<<
>>

«Немецкая модель»

Книга «Наше государство» («The State We’re In») Уилла Хаттона, называемого «гуру Блэра», фактически стала первой попыткой более или менее систематически сформулировать позитивную программу «нового реализма» и доказать, что существуют принципиальные различия между ним и неолиберализмом.

Принимая буржуазный порядок, Хаттон настаивает на том, что в рамках этой системы существуют различные модели, своего рода «соперничающие капитализмы»159. Симпатии автора полно-

I стыо на стороне «немецкой модели». Это капитализм, предпо- f лагающий социальное партнерство, регулирование и ответст- І венность перед обществом, четкое понимание каждым своего | места в едином отлаженном социальном механизме160. Эта система обеспечивает устойчивое развитие экономики, низкую без- I работицу, взаимопонимание рабочих и работодателей. Короче, I Германия, описанная Хаттоном, напоминает какой-то капитали- Ї стический «город Солнца», сообщество безупречных граждан. | Интерес к «немецкой модели» был вообще характерен для і правого крыла английской Лейбористской партии, по крайней і мере, с 1970-х годов. Когда в начале 1980-х правые вышли из ! Лейбористской партии и создали собственную Социал-демо- •

кратическую партию, они не скрывали, что именно Германия была для них образцом социального государства. Ирония истории в том, что пока английские поклонники «немецкой моде' ли» восхищались ее достоинствами, в самой Германии говорили

о ее нарастающем кризисе. Демонтаж социального государства (Sozialabbau) в Западной Германии начался с приходом к вла- | сти христианских демократов Гельмута Коля в середине 1980-х, а после объединения страны в 1990 году «социальное государ- I ство» в Германии вообще оказалось под вопросом. Принципиальный подход правых состоял в том, что в эпоху глобализации «социальное государство» и «немецкая модель» являются анахронизмом. Социал-демократы, не признав этого принципа на идеологическом уровне, готовы были смириться с вытекакици- ми из него выводами на уровне практической политики.

Безработица в течение 1990-х годов резко росла, разрыв между восточной и западной частями страны не только сохранялся, но и приобрел структурный характер — «новые земли» превратились во внутреннюю периферию. Объясняя причины ; резкого роста популярности Партии демократического социализма, один из ее основателей Ганс Модров говорил, что именно в условиях кризиса «немецкой модели» «снова ощущается : потребность в левореформистских концепциях»161» Лидер парламентской группы ПДС Грегор Гизи писал, что это вполне естест-

венно в обществе, где «число бедных растет прямо пропорционально числу миллионеров, а система социального обеспечения радикально свертывается из-за роста задолженности»162.

: «Немецкая модель», описанная в книге Хаттона, не только уже не существовала к 1990-м годам: в том виде, в каком она описана в его книге, она вообще никогда не существовала (так же, как никогда не было и не могло быть той мифической «Европы», о которой всегда мечтали русские «западники», и не существовало мифического Советского Союза, который пропагандировали его друзья на Западе). Однако программа Хаттона несводима к наивно-утопическому призыву превратить реальную Англию в сказочную Германию.

Хаттон предлагает широкий список конкретных реформ: «Писаная конституция; демократизация гражданского общества; республиканизация финансов; признание необходимости управления и регулирования в рыночной эконЬмике— на национальном и интернациональном уровне; расширение государства всеобщего благоденствия таким образом, чтобы оно включало социальные права граждан; создание стабильного международного финансового порядка»163. Если добавить к этому призыв национализировать естественные монополии и добиваться более регулируемого международного капитализма, то программа реформ выглядит поисти- не впечатляюще. Если бы ее смогли выполнить, Блэр, несомненно, оказался бы самым радикальным социал-демократическим лидером последнего десятилетия. Однако реализуемость подобной программы вызывала сомнения с самого начала.

В то время как Хаттон призывал британцев учиться на немецком опыте, Энтони Гидденс, напротив, подчеркивал, что континентальная социал-демократия должна перенимать опыт английского «нового лейборизма», который, в свою очередь, является проводником американского влияния в Европе. При этом Гидденс откровенно подчеркивал, что главным отличием и преимуществом англо-американской модели над континентальной является то, что эти две страны пережили длительный период

!? господства радикального неолиберализма при Рейгане и Тэтчер, \ чего в континентальной Европе не было. Английские «новые ’ лейбористы», в наибольшей степени усвоившие восторжествовавшую рыночную культуру, таким образом, могут обеспечить «творческое взаимодействие между США и континентальной Европой», а социал-демократы должны «пересмотреть свои і прежние взгляды еще основательнее, нежели прежде»164.

Английское влияние на континентальные социал-демократические партии проявилось прежде всего в совместном пись- ; ме, опубликованном Блэром и Шредером летом 1999 года, где фактически декорировался разрыв с левой традицией, в том \ числе и социал-демократической. Взамен ей предлагалась идео- \ логия «нового центра» (Neue Mitte). Письмо вызвало резкие [ протесты в рядах самой немецкой социал-демократии, а также к ответное письмо Грегора Гизи, в котором основатель ПДС вы- •

нужден был защищать социал-демократические принципы от jj лидера социал-демократии165.

Показательно, что, давая историческое обоснование «новому реализму», Доналд Сассун указывает на испанских и франті цузских социалистов как на образец. Хаттон, напротив, край- i не негативно отзывается об их действиях у власти, фактически ничем не отличающихся от политики неолибералов166. Такое про- t тиворечие совершенно естественно. В качестве идеолога Хаттон должен выделить в «новом реализме» именно то, что отличает ; его от господствующей неолиберальной доктрины. Но это как ' раз то, что невозможно осуществить на практике. Левые эконо- : мисты постоянно критикуют своих либеральных коллег за то, что последние видят в обществе бездушный механизм, игнорируют социальные и культурные аспекты происходящих процес- f сов. А затем, переходя к формулированию своих позитивных : программ, впадают в ту же ошибку. «Оптимальная» экономи- , ческая политика оказывается невозможной потому, что каждая ; социальная группа, что бы она ни провозглашала, стремится не

к «идеальному равновесию» или «максимальной эффективности» и даже не к «торжеству справедливости», а к конкретным результатам для себя. Равновесие возникает не там, где применяются «оптимальные» экономические теории, а там, где устанавливается баланс между борющимися силами.

Реальный правящий класс будет активно сопротивляться любым попыткам преобразований. Даже если эти преобразования необходимы в интересах капитализма, любая группа интересов, не получающая от них непосредственной выгоды, сделает все возможное, чтобы их сорвать. Противовесом саботажу элит всегда была мобилизация масс, что не могло входить в планы «новых реалистов».

<< | >>
Источник: Кагарлицкий Б. Ю.. Политология революции / Б. Ю. Кагарлицкий. — М.: Алгоритм. — 576 с. — (Левый марш).. 2007

Еще по теме «Немецкая модель»:

  1. 16.1. "Экономическое чудо XX века" — немецкая модель управления
  2. Развитие немецкой социологии
  3. «НЕМЕЦКАЯ НАУКА» НА СТОРОНЕ РАБОЧИХ 24
  4. (в) Немецкая судебная практика
  5. 1. «Денацификация» немецкой геополитики
  6. 3. Теоретическое содержание немецкой геополитики
  7. 4. Немецкий либерализм.
  8. Немецкая школа: процедурный аспект
  9. "Немецкое экономическое чудо"
  10. Соболев Д.А., Хазанов Д.Б.. Немецкий след в истории отечественной авиации., 2000
  11. Немецкая описательная научная школа
  12. в) Точка зрения немецких судов
  13. а) Апология немецкой фашистской геополитики
  14. (5) Претензии, "лишенные исковой силы", в немецком праве
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки -