<<
>>

Эпоха либерализма

Собрание представителен или, как его чаще называют, парламент, является одним из старейших, наиболее знакомых всем (а в рамках социалистической традиции — и одним из наиболее противоречивых) демократических институтов. И конечно же, недоверчивое отношение к парламенту свойственно не только социалистической традиции. В эпоху модерна история парламентаризма, этого высшего олицетворения политики мирных компромиссов и спокойного согласия, не раз омрачалась вспышками ожесточенных конфликтов, случаями паралича власти и открытого насилия.

В начальные десятилетня нашего века данные тенденции достигли своего рода апогея. Большевистская революция, разразившийся после Первой мировой войны тяжелый политический кризис, а также возникновение синдикализма и фашизма привели к тому, что в ту пору за парламентом едва ли признавали какое-либо будущее. Данный период стал свидетелем не только предпринимавшихся социалистическим и фашистским движениями последовательных широкомасштабных кампаний, направленных против парламентарной формы правления; он стал свидетелем также и глубинной утраты ближайшими сторонниками парламентаризма (многие из которых публично сетовали на снижение легитимности и эффективности представительных собраний) доверия к самому духу парламентаризма1.

Несомненно, самым проницательным и противоречивым из европейских критиков парламентаризма был в этот период Карл Шмптт, чьи политические сочинения мало известны за пределами его родной Германии. В его работах о парламентаризме непосредственно поднимаются темы гражданского общества и государства. В них выражаются серьезные сомнения относительно способности парламента регулировать отношения власти как внутри гражданского общества, так и между гражданским обществом и государством. Отрицая парламентаризм, Шмптт ставит фундаментальные политические вопросы, касающиеся государственного суверенитета, гражданской войны, диктатуры и будущего демократии, и в его постановке все эти вопросы звучат удивительно современно. Поэтому все написанное им о парламентаризме заслуживает тщательного изучения, причем свободного от тех в высшей степени личностных и эмоциональных оценок, которые его работы, как правило, получают в современной Западной Германии2.

Критика парламентаризма осуществляется Шмиттом в общем контексте осмысления влияния либерализма на европейскую политику 19 века. По его мнению, сущность либерализма эпохи модерна заключается в коренном неприятии им государственной власти. Сражаясь с мистической властью абсолютистских государств, либерализм выработал в себе глубокую неприязнь и недоверие к политической власти, между тем так и не определив, каковы же его собственные позитивные политические воззрения. Либерализм признает необходимость государственной и правительственной власти — равно как и уместность ее разфаничення на законодательную, исполнительную и судебную ветви, — но лишь в той мере, в какой эта власть служит некой определенной цели, а именно утверждению свободы личности в гражданском обществе. Поэтому любой выход политических вождей за рамки собственных ограниченных полномочий порицается либералами как тирания и, ео ipso*, как зло и несправедливость.

Шмитт не принимает во внимание того возражения, что либеральные философы-индивидуалисты — от Гоббса до Бентама, Гизо и Моля — именно в силу собственных либерально-индивидуалистических убеждений часто были вынуждены оказывать поддержку предпринимавшимся государством силовым мерам в области внутренней политики, колонизации или военных завоеваний3.

Вместо этого он подчеркивает, что главной заботой либерализма является защита прав личности на владение собственностью и свободу слова. Согласно либеральной теории, свободная конкуренция людей, обладающих собственностью и свободой слова, нейтрализует государственную власть и делает ее почти излишней. В отличие от своего предшественника, абсолютизма, с его представлениями о привносимых политикой единении и равновесии, либерализм рассматривает социально-политическое равновесие как следствие отсутствия политического регулирования — как результат «вечной конкуренции и вечной дискуссии»".

* следовательно (шт.). — Прим. перев.

В соответствии с этим тезисом, Шмнтт считает парламент ключевым либеральным механизмом обеспечения равновесия между государством и гражданским обществом1. Парламент призван открыто, справедливо и мирно устранять разногласия, свободно формулируемые в рамках гражданского общества, кроме того, решения его должны быть обязательны для государственного аппарата п его правительственных исполнительных органов; последние должны быть объектом законодательной деятельности парламента. Парламент является неким стержнем для гражданского общества н государства, гарантом ненасильственно и добровольно устанавливаемой социально-политической гармонии. «...Сущность [либерализма] — переговоры, выжидательная половинчатость с упованием на то, что, может быть, окончательное столкновение, кровавую решающую битву можно будет превратить в парламентские дебаты и вечно откладывать посредством вечной дискуссии»'. «Главными принципами» парламентаризма являются открытость и совещательность. Согласно точному определению Шмптта, схватки представителей конфликтующих интересов и просто переговоры и компромиссы не являются чертами, присущими исключительно парламентам. Они безусловно имеют место, например, и в приватных встречах директоров компаний, лидеров политических партий или профсоюзных чиновников, а также на дипломатических конференциях. Пооткрытая парламентская дискуссия — это совсем другое дело. Основу ее составляет соблюдение всеми участниками принципа выдвижения аргументов и контраргументов. Такая дискуссия предполагает готовность воспринять точку зрения другого, а стало быть, и свободу от пристрастий и своекорыстия. «Дискуссия означает обмен мнениями с целью убедить своего оппонента путем доказательства истинности пли справедливости чего-либо или же позволить другому убедить себя в том, что что-либо является истинным или справедливым»7.

С либеральной точки зрения, данную форму открытого и принципиального обсуждения призваны обеспечить различные парламентские установления. К их числу относится отсутствие ограничений для осуществления парламентских процедур, свобода слова и правовой иммунитет представителей, а также независимость их от любых партийных и электоральных инструкций, обязанность их держать ответ лишь перед своей собственной совестью (как записано в Статье 21 Веймарской конституции). Такого рода парламентские гарантии дают возможность принимать решения не в пылу противоборства интересов, а путем беспрепятственного обмена разумными доводами. Предполагается, что любой представленный парламенту вопрос должен быть рассмотрен, обсужден и согласован в процессе спокойного и открытого обсуждения. Согласно Шмитту, замечание Бентама о том, что в «парламенте встречаются идеи, а от столкновения идей возгораются искры и открываются пути к очевидному»8, верно выражает либеральный принцип парламентаризма. В соответствии с этой точкой зрения, законодатели совместно, честно и открыто ведут поиск истины. Политическая истина, кристаллизующаяся в виде всеобщих норм и обнародованных общеобязательных законов, не состоит пи в открытии неких трансцендентальных правил, ни в заключенных вслепую компромиссах между преследующими свои корыстные интересы догматиками. Скорее она является функцией неограниченной конкуренции свободно выражаемых мнений внутри законодательного собрания. В этом смысле либеральное парламентарное правление является, в отличие от своих абсолютистских предшественников, видимым правительством, о котором открыто пишет свободная пресса. Парламентарии оказываются объектом пристального наблюдения граждан, чей доступ к свободной прессе (здесь Шмитт заимствует центральную мысль «Истории происхождения представительного правления в Европе» Гизо) позволяет им самим узнавать истинное положение вещей и сообщать о нем своим представителям в парламенте5.

<< | >>
Источник: Джон Кин. Демократия и гражданское общество / Пер. с англ.; Послесл. М.А. Абрамова. — М.: Прогресс-Традиция,. 2001

Еще по теме Эпоха либерализма:

  1. Эпоха Интернета
  2. Новая эпоха
  3. Леонтьев К.Н. О либерализме вообще
  4. 2. Христианская эпоха
  5. ЭПОХА МАШИН
  6. ЭПОХА СИСТЕМ
  7. § 3 ПОЛИТИЧЕСКИЕ ИДЕОЛОГИИ СОВРЕМЕННОСТИ Либерализм
  8. Катков М.Н. Либерализм в России
  9. ЛИБЕРАЛИЗМ
  10. 2. ЭПОХА ОГРАНИЧЕННЫХ КОЛЕБАНИЙ
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -