются с. «сообществом побежденных» (Иван Клима) и будут соблюдать основные неписаные законы этого сообщества, гласящие, что «главнейшим условием... расширения и углубления социалистической демократии было и остается воплощение политики партии в деятельности государства» (Горбачев); что всегда будет существовать одна-единственная правящая партия, обладающая всем, в том числе и истиной; что весь мир делится на врагов и друзей партии; соответственно, согласие с партийной политикой вознаграждается, несогласие возбраняется; и, наконец, что партия нуждается уже не в полной преданности граждан, а лишь в беспрекословном подчинении ее диктату. Это означает, что все, чего требует или ожидает партия от своих граждан, — это дисциплина, осмотрительность, уважительность, самоцензура, отстраненность и нравственная пассивность («гораздо лучше не знать и не думать»). В то же время, независимости в образе мысли и суждениях, превосходства, смелости, проницательности, мужества, гражданственной преданности демократическим принципам и естественного недоверия к официальной фразеологии и бюрократическим правилам — всего этого партия страшится и всему этому она активно противостоит. В основных неписаных правилах однопартийной системы оговаривается, что в глазах партаппарата ни один гражданин никогда не может быть полностью невиновным. Фактически, аппарат держит любого из граждан под своего рода постоянным домашним арестом. А поскольку партия всегда — даже при ретроспективной оценке - права, те из граждан, кто перестает быть смирным и покорным последователем партии, автоматически причисляются к дезертирам, а значит к врагам социализма. Верхние эшелоны партийного руководства всегда считали гражданскую оппозицию партии «упадком» и подрывом основ; в этом кроется одна из причин того, что (потенциальных) оппонентов партии можно найти не только в среде интеллектуалов, ио и в кафе, в очередях, на любой фабрике и в любой церкви.

<< | >>
Источник: Джон Кин. Демократия и гражданское общество / Пер. с англ.; Послесл. М.А. Абрамова. — М.: Прогресс-Традиция,. 2001

Еще по теме Однопартийная система:

  1. Определение партий и партийной системы
  2. Однопартийная система
  3. 8.3. ПАРТИЙНЫЕ СИСТЕМЫ
  4. 3. Партийные системы
  5. ПАРТИЙНЫЕ СИСТЕМЫ
  6. III. ОДНОПАРТИЙНОСТЬ
  7. ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ ОДНОПАРТИЙНОСТИ
  8. ОДНОПАРТИЙНОСТЬ ФАШИСТСКАЯ И КОММУНИСТИЧЕСКАЯ
  9. ОДНОПАРТИЙНОСТЬ и ДЕМОКРАТИЯ
  10. ОБЩИЙ КОНТУР СИСТЕМЫ
  11. Система партий и выборы
  12. § 3. Конституционные принципы политической системы
  13. Адаптивность партийной системы
  14. Зеленое восстание: партийные системы и политическая активизация села
  15. Система представительства интересов (система групп интересов)
  16. М.С. ГОРБАЧЕВ И ПЕРЕСТРОЙКА (1985-1991 ГГ.). ПОПЫТКИ РЕФОРМИРОВАНИЯ СИСТЕМЫ И ИХ КРАХ
  17. 37. И. Янковский Избирательная система как политико-правовая технология
  18. МНОГОСОСТАВНЫЕ ОБЩЕСТВА И ПАРТИЙНЫЕ СИСТЕМЫ
  19. МНОГОПАРТИЙНЫЕ СИСТЕМЫ
  20. § 1. Динамика ценностных моделей и их реализация в системах государственного управления России XVIII-XX вв.
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -