<<
>>

3.2. Эволюция социально-экономического измерения в партийной риторике V и VI избирательных кампаний

Теоретическим инструментарием, на основе которого мы исследуем эволюцию социально-экономического измерения в партийной риторике в течение последних двух избирательных кампаний, выступили «классические» политические идеологии - консерватизм, социализм, либерализм[250]. Мы остановились на таком подходе, т.к. он позволяет рассматривать социально-экономическое измерение в комплексе с другими ключевыми проблемными измерениями (например, центр и периферия, поддержка власти и т.д.), не обособляя социально-экономическую проблематику в отдельную сферу, как это произошло бы при использовании лево-правой шкалы.

Классические идеологии осмысляют ключевые концепты «государство» и «индивид», обосновывают объем их полномочий и логику взаимодействия, погружая в контекст социальной, экономической, политической сфер. Лево-правая шкала позволяет сделать умозаключения об эволюции партийного спектра в рамках одномерной системы координат, тогда как исследование в рамках классических идеологий предлагает большие возможности для многопланового анализа – выделения специфики сочетания различных идеологий (идеологических гибридов), изучения их временных трансформаций. Кроме того, как мы уже отмечали, исследование партийного спектра в рамках лево-правой шкалы имеет десятилетнюю историю в российской политической науке, работа в рамках этой методологии неизбежно привела бы к получению аналогичных результатов.

«Классические» идеологии предлагают идеалтипичные модели для анализа как идейного (стратегического) уровня функционирования партийного спектра, так и программной (тактической) его составляющей, они позволяют изучать как идеальный образ политии, так и специфику механизмов его достижения. Социально-экономическое измерение транслирует «идеальные представления» о социально-экономической сфере оптимального общественного устройства, а также пути и методы их достижения.

В нашем исследовании мы будем рассматривать социально-экономическое измерение, представленное в партийной риторике, с точки зрения его соответствия формальным признакам трех классических («чистых») идеологий.

Мы изучали представленность «чистых» идеологий как на идейном (концептуальном), так и программном (тактическом) уровнях функционирования партийного спектра. Мы исходили из предположения, что для обоих уровней будет характерна идеологическая гибридизация, однако на программном уровне она будет выше.

Кратко охарактеризуем основные черты «чистых» идеологий.

В рамках консерватизма достаточно трудно выделить его экономическую часть, т.к. экономический детерминизм ему не свойственен. Как подчеркивал Э.Берк, консерватизм «распространяет основные свои ценности: культ нравственности и традиций, патриотизм, здравый смысл, осторожность и постепенность перемен, конкретно-историческую обусловленность уровня прав и свобод – на экономику как на часть единой общественной системы»[251]. Так, например, основой экономической мотивации с точки зрения консерватизма выступает ориентация на традиции и патриотизм, а не экономическая выгода в чистом виде. В.Радаев отмечал, что «в рамках консерватизма хозяйствующий субъект не автономен, так как его свобода сопряжена с осознанием ответственности, налагаемой на него высшим хозяйственно-политическим порядком»[252]. Акцентируя ценность норм и традиционного социально-политического уклада, пропагандируя надиндивидуальность, консерватизм не отвергает частной собственности, однако государственный контроль выступает механизмом регулирования прав частной собственности.

Консерватизм основывается на этатизме, доминирующая роль государства выступает для него гарантом осуществления общественного блага. Новикова Е. выделяет два ключевых принципа консерватизма в сфере экономики: «признание приоритета национальных интересов и национальной специфики любой экономики»[253], обеспечение которых и выступает главной целью госвмешательства в экономику. Госвмешательство, по логике консерватизма, должно осуществляться в эволюционных формах посредством осторожных и взвешенных реформ. При этом, продолжает автор, «ориентироваться стоит не на как можно более скорое достижение желаемого результата, а на внутренние возможности государства в конкретный исторический момент»[254].

Основным социальным тезисом консерватизма является универсальность социальной иерархии и социального неравенства - иерархические структуры, взаимодополняя друг друга, обеспечивают преемственность и целостность общественного устройства. Принцип социальной справедливости обеспечивается социальным патернализмом со стороны государства и статусных социальных групп, осознанием ими своей ответственности, а также уважительным отношением и лояльностью объектов патернализма к экономическим и политическим элитам.

Либеральная идеология постулирует максимальную свободу хозяйствующего субъекта, ограничителем которой выступает свобода других автономных субъектов. Как пишет Новикова Е. в своей статье, «либерализм представляет собой идеологию рационализма, объясняя с позиций эффективности и право на частную собственность, и желательное наличие жесткой конкуренции во всех сферах жизнедеятельности»[255]. Источником экономической мотивации в либерализме выступают материальные стимулы. Либерализм также не является эгалитарной идеологией. Принцип равенства, который провозглашается либерализмом, заключается в «равенстве стартовых возможностей», основой стартовых возможностей, в свою очередь, выступают равные формальные права граждан в политико-правовой области. Роль государства ограничивается обеспечением и охраной этих прав, т.е., по замечанию В.Радаева, она «сводится к охране прав соревнующихся индивидов и оказанию первой помощи пострадавшим»[256].

Либерализм в отношении перспектив международной экономики находится на другом полюсе от консерватизма – с точки зрения либеральной идеологии, единое экономическое пространство, расширяющее национальные границы, является эффективной альтернативой ограниченности национальных экономик, глобализация в экономике и свободная торговля выступают оптимальным хозяйственным устройством. Сторонник классического либерализма Л. ф. Мизес еще в 1921 г. выдвигал идеи «единства экономических интересов всех стран и регионов»[257].

Социализм представляет собой радикальную эгалитарную идеологию. Способом достижения полного экономического равенства является механизм перераспределения доходов и собственности. Государству принадлежат важные общественные функции, с одной стороны, перераспределения, с другой – внеэкономического принуждения. Классический социализм отвергает право частной собственности, видя в ней результат насилия экономически привилегированных слоев. Свобода индивида в рамках социализма трактуется не как свобода выбора, но как отсутствие экономической и других форм эксплуатации, социальная справедливость (социальное равенство), возможности для творческого саморазвития личности. Коллективизм трактуется как одна из главных потребностей индивида, т.о.

социализм оценивает потребности и интересы коллектива как господствующие по отношению к индивидуальным интересам. Ф.Хайек в своей работе «Дорога к рабству» выделял присущие социализму идеалы-цели и идеалы-средства. К первым автор отнес социальную справедливость, экономическое равенство и социальную защищенность, тогда как идеалы-средства предполагают упразднение частного предпринимательства, отмену частной собственности на средства производства и создание системы плановой экономики[258].

Анализ социально-экономического измерения в партийной предвыборной риторике. Так как результаты исследования различных видов предвыборной риторики (в.т.ч., анализ партийной самоидентификации) продемонстрировали их содержательную, тематическую, а также лингвистическую (используемый набор языковых средств) идентичность, в нашем дальнейшем анализе мы не будем акцентировать различие между программной и агитационной риторикой, а обобщения будут делаться на уровне предвыборной риторики в целом[259] (как уже отмечалось, в риторике 2003 г. мы рассматривали только программную ее часть, поэтому ссылки на четвертый электоральный цикл будут делаться в рамках только предвыборных программ и манифестов).

При анализе динамики презентации социально-экономического измерения в предвыборной риторике КПРФ выделяется отчетливая тенденция: в течение трех последних электоральных циклов происходит последовательное сокращение идеологической составляющей в риторике КПРФ и увеличение – программной[260]. На обоих уровнях функционирования партийной идеологии доминирующими, безусловно, остаются социалистические идеи.

В предвыборной кампании КПРФ 2011 г. ушли на второй план идеи смешанной экономики, коллективных форм управления производством, усиления роли профсоюзов, социального диалога как механизма разрешения общественных конфликтов[261]. Ключевые для социально-экономической политики КПРФ тезисы о «национализации минерально-сырьевых и других ключевых отраслей промышленности», о прогрессивном налогообложении и эффективном использовании природных богатств в 2011 г. дополнились идеей «новой индустриализации», которая, по сути, оформляет социалистической риторикой властные концепты модернизации и инновационной экономики. Не смотря на социалистическое оформление, содержательно «новая индустриализация» мало отличатся от предложенной ЕР модернизации и инновационной экономики[262].

Консервативный идеологический ряд, как уже отмечалось, проявляется не столько в конкретных деталях социально-экономической программы, сколько в общих принципах интерпретации общественного устройства, которые переносятся на социальную и экономическую сферу. Среди консервативных характеристик, присущих риторике КПРФ, выделяются принцип сильной государственности[263], национальной специфики экономики, ориентация на внутренние ресурсы и бережное отношение к традициям. Безусловно, в риторике КПРФ отражаются только те черты консерватизма, которые не противоречат социализму (традиции интерпретируются партией в социалистическом ключе: «… народность и духовность явились важной предпосылкой восприятия массами идеи социализма»[264]). К 2011 г. усиливается акцент на эффективном использовании внутренних ресурсов («У России есть средства для развития, но они отправляются в западные банки. Есть природные ресурсы, но они разбазариваются. Есть интеллектуальный потенциал, но его губит “утечка умов”»[265]) и приоритеты национальной экономики.

В наименьшей степени в риторике КПРФ представлены положения, соответствующие либерализму. У данной идеологии также заимствуются лишь те идеи, которые не противоречат социализму, например, тезис о необходимости свободного развития талантов[266].

Для «Справедливой России» в предвыборной кампании 2011 г., в отличие от КПРФ, усиливается «идейная» часть риторики.

Если у КПРФ декларируемая модель социально-политического общественного устройства, а также соответствующие ей основы социального согласия принципиально отличны от статус-кво, существующей российской системы отношений, то у СР, с периода ее возникновения, современная Россия в целом рассматривалась как отвечающая критериям современного эффективного государства, которое, однако, нуждается в совершенствовании. Риторика СР представляла собой проект модернизации прежде всего социальной сферы общества, из этой специфики вытекала прагматическая направленность ее текстов. Антагонистичной моделью общественного развития в идеологии «Справедливая Россия» выступает «капитализм» / «рыночный либерализм», трактуемые, прежде всего, как мировые тренды развития. «Новая социалистическая перспектива» предстает стратегическим вектором модернизации России, противостоящим этим вызовам. Однако в риторике 2011 г. произошли изменения - концепт «нового социализма» приобретает новые черты: в нем современная российская система интерпретируется уже не как нуждающаяся в эволюции, но в кардинальной смене социально-экономических и политических свойств. Т.о. проблемный фокус в риторике СР поменял свою дислокацию – с внешней (противостояние внешнеэкономическим тенденциям) на внутреннюю (состояние российской социально-экономической сферы)[267]. Причем образ реальности, который создается моделью нового социализма, содержательно и стилистически во многих своих чертах повторяет (иногда дословно) образ современной России, представляемый в риторике КПРФ V электорального цикла (2007)[268].

Экономическая и социальная тактические программы СР в течение V и VI избирательных кампаний изменились незначительно, основные экономические и социальные тезисы партии также существенно дублируют положения КПРФ, в экономике - это усиление контрольных и управленческих функций государства («восстановление государственных функций по целеполаганию и программированию развития страны» [Предвыборная программа СР, 2011]), эффективное использование внутренних ресурсов («Эффективное инвестирование средств от сырьевых доходов в отечественную экономику, а не направления их в экономики других стран» [Там же]), выделение приоритетных отраслей («концентрация финансовых ресурсов в приоритетных отраслях промышленного производства» [Там же]),и абсолютный тренд последнего времени – внедрение инновационных технологий («повышение конкурентоспособности российских предприятий путем внедрения инноваций» [Там же]). В социальной сфере также представлен традиционный тематический набор – искоренение бедности, повышение пенсий, реформа ЖКХ, решение проблем демографии и здравоохранения, науки и образования и т.д. Близость позиций двух партий требует артикуляции различий и лидер СР С.Миронов в качестве главного водораздела социально-экономических программ двух партий назвал большую социал-демократическую направленность идеологии СР в отличие от КПРФ[269]. Однако консервативные характеристики - ключевая функция государства и роль традиций в поддержании стабильности[270] – также сближают риторику СР и КПРФ.

В риторике СР 2011 г. существенно усилилось акцентирование роли различных форм самоорганизации - профсоюзов («необходимо расширение прав профсоюзов при разрешении трудовых споров и конфликтов»[271]), молодежных организаций, местного самоуправления. У СР в риторике 2011 г. появляется иное, чем в 2007 г., понимание роли малого и среднего бизнеса: если в 2007 г. малый и средний бизнес выступал одним из объектов патернализма («мы считаем необходимым создать условия для развития малого и среднего бизнеса» [Предвыборная программа СР, 2007]), то в 2011 г. – опорой экономики России («Малый и средний бизнес должен стать основой российской экономики и самым крупным работодателем»[272]), чьи субъектные характеристики интерпретируются практически в либеральном ключе («…подавляется инициатива людей, лишая экономику страны перспектив для развития. Нужно сделать так, чтобы каждый человек в нашей стране мог беспрепятственно открыть собственное дело» [Предвыборная программа СР, 2011]).

При анализе идеологической эволюции ЛДПР в русле классических идеологий существенных изменений риторики периода V и VI думских избирательных кампаний не наблюдается, однако происходит некоторое усиление консервативной составляющей концептуального уровня риторики ЛДПР. Консервативные характеристики проявляются в типичных для партий этатистской направленности признаках, - подчеркивание роли сильного государства, укрепляющего свои полномочия («только государство может решить эти проблемы (социально-экономические)!»[273]), ориентация, прежде всего, на развитие экономики страны, а не на мировую интеграцию («стратегической целью российской модели экономических реформ должны быть национальные интересы России, на достижение которых будут настроены все ресурсы и факторы долгосрочного экономического роста»[274]), роль культурных традиций в интеграции общества («Стержневой идеей строительства будущей России должна стать общинность – взаимовыгодный союз свободных людей одной культуры и одного языка, служащий величию Державы и процветанию общества» [Предвыборная программа ЛДПР, 2011]). Об усилении консервативной составляющей свидетельствует большее акцентирование названных свойств в риторике 2011 г.

Спектр идеологических интерпретаций социально-экономической сферы сходен с версиями КПРФ и СР – от консерватизма (усиление роли государства в экономическом и социальном управлении), до социализма (перераспределение доходов между богатыми и бедными посредством прогрессивного налогообложения и обеспечение справедливого – равноправного - доступа к ренте, повышение зарплат и пенсий), (акцент на малом и среднем бизнесе, многоукладной экономики) и даже либерализма («ЛДПР выступает за равенство стартовых возможностей» [Предвыборная программа ЛДПР, 2007]). Однако, в отличие от СР и КПРФ, в риторике ЛДПР не рассматриваются формы социальной самоорганизации и самоуправления, ни в социально-экономической сфере, ни в политической. Т.о. примат государства выражен у ЛДПР более наглядно, что позволяет сделать вывод о доминировании консервативных и социалистических черт на программном уровне риторики ЛДПР.

Однако идейная эволюция ЛДПР VI избирательной кампании проявляется не столько в изменении ее идеологических оснований (выраженности «чистых идеологий»), сколько в трансформации иерархии проблемных измерений – в риторике ЛДПР 2011 г. наблюдается экспансия «национального вопроса» на другие проблемные зоны. Как уже отмечалось, в риторике ЛДПР 2011 г. центр-периферийная проблематика не просто стала доминирующей, но ключевой для всех сфер, в т.ч. социально-экономической, а критерии этнической и социальной стратификации во-многом совпали (хотя эта черта присутствовала всегда, а на выборах 2007 г. нашла свое яркое воплощение в лозунге «Мы за бедных! Мы за русских!»). В риторике 2011 г. стала артикулироваться зависимость социально-экономической тематики от центр-периферийного измерения – экономические и социальные проблемы получили свою интерпретацию через этнокультурную и региональную политику страны[275]. Т.о. решение проблем социально-экономической сферы ЛДПР переносит в плоскость измерения центр-периферия.

Идеальный образ политии в предвыборной риторике «Единой России» 2007 г. практически отсутствует, что, видимо, связано с постулируемой «прагматической» направленностью партийной деятельности, в том числе, идеологической. В программе представлен лишь набор свойств желаемой общественно-политической системы («Россия, которую мы выбираем, – это сильное демократическое, социально ориентированное государство. Это – свободное, справедливое и духовно сплоченное общество. Это – конкурентоспособная инновационная экономика. Это – высокое качество жизни граждан» [Предвыборная программа ЕР, 2007]), который исчерпывает теоретико-концептуальный уровень функционирования идеологии ЕР. Данные характеристики, не смотря на ограниченность изобразительных средств, используемых при их артикуляции, отражают формальные черты всех «чистых» идеологий: и социализма (социально ориентированное), и консерватизма (духовно сплоченное общество), и либерализма (конкурентоспособная инновационная экономика).

Стратегический уровень риторики ЕР в большей степени транслирует консервативные идеологические характеристики, наиболее яркими из которых выступают этатизм и акцентирование приоритетов национальных интересов[276]. Усиление функций государства («План Путина») во всех сферах общества выступает основным механизмом успешного развития страны. Хотя образ страны вписан в международный контекст, однако модель взаимодействия с другими странами, создаваемая в программе, далека от имитируемого либерального идеала равноправной конкуренции – Россия в международном пространстве претендует на особый (лидерский) статус и позицию «мирового центра», в том числе, и в экономике («Наша стратегическая цель – лидерство России в ключевых направлениях мирового технологического прогресса», [Предвыборная программа ЕР, 2007]). Инновационные технологии, являясь частью либерального дискурса, в тексте ЕР выступают средством достижения доминирующих позиций для страны. Кроме того, в риторике активно проявляется мотив внешних угроз, который также выступает обоснованием как этатизма, так и приоритета национальных экономических интересов («Мы строим Россию, готовую к любым, самым неожиданным изломам истории. Россию, способную не только надежно защитить свои национальные интересы, но и взять на себя ответственность за обеспечение глобальной стабильности», [Предвыборная программа ЕР, 2007]).

Идеологические ориентиры социальной программы партии еще более нечетко прописаны, чем экономической. Хотя во всех видах риторики ЕР активно используется фактология (перечисление дат, цифр, фактов, событий, достижений и планируемых в ближайшем будущем действий), тем не менее этот прием не наполняет тексты реальным содержанием[277]. В целом, социальная часть риторики 2007 г. совмещает критерии консервативной (идея государственного патернализма в отношении непривилегированных социальных групп и социально-ответственного бизнеса), и социалистической идеологий (государственная помощь в форме пенсий и пособий по инвалидности, безработице, на детей и т.д.).

В текстах ЕР 2011 г. еще более сложно выделить элементы «чистых» идеологий[278]. Модель оптимального общественного устройства не рассматривается[279]. Видимо, в рамках прагматической риторики ЕР существующая в России социально-политическая система отвечает нормативным критериям оптимального устройства, а программные документы представляют собой перечень тактических мер по его совершенствованию. Отмеченная специфика риторики ЕР – использование фактологии и высокая степень модальности – представлена в документах 2011 г. еще в большей степени[280]. Хотя в текстах присутствуют черты различных идеологических дискурсов (хотя и в меньшей степени, чем даже в текстах 2007 г.), в целом направленность риторики остается консервативной. Роль государства (с которым ЕР себя отождествляет) является незыблемой, государство выступает главным и единственным субъектом действия в риторике партии.

Социально-экономическая программа партии «Яблоко» в течение V-VI кампаний также изменилась незначительно.

На уровне принципов риторика партии имеет весьма ощутимое представительство либерализма: сокращение государственного вмешательства в экономику, свобода экономической деятельности, эффективность частной собственности и свободной конкуренции. Либеральная составляющая представлена обоснованием механизмов согласования интересов, различных форм взаимодействия. Причем эти принципы дублируются на уровне политики (тактическом уровне), воплощаясь в конкретные предложения, к которым добавляются положения о свободе торговли и движения капиталов, об эффективности материальных стимулов к труду и о “равенстве стартовых возможностей в предпринимательстве против равенства конечных результатов” [Предвыборная программа «Яблока», 2007].

Представленность социалистических идей в риторике «Яблока» с конца 1990-х годов значительно выросла. Ранее партия демонстрировала большую либеральную направленность (например, в части признания социального неравенства, деления общества на «сильных» и «слабых», критики государственного социального патернализма и акцентирования внимания на «стартовых возможностях» для индивидов). Если в середине 90-х партия подчеркивала свою антисоциалистическую направленность, критикуя механизмы перераспределения, ограничение экономической свободы и общественную собственность, то уже к четвертому электоральному циклу ее позиции несколько «полевели»[281]. А в риторике 2007 г. появился тезис «выравнивания возможностей», касающийся, прежде всего, социально непривилегированных групп («Нам нужна стратегия "выравнивания возможностей". В части политической она касается интересов всех граждан страны. В части экономической и социальной она осуществляется в интересах общества в целом, и прежде всего, пенсионеров…, бюджетников…, работников наемного труда…» [Предвыборная программа «Яблока», 2007]).

Некоторые идеи «Яблока», представляющие концептуальный уровень его идеологии, можно трактовать в консервативном ключе, который в 2007 г. был представлен ярче: например, термин «сильное государство» в текстах 2007 г. встречается достаточно часто[282], правда, сила государства определяется его способностью последовательно поддерживать проводимые реформы («государство должно создать основу развития, обязано вернуть людям их политические, экономические и социальные возможности»[283]). Кроме того, к консервативному дискурсу также можно отнести принцип умеренного реформизма.

Тезисы социально-экономического измерения СПС существенно напоминают риторику «Яблока», в риторике СПС 2007 г. артикулировались те же основные либеральные тезисы, что и у «Яблока». Однако, как отмечали исследователи, а также представители партий, интерпретируя идеологические расхождения СПС и «Яблока», основные различия между социально-экономическими программами партий заключаются в неравном соотношении либеральных и демократических характеристик у обеих партий, если «Яблоко» является скорее демократически-либеральной партией, то СПС – либерально-демократической. В начале 2000-х годов глава пресс-службы партии «Яблоко» С.Космынин описывал расхождения в социально-экономических позициях двух партий таким образом: «Хотя цели обеих партий в принципе общие, в экономической программе “Яблока” гораздо больше доля социально-демократического компонента. Мы опираемся на людей из малого или среднего бизнеса, в то время как СПС опирается на крупный бизнес»[284]. И хотя к 2007 г. позиции СПС несколько поменялись – так, тема малого и среднего бизнеса стала одной из основных в социально-экономической программе V электорального цикла, - тем не менее и в этот период ее социальные ориентации кардинально не изменились. Как отмечал политический аналитик В. Савельев, «“СПС” – партия либеральной идеологии, она за свободу, рыночные механизмы, конкуренцию, за успех и успешных членов общества, за власть, которая обеспечивает свободу жизнедеятельности этих успешных людей… А «Яблоко» - партия демократических ориентиров. Она … за людей, за … население, которое оказалось ненужным и обездоленным»[285].

Партия «Правое дело», сменившая в политическом пространстве СПС, во многом переняла ее риторику, хотя и в смягченном варианте. Так, например, продолжая акцентировать тезис о снижении роли государства в экономической сфере, «Правое дело» делает уточнение: «Необходимо осуществить сокращение роли государства в экономике в качестве непосредственного хозяйствующего субъекта» [Программа партии «Правое дело», 2011]. Также в риторике «Правого дела» осуществлена попытка разрешить либеральную дихотомию «успешных»-«неуспешных» граждан, т.е. артикулировать свою целевую аудиторию без ее разделения на «сильных» и «слабых». Лидер партии таким образом определил социальную опору партии: «лозунг "капитализм для всех" не правдив... Капитализм - это только для людей, которые любят риск, которые любят брать на себя ответственность. Умное, профессиональное и справедливое государство должно другим людям предоставлять социальные гарантии и поддержку»[286]. Т.о. партия нашла возможность, с одной стороны, избегая критики оппонентов, усилить социалистическую составляющую риторики, но при этом не поступиться принципами и остаться в русле либеральной идеологии, а также избежать претензий в «полевении» своей идеологии.

Т.о. концептуальный уровень идеологии «Правого дела» представлен либеральными принципами, на программном – либеральными и социальными[287].

Как показывает анализ динамики социально-экономического измерения партийного спектра V и VI предвыборных кампаний, существенных изменений позиций партий за этот период не произошло. Значимые изменения фиксируются на более ранних этапах функционирования партийного спектра (конец 1990-начало 2000 годов).

Как и предполагалось, концептуальный уровень партийных идеологий характеризуется большей гомогенностью «классических» идеологий, тогда как уровень политики более гетерогенен и совмещает различные идеологические черты.

У партий этатистской направленности (КПРФ, СР, ЛДПР, ЕР) в течение двух последних избирательных кампаний наблюдается усиление консервативной составляющей обоих уровней идеологии, которая выражается, прежде всего, в обосновании укрепления роли государства в социально-экономической сфере. Хотя для риторики «Справедливой России» характерна декларация расширения спектра негосударственных механизмов управления и самоорганизации, тем не менее государство в ее риторике выступает в качестве доминирующего субъекта. Также к акцентируемым консервативным характеристикам можно отнести тезис о замкнутости (приоритете) национальной экономики и неготовность к паритетной интеграции с другими странами.

«Справедливая Россия» в предвыборной риторике 2011 г. расширила концептуальный уровень идеологии, более подробно раскрыв модель оптимального общественного устройства, в т.ч., его социально-экономической сферы. Данная модель представляет собой альтернативу существующей российской системе и во многом оппозиционна ей, что существенно отличает риторику СР 2011 г. от избирательной кампании 2007 г.

Программный уровень всех партий, в т.ч. либеральной идеологической направленности, в значительной степени представлен социалистическими тезисами[288].

Эволюция либеральных партий в 2011 г. проявлялась не столько в трансформации их идеологических позиций, сколько в попытках самоопределения «Правого дела», которое стремилось закрепиться в либеральной идеологической нише, отграничив себя, с одной стороны, от «Яблока», а с другой – от обвинений, предъявляемых еще СПС, - в «радикальном» либерализме, дискредитирующем либеральные идеи в современной России.

<< | >>
Источник: Толпыгина Ольга Анатольевна. Идеологическое структурирование партийного спектра в современной России. 2012

Еще по теме 3.2. Эволюция социально-экономического измерения в партийной риторике V и VI избирательных кампаний:

  1. 4. ИЗБИРАТЕЛЬНАЯ КАМПАНИЯ 1924 Г.
  2. ЧАСТЬ II ИЗБИРАТЕЛЬНАЯ КАМПАНИЯ
  3. РАЗДЕЛ ЧЕТВЕРТЫЙ. ВОЗМЕЩЕНИЕ РАСХОДОВ НА ИЗБИРАТЕЛЬНЫЕ КАМПАНИИ
  4. Твердой А.А.. Политический маркетинг и формирование общественного мнения в избирательной кампании : монография, 2005
  5. 6. ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА В ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ КАМПАНИИ 1948 Г.
  6. 4. Принцип сочетания государственного финансирования избирательной кампании с возможностями использования негосударственных средств
  7. 1. РЕВОЛЮЦИОННАЯ СИТУАЦИЯИ ИЗБИРАТЕЛЬНАЯ КАМПАНИЯ 1860 Г.
  8. ПАРТИИ В АГИТАЦИОННОМ ПЕРИОДЕ ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ КАМПАНИИ
  9. ИМИДЖЕВАЯ СТРАТЕГИЯ КАНДИДАТА ВО ВРЕМЯ ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ КАМПАНИИ
  10. § 2. Дела, возникающие из правоотношений при финансировании избирательных кампаний кандидатов, политических партий
  11. ЗАКОН О ФЕДЕРАЛЬНЫХ ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ КАМПАНИЯХ (1972 г.) (Извлечения) (США)
  12. 4.3. АНАЛИЗ И ПРОГНОЗ ДИНАМИКИ ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ КАМПАНИИ НА ОСНОВЕ МЕТОДА АНАЛИЗА СИСТЕМНОЙ ДИНГАМИКИ
  13. Выявление экономических законов и новых тенденций в социально-экономическом развитии общества — главное предназначение экономической науки
  14. ИЗМЕРЕНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА ПО ДЕНИСОНУ
  15. Глава VIII СОЦИАЛЬНО-ТРУДОВЫЕ, СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ И СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ КОНФЛИКТЫ
  16. 5. Способы измерения социальной (политической) напряженности
  17. Глава 8 ЭВОЛЮЦИЯ СОЦИАЛЬНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ
  18. Эволюция социальных систем
  19. 1. Понятие выборов, избирательного права, избирательной системы, избирательного процесса
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -