<<
>>

МАШИНА С ВЕЧНЫМ ДВИГАТЕЛЕМ

Маркс утверждает, что капитализму присущи две основные особенности - эксплуатация наемного труда и конкурент- ное накопление капитала. Они, в свою очередь, соотносятся с двумя типами основополагающих отношений при капитализ- ме - между капиталом и трудом и между самими капиталами соответственно.
Причем оба типа отношений являются конф- ликтными: отношения между капиталом и тру- дом возникают вследствие антагонизма, который неизбежно существует между эксплуататором и эксплуатируемым, тогда как отношения между капиталами заключа- ются в конкурентной борьбе между эксплуататорами за распре- деление прибыли, совместными усилиями извлеченной из ра- бочего класса. Поэтому в единственном числе, который относится ко всей совокупности отношений, образу- ющих капиталистический способ производства, и к капитали- стическому классу как общности, следует отличать от множе- ства , отдельных составляющих системы, которые ведут борьбу за эксплуатацию и накопление.35 Рассмотрение капитализма как социальной системы, ос- нованной на эксплуатации, выполняет целый ряд задач. Здесь приведены пять из них. 1. Маркс утверждает, что классовый антагонизм не является второстепенной или случайной особенностью капитализма, а определяет саму его природу: капитал по сути своей чужд работающим на него наемным работникам, которые состо- ят из всех тех, кого экономические условия вынуждают про- давать свою рабочую силу и трудиться под надзором, неза- висимо от того, где именно (в промышленности или в сфере обслуживания) и чем именно (умственным или физическим трудом) приходится заниматься. 2. Говорить, как это делает Маркс в своей теории прибавочной стоимости, что прибыль, которую стремится получить капитал, извлекается из труда наемных работников, значит утверждать, что капитализм основывается на глубокой несправедливости: те, кто действительно занимаются производством товаров и услуг, вынуждены трудиться также для содержания капитали- стов, чьи притязания на плоды производства основываются ис- ключительно на их контроле над средствами производства.36 43 3.
Теория прибавочной стоимости Маркса исторически соот- носит капитализм с более ранними классовыми способами производства: поскольку в этих социальных системах эксп- луатация зависела от класса несвободных производителей (будь то рабы или некое зависимое крестьянство), при капи- тализме рабочие свободны в том смысле, что юридически они не обязаны служить своим эксплуататорам, - однако имен- но отсутствие экономической независимости вынуждает их работать на капиталистов на неравных условиях, что ведет к их эксплуатации. 4. Эта система эксплуатации предполагает, что именно рабо- чие служат источником созидания при капитализме: созида- тельный потенциал капиталистов в лучшем случае оказыва- ется потенциалом второго порядка, заключающимся в способности использовать преимущества предложенных другими нововведений и брать лучшее у своей рабочей силы и конкурентов (в этом состоит рациональное зерно теорий предпринимательства).37 5. Теория капиталистической эксплуатации обозначает преде- лы системы в том смысле, что капиталисты как класс могут увеличивать свою сумму общей прибыли, лишь сокращая реальную заработную плату или увеличивая производитель- ность рабочего класса, это отношение зависимости означа- ет, что рабочие не являются просто эксплуатируемыми - они также представляют значительную силу. Но Марксова теория капитализма уязвима, если она огра- ничивается вертикальными отношениями между капиталом и трудом. Горизонтальные отношения между капиталами важны по двум причинам. Во-первых, Маркс утверждает, что конкурентная борьба капиталов объясняет, почему эксплуа- тация и накопление присущи капитализму как экономичес- кой системе. Капитализм достаточно конкурентоспособен, ибо каждому конкретному капиталу необходимо постоянно сокращать издержки своего производства для поддержания или даже увеличения своей доли на рынке. Великодушный капиталист, который платит своим рабочим такую заработ- ную плату, которая в целом соответствует произведенной им стоимости, вскоре окажется не у дел.
Ибо прямо или косвенно из прибылей выделяются капиталовложения, благодаря ко- торым конкретные капиталы расширяют и/или улучшают 44 свои производственные мощности. Именно этот процесс уве- личения производительности посредством повторного инвес- тирования прибыли Маркс (вслед за Адамом Смитом) называл накоплением капитала. Это конкурентный процесс, потому что стремление к накоплению вызвано внешней необходимостью: давление конкурентов вынуждает капиталы совершенствовать методы производства. Маркс предлагает структурную теорию накопления капитала: накопление следует объяснять не инди- видуальной психологией или культурными процессами, рас- смотренными Максом Вебером в , а структурой принуждения и поощрения, кото- рой подчиняются конкретные капиталисты на рынке (хотя - по крайней мере в принципе - определенного рода культур- ные объяснения, предложенные Вебером, могли бы способство- вать пониманию различной степени успеха отдельных групп, подчиняющихся рыночной дисциплине). Во-вторых, рассмотрение капитализма как системы кон- курентного накопления помогает объяснить его развитие. Капитализм одновременно характеризуется динамизмом и нестабильностью. Обе эти особенности проистекают из кон- курентной борьбы между капиталистами. Повышающие производительность капиталовложения расширяют произ- водственные возможности человечества. Именно за это раз- витие производительных сил Маркс хвалит капитализм в и , хотя он и отличает капиталистические производственные отношения - исторически определенные формы контроля над средствами производства, которые образуют этот спо- соб производства, - от роста производительности и произ- водства, обеспечиваемого этими отношениями в данной со- циальной системе. Но характер этих производственных отношений также означает, что развитие производительных сил делает капитализм изначально подверженным кризи- сам.38 Мы уже сталкивались с основным механизмом, отве- чающим за работу финансовых рынков, где рациональный на индивидуальном уровне поступок часто приводит к не вполне оптимальным результатам для всех. Индивидуальные капиталы инвестируются в совершен- ствование методов производства ради получения более 45 высокой отдачи. Рационализатор, как правило, может наде- яться на успех (по крайней мере в ближайшей перспективе), поскольку, доведя свои производственные издержки до уров- ня ниже среднего в данном секторе, он может или нанести удар по своим конкурентам, снизив цену на свою продукцию и продав большее ее количество, или получить более высо- кую прибыль с каждой проданной единицы товара. В обоих случаях капитал, вкладываемый в инновации, должен ока- зывать на своих конкурентов в данном секторе повышенное давление. Поэтому они стремятся не отставать от его инно- ваций. В той мере, в какой им удастся в этом преуспеть, со- кратятся средние производственные издержки в данном сек- торе. Так как преимущество рационализатора проистекает из разницы между индивидуальными издержками и средни- ми издержками в секторе, то после исчезновения такой раз- ницы то же произойдет и с его добавочной прибылью (тем, что Маркс называет , а современные эко- номисты - ). Улучшение произво- дительности, как правило, зависит от роста предприятия и оборудования, на котором должен работать рабочий, поэто- му инновация выиграет по цене более высоких инвестиций в предприятие и оборудование на рабочего (или, как доволь- но неудачно выразился Маркс, произойдет возрастание орга- нического строения капитала). Но источник прибыли - это труд. Поэтому - если не увеличивается степень эксплуата- ции (прибыль на рабочего) - требуется большее количество капитала для получения того же количества прибыли от ра- бочей силы. Иными словами, норма прибыли - соотношение между прибылью и общим объемом капиталовложений - понижается. Погоня индивидуальных капиталов за нажи- вой, - а с введением инноваций такое поведение становит- ся правилом, - приводит, таким образом, к понижению об- щей нормы прибыли. Распространенный на всю экономику, этот механизм от- вечает за то, что Маркс называет тенденцией к понижению общей нормы прибыли. Это только тенденция, потому что она зависит от наличия определенных условий, большинство из которых (хотя и не все) Маркс перечисляет: производи- тельность растет благодаря экономии труда, а не капитала; 46 степень эксплуатации не увеличивается до достаточного для нейтрализации последствий повышения органическо- го строения капитала (соотношение между капиталовложе- ниями в средства производства и капиталовложениями в рабочую силу) уровня; или средства производства не ста- новятся дешевле из-за повышающей производительность инновации, что опять-таки препятствует понижению нор- мы прибыли (поскольку стоимость капиталовложений в предприятие и оборудование на рабочего может понизить- ся, даже если физическая сумма, которой она оперирует, выросла). Но Маркс, по-видимому, считает, что наиболее су- щественное оказывают эко- номические кризисы. Достаточно выраженное понижение нормы прибыли вынуждает капиталистов прекращать ин- вестиции и тем самым ускоряет наступление экономическо- го спада. Основная особенность спада заключается в том, что капиталы либо банкротятся, либо сокращают производство и занятость. Последующий рост уровня безработицы приво- дит к ослаблению переговорных позиций рабочих, вынуж- дая тех, у кого еще есть работа, соглашаться с более низкой заработной платой, увеличением продолжительности рабо- чего дня и ухудшением условий труда. Это приводит к повы- шению степени эксплуатации. В то же самое время более сильные капиталы могут по низкой цене скупать фонды не- платежеспособных предприятий, а также поглощать на вы- годных условиях более слабые из уцелевших. Тем самым со- кращается стоимость имеющихся капиталовложений. Вместе оба эти процесса - повышение степени эксплуата- ции и разорение капитала - увеличивают массу прибыли от- носительно такого капитала. Иными словами, норма прибы- ли растет. Когда прибыльность возрастает достаточно для того, чтобы стимулировать оживление инвестиций, эконо- мический рост возобновляется до тех пор, пока следующее заметное понижение общей нормы прибыли не приведет к очередному нисходящему витку в этом адском круговороте. Теория Маркса о тенденции к понижению нормы прибыли особенно важна, потому что, как это бывает, крупные капита- листические экономики в конце 1960-х годов начали пережи- вать серьезный кризис прибыльности. Однако начало этого 47 кризиса лежит в основе перехода, которому мировая эконо- мика подверглась в эпоху медленного роста, перемежающе- гося глобальными спадами и продолжающегося по сей день.39 Предложенное Марксом описание механизмов, ответствен- ных за такие кризисы прибыльности, оказалось весьма спор- ным: по правде говоря, оно было отвергнуто большинством традиционных экономистов, хотя их доводы зачастую обна- руживают скорее их непонимание такого особого теоретичес- кого подхода к капиталистической экономике, которого он придерживался, нежели отдельные изъяны аргументации, вызывающие множество сложных вопросов.40 Здесь не мес- то рассматривать эти вопросы, хотя я вполне мог бы это сде- лать. Более важно предложенное Марксом общее описание капитализма как системы, в которой процесс конкурентно- го накопления побуждает индивидуальные капиталы пред- принимать действия, которые, хотя и способны в крат- косрочной перспективе повысить их норму прибыли, в долгосрочной перспективе ведут к ослаблению жизнестой- кости всей системы. Индивидуальная погоня за наживой приводит к губительным глобальным последствиям. В остав- шейся части этого раздела и в следующем я рассмотрю два современных аспекта этого парадокса: первый - узко эко- номический, второй - намного более широкий. Во-первых, одна из основных причин кризиса в современ- ной мировой экономике заключается в выраженной тенден- ции к переинвестированию. Такой, к примеру, была основ- ная особенность восточно-азиатского кризиса в конце 1990-х. Конкуренция за внешние рынки, усилившаяся вслед- ствие девальвации китайского ренминби и японской иены в середине десятилетия, побуждала фирмы увеличивать свои мощности гораздо быстрее, чем могла вырасти соответству- ющая им прибыль. Следствием стали значительное переин- вестирование и возникновение избыточных производствен- ных мощностей. Незадолго до волны финансовых крахов, прокатившейся по Восточной и Юго-Восточной Азии в 1997 году, Financial Times сообщала: При среднегодовых темпах роста более 20% в этом де- сятилетии инвестиции росли примерно втрое быстрее ВНП, а это говорит о том, что Азия страдает от тяжелого 48 случая переинвестирования. Сейчас... загрузка производ- ственных мощностей держится на очень низком уровне в таких странах, как Китай (ниже 60%), Южная Корея (ниже 70%) и Тайвань (72%).41 Приток спекулятивного капитала подпитывал этот про- цесс подъема экономической активности, а затем, как толь- ко последствия переинвестирования стали очевидными, его отток способствовал погружению Азии в глубокую рецессию. Точно такое же взаимодействие спекулятивных финансовых рынков и конкуренции между промышленными предприя- тиями можно было наблюдать при взлете и падении амери- канской во время великого американского бума 1992 - 2000 годов.42 Этот бум стал возможен вследствие восстановления прибыльности с рекордно низкого уровня, достигнутого в начале 1980-х, восстановления, вызванного, в свою очередь, масштабной экономической реструктуриза- цией, которая ликвидировала неэффективные капиталы, исторически беспрецедентным снижением реальной зара- ботной платы и девальвацией доллара по отношению к ос- тальным основным валютам в результате Соглашений Пла- за 1985 года. Но к концу 1990-х эти средства себя исчерпали. В середине десятилетия администрация Клинтона переклю- чилась на политику сильного доллара (нацеленную отчасти на помощь японской экономике в выходе из состояния за- стоя, в котором она находилась с начала 1990-х годов). Нор- ма прибыли в обрабатывающей промышленности начала падать в конце 1997 года, а устойчивое снижение безрабо- тицы позволило немного повысить реальную заработную плату. Причиной того, что бум продлился еще три года, была реакция Федерального резервного управления на панику, охватившую мировые финансовые рынки после того, как российский крах в августе 1998 года, казалось, стал предве- стием цепной реакции на , способ- ной распространиться на центры глобального капитализма. Федеральная резервная система под руководством Алана Гринспена уменьшила процентные ставки и предприняла другие шаги (например, оказав помощь хеджевому фонду ), направленные на укрепление доверия. 49 Такая политика, названная Робертом Бреннером (свидетельство того, что национальное государство по-прежнему играет важную роль в эпоху глоба- лизации), оказалась весьма успешной.43 Американские финансовые рынки, частично подпитываемые притоком ка- питала, ищущего надежности Соединенных Штатов, продол- жали парить в заоблачных высотах до марта 2000 года. По- вышение стоимости их биржевых инвестиций побуждало американские фирмы и зажиточные домохозяйства сокра- щать свои сбережения и совершать широкие заимствования, что привело к гигантским финансовым диспропорциям - в частности, к беспрецедентному уровню задолженности ча- стного сектора и дефициту платежного баланса.44 Та же обста- новка побуждала предприятия увеличивать свои инвестиции в ожидании того, что их прибыль будет продолжать расти и сделает эти решения оправданными. Такие ожидания оказа- лись ошибочными: прибыль после удержания налогов в на- циональном доходе Соединенных Штатов сократилась с бо- лее чем 12% в 1997 году до 8% тремя годами позже.45 В результате ключевые сектора американской и мировой экономики столкнулись с возникшими проблемами переин- вестирования и избытка производственных мощностей. Во многих случаях в худшем положении находились те отрас- ли, которые были наиболее тесно связаны с , особенно технология, средства массовой информации и телекоммуникации. Именно этим было обусловлено паде- ние котировок акций в данном секторе весной 2000 года. Примерно два года спустя Financial Times сообщала: Согласно Европейской информационно-технологичес- кой службе наблюдения, инвестиции в телекоммуникации выросли в период с 1997 по 2000 год приблизительно до 20% в США и 50% в Западной Европе. Значительная доля этих инвестиций, по-видимому, выб- рошена на ветер. По некоторым оценкам, в одной только телекоммуникационной отрасли за прошедшие четыре года приблизительно 1000 миллиардов долларов (690 мил- лиардов фунтов стерлингов) были, по сути, потрачены впу- стую, например на укладку оптоволоконного кабеля, ко- торый никогда не будет использоваться. 50 Вообще в информационной технологии наследие пере- инвестирования прошлых лет встречается повсеместно. Скотт Макнили, исполнительный директор , сказал, что он вынужден конкурировать со сво- ей же собственной продукцией при распродаже имущества несостоятельных должников, когда она продается по цене, составляющей до 10% от прейскурантной.46 Как и в случае японской конца 1980-х, этот оставшийся после бума перерасход неприбыльных инве- стиций может затруднить проводимую Федеральной резервной системой политику снижения процентных ставок, направлен- ную на стимулирование возобновления быстрого роста. Но ди- намика, раскрывающаяся в развитии американского бума 1990-х, интереснее любого непосредственного прогноза разви- тия мировой экономики. Та же логика присутствовала и в ази- атском кризисе: финансовые спекуляции, гарантированные го- сударством, побудили конкурирующие капиталы увеличивать свою производительность гораздо быстрее роста прибыли, не- обходимой для оправдания этих инвестиций. Именно этот про- цесс неуправляемого накопления, подстегиваемый конкурен- цией и спекуляцией, несет ответственность за упадок двух из трех крупнейших зон развитого капитализма в течение послед- него десятилетия. С этой точки зрения финансовые рынки иг- рают роль не столько автономного источника нестабильности, сколько одного из измерений совокупности взаимосвязанных процессов, толкающих капиталистические экономики к кри- зису. Здесь кажется уместным предложенный самим Марксом анализ того, что он называл : развитие кредитных денег и возможность их получения при помощи бан- ков и финансовых рынков позволяют поддерживать процесс накопления дольше, чем это было бы возможно при иныхусло- виях, и в итоге основные экономические противоречия выхо- дят наружу с опозданием и часто оказываются более острыми.47 Финансовые рынки при поддержке Федеральной резервной си- стемы помогли американскому буму продлиться еще какое-то время, но этот бум не был продуктом одних лишь спекуляций: он зависел от реального, хотя и ограниченного восстановления прибыльности, а когда норма прибыли начала понижаться, обвал бума был лишь вопросом времени. 51
<< | >>
Источник: Алекс Каллиникос. Антикапиталистический манифест. 2005

Еще по теме МАШИНА С ВЕЧНЫМ ДВИГАТЕЛЕМ:

  1. БУРНОЕ РАЗВИТИЕ МИРОВОЙ ТОРГОВЛИ
  2. 9.4. Инвестиции как источник экономического роста
  3. § 1. Промышленный переворот и новые подходы к управлению
  4. 6. Спиноза
  5. Шеллинг
  6. Родбертус
  7. 3. Карл Маркс
  8. б) Либералы " 1. Бенжамен Констан
  9. Вступительная лекиия по Государственному праву, читанная в Московском университете 28 октября 1861 года
  10. А.А.Солонович. КРИТИКА МАТЕРИАЛИЗМА (2-й цикл лекций по философии)
  11. Неизбежность импорта идей и образцов
  12. Катастрофа самолета АНТ-20 «Максим Горький»
  13. Исчезновение музыканта Г. Миллера на «Норсмане»
  14. ГГлава 3 КРИТИКА НЕОФРЕЙДИСТСКОГО ТОЛКОВАНИЯ ПРИРОДЫ «ТЕОРИИ ЗАГОВОРА»
  15. На грани третьей мировой войны
  16. МЕРТВЫЙ ХВАТАЕТ ЖИВОГО
  17. Глава VIII. Время, вновь обретенное
  18. Хронологическая таблица
  19. МАШИНА С ВЕЧНЫМ ДВИГАТЕЛЕМ
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -