<<
>>

Генезис и становление демократии в контексте эволюционного развития.

Демократическая политическая система является аутопойетической системой, которая может как эффективно адаптироваться к внешнему миру, что в конечном итоге приводит к консолидированной демократии, так и распадаться в случае неприспособленности системы.
И те, и другие тенденции имели место в развитии общества на протяжении последних двух с половиной тысячелетий. За этот достаточно продолжительный для человеческой истории период времени люди могли сравнить различные формы правления и государственного устройства, методы осуществления власти, взаимоотношения власти и общества. Такое сравнение все в большей степени приводило к мнению о том, что демократия является наиболее предпочтительной для комфортного проживания людей формой организации власти. Демократический порядок является наиболее экономичным разрешением конфликтов, возникающих между различными социальными группами, и основывается на достижении минимального согласия между конфликтующими сторонами, что предполагает отказ от открытого насилия. Импульс к демократическому способу правления исходит, по выражению Р.Даля, из «логики равенства»104, когда члены сообщества стремятся вырабатывать решения совместно, что привело к возникновению античной демократии около 500 г. до н.э. В Древней Греции имела место прямая демократия, при которой отсутствовали необходимые сдержки и противовесы, защищавших меньшинство от большинства и наоборот, и это придавало ей неустойчивость. Богатые и знатные граждане не чувствовали себя защищенными законом, часто меняющимся под влиянием демагогов – «вождей народа», поэтому стремились низвергнуть демократический строй, что свидетельствовало о недостаточной адаптации политической системы к внешнему миру. По сравнению с греческой демократией, римская республика была сложной системой сдержек и противовесов, защищающих права и интересы различных категорий граждан. Никто в ней не мог полностью одержать верх, так же как и потерпеть поражение.
Поэтому древнеримская республика продемонстрировала более высокую устойчивость. Если в Афинах прямая демократия функционировала около двух столетий, то Римская республика просуществовала почти четыре века, после чего войны, гражданские распри, коррупция подорвали демократические устои, которые окончательно утратили свое значение с установлением диктатуры Юлия Цезаря. Падение древних демократий произошло из-за внутрисистемных проблем, которые не были разрешены собственными усилиями. Коммуникативные процессы между различными структурами оказались неэффективными и были не в состоянии разрешить возникающие противоречия. Общества оставались сегментарными, поэтому внутрисистемный способ разрешения конфликтов еще не был институционализирован. После падения древних демократий народовластие вновь стало появляться в Северной Европе, что свидетельствует о потенциальной востребованности демократической системы. В Скандинавских странах (примерно в 600-1000 гг.) были распространены местные собрания, в которых принимали участие свободные граждане, принимавшие законы и даже избиравшие или утверждавшие короля. В другой части Европы – в Альпах, на территории современной Швейцарии с 800 г. существовали особые отношения, которые привели к созданию Ретийской республики, а впоследствии - Швейцарской конфедерации. Аналогичные процессы проходили также в городах Северной Италии (Венеция, Флоренция и др.), в которых около 1100 г. возникли города-республики, где в работе органов власти принимали участие сначала высшие слои общества - знать, а затем и представители средних слоев – так называемый «средний класс». Во Флоренции не удалось создать сложную и сбалансированную структуру власти и представительства интересов, поэтому периоды народного правления здесь сменялись олигархиями и тираниями. В то же время Венецианская республика представляла собой правление многочисленных гражданских комитетов, связанных сложной системой сдержек и противовесов, которая делала Венецию устойчивой. Только Наполеону удалось положить конец ее независимости.
С формированием национальных государств города-республики были обречены на слияние с более крупными и сильными образованиями, что явилось одной из важнейших причин потери ими самостоятельности и ликвидации демократических органов власти. В дальнейшем на основе местных собраний стали появляться национальные собрания. Такие региональные, а затем национальные собрания образовались в Исландии, Норвегии, Дании, Швеции. Этот процесс затронул также некоторые другие страны и регионы Европы – Англию, Нидерланды, Бельгию. Но, в первую очередь, именно в Англии представительная власть стала обретать тот облик и формы, которые впоследствии, несколько столетий спустя, оказали определяющее влияние на практику представительного правления. В конце XVII - начале XVIII века в Европе возникли политические идеи и процедуры, которые стали важнейшими элементами современных политических институтов и демократических теорий. Прежде всего, это идея о том, что правительства нуждаются в согласии и поддержке людей, которыми они правят. Необходимость выработки согласованных решений потребовала создание выборной системы представительства в законодательном органе, сформировавшемся как на местном, так и на национальном уровне. Несмотря на то, что эти идеи и процедуры создавали необходимую для развития демократии базу, для ее реализации необходимо было еще преодолеть огромное неравенство в обществе, обеспечить контроль правительства со стороны парламента, сформировать парламент, выражающий интересы различных социальных групп и слоев, довести до сознания широкой общественности ценности демократического правления. Еще в XVIII веке философы заметили, что соединение демократических принципов народного правления и недемократической практики представительства позволяет демократии приобрести новую форму и измерения. Суть представительного правления заключается в формировании законодательного органа власти из народных представителей, избираемых свободно. При этом решается вопрос участия в управлении государством для каждого гражданина: он доверяет такое право своим выборным представителям. Поэтому демократическим может стать государство с большим количеством жителей. Представительство фактически исключает прямое вмешательство граждан в принятие государственных решений, в связи с чем для реализации индивидуальных и групповых интересов используются другие формы политического участия - создание политических партий, общественно-политических объединений, групп по интересам, составляющих инфраструктуру гражданского общества. Демократия невозможна без свободы, которая позволяет индивиду реализовать весь свой потенциал, необходимый для управления человеческой судьбой, воплощенный в политической власти. Аристотель, ссылаясь на Платона, писал: «Основным принципом демократического строя является свобода. По общепринятому мнению, только при одном этом строе все граждане пользуются свободой, так как к ней… стремится всякая демократия».105 Американский политолог С.Хантингтон считает, что корреляция между существованием демократии и существованием личной свободы чрезвычайно велика: человек заинтересованный в свободе как основополагающей социальной ценности, должен быть заинтересован и в судьбе демократии. Кроме того, по его мнению, демократические системы в современном мире менее подвержены гражданскому насилию, чем недемократические, в связи с чем демократические правительства гораздо реже применяют насилие против своих граждан, чем авторитарные.106 Современные демократии, наследуя многие традиции исторических демократий, приобретают новые сущностные и процедурные черты. Они основываются на политических идеях Возрождения, Реформации, Просвещения. Эпоха Нового времени характеризуется началом процесса модернизации, под которой понимаются политические, экономические и социальные изменения, переводящие общество из традиционного в современное состояние. Предпосылками для политических изменений - демократизации - явились процессы становления суверенности политических систем и конституционности их устройства. Возникают суверенные государства, предполагающие на своей территории относительно однородный режим властных отношений, закрепляющие за собой монополию на применение насилия. В противовес государству возникает гражданское общество, утверждающее ненасильственную договорную самоорганизацию в соответствии с нормами естественного права и свобод человека. Инициатором модернизационных преобразований явилась Англия, в которой после Славной революции 1688 года установилась конституционная монархия. В конце XVIII века после образования Соединенных Штатов Америки впервые были определены и законодательно закреплены некоторые формальные механизмы, которые позже сыграли важную роль в консолидации современных вариантов демократии. В Декларации независимости американский мыслитель и политик Томас Джефферсон писал: «Мы считаем самоочевидными истины: что все люди созданы равными и наделены Творцом определенными неотъемлемыми правами, к числу которых относится право на жизнь, на свободу и на стремление к счастью; что для обеспечения этих прав люди создают правительства, справедливая власть которых основывается на согласии управляемых; что если какой-либо государственный строй нарушает эти права, то народ вправе изменить его или упразднить и установить новый строй, основанный на таких принципах и организующий управление в таких формах, которые должны наилучшим образом обеспечить безопасность и благоденствие народа».107 Ранний конституционализм Англии и США способствовал возникновению нынешних форм демократического государственного устройства, и этот процесс продолжается до сих пор. После Великой Французской революции демократия становится понятием, отражающим сначала определенное направление мысли, затем - обозначающим содержание социального движения, его политические и общественные цели, связанные с участием народа в принятии решений и стремлением к социальному равенству. Тем не менее, еще длительное время в противоборстве государства и гражданского общества происходило становление демократических институтов и практик, что, в конечном итоге, привело к возникновению современного конституционного государства. В развитии конституционного государства Б.Гуггенбергер выделяет пять стадий.108 На первой стадии происходит установление внутреннего мира и формулирование проблемы суверенитета. Именно на этой стадии формируется государство, характеризующееся суверенитетом и монополией на законные средства принуждения. Конституционным государство становится лишь на второй стадии, когда создаются необходимые условия мира и выживания для людей, осуществляется разделение властей и гарантируется неотчуждаемость прав человека. На третьей стадии развития с проведением в жизнь принципа суверенитета народа и с завоеванием всеобщего избирательного права государство становится демократическим конституционным государством, которое впоследствии – уже на четвертой стадии - дополняется некоторыми компонентами государства социального. Данная последовательность состоит, таким образом, из гарантии всеобщего права на выживание и социальной безопасности через признание прав на личную свободу, неотчуждаемые основные права, гарантию прав на политическое участие и сотрудничество, вплоть до утверждения гражданских прав, предоставляемых государством всеобщего благоденствия. Однако, этим не исчерпывается динамика развития политической структуры демократического конституционного государства. На следующей стадии развития вырисовываются требования будущих гарантий. Они касаются окружающей среды и жизненных прав, экологической неприкосновенности перед императивами промышленного развития, а также социальной и военной безопасности. Распространение идей демократии от города-государства к нации-государству Р.Даль назвал второй демократической трансформацией.109 Получив развитие в Европе и англоязычном мире, демократия в ХХ веке стала распространяться и на другие континенты, демонстрируя свое постоянно возрастающее влияние. Если в условиях монархии власть была воплощена в личности государя, то при демократии, по выражению французского мыслителя Клода Лефора, «место власти становится пустым местом».110 То есть создается политический порядок, при котором накладывается запрет для правителей присваивать себе власть. Властные функции распределяются в результате соперничества, условия которого постоянны, что предполагает институционализацию конфликта. Одним из наиболее эффективных способов преобразования суверенитета народа в народное представительство, которое легитимизирует власть, являются выборы. При демократии власть осуществляется через равное, прямое, тайное, всеобщее избирательное право. На выборах решается вопрос реализации принципа большинства, адекватного общественным потребностям, параллельно с которым возникает проблема меньшинства, связанная с учетом его прав и интересов. Как показывает политическая практика, чем надежнее защищены права и интересы меньшинства, тем эффективнее правление большинства, а сама демократия - более стабильна и приближена к политическому идеалу. Эволюция парламента шла в направлении повышения его влияния на исполнительную власть, а также в расширении права голоса на выборах законодателей. Рабы, женщины и метеки получили гражданские права только в современных демократических государствах, причем женщины только в ХХ веке (за исключением Новой Зеландии – 1893 г. и Южной Австралии – 1894 г.). Правление народа в итоге ограничивается выбором тех, кто будет править и в меньшей степени – как будут править. Т.е. народ не правит непосредственно, а только влияет на выбор правителей. Французский социолог Алэн Турэн предполагает, что «демократия есть свободный выбор правителей управляемыми, что подразумевает свободные выборы, возможность существования партий, профсоюзов и проведения пропагандистских кампаний благодаря свободам ассоциаций, собраний и слова».111 Выборы могут проводиться и в авторитарных государствах, но только демократические выборы отличаются неопределенностью, необратимостью и повторяемостью. Они являются неопределенными, так как до объявления результатов никто не может быть полностью уверенным в победе, необратимыми, потому что результаты нельзя изменить и избранные представители займут посты на предусмотренный конституцией срок, и повторяющимися через утвержденный законом срок. Как пишет Адам Пшеворский, «демократия – это система разрешения противоречий, в которой результаты зависят от того, что предпринимают стороны, но ни одна сила не контролирует происходящее».112 В этом проявляется слабость демократических структур, которые не могут гарантировать определенность результатов и создание механизмов, препятствующих появлению авторитарных тенденций в обществе. По мнению ряда ученых, главная защита состоит в демократической делиберации – постоянной самокритике и самоочищении граждан, в вовлечении потенциальных противников демократии в демократическую дискуссию, а тем самым и в демократический процесс, способный превратить их в демократов.113 Особенно это актуально для стран, которые в процессе демократических преобразований, сталкиваются с политическим, экономическим, культурным, психологическим сопротивлением в ходе создания демократических институтов. Демократическая система создает условия для реализации народовластия, индивидуальных прав и свобод человека, плюрализма во всех сферах жизнедеятельности общества, возможности ненасильственного разрешения конфликтов и повышения благосостояния народа. Но будет ли реализован на практике этот потенциал, зависит от того, как будет протекать политический процесс, какие силы будут в нем участвовать, поддерживая или препятствуя заложенным в нем возможностям. В ХХ веке демократия становится плюралистической. Утверждается принципиально новый, отличный от предложенного Ж.Ж.Руссо, подход в понимании демократии, суть которого заключается в том, что признается неизбежность и естественность политических разногласий, противоречий, конфликтов и отвергается единомыслие и безальтернативность. В современной демократии появляется организационный и идеологический плюрализм, означающий легальное и легитимное существование в ее рамках разнообразных автономных друг от друга и от государства ассоциаций, преследующих различные, в том числе противоречащие друг другу цели и интересы. Мажоритарность (правление большинства) начинает сочетаться с уважением к оппозиции и конституционными гарантиями индивидуальных прав и свобод. Демократия в ХХ веке в целом подтвердила свою жизнеспособность и продемонстрировала наиболее эффективные методы решения политических и социально-экономических задач. Однако реалии XXI века поставили под сомнение ее дальнейшее эффективное функционирование, что позволяет сделать вывод о том, что наступает новая фаза в эволюции демократии, связанная с новыми вызовами, диктуемыми временем. Проблемы, возникающие в демократическом правлении современных государств, относятся не только к странам неконсолидированной демократии, но и к классическим демократиям, что позволяет говорить о внутренних проблемах демократии как таковой. Как отмечает отечественный политолог В.И.Коваленко, «серьезные вопросы встают в аспектах соотношения представительной и прямой демократии, политической демократии других ее видов, демократии и экономического роста, прав человека в глобализирующемся мире и др.».114 Эволюционные функции – варьирование, селекция и рестабилизация – предлагают, отбирают и закрепляют новое состояние системы, адаптируя ее к изменившимся внешним условиям. Причем это новое состояние, как показывает политическая практика, не всегда соответствует установившимся демократическим нормам. Проблемы современной демократии можно подразделить на объективные, которые возникают из-за коренных изменений, происходящих во внешней среде, и субъективные, причины которых кроются в самой демократии, в тех ее характеристиках, которые не способны к эффективной адаптации. Субъективные причины в значительной степени связаны с «новыми демократиями», которые, по мнению американского политолога, специалиста по проблемам поставторитарных трансформаций Омара Энкарнасьона, демонстрируют основные формальные атрибуты политической демократии, например, свободные и конкурентные выборы, но лишены какой-либо содержательной приверженности ценностям, ассоциируемым с либеральной демократией, в частности, терпимости, правительственной подотчетности и уважения к правам человека.115 В результате игнорирование устоявшихся ценностей приводит к демократической эрозии. Опасность, которую, по мнению Фарида Закарии, представляют нелиберальные демократии, заключается в том, что они дискредитируют либеральную демократию, бросая тень на демократическое правление пренебрежением принятых в современном обществе ценностей и при этом «облачаются в мантию законности».116 Поэтому, считает американский политолог, международному сообществу целесообразно сосредоточить усилия не на поиске новых стран для демократизации, а на укреплении демократизирующихся государств. С другой стороны, серьезные испытания ждут современные либеральные демократии. От того, насколько они сумеют сохранить свои укоренившиеся правила и привычные процедуры при растущем недовольстве граждан, зависит, по мнению Филиппа Шмиттера, судьба демократии во всем мире. В качестве главной проблемы американский политолог отмечает пассивность обычных избирателей, которые полагают, что поддерживают демократию, не проявляя при этом необходимой активности и приверженности демократическим идеалам.117 Его поддерживает Лэрри Даймонд, который считает, что «утвердившимся либеральным демократиям необходимо более энергично вовлекать их граждан в общественную жизнь», развивать «культурные основы здоровой демократии: доверие, терпимость, эффективность, взаимность, честность, и уважение к закону».118 Будущее демократии теперь связывается не только с демократией в политической сфере, но и в экономической, социальной, культурной и других областях жизнедеятельности общества. Причем социальная забота государства не должна быть патерналистской, а лишь обеспечивающей минимально возможный достойный уровень жизни людей, не препятствуя, а способствуя повышению активности человека во всех областях, в том числе политической. Объективные причины проблем современных демократий многие политологи связывают с процессами глобализации. При этом происходит, по мнению Г.Вайнштейна, «размывание суверенитета национального государства, возрастание «прозрачности» его границ и выявление все большей зависимости его внутренней жизни от внешних факторов глобального характера», что приводит к ограничению властных полномочий национально-государственных институтов, снижая возможности их функционирования в соответствии с принципом демократического правления.119 С усилением глобальной взаимозависимости государств нарушается прежний демократический порядок управления как политическими, так и социально-экономическими процессами. Демократизация политических систем в отдельных государствах делает политические успехи, полагает Никлас Луман, «зависимыми от хозяйственных конъюнктур, которые, в свою очередь, встроены в более долгосрочные структурные сдвиги в мировой хозяйственной системе».120 Внутренние условия, создающие сложности для современного демократического развития, обусловлены иммиграционными процессами, распространением международной преступности и терроризма, «размыванием» национальных культур и образов жизни, усилением этнических противоречий. Возникающие на их основе конфликты не могут быть разрешены привычными демократическими методами. Активизация в странах западной демократии радикальных политических сил является ответом на демографические вызовы и не согласуется с традиционными демократическими институтами. Возрастание иммигрантских меньшинств в странах плюралистических демократий, по мнению Ф.Фукуямы, станет «долгосрочным вызовом, с которым сталкивается сегодня либеральная демократия.121 После террористических актов 2000-х гг. в ряде западных стран - США, Англии, Испании – изменилось отношение населения к ставшим привычными либеральным свободам. В соответствии с многочисленными опросами большинство граждан этих стран согласны ограничить индивидуальные права и свободы в обмен на безопасность, что позволило говорить об «избытке демократии», приводящем к обострению политической ситуации и нестабильности. Если в начале ХХ века, замечает Ф.Закария, демократические страны ставили перед собой цель «сделать мир безопасным для демократии», то в двадцать первом веке «задача состоит в том, чтобы сделать демократию безопасной для мира».122 Разочарование современной демократией связывается не только с глобализацией, но и с неспособностью адекватно отвечать запросам общества, недостаточной открытостью власти и невозможностью граждан реально влиять на принимаемые решения. Демократия по своей природе означает «институционализированное соревнование политических сил за получение и удержание власти».123 В условиях отсутствия навыков политической игры это соревнование перерастает в конфликт, который можно разрешить только при готовности к компромиссу между основными социальными слоями населения, готовыми к соблюдению правил демократической процедуры. Эволюция развития демократии свидетельствует о том, что ее качество и стабильность никогда не могут считаться чем-то само собой разумеющимся, так как она не является единственной мощной и легитимной моделью правления в сегодняшнем мире. Как отметил в приветствии ХХ Всемирному конгрессу МАПН, Макс Каазе выбранная тема конгресса – «Работает ли демократия?» - «призвана бросить вызов устоявшемуся мнению о превосходстве демократии и призвана показать, что в мире существует множество разнообразных ответов современных демократий на такие вызовы современности, как изменение демографической ситуации, будущее государства всеобщего благосостояния, закат национального государства».124 Лишь при эффективных ответах на вызовы современности демократия может сохраниться как эволюционирующая, но сохраняющая основополагающие качества, форма организации общественной жизни. Эволюционная теория Никласа Лумана применительно к политической практике позволяет рассматривать демократическую систему как аутопойетическую систему, в которой действуют все три эволюционные функции: варьирование, селекция и рестабилизация. Изменения элементов системы являются следствием ее отклоняющегося самовоспроизводства, которое может осуществляться как целенаправленно, так и случайно. Так поиск наиболее эффективного народного правления с течением времени привел к созданию представительных органов власти, которые, с одной стороны, формируют правила игры, с другой – контролируют правительства. Именно такое изменение было отобрано селекционной функцией и закреплено в практике демократических систем. Теперь возникают новые требования, ответы на которые демократией еще не найдены. «Представляется, что современное общество нашло форму аутопойезиса, позволяющего ему наблюдать за самим собой: в самом себе против самого себя – пишет Н.Луман. - Сопротивление чему-то – вот присущий современному обществу способ конструировать реальность».125 Определяющей характеристикой демократической системы является внутрисистемная адаптация. В современных условиях быстроразвивающегося дифференцированного общества она происходит постоянно, являясь необходимым условием существования и эффективного функционирования системы. Невозможно отрицать того факта, что недемократические режимы смогли в ряде стран поднять жизненный уровень, расширить школьное образование, снизить уровень детской смертности, частично решить проблемы здравоохранения и социального обеспечения. В то же время нельзя отрицать, что демократия способна потерпеть неудачу, привести к экономическому кризису, социальному неравенству и насилию. Эти факты свидетельствуют о неопределенности вектора эволюции – ее негативной или позитивной направленности по отношению к демократической политической системе. Мировой исторический опыт показывает, что, во-первых, демократия постоянно эволюционирует по мере цивилизационного развития и, во-вторых, не существует двух абсолютно одинаковых практик демократии, которая в каждой стране реализуется со своей национально-исторической спецификой и особенностями.126 Современная демократия основывается на разнообразной природе человека, которая развивается, видоизменяясь и преобразуясь. В демократии люди могут использовать то, что им окажется полезным для развития личности, благодаря тем возможностям, которые она предоставляет. Поэтому демократия – это такой феномен, который находится в постоянном развитии, самообновлении. Демократии различных социальных эпох значительно отличаются друг от друга: демократия Античности не тождественна демократии Средневековья, от которой в свою очередь принципиально отличается демократия Нового времени. Демократия в XXI веке также будет иметь свои особенности, которые только начинают проявляться, проходя стадию селекции и рестабилизации. В то же время во всех исторических проявлениях демократии имеются общие сущностные черты, характерные для данного политического явления и позволяющие их соотнести с демократией. Однако, самовоспроизводясь и видоизменяясь, эти черты трансформируются, дополняя демократию новыми характеристиками, влекущими за собой новое содержание. Таким образом, происходит развитие демократии и адаптация ее к новым политическим реалиям, исходящим из потребностей общества.
<< | >>
Источник: Николай Баранов. Эволюция современной демократии: политический опыт России. 2009

Еще по теме Генезис и становление демократии в контексте эволюционного развития.:

  1. ИЗ ИСТОРИИ РАЗВИТИЯ ЮРИДИКО - АНТРОПОЛОГИЧЕСКИХ ИДЕЙ
  2. КОММЕНТАРИИ
  3. Бюрократия: «идеальный тип» и реальность
  4. Системно-синерго-деятельностная парадигма политологии
  5. § 1. Культура и политика
  6. § 3. Государственность и революция
  7. Исследование властно-политических отношений в XX веке
  8. Права человека, или Левиафан
  9. Раздел I. ФЕНОМЕН ГОСУДАРСТВА
  10. ГГлава I «ЗАГОВОР» И ТАЙНЫЕ ОБЩЕСТВА: СООТНОШЕНИЕ ИСТОРИЧЕСКОГО И МЕТОДОЛОГИЧЕСКОГО
  11. Глава 6 ОСОБЕННОСТИ БЫТОВАНИЯ «ТЕОРИИ ЗАГОВОРА» В ОТЕЧЕСТВЕННОМ СОЦИОКУЛЬТУРНОМ ПРОСТРАНСТВЕ НАЧАЛА XX в.
  12. ПЕРСОНАЛИИ
  13. Лекции по общей теории права
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -