<<
>>

Ловушка политкорректности

[

Вскоре после французского референдума журнал \ «Newsweek» выступил с программной статьей, где объясня-

І лись преимущества, связанные с расширением единой Евро

пы. Выходцы из Восточной Европы необходимы на Западе, чтобы «удовлетворить на ближайшее время потребность в дешевой рабочей силе»251.

После того, как восточноевропейские ресурсы иссякнут, их заменят еще более дешевые турки.

Мигранты могут, объясняли нам, делать «работу, которая является грязной, опасной или трудной»252. Но не только. В качестве примера обоюдовыгодной интеграции журнал приводил i

рынок медицинских услуг в Великобритании. Здесь не хватает

около 600 тысяч сотрудников. Большая часть этих рабочих мест будет занята выходцами из Польши, Литвы и других стран, не. давно вступивших в Европейский Союз. Точно так же на Запа

де активно ждут высококвалифицированных и хорошо обученных специалистов в целом ряде других отраслей.

В то время как публиковались эти оптимистические прогнозы, литовская и польская пресса сообщала о катастрофической ситуации, возникшей в медицинской системе из-за мас-

сового оттока кадров. Вне всякого сомнения, уезжали лучшие, наиболее подготовленные специалисты, причем для того, чтобы Занять на Западе самые дешевые, невыгодные рабочие места?. - (Сотрудник аппарата Европейского парламента Стив Мак- Гиффен в исследовании, посвященном итогам континентальной интеграции, отмечает, что одной из важнейших проблем, с которыми сталкиваются посткоммунистические страны, вступившие в ЕС, становится утечка мозгов. Обещанная Западом материальная помощь новым членам сообщества оказалась многократно ниже, чем те надеялись. В конечном счете, вступление в Евросоюз «привело не к ожидавшемуся росту благосостояния, а напротив, к затяжному экономическому упадку, который обрекал постоянно растущую часть населения на бедность и маргинализацию»253. Одновременно, впрочем, усилилось социальное расслоение в самих восточных странах, увеличился разрыв между меньшинством, которое в европейские структуры «вписывается», и большинством, у которого нет на это никаких шансов. Социальное размежевание усугублялось и в Западной Европе. ,

На практике, впрочем, вопрос не сводится к перемещению рабочей силы из одной части Европы в другую. Резкая нехватка медицинского персонала в Великобритании была связана не с тем, что англичане и шотландцы вдруг потеряли желание работать докторами и медсестрами, а с многолетним недофинансированием отрасли, с ухудшением условий труда и снижением реальной заработной платы. Иными словами, иммигранты из «новых стран» Евросоюза были необходимы правительствам и буржуазии «старых» стран, чтобы удерживать заработную плату на минимальном уровне, а по возможности — еще и понизить ее. Поощрение иммиграции являлось совершенно четкой стратегией правящего класса, направленной против жизненных интересов массы трудящихся — как на Западе, так и на Востоке.

Расширение Евросоюза на Восток является частью общей неолиберальной стратегии правящих классов. Не выдерживает никакой критики и привычное сравнение ситуации начала XXI

века с тем, что происходило в конце 1970-х годов, когда Евросоюз пополнился группой средиземноморских стран.

Дело не только в том, что разрыв в уровне жизни и размерах заработной платы между средиземноморскими странами и Северной Европой был куда меньшим, нежели аналогичный разрыв между «старой»> и «новой» Европой в 2000-е годы. В 1970-е годы; Западная Европа еще не сталкивалась с феноменом массовой хронической безработицы, а привлечение мигрантов из Испании, Греции и Португалии действительно было связано с нехваткой рабочих рук. Напротив, в начале XXI века в западных странах образовалась огромная «резервная армия труда». Иными словами, проблема состояла не в том, что западные европейцы не хотели или не могли работать на тех или иных местах, \_ а в том, что предприниматели не желали платить. Все возрастающее число рабочих мест было обеспечено зарплатой столь нищенской, что она оказывалась ниже пособия по безработице и даже прожиточного минимума.

Либеральная пресса постоянно призывала левых в союзники по вопросу о вступлении Турции в Евросоюз, апеллируя к их политической корректности. Парадоксальным образом ультралевые здесь смыкаются с либеральными правыми. Интеллектуалы, радостно прыгнувшие в подготовленную ловушку, не удосуживались даже задуматься о том, почему жесткие и отнюдь не склонные в других вопросах к политкорректности неолибералы с таким напором защищают присоединение к Евросоюзу Новых членов. Большинство западных левых (причем не только входящих в истеблишмент, но и стоящих на революционных позициях), упорно убеждало себя в том, что возражать протйв расширения Евросоюза могут только расисты, плохо относящиеся к румынам или туркам. То, что для самих турок, румын И поляков присоединение к единой Европе явится исключительным счастьем, не вызывало ни малейше- I» го сомнения. Не производилось никакого социального или политического анализа, не задавался вопрос, кто выигрывает от проводимой политики, не учитывался даже мрачный опыт, накопленный после вступления в Евросоюз Польши, Венгрии и Балтийских стран. Между тем среди жителей Восточной и Центральной Европы нарастало горькое разочарование. Английский журналист Джонатан Стил (Jonathan Steele) отмечает, что успех консерваторов на польских выборах 2005 года был связан с тем, что правые, в отличие от либеральных левых, не стеснялись выражать «серьезное недовольство Европейским Союзом»254. В свою очередь, правящая «левая» партия была наказана за свой евроэнтузиазм.

Подавляющее большинство рабочих и служащих Западной Европы, выступающих против присоединения Турции, является, с точки зрения таких левых, просто отсталыми людьми, потенциальными расистами (которых, видимо, надо отдать ультраправым из Национального Фронта и других подобных организаций). А турки, которые относятся к Евросоюзу с подозрениями, просто не понимают своего счастья либо находятся под влиянием исламистской пропаганды. То, что западные элиты нуждаются в Турции как резервуаре дешевой рабочей силы, было совершенно не интересно политкорректным левым. То, что для самой Турции интеграция в европейские структуры будет означать прощание с остатками экономической независимости, массовую потерю квалифицированных кадров и резкое торможение промышленного развития (что уже было продемонстрировано Восточной Европой), отнюдь не волновало идеологов, занятых исключительно культурно-символическими вопросами. Неудивительно, что такие «левые», независимо от радикализма лозунгов, не могут найти общего языка с рабочим классом, включая самих рабочих-мигрантов. Такой квазиинтернационализм, оторванный от реальных проблем и конкретных классовых интересов, является лишь разновидностью буржуазной политической корректности, приукрашенной ан- тикапиталистической риторикой. Эта риторика, однако, лишена всякого содержания, всякой связи с действительной борьбой трудящихся.

Интернационалистская позиция, напротив, требует жесткой борьбы против неоколониализма, против системы, построенной на эксплуатации рабочих-мигрантов. А политически кор- І рентные идеологи, проливая слезы по поводу дискриминации ; мигрантов, одновременно высказываются за развитие системы, на которой сверхэксплуатация строитсяі Если левые по сообра- І жениям политкорректности отказываются говорить о подобных | вещах, они проявляют безответственность не только по отно- ?

шению к западным рабочим, но и по отношению к восточно- [ европейским трудящимся.

Показательно, что политкорректные левые, постоянно рас! суждающие о правах меньшинств, всегда мало интересовались практическими, бытовыми проблемами рабочих-мигрантов. Разговоры о тяжелой судьбе переселенцев из «третьего мира» превращались в любимое и безобидное времяпрепровождение гуманных белых интеллектуалов. На их публичных встречах \ много говорилось о правах национальных меньшинств, о борьбе с расизмом, но организаторы диспутов не могли привлечь в | зал ни одного турка, ни одного иностранного рабочего. Собст- f венное мнение представителей меньшинств никого не заботи- | ло. За них говорили образованные арийские радикалы.

\ Т -

'

<< | >>
Источник: Кагарлицкий Б. Ю.. Политология революции / Б. Ю. Кагарлицкий. — М.: Алгоритм. — 576 с. — (Левый марш).. 2007

Еще по теме Ловушка политкорректности:

  1. Феномен политкорректности
  2. 8.3.3. Ловушки репутации
  3. Как не попасть в ловушку?
  4. 2.2.1. Структурные ловушки
  5. Ловушки в процессе
  6. Ловушки в интервенциях
  7. Ловушки в заказах и контрактах
  8. ЛОВУШКА ПОЛОЖЕНИЯ "ПРАВОГО"
  9. Случай 4: ловушки тестирования
  10. «Ловушка центрального правительства»
  11. Из практики: ловушки в командном консалтинге
  12. Преимущества и ловушки неформального контракта
  13. ЖЕ Н Щ И Н А ПЕРЕХОДНОГО ТИПА: «Я ЧУВСТВУЮ СЕБЯ В ЛОВУШКЕ»
  14. Глава 2 КАКИМ ОБРАЗОМ ИЗБЕЖАТЬ ЛОВУШКИ МЕНЕДЖМЕНТА
  15. «ДЕЛО ГАРСИА», УПАДОК ФЕДЕРАЛИЗМА И «ЛОВУШКА ЦЕНТРАЛЬНОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА»
  16. Глава 3 Чувство вины — это ловушка: необходимо себя любить
  17. СРАЖЕНИЕ С "НО"
  18. Общие особенности изображения власти в постперестроечных российских СМИ
  19. СТРАННАЯ ЛОГИКА ИЛИ БЕГСТВО ОТ БЕЗОПАСНОСТИ
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология -