<<
>>

ФИНАНСОВЫЕ ПРИЧУДЫ

Но как велико должно быть это пространство? Чтобы отве- тить на этот вопрос, для начала нам следует рассмотреть, насколько глубоки трудности капитализма. Для многих про- блема главным образом заключается в том влиянии, которое финансовые рынки приобрели в последние годы.
Так, Уолден Белло, Камаль Малхотра, Никола Баллард и Марко Меццера пишут: .14 Широко распрост- ранившееся представление, особенно после азиатского и российского крахов 1997 - 1998 годов, о том, что господство финансовых рынков значительно увеличило глобальную эко- номическую нестабильность, стало одним из основных сти- мулов быстрорастущего движения, возглавляемого АТТАК (Ассоциация в пользу налогообложения финансовых сделок для помощи гражданам) во Франции и ее отделениями по- всюду, выступающего с требованием введения налога Тоби- на на международные валютные сделки.15 За декларируемым господством финансового капитализ- ма стоит множество различных, хотя и взаимосвязанных явлений: - начать с того, что наблюдается явный рост глобально интег- рированных финансовых рынков: ежедневные валютные операции выросли с 800 миллиардов долларов в 1992 году до 1200 миллиардов долларов в 1995 году и почти 1600 мил- лиардов долларов в 1998 году:16 эти поразительные цифры отражают тот факт, что капитал стал гораздо более мобиль- ным в международном масштабе, чем он был в эпоху Брет- тон-Вудской системы после Второй мировой войны; - национальные правительства стали гораздо более уязвимы- ми на международном рынке ценных бумаг, где их долги по- купаются и продаются: как выразился Джон Грейль, , даже самых могущественных государств, как открыла для себя в 1993 году администрация Клинтона;17 - рост влияния инвестиционных решений фондовой биржи: возможны различные его проявления, от - 36 превращения всего, что только возможно, в финансовые ак- тивы, которые можно покупать, продавать и использовать для спекуляции на бирже (энергетическая империя среди прочего разрабатывала погодные фьючерсы), - до дав- ления на руководство корпораций в пользу безусловного при- оритета (высокая стоимость акций, отражающая по крайней мере перспективу значи- тельного увеличения прибыли, развитие, которое приводит к тому, что Грейль называет );18 - стремительный рост спекуляций на все более сложных фи- нансовых производных отразился на росте хеджевых фон- дов, которые специализируются на таких активах, деятель- ность которых потенциально может привести к серьезным последствиям для мировой экономики, как показал впечат- ляющий крах хеджевого фонда в разгар глобальной финансовой паники после азиатского и российского крахов осенью 1998 года; американский бум конца 1990-х, когда действительный рост производства и производительности (хотя вопрос о том, уве- личился ли показатель роста производительности вообще, а если увеличился, то насколько, остается весьма спорным) сочетался с раздуванием гигантского спекулятивного пузы- ря, сконцентрированного на Уолл-стрит: очковтирательство и экономическая реальность безнадежно смешивались в эй- фористической - и быстро доказавшей свою несостоятель- ность - вере в то, что олицетворяет из- бавление Америки от ограничений экономического цикла.19 Финансовые рынки часто воспринимаются как автоном- ное, почти природное явление: так, новостные программы на телевидении сообщают о ценах на акции вместе с пого- дой.
Маркс описал капитализм как .20 Образ финансовых рынков как вещи - явления природного порядка - это один из факторов, мешающих противодействовать их негативным последствиям. Но, безус- ловно, финансовые рынки - это социальные отношения, 37 а не вещи. К тому же рост их влияния (или, строго говоря, влияния участников, которые действуют преимущественно на финансовых рынках) на последнее поколение отчасти является результатом политической и идеологической борь- бы.21 Так, двумя решающими этапами освобождения финан- сового капитализма в Великобритании были отмена валют- ного регулирования в 1979 году и дерегуляция лондонского Сити () в 1986 году, меры, принятые прави- тельством Тэтчер в качестве составной части его проекта пе- рестройки британской экономики в соответствии с неолибе- ральной логикой. Великобритания занимает особое место среди развитых капиталистических стран по относительному экономическо- му весу ее финансового сектора, но на мировой арене глав- ную роль в обеспечении роста финансовых рынков сыграли Соединенные Штаты. Питер Гоуэн утверждал, что США не- сут ответственность за крах Бреттон-Вудской системы, со- здав вместо нее то, что он называет . Роль доллара, освободившегося в 1971 году от старого золотовалютного стандарта, в поддержании международной валютной системы дала США мощнейшие политические и экономические рычаги, в то время как но- вый мир способствовал международным финансовым спекуляциям, в которых особенно преуспели американские инвестиционные банки. Между тем ось, объе- динявшая Уолл-стрит, Министерство финансов США и меж- дународные финансовые учреждения, способствовала выра- ботке политики , которая открыла национальные экономики для иностранных инвес- тиций и сделала их более уязвимыми перед колебаниями фи- нансовых рынков и, следовательно, более зависимыми от этой оси.22 Это подводит нас к тому, что стало одной из хронических осо- бенностей неолиберальной эпохи, - финансовым крахам . Среди наиболее заметных жертв этого явления были Мексика (1994 - 1995), Восточная Азия (1997 - 1998), Россия (1998) и Аргентина (2001 -).
Одно из основных требований, выполняемых государствами, претерпевающими структурную перестройку, заключается в либерализации их 38 счета движения капитала, то есть предоставлении возмож- ности свободного движения капитала через границы.23 В странах, которые, как принято считать, имеют многообе- щающие перспективы в отношении финансовых рынков, на- блюдается значительный приток капитала. В действитель- ности это сомнительное преимущество, поскольку (как, например, в случае Восточной Азии) избыток иностранного капитала, как правило, способствует значительному переин- вестированию и возникновению масштабного избытка про- изводственных мощностей, понижающего доходность. Когда иностранные инвесторы начинают это понимать, воз- никает паника и такая же стремительная и масштабная утечка капитала, каким прежде был его приток. В итоге вме- сто увеличения темпов роста экономики происходит глубо- кий спад, хотя последствия могут быть намного более глубо- кими. По некоторым оценкам, азиатский кризис и его последствия привели к сокращению мирового производства в 1998 - 2000 годах на два триллиона долларов, что состави- ло около 6% мирового ВВП.24 Защитники склонны изоб- ражать эти кризисы в виде последствий культурных и инсти- туциональных изъянов пострадавших обществ. Классичес- ким примером тому служат западные обвинения в адрес капитализма после кризиса в Восточной Азии, как будто коррупционные связи между политиками, бюрок- ратами и руководством корпораций были монополией одних лишь Японии или Кореи. Крах зимой 2001 - 2002 го- дов - одного из флагманов финансового пузыря Уолл-стрит, биржевая стоимость которого в течение года упала с 70 мил- лиардов долларов практически до нуля, уничтожив сбереже- ния своих служащих и угрожая тем же миллионам других работников, пенсионные фонды которых сделали значитель- ные инвестиции в , - обнажил паутину мошенни- чества, простирающуюся от головных офисов корпорации через банки, составление отчетности и страхование до са- мого Вашингтона. Выяснилось, что не менее 212 из 248 чле- нов конгресса США, входивших в состав комитетов по рас- следованию скандала, получали деньги от или его скомпрометированного аудитора .25 39 Сразу же последовали крупные скандалы, связанные с дру- гими преуспевающими корпорациями, например . Тот же спекулятивный капитализм Севера, ответственный за аферы и , сыграл центральную роль в финансовых крахах . То, что Джеф- фри Уинтерс пишет об утечке капитала из Юго-Восточной Азии в 1997 году, справедливо и в отношении всех осталь- ных кризисов эпохи неолиберализма: Цепная реакция была запущена валютными спекулян- тами и управляющими крупными пулами портфельного капитала, которые действуют в условиях жесткой конку- ренции, вынуждающей их поступать таким образом, ко- торый объективно оказывается неразумным и разруши- тельным для всей системы, в особенности для входящих в нее стран, но с субъективной точки зрения является ра- циональным и необходимым, ибо нацелен на индивиду- альное выживание.26 , предлагаемые МВФ и после крахов , как правило, снимают ответственность с финансовых спеку- лянтов за последствия их авантюр и тем самым создают то, что консервативные банкиры склонны с осуждением называть , поощряющей инвесторов участвовать в будущем в еще более опасных предприятиях. Не менее важно то, что условия, на кото- рых правительствам пострадавших стран предоставляют- ся кредиты, требуют, чтобы они еще более последователь- но проводили неолиберальную политику. Цель состоит в том, чтобы помочь иностранным инвесторам наиболее прибыльные активы, часто по заниженным вследствие экономического кризиса ценам, и сделать эко- номику еще более уязвимой для взлетов и падений финан- совых рынков. Таким образом, как мы уже видели, болезнь предлагается в качестве лекарства от причиненного ею вреда. Такая модель способствует возрастанию скептического отношения к неоклассической ортодоксии, согласно кото- рой финансовые рынки никогда не ошибаются. Так, во 40 всяком случае, утверждает гипотеза эффективного рынка. Она была сформулирована Джорджем Гибсоном еще в 1883 году: .27 Эта служит превосходным опровержением всех заявлений о том, что неоклассическая экономическая теория - это нейтральная наука. Она на- поминает вольтеровского доктора Панглоса, который никог- да не уставал утверждать, невзирая на несчастья, что все к лучшему в этом лучшем из возможных миров. Другие до- вольно влиятельные экономисты не склонны погружаться в такое непомерное самоуспокоение. Так, Стиглиц в специ- альной работе, которая принесла ему в 2001 году нобелев- скую премию по экономике, показал, что, как только по- сылки теории общего равновесия слегка изменяются вследствие отказа от допущения, что экономические учас- тники располагают полной информацией, финансовые рынки оказываются не саморегулирующимися: в частно- сти, различная информация у заемщиков и кредиторов мо- жет привести к тому, что банки установят процентные став- ки на уровне, привлекательном для спекулянтов, и откажут в кредите добропорядочным фирмам. Стиглиц и Эндрю Вейс заключают: .28 А за всеми этими доводами маячит огромная тень Мейнар- да Кейнса. Его (1936) содержит язвительную критику иррациональности финансовых рынков, включая известное сравнение их с ка- зино.29 Обратная сторона этой критики заключается в том, что капитализм - это по сути своей здоровая система: если государство вмешивается для регулирования финансовых рынков и сглаживания колебаний экономического цикла, то капитализм - это лучшая система производства. В кейн- сианскую эпоху, датируемую приблизительно 1940 - 1970 го- дами, роль государства в основном заключалась в управле- нии платежеспособным спросом для поддержания полной 41 занятости и мягкого перераспределительного налогообложе- ния, которое при субсидировании самого высокого в исто- рии уровня расходов на социальные нужды способствовало выполнению этой стабилизирующей функции (хотя на деле самым высоким был уровень расходов на вооружение, чем главным образом и был обусловлен длительный период эко- номического роста капитализма в странах Запада после Вто- рой мировой войны).30 Во всяком случае, управление национальным спросом ка- жется не столь уж жизнеспособным в эпоху глобализации, хотя одна из основных задач антиглобалистского движения заключается во введении новых способов регулирования финансовых рынков. Джеймс Тобин первым предложил вве- сти налог на валютные операции, и .31 Согласно движениям наподобие АТТАК преиму- щество налога Тобина заключается не только в замедлении обращения глобальных финансов, но и в создании средств, которые можно было бы использовать для финансирования развития : по некоторым оценкам, налог на все валютные операции в размере 0,25% в 1995 году мог бы принести доход, равный приблизительно 300 миллиардам долларов.32 Сам по себе налог - это метод реформирования капита- лизма и - в особенности - восстановления национальных капитализмов. Тем самым предполагается, что можно дать довольно поверхностную критику капитализма, которая ви- дит проблему в том, что Тобин называет финансовыми рынками, а не в самой системе.33 Даже такой его горячий сторонник, как Хеикки Патомаки, признает, что налог Тобина не решает или .34 Последняя про- блема, в частности, поднимает вопрос о характере самой системы, а для ответа на него нам понадобится не Кейнс или Тобин, а Маркс. 42
<< | >>
Источник: Алекс Каллиникос. Антикапиталистический манифест. 2005

Еще по теме ФИНАНСОВЫЕ ПРИЧУДЫ:

  1. 2.2. Изучение потребителя
  2. ПОДЪЕМ, УПАДОК И ВОЗРОЖДЕНИЕ КОМПАНИИ FORD
  3. 14.2 Исследования рынков престижного потребления
  4. ТЕХНОЛОГИИ И ИЗОБРЕТЕНИЯ
  5. Примеры
  6. ТОРГОВЛЯ ЧЕРЕЗ ТИХИЙ ОКЕАН
  7. К «СМЕШАННОЙ СИСТЕМЕ»
  8. Примеры
  9. ПОДЪЕМ, УПАДОК И ВОЗРОЖДЕНИЕ КОМПАНИИ FORD
  10. МИЛИЦИЯ И МИЛИТАРИЗМ 19
  11. О глобальной стратегии США
  12. НАДЗОР ЗА ГОРОДСКИМ САМОУПРАВЛЕНИЕМ В РАЗНЫХ СТРАНАХ
  13. АНГЛИЯ
  14. ГЛАВА 5 Психология: типы рыночного сознания
  15. 14.5. Связи с общественностью
  16. Глава 8 «ТЕОРИЯ ЗАГОВОРА» В КОНТЕКСТЕ РАЗВИТИЯ МАССОВОЙ И ЭЛИТАРНОЙ КУЛЬТУРЫ
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -