<<
>>

Гуру глобализации в Москве

Приезд в Москву в ноябре 2002 года Энтони Гидденса, одного из самых значимых современных социологов, директора Лондонской школы экономики и теоретика глобализа-

54

ции, заставляет российское социологическое сообщество вновь обратиться к истокам своего отношения к глобализации и ответить на вопрос, откуда и как все это пошло.

Программа визита Э. Гидденса была предельно простой. Она сводилась к двум лекциям в Московской высшей школе социальных и экономических наук (в просторечии «Школа Шанина»). Первая, утренняя, лекция, адресованная преимущественно будущим магистрам, как раз и была посвящена глобализации. (Вторая лекция трактовала современное состояние профсоюзно-лейбористского и «неправительственного» сознания в Европе. В этой лекции Гидденс обозначил свое видение «третьего пути» с позиций человека, близкого нынешнему правительству Великобритании.) Специальный социологический интерес представляла именно первая лекция. О ней и речь.

В целом теоретический уровень лекции подразумевал общение с неподготовленной, в чем-то наивной аудиторией, которая, быть может, впервые сталкивается с концепцией глобализации в систематическом изложении. Английский социолог говорил просто, оперировал доходчивыми примерами, непринужденно общался с немалой, но отнюдь не массовой, по российским меркам, аудиторией, с иронией реагировал на раздававшиеся в самый неподходящий момент трели мобильных телефонов. Таков его стиль преподавания, вполне соответствующий современным западным университетским стандартам. В меру серьезности и теории, в меру юмора, в меру любования собой и в меру демократизма (то есть любования аудиторией и лести в ее адрес). Короче, все было на месте и в нужных пропорциях.

Между тем профессор Гидденс в естестве своем прост как правда. Заданный регистр внутренне правдивого общения с аудиторией оказался, как ни странно, весьма удачным для нового обращения к основам гидденсовской теории глобализации и проведения ее временной верификации.

Как-никак с момента ее выдвижения прошло не менее двенадцати лет, в течение которых в мире чего только не произошло.

Тон лекции был задан подчеркнуто экспрессивным названием — «Великий глобализационный спор» («The Great Globalization Debate»), спор, идущий повсюду в мире. По

55

мысли Гидденса (и, добавим от себя, «по правде жизни»), «это самый судьбоносный спор, разворачивающийся в социальных науках и, до некоторой степени, в сфере практической политики». Это ожесточенное столкновение мнений и интересов в связи с трактовкой главных движущих сил эволюции как всего современного мирового сообщества, так, с известным допущением, и каждой отдельной семьи или любой иной микроклетки общества. Спор о глобализации — это спор о «нас» и обо «мне», а не только о «них».

По мнению Гидденса, уже стали историей дискуссии о том, происходит ли глобализация вообще, а равно и заявления глобализационных скептиков о том, что-де глобализация не нова, ибо с древнейших времен люди торговали, обменивались культурными ценностями и преодолевали национальные границы. Мир сегодня пришел к, можно сказать, единой точке зрения о том, что глобализация имеет место быть и что она приносит нечто новое, несводимое к прошлому опыту человечества.

На смену этим, во многом чисто академическим, дискуссиям пришли столкновения на улицах, взрывы политических эмоций и мощные террористические действа — повсюду! Это и есть второй этап великого глобализационного спора. А будет ли третий?

Однако шагнувший на улицы спор о глобализации вращается — как среди протестующей молодежной публики, так и апологетически настроенных кругов — в основном вокруг экономической экспансии Запада и отчасти сопровождающей ее трансформации «внешней» культуры обществ. Между тем не только и не столько экономика (и уж тем более не узкотрактуемые финансовые рынки) в полной мере представляет глобализацию. Она раскрывает себя в совершенно новой системе коммуникаций. Причем речь идет не только и не столько о коммуникациях в формате СМИ, но в основном о коммуникациях в виде новых связей, зависимостей взаимообусловленностей.

Новая ситуация тотальной информационной прозрачности мирового сообщества до неузнаваемости преобразила всю нашу жизнь. Отныне любое микроизменение в любом сегменте мирового сообщества

56

немедленно распространяется по всему миру, влияя на внутренние структуры этого мира.

Эта прозрачность и взаимообусловленность, естественно, привели к совершенно новой трактовке статуса национальных государств. Они стали терять свою значимость, так сказать, зависать в пространстве и времени, теряя свою прежде полную власть над экономикой, политикой и культурой своих народов. Но это не означает, что происходит исчезновение национальных государств как таковых. Напротив, число их множится день ото дня, и конца этому процессу разрастания не видится. Но дело в том, утверждает Гидденс, что теперь мы имеем дело с иными по своей сути государствами. Они на наших глазах минимизируются в своих притязаниях на «национальную истину», теряют имперские и авторитарные амбиции и превращаются в комитеты по управлению местными проблемами в рамках глобализированного сообщества. Экономика стремительно выходит из-под власти национальных государств и становится управляемой над- и вненациональными силами, а не усилиями правительств отдельных стран. Наряду с этим глобальные общности с очевидностью не могут вникать в решение всех местных (локальных) проблем. И этим начинают заниматься именно повсеместно множащиеся государства. В обслуживании локальных нужд как раз и состоит их новая миссия. Поэтому глобализация сочетается с расширяющейся автономией отдельных частей мира в решении своих местных вопросов. (Комментируя мысль Гидденса, можно отметить, что новый расклад сил в мировом сообществе порождает и новую систему ценностей. В рамках этой ценностной трансформации парадоксальнейшим образом эпоха глобализации оживляет именно локальные ценностные ориентации. При всей необъятности глобальных горизонтов людей ныне не в последнюю очередь привлекают локальные перспективы. Глобализируясь, мир человека обретает и уют локальной замкнутости.

И именно эту замкнутость продолжают создавать обновленные национальные государства.)

«Так против чего, в конце концов, протестуют антиглобалисты?» — спрашивает Гидденс.

57

Перво-наперво антиглобалисты и сами существуют в контексте столь декларативно ненавидимой ими глобализации. Они ее неотъемлемая часть. Они полностью зависимы от глобальных СМИ и Интернета, они с легкостью путешествуют по миру, черпая свои ресурсы из глобальных фондов и т. п. Поэтому, внимательно присматриваясь к действиям антиглобалистов, можно предположить, что эти рассерженные молодые люди протестуют против глобализации «сверху» в виде политики транснациональных корпораций и пр. Однако сами антиглобалисты стали порождением глобализации «снизу». Их сила коренится не в местных сообществах, а в новых глобальных неправительственных организациях, превращающихся в «третью силу» нашего мира. И это следует приветствовать, ибо неправительственные организации претендуют на то, чтобы быть своего рода совестью современного человечества. Главное обвинение антиглобалистов в адрес глобализации «сверху» состоит в том, что она приводит к расширению неравенства в мире между богатыми и бедными регионами. И мимо этого явления нельзя пройти. На этот и связанные с ним вопросы надо отвечать. И это делают неправительственные организации и связанные с ними массовые движения.

Однако вопрос о динамике расширения неравенства в современном мире отнюдь не самоочевиден. Во многих, если не во всех, случаях этих вопиющих неравенств можно говорить о том, что они вышли из прошлого, из шинели «холодной войны», а не глобализации как таковой. Притом многие «бедные» сообщества не протестуют против глобализации, просто они хотят быть включенными в новый мировой порядок, а не быть аутсайдерами. Поэтому речь должна идти об условиях включения, а не о тотальном исключении из этого строя.

У глобализации масса преимуществ во всех сферах жизнедеятельности мирового сообщества. В известном смысле ей нет альтернативы. Этим Гидденс заключил свою лекцию, вызвав вежливые аплодисменты молодых слушателей. Насколько искренние аплодисменты? Трудно сказать, потому что едва ли можно было определить глубину осознания аудиторией простых истин английского социолога. Современная

58

российская молодежь, претендующая на ученость, несет на себе печать улыбчивого наивно-интуитивного освоения мира. И за этой отчасти восточной улыбчивостью бог знает что скрывается. А быть может, и ничего.

<< | >>
Источник: ВЕЛИКИЕ ПРОТИВОСТОЯНИЯ. СУМЕРКИ ГЛОБАЛИЗАЦИИ Настольная книга антиглобалиста. 2004

Еще по теме Гуру глобализации в Москве:

  1. Глава 10 ИМИДЖ РОССИИ В ГЛОБАЛЬНОМ ПРОСТРАНСТВЕ
  2. Тайны национальной'безопасности и мир «безумных идей»
  3. Андрей Кокошин РЕАЛЬНЫЙ СУВЕРЕНИТЕТ И СУВЕРЕННАЯ ДЕМОКРАТИЯ
  4. 3. ПРОГРАММА КПСС. НА ПУТИ К ОКТЯБРЬСКОМУ (1964г.) ПЛЕНУМУ ЦК КПСС.
  5. Гуру глобализации в Москве
  6. § 1. Роль государства в современном процессе интернационализации мирового сообщества
  7. Список литературы
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -