<<
>>

§ 3. Процессуальная форма доказательств

Историк, биолог, представитель любой науки в процессе познания пользуется информацией об интересующих его фактах в любой форме, которая заранее не предопределена. Судебные доказательства, не отличаясь по своему содержанию от доказательств, используемых человеком в процессе любой познавательной деятельности, имеют свою процессуальную форму.
Гражданский процессуальный закон строго регламентирует форму, в которой могут быть получены фактические данные, а именно: в форме объяснений сторон, третьих лиц, показаний свидетелей, письменных, вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов. Сведения о фактах, полученные в иной, не предусмотренной законом процессуальной форме, не являются судебными доказательствами. Они находятся за пределами понятия процессуальных доказательств. Изменение в ГПК и АПК количества видов доказательств в пользу аудио- и видеозаписей явилось следствием длительной дискуссии в теории доказательств и опыта применения в судопроизводстве новых средств информации. Все более широкое внедрение технических средств в быт людей, развитие техники и расширение возможностей использования специальных познаний в гражданском процессе, глубина и совершенствование технических методов познания ставили проблему количества видов доказательств. В связи с развитием электроники и проникновением ее в быт людей укрепляются взгляды, что многие факты действительности можно зафиксировать с помощью фонограмм, видеозаписей и других средств, причем порой этим средствам придается характер наиболее «сильных» достоверных доказательств. В качестве средства общения люди стали использовать звуковое письмо. Для фиксации фактов применяются документы машинной обработки, данные электронно-вычислительных машин и их систем. Учитывая развитие информационных процессов, средств передачи информации и способов ее закрепления, А.Т. Боннер совершенно правильно пишет, что машинные документы, как и иные современные средства информации: магнитная и видеозапись, фотография, кинофильм, голография и т.п., обладают существенной спецификой, которая в необходимых пределах должна быть отражена в материальном и процессуальном законодательстве. Во всяком случае, по мнению А.Т. Боннера, машинные документы вряд ли можно автоматически приравнивать к традиционным письменным, а иные современные средства информации — к вещественным доказательствам104. В судебной практике встречались случаи, когда стороны просили суд исследовать фактические данные, имеющие отношение к делу, но представленные в форме, не предусмотренной законом, например, в форме фонограмм. Гражданское процессуальное законодательство не закрепило до принятия новых ГПК и АПК данные средства получения сведений о фактах в качестве доказательств. НА. Чечина высказывала сомнения в целесообразности использования в суде таких средств, как магнитофонные записи, из-за возможности противоречия их содержания нормам морали105. В то же время в научных источниках отмечалось, что из соображений этического порядка едва ли можно отвергать це лесообразность расширения перечня процессуальных средств доказывания — видов доказательств за счет новых источников информации106. При этом требовалось законодательное регламентирование порядка представления, исследования, способов и сроков хранения этих доказательств по гражданским делам и делам в арбитражных судах.
Гражданский и арбитражный процессы не могут оставаться как бы в стороне от научно-технического развития в обществе, информационных процессов. В юридической литературе было высказано суждение, что не предусмотренные в законе в качестве доказательств новые средства информации могут быть использованы в качестве доказательств на основе применения аналогии права107. С данным предложением законодатель не согласился. Необходимость внедрения новых средств информации в качестве доказательств была подтверждена развитием законодательства в различных странах и российской судебной практикой. Так, например, 25 октября 1968 г. в Англии был принят закон о доказательствах, известный под названием Civil Evidence Act 1968 г. В частности, в этом акте парламента регулируется порядок допуска в качестве доказательств записей со слов, зафиксированных в официальном порядке, документов, выполненных с помощью счетно-вычислительных устройств, а также некоторых показаний, полученных с чужих слов, ранее допускаемых общим правом108. В свое время Пленум Верховного Суда СССР в постановлении № 3 от 3 апреля 1987 г. «О строгом соблюдении процессуального законодательства при осуществлении правосудия по гражданским делам» дал судам следующее разъяснение: «В случае необходимости судом могут быть приняты в качестве письменных доказательств документы, полученные с помощью электронно-вычислительной техники. С учетом мнения лиц, участвующих в деле, суд может также исследовать предъявленные звуко-, видеозаписи. Эти материалы оцениваются в совокупности с другими доказательствами»109. В Российской Федерации по проблеме применения новых средств информации в качестве доказательств Пленум Верховного Суда России не давал судам разъяснений. В связи с этим суды применяли п. 9 ч. 3 постановления Пленума Верховного Суда СССР № 10 «О применении процессуального законодательства при рассмотрении гражданских дел в суде первой инстанции» от 1 декабря 1983 г. с изменениями и дополнениями, внесенными постановлением Пленума № 3 от 3 апреля 1987 г., и допускали в необходимых случаях видео-, звукозаписи в качестве доказательств. В юридической литературе было высказано достаточно много различных предложений относительно формулировки ч. 2 ст. 49 прежнего ГПК РСФСР 1964 г., содержащей перечень средств доказывания (видов доказательств). Так, А.Т. Боннер предложил содержание этой нормы сформулировать следующим образом: «Эти данные устанавливаются объяснениями сторон и третьих лиц, показаниями свидетелей, письменными доказательствами, вещественными доказательствами, заключениями специалистов и экспертов, машинными документами, фотографиями, кинолентами, магнитными и видеозаписями, а также иными источниками, полученными с помощью научно-технических средств»110. Осторожность, с которой юристы отнеслись к использованию новых носителей информации в качестве средств доказывания, проявилась при разработке и принятии новых АПК и ГПК. При разработке нового ГПК России111 эта проблема вновь возникла, но уже в сугубо практической плоскости: включать ли современные носители информации видео-, звукозаписи в качестве самостоятельных видов доказывания наряду с письменными, вещественными доказательствами или методом толкования, разъяснения закона относить их к вещественным или к письменным доказательствам (документам). В новых ГПК и АПК аудио- и видеозаписи закреплены в качестве самостоятельных видов доказательств (ст. 55 ГПК, ст. 64 АПК). Дело в том, что процессуальная форма доказательств, содержит в себе: а) источник информации и б) определенный способ доведения информации до суда. Источниками одних доказательств (свидетельских показаний, объяснений сторон, заключений экспертов) являются люди, источниками других доказательств (письменных, вещественных, аудио- и видеозаписей) — предметы неживой природы. Исходя из источника и его специфики определяется и способ доведения информации до суда, ее исследования и оценки. Аудио- и видеозаписи по источнику схожи с вещественными доказательствами, поскольку информация сохраняется на предметах неживой природы (дисках, пластинках и т.д.). Однако воспроизведение сохраняющейся на магнитных носителях информации требует отличных от письменных и вещественных доказательств методов. Если вещественные доказательства исследуются, как правило, визуальным путем, то с помощью методов осмотра, наблюдения, обозрения нельзя исследовать современные носители информации. При этом логика правового регулирования доказательств такова, что далеко недостаточно назвать то или иное доказательство среди отдельных видов доказательств. Требуется обязательно в стадии судебного разбирательства предусмотреть процессуальный порядок исследования каждого вида доказательств, условия и сроки хранения доказательств в деле, порядок их возврата, оставления копии доказательства в деле. Все перечисленные аспекты использования аудио- и видеозаписей нашли правовую регламентацию в новых процессуальных кодексах. Среди перечисленных в ст. 55 ГПК доказательств не упоминаются заключения специалистов. В течение длительного времени суды привлекали для дачи разъяснений по вопросам, не требующим проведения экспертизы, например, педагогов при допросе несовершеннолетних свидетелей, технических инспекторов и т.д. Правовое положение специалистов не было урегулировано процессуальным законом, поэтому одни суды допрашивали их как свидетелей, другие — как экспертов. При разработке проекта нового ГПК Российской Федерации необходимо было определить процессуальное положение специалиста. Если признать, что специалист — источник доказательства, и его заключение (или мнение) — доказательство, тогда требовалось дать в законе отличительные признаки этого вида доказательств от заключения эксперта. Сформулировать отграничительные признаки специалиста от эксперта трудно. Кроме того, что эксперт дает заключение в результате специального исследования, а специалист не проводит такового, трудно указать дополнительные отличающие эксперта от специалиста признаки. Если специалист не проводит специального исследования, то каким образом можно гарантировать точность его заключения (консультации)? По отношению к специалисту нельзя установить ответственность за высказывание заведомо ложных суждений. Уголовной ответственности специалистов за сообщение ложных суждений перед судом не предусмотрено в новом Уголовном кодексе РФ. В результате длительного обсуждения всех аспектов данной проблемы при работе над проектом нового ГПК Российской Федерации разработчики проекта остановились на том, что специалиста нельзя считать источником судебных доказательств, хотя это и заманчиво. Его участие в судопроизводстве закреплено только на стадии судебного разбирательства и исполнения решений. Он может привлекаться судом в качестве консультанта для выражения мнения, для оказания технической помощи в исследовании доказательств, в оценке стоимости имущества, для проведения отдельных процессуальных действий. В необходимых случаях, говорится в ст. 188 ГПК, при осмотре письменных или вещественных доказательств, воспроизведении аудио- и видеозаписей, при назначении экспертизы, допросе свидетелей, принятии мер по обеспечению доказательств суд может привлекать специалистов для получения консультаций, пояснений и оказания непосред ственной технической помощи (фотографирования, составления планов и схем, отбора образцов для экспертизы, оценки имущества и т.п.). Лицо, вызванное в качестве специалиста, обязано явиться в суд, отвечать на поставленные судом вопросы, давать в устной или письменной форме консультации и пояснения, при необходимости оказывать суду техническую помощь. Специалист дает суду консультацию в устной или письменной форме, исходя из профессиональных знаний, без проведения специальных исследований, назначаемых на основании определения суда. Консультация специалиста, данная в письменном виде, оглашается в судебном заседании и приобщается к делу. Консультация и пояснения специалиста, данные в устной форме, заносятся в протокол судебного заседания. В целях разъяснения и дополнения консультации специалисту могут быть заданы вопросы. Первым задает вопросы лицо, по заявлению которого был привлечен специалист, и его представитель, а затем — другие лица, участвующие в деле, и представители. Специалисту, привлеченному судом, первыми задают вопросы истец и его представитель. Судьи вправе задавать вопросы специалисту в любой момент получения его консультации. На заключение специалиста можно ссылаться в решении, как на логическое доказательство, дополнительно к другим доказательствам по делу. В новом АПК (гл. 5 «Лица, участвующие в деле, и иные участники арбитражного процесса») не предусмотрено такого участника арбитражного процесса, как специалист. Этот факт демонстрирует, что при осуществлении сложной задачи унификации отдельных правовых институтов, все же сохранились расхождения во мнениях, которые и отражены в формулировках законов. Кроме того, что в АПК в отличие от ГПК не предусмотрено участия специалиста в арбитражном процессе, в ст. 64 АПК «Доказательства» в числе видов доказательств указаны «иные документы и материалы». Правовая природа «иных документов и материалов» как вида доказательств непонятна. Чем они отличаются от письменных доказательств или от вещественных доказательств? Тем более, что в ст. 162 АПК «Исследование доказательств» не предусмотрено порядка их исследования в судебном заседании. Данное расхождение в двух процессуальных кодексах (ГПК и АПК) можно объяснить только субъективным влиянием на формулирование правовых норм в стадии прохождения законопроектов в Государственной Думе Российской Федерации, но не научными аргументами.
<< | >>
Источник: Треушников М.К.. Судебные доказательства. 2004 {original}

Еще по теме § 3. Процессуальная форма доказательств:

  1. в) Содержание понятия «судебные доказательства» в гражданском процессуальном и арбитражном процессуальном праве. Процессуальная форма доказательств
  2. б) Значения понятия «доказательства» по гражданскому процессуальному и арбитражному процессуальному закону
  3. § 6. Гражданская процессуальная форма
  4. § 1. Уголовно-процессуальная форма
  5. §1. Доказательства и их процессуальные источники
  6. § 2. Гражданская процессуальная форма
  7. А. Процессуальная природа вещественных доказательств
  8. 1. Собирание и проверка косвенных доказательств. Процессуальные вопросы
  9. 1.1. Процессуальная форма уголовного процесса
  10. § 3. Процессуальная форма в конституционном праве
  11. § 3. Процессуальный порядок истребования , письменных доказательств
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальная юстиция - Юридическая антропология‎ - Юридическая техника - Юридическая этика -