<<
>>

Глава 19. НЕИЗБЕЖНО ЛИ ГОСПОДСТВО МЕНЬШИНСТВА?

Прочтя в последних двух главах о развитии полиархии и об условиях, ей благоприятствующих, критик с соответствующими убеждениями может сказать примерно следующее.

Я полностью согласен с Вашим мнением.

Я мог бы даже развить Ваши объяснения, почему тот вид современного режима, который Вы называете полиархией, установился в одних странах, а в других — нет. Однако я не могу принять тезис о том, что полиархия сильно продвигает страну по пути к демократии. Вне зависимости от того, насколько отличаются эти современные режимы от прежних своими институтами и структурами, они определенно не слишком демократичны. Я бы скорее сказал, что демократия является по большей части идеологическим фасадом. Когда же Вы внимательно посмотрите, то за фасадом обнаружится тот же старый знакомый Вам феномен человеческого опыта: господство.

В подтверждение такой точки зрения наш критик может процитировать своего предшественника, Гаэтано Моска:

«Среди всех фактов и тенденций, которые могут быть обнаружены среди политических организмов, один столь очевиден, что открывается даже обыденному взгляду. Во всех обществах — от обществ, ограниченных в развитии и едва достигших цивилизации, до наиболее продвинутых и сильных обществ — возникают два класса людей — класс управляющих и класс управляемых. Первый класс, обычно менее многочисленный, осуществляет все политические функции, монополизирует власть и пользуется всеми преимуществами власти. Второй, более многочисленный класс, направляемый и контролируемый первым более или менее законным образом, более или менее произвольными или насильственными способами, снабжает первый, хотя бы по внешней видимости, материальными средствами к существованию и средствами, необходимыми для жизнеспособности политического организма. В практической жизни мы все признаем существование этого правящего политического класса» [Моска (1923) 1939: 52].

Р.

Даль, Демократия и ее критики

Гаэтано Моска выдвигает доводы, являющиеся фундаментальным вызовом самой возможности того, что демократическая идея когда-либо будет реализована1. Его аргументация, если говорить проще, состоит в том, что господство меньшинства неизбежно. А раз господство меньшинства неизбежно, то невозможна и демократия. Доказательства желательности демократии или того, что это наилучший из мыслимых вариантов правления, или что мы должны прилагать усилия к тому, чтобы ее достичь, являются утверждениями, не соответствующими человеческим возможностям. Несомненно, что подобные констатации способны быть полезными правителям, поскольку они служат мифами, которые помогают скрывать реальность господства и обеспечивают согласие подвластных. Но эти благие настроения не отменяют (и не могут отменить) тот фундаментальный эмпирический факт, что всегда управляет меньшинство. Если меньшинство всегда управляет, то, естественно, большинство никогда не правит. И если последнее верно, то демократия никогда не может существовать. Тогда на практике то, что мы называем демократией, не более чем фасад для господства меньшинства.

В той или иной форме подобный взгляд разделяют и, вероятно, всегда разделяли очень многие, хотя, возможно, нередко в менее категоричном виде, чем предложенное мною обобщение. Вариации на эту тему, среди массы иных, предлагали Маркс, Ленин, Моска, Парето, Ми-хельс и Грамши2. Тем не менее, надо различать теории господства меньшинства от других, придающих большое значение упадку демократии, политического равенства и свободы, вызванному неравенством граждан в отношении их политических ресурсов, стратегических позиций и рыночных возможностей, как явных, так и скрытых. Интерпретация значимости неравенства в полиархиях охватывает пространство от панглоссовского оптимизма до апокалиптических взглядов и полного пессимизма: 1.

Неравенства столь тривиальны, что едва ли требуют коррекции; а если в этом возникает потребность, то они могут быть с легкостью устранены. 2.

(А) Неравенства сильно ограничивают демократический процесс в полиархиях. (В) Даже в этом случае полиархии гораздо более демократичны и более желательны, нежели альтернативные варианты, в которых отсутствует один или более институт полиархии. (С) Тем не менее, эти неравенства могут быть существенно уменьшены, если не полностью ликвидированы; благодаря этому

Часть пятая. Пределы и возможности демократии 407

мы значительноно улучшим демократические качества полиархии; и посему должны быть предприняты приемлемые изменения. 3.

(А) и (В) формулируются так же, но (С) иначе. Неравенства не могут быть уменьшены (как минимум, без непоправимого ущерба для других ценностей, а в некоторых случаях их вообще нельзя устранить) и, следовательно, представляют неисправимый аспект наилучшей возможной системы в весьма несовершенном мире. 4.

(А) Следствия неравенства настолько велики, что позволяют (В) существовать в полиархиях лишь тривиальным аспектам демократического процесса. (С) Однако, неравенства могут быть устранены, и процессом полной революционной трансформации создана «реальная демократия». (D) До тех пор, пока не завершилась эта революционная трансформация, все общества будут управляться господствующим меньшинством. 5.

(А) и (В) как в пункте 4. Но (С) неравенство и его последствия неустранимы. (D) Тогда все общества всегда будут управляться доминирующим меньшинством.

Мои обобщения, конечно, не более чем обозначение некоторых связующих звеньев гораздо более широкого спектра явлений. Панглоссовская точка зрения, изложенная в пункте 1, вряд ли заслуживает нашего внимания. Исследование пределов и возможностей демократии, предпринятое в этой книге, можно рассматривать как принадлежащее к той же части спектра, что и пункт 2, хотя, как мы видели, некоторые ограничения неисправимы. По иронии судьбы, авторитарная система, до недавнего времени бывшая неизбежным результатом ленинист-ских революций или режимов, фактически превратила апокалиптическое видение четвертой перспективы в еще один вариант мрачных пессимистических теорий правящего класса пятой из перечисленных разновидностей.

В этой главе предметом нашего внимания будут теории правящего класса четвертого и пятого видов. Хотя теории господства меньшинства имеют важные радикальные отличия (некоторые из них я в свое время затрону), они совпадают в оценке того, что в полиархиях и даже в «демократиях» (за исключением «истинных демократий» апокалипсиса) привилегированное меньшинство господствует над остальными. Я готов допустить, что авторы, которых я упомянул, адекватно представляют основные сходства и различия ведущих теорий господства меньшинства3.

408

Р. Даль. Демократия и ее критики

Наиболее влиятельным представителем подобной теории является Маркс, изображающий всю историю как господство меньшинства эксплуататорского класса над эксплуатируемым большинством. И так история должна идти, повторяя себя до тех пор, пока окончательный триумф пролетариата не положит конец эксплуатации и господству. Михельс, Парето и Моска искали возможности опровергнуть Маркса своими

теориями господства, которые должны были быть гораздо более объективными и научными и бесконечно менее романтическими и утопическими. Поскольку господство правящего класса неизбежно, они доказывали: совершенно бесполезно надеяться на то, что господству меньшинства может быть положен конец, будь то марксовым deus ex machine, пролетариатом или любым другим классом, группой, личностью. Ленин и Грамши следовали Марксу, поддерживая идею существования демократии лишь на поверхности, потому что при капитализме буржуазия господствует над рабочим классом, но они сильно расходились в своем понимании того, как достигается это господство. Где Ленин подчеркивал принуждение, Грамши, как и Моска, делал упор на гегемонию идей и культуры.

Чтобы постичь вызов демократическим идеям, брошенный теоретиками господства меньшинства, я предлагаю, прежде всего, общий взгляд, снимающий различия между ними, а затем более детальное изображение, обнаруживающее некоторые важные несовпадения.

<< | >>
Источник: Даль Р.. Демократия и ее критики / Пер. с англ. Под ред. М.В.Ильина. — М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН). — 576 с.. 2003

Еще по теме Глава 19. НЕИЗБЕЖНО ЛИ ГОСПОДСТВО МЕНЬШИНСТВА?:

  1. Глава 19. Неизбежно ли господство меньшинства?
  2. ДЕМОКРАТИЯ, ГОСПОДСТВО МЕНЬШИНСТВА И СОВРЕМЕННЫЕ ПОПЕЧИТЕЛИ
  3. Глава 5 Неизбежность перемен
  4. ПОЛИТИЧЕСКОЕ ГОСПОДСТВО И ЛЕГИТИМНОСТЬ ВЛАСТИ Социальная природа политического господства
  5. Глава 3 ВЛАСТЬ И ТРАДИЦИОННОЕ ГОСПОДСТВО
  6. Глава 2. ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ И КОЛЛЕКТИВНЫЕ ПРАВА В КОНТЕКСТЕ ПРОБЛЕМЫ МЕНЬШИНСТВ
  7. Глава 1. ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ОХРАНЫ ПРАВ МЕНЬШИНСТВ В МЕЖДУНАРОДНОМ ПРАВЕ
  8. НЕИЗБЕЖНОСТЬ МИССИИ
  9. Покорность перед неизбежным
  10. ПОЧЕМУ НЕИЗБЕЖНО СТОЛКНОВЕНИЕ ЦИВИЛИЗАЦИЙ?
  11. Неизбежность импорта идей и образцов
  12. Глобализация как неизбежное явление развития цивилизации
  13. НЕИЗБЕЖНЫЕ НЕСОВЕРШЕНСТВА ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА (democratic performance)
  14. Неизбежное падение доходности при переходе рынка на третий этап.
  15. Господство
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -