<<
>>

3. ВОПРОСЫ ПОЗИЦИОНИРОВАНИЯ ЛИЦ, УЧАСТВУЮЩИХ В ДЕЛЕ, ВСТУПЛЕНИЯ В ДЕЛО И УСТРАНЕНИЯ ИЗ ПРОЦЕССА A. Проблема корректного определения круга участвующих в деле лиц и их позиционирования в процессе

Термин "позиционирование лица в судебном процессе" не используется в научной литературе. Тем не менее проблема позиционирования лица в процессе давно известна и теории <*>, и судебной практике.

По сути, речь идет о корректности расстановки процессуальных фигур, об определенности надлежащего процессуального качества лиц, участвующих в деле, и иных участников процесса. Процессуальные возможности лица, вовлеченного в судебный процесс, в немалой степени зависят от того процессуального положения, которое оно занимает в процессе. Поскольку эти возможности неодинаковы, юридическая корректность определения процессуального положения лиц, вовлеченных в судебный процесс (или в отдельные его стадии), последующего возможного изменения этого положения и прекращения участия в процессе является существенным обстоятельством, влияющим на доступность правосудия как для соответствующих заинтересованных лиц, так и для лица, инициировавшего судебный процесс. Указанное обстоятельство в конечном счете может повлиять и на эффективность судебной защиты прав и интересов всех этих лиц либо некоторых из них.

--------------------------------

<*> Данная проблема в контексте права заинтересованного лица на участие в процессе в надлежащем качестве поднималась, в частности, М.А. Викут в ее статье "Юридическая заинтересованность - основания участия в судебном разбирательстве граждан и организаций" (Вопросы теории и практики судебного разбирательства гражданских дел. Саратов, 1998. С. 29 - 38).

Конечно, природа судебного процесса предполагает достаточно жесткую ролевую заданность для участвующих в нем лиц. Истец всегда остается истцом, ответчик - ответчиком и т.д. Однако, во-первых, эта ролевая заданность не безусловна. По ходу развития процесса стороны могут фактически поменяться местами. Например, истец отказался от иска, а ответчик настаивает на рассмотрении встречного иска; третье лицо без самостоятельных требований может заявить собственные притязания на предмет спора и таким образом превратиться в третье лицо с самостоятельными требованиями; последнее, в свою очередь, может превратиться в другого или второго ответчика и т.д.

Во-вторых, проблема состоит в том, кто, в какой момент и в каком качестве позиционирует лицо в процессе и каковы процессуальные возможности лица, не согласного с позицией, в которую оно было поставлено усмотрением суда или других лиц, изменить свое процессуальное положение в процессе, войти в него в ином качестве или вовсе устраниться из процесса с целью получения более эффективных процессуальных инструментов для защиты своих интересов.

Судебный процесс инициируется истцом (заявителем), позиционирующим себя в качестве обладателя нарушенного материального права или законного интереса, обратившегося с требованием к суду о защите этого права или интереса способом, избранным им из числа допускаемых законом (ст. 12 ГК). Соответственно в делах искового производства и делах, возникающих из административных правоотношений, истец (заявитель) позиционирует и полагаемого им нарушителя права - ответчика по иску (органа, лица, чьи действия (бездействие) обжалуются).

Представления истца (заявителя) о наличии у него материального права, за защитой которого он обратился в суд, о наличии нарушения этого права, о лице, которое истец полагает нарушителем, об иных лицах, полагаемых им участниками спорного или связанного с ним правоотношения, могут соответствовать действительности, а могут и не совпадать с ней. Представления истца на стадии предъявления иска о круге лиц, участвующих в деле, и об их процессуальном положении имеют предположительный, вероятностный характер. По ходу развития процесса может выясниться, что ответчик является ненадлежащим, в связи с чем может быть осуществлена его замена (ст. 47 АПК, ст. 41 ГПК), суд может привлечь другого ответчика в порядке процессуального соучастия (ст. 46 АПК, ст. 40 ГПК). Требования могут предъявляться несколькими лицами, позиционирующими себя в качестве соистцов, или к нескольким ответчикам. К каждому соответчику может быть предъявлено одно совпадающее требование (например, о возврате совместно удерживаемого ответчиками имущества) либо раздельные требования (например, о выплате соответствующей части общего долга каждым из соответчиков при солидарном обязательстве); наконец, требования к каждому из соответчиков могут быть разными, хотя и возникающими из одного основания (например, о признании права собственности истца на ценные бумаги, обращенное к лицу, учтенному в реестре в качестве владельца спорных ценных бумаг, и, кроме того, требование к регистратору о внесении соответствующих изменений в данные реестра и т.п.).

Процессуальная расстановка фигурантов может меняться в ходе процесса вследствие процессуального правопреемства (ст. 48 АПК, ст. 44 ГПК), вступления в дело третьих лиц с самостоятельными требованиями (ст. 50 АПК, ст. 42 ГПК), предъявления встречного иска (ст. 132 АПК, ст. 137 ГПК), объединения или разделения дел (ч. ч. 2 и 3 ст. 130 АПК, ст. 151 ГПК).

Истец, безусловно, имеет право определить полагаемого им надлежащим ответчика, но не может осуществлять расстановку иных лиц, участвующих в деле, определять их круг и процессуальное положение, хотя он вправе (как и любое лицо, участвующее в деле) высказывать свое мнение по этим вопросам, в том числе указать, например, предполагаемых третьих лиц в исковом заявлении. Заинтересованные лица могут позиционировать себя и самостоятельно в соответствующем качестве, в частности, вступив в дело в качестве третьих лиц с самостоятельными требованиями относительно предмета спора или без таковых, а также в качестве правопреемника лица, участвующего в деле.

Между тем после того, как круг лиц, участвующих в деле, и их процессуальное положение определены судом (в том числе без их согласия и ведома на это, что в ряде случаев возможно и вопреки их воле), изменить что-либо в состоявшемся распределении ролей не всегда возможно, хотя от процессуального статуса лица в процессе, как отмечалось выше, зависит набор доступных ему процессуальных средств судебной защиты своих прав и интересов. Практике известно немало примеров, когда права лица, вовлеченного в дело, не могут быть эффективно защищены исключительно по причине дефектного определения его процессуального положения в деле <*>.

--------------------------------

<*> Так, по иску прокурора области в интересах ФГУП ОКБ "Салют" к ИЧП ФПК "Столица" о признании недействительным договора уступки требования, заключенного между указанными лицами, и применении последствий недействительности сделки в виде взыскания с ИЧП в пользу ГУП "Российский научно-исследовательский институт космического приборостроения" 1568960 руб. последний был привлечен к участию в деле в качестве третьего лица без самостоятельных требований. Отменяя решение, Президиум ВАС РФ указал на необходимость определить при новом рассмотрении процессуальное положение института, правовую природу отношений сторон (Постановление N 1570/00 от 19 сентября 2000 г. // Вестник ВАС РФ. 2000. N 12. С. 56). В Постановлении N 4016/98 от 1 января 1998 г. признано ошибочным привлечение Мингосимущества третьим лицом без самостоятельных требований по иску прокурора о возврате государственного имущества из владения ответчика (Вестник ВАС РФ. 1999. N 2. С. 71).

Нередко, конструируя иск, истец намеренно ставит заинтересованных лиц, способных активно противостоять иску, в пассивное качество, в котором это лицо не может прибегнуть к эффективным инструментам защиты, например, не предъявляя иска к этому лицу, а привлекая его в качестве третьего лица без самостоятельных требований <*>.

--------------------------------

<*> Как справедливо отмечала Л.Ф. Лесницкая, в подобных случаях происходит нарушение прав стороны, участвовавшей в деле в ненадлежащем качестве (Лесницкая Л.Ф. Основания к отмене обжалованных судебных решений. М., 1962. С. 81).

Так, один из банков, созданный в форме акционерного общества, предъявил иск о признании недействительным кредитного договора к унитарному предприятию по мотивам наличия заинтересованности в сделке, совершенной без согласия совета директоров банка (ст. ст. 81 - 84 Федерального закона "Об акционерных обществах"). Ответчик заявил о применении срока исковой давности, в связи с чем в иске было отказано. Банк обжаловал данное решение, полагая, что суд неправильно исчислил начало течения срока исковой давности. В то же время, не будучи уверенным в перспективах дела и желая добиться признания договора недействительным, банк организовал предъявление иска к самому себе со стороны одного из своих акционеров о признании недействительным того же договора и по тем же основаниям. Вторая сторона в сделке (унитарное предприятие) была указана в исковом заявлении в качестве третьего лица без самостоятельных требований. Тем самым она лишалась возможности заявить об истечении срока исковой давности (исковая давность в силу п. 2 ст. 199 ГК применяется судом только по заявлению стороны в споре, третье же лицо не является стороной) <*>. Привлечь вторую сторону в сделке в качестве другого ответчика в порядке процессуального соучастия суд не мог, поскольку против этого возражал истец (ч. 2 ст. 46 АПК). Не могла вторая сторона в сделке быть привлечена к участию в деле и в качестве второго ответчика в порядке ч. 2 ст. 47 АПК, ведь использование механизма привлечения второго ответчика возможно, лишь если иск предъявлен к ненадлежащему ответчику, в данном же случае банк, безусловно, являлся надлежащим ответчиком и основания для его замены отсутствовали. В то же время признание сделки недействительной по иску акционера банка создавало преюдицию и для второй стороны этого договора, поскольку она была привлечена к участию в деле, хотя бы и в качестве третьего лица (ч. 2 ст. 69 АПК), и, следовательно, при удовлетворении иска лишалась возможности требовать что-либо от банка, основываясь на этом договоре.

--------------------------------

<*> Как обоснованно указано в п. 4 Постановления N 15/18 Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12, 15 ноября 2001 г. "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности" (Вестник ВАС РФ. 2002. N 1. С. 5), заявление о пропуске срока исковой давности, сделанное третьим лицом, не является основанием для применения судом исковой давности, если соответствующее заявление не сделано стороной по спору.

В другом случае требование о признании государственной регистрации права собственности на недвижимое имущество недействительной было предъявлено к регистрирующему органу с привлечением титульного собственника в качестве третьего лица, что также лишало это лицо возможности сослаться на истечение срока исковой давности, хотя судебным актом оно и лишалось титула собственника.

В описанных ситуациях непривлечение к участию в деле соответствующих третьих лиц было бы для них предпочтительнее, поскольку судебные акты не создавали бы преюдиции в отношении не участвующих в деле лиц, при том, что в указанном качестве они не могут эффективно противодействовать иску, оставаясь его "заложниками", поскольку несут все негативные последствия его удовлетворения, формально не будучи стороной в споре. Отказ в ходатайстве третьего лица без самостоятельных требований на предмет спора об изменении его процессуального положения и привлечении его в качестве ответчика, а равно оставление такого ходатайства без рассмотрения Президиум ВАС РФ считает нарушением закона <*>, однако механизма такого изменения закон не содержит. В аспекте доступности правосудия это означает, что вовлеченное в судебный процесс заинтересованное лицо остается, по сути, безоружным против иска, при этом истец, получив положительное для себя судебное решение, в силу преюдиции освобождается от необходимости последующего предъявления иска к заинтересованному лицу и, следовательно, избегает получения отрицательного для себя решения по мотивам истечения срока исковой давности. Имеются и иные ситуации, когда истец, являясь ответчиком в другом деле, нейтрализует подобным образом предъявленный к нему иск либо вовсе избегает риска предъявления иска к себе со стороны этого лица.

--------------------------------

<*> См., напр.: Постановление N 7904/02 от 11 февраля 2003 г // Вестник ВАС РФ. 2003. N 7. С. 31.

Выше были приведены примеры, касающиеся третьих лиц без самостоятельных требований. Но подобные же ситуации возникают при отказе в осуществлении процессуального правопреемства либо, наоборот, в случае необоснованной замены судом лица его правопреемником. Усмотрением суда можно исключить полагаемого им правопредшественника стороны из идущего процесса либо не допустить правопреемника в уже идущий процесс в соответствующем качестве. Сходная ситуация возникает с исками третьих лиц с самостоятельными требованиями и встречными исками.

Изложенное и обуславливает необходимость рассмотрения соответствующих вопросов в рамках темы настоящего исследования.

<< | >>
Источник: И.А. Приходько. ДОСТУПНОСТЬ ПРАВОСУДИЯ В АРБИТРАЖНОМ И ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ: ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ. 2005

Еще по теме 3. ВОПРОСЫ ПОЗИЦИОНИРОВАНИЯ ЛИЦ, УЧАСТВУЮЩИХ В ДЕЛЕ, ВСТУПЛЕНИЯ В ДЕЛО И УСТРАНЕНИЯ ИЗ ПРОЦЕССА A. Проблема корректного определения круга участвующих в деле лиц и их позиционирования в процессе:

  1. 3. ВОПРОСЫ ПОЗИЦИОНИРОВАНИЯ ЛИЦ, УЧАСТВУЮЩИХ В ДЕЛЕ, ВСТУПЛЕНИЯ В ДЕЛО И УСТРАНЕНИЯ ИЗ ПРОЦЕССА A. Проблема корректного определения круга участвующих в деле лиц и их позиционирования в процессе
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -