Задать вопрос юристу

C. Проблемы оптимизации устройства инстанционной системы и формирования состава суда апелляционной инстанции

Инстанционная система проверки законности и обоснованности судебных актов служит реализации права на судебный контроль <*>. Последнее, в свою очередь, является одним из аспектов права доступа к суду.

--------------------------------

<*> Как справедливо отмечает Е.Б. Абросимова, право каждого на пересмотр первичного решения суда означает апелляционный характер процесса в суде второй инстанции. "Реализация только этого одного фундаментального принципа требует кардинального пересмотра судоустройства и судебного процесса в нашей стране... Проблема состоит в том, что современная судебная система России, заложенная в настоящем виде еще в 1929 г., "настроена" на кассационный тип второй инстанции" (Судебная власть / Под ред. И.Л. Петрухина. М., 2003. С. 492).

В Рекомендации N R(95)5 КМСЕ указал, что процедуры обжалования должны быть обеспечены не только по уголовным, но и по гражданским и торговым делам. Вместе с тем является общепризнанным, что увеличение числа жалоб и продолжительности производства по ним может ущемить право любого лица на разбирательство в разумный срок в соответствии со ст. 6 Конвенции. Неэффективные или ненадлежащие процедуры и злоупотребление сторон правом на жалобу служат причиной неоправданных задержек и могут подорвать доверие общества к системе правосудия. В связи с этим особую актуальность приобретают не только эффективные процедуры обжалования, но и, прежде всего, оптимальное устройство инстанционной системы.

Основные положения на этот счет содержатся в упомянутой Рекомендации N R(95)5 от 7 февраля 1995 г. относительно введения в действие и улучшения функционирования систем и процедур обжалования по гражданским и торговым делам. Данная Рекомендация была принята с учетом ранее изданных КМСЕ документов, а именно: Рекомендации N R(81)7 о мерах по облегчению доступа к правосудию; Рекомендации N R(84)5 о принципах гражданского судопроизводства, направленных на улучшение функционирования системы правосудия; Рекомендации N R(86)12 относительно мер по предотвращению и сокращению чрезмерного объема работы в судах и Рекомендации N R(93)1 об эффективном доступе к правосудию беднейших слоев населения.

Сформулированные в Рекомендации N R(95)5 общие принципы права на судебный контроль заключаются в следующем:

а) в принципе должна существовать возможность контроля за любым решением нижестоящего суда ("суд первой инстанции") со стороны вышестоящего суда ("суд второй инстанции");

b) если будет сочтено целесообразным предусмотреть изъятия из этого принципа, любые такие изъятия должны быть основаны на законе и должны соответствовать общим принципам справедливости;

c) сторонам должна предоставляться информация относительно их прав на обжалование и относительно того, каким образом это право должно осуществляться, в частности о сроках подачи жалобы;

d) судьям вышестоящих судов должно быть запрещено участвовать в разбирательстве тех дел, рассмотрением которых они занимались в нижестоящем суде.

Право на судебный контроль не является абсолютным. КМСЕ признает допустимым и даже желательным введение определенных ограничений на судебный контроль, основанных на презумпции о том, что в принципе вопросы судебного спора должны определяться на уровне суда первой инстанции.

Суду первой инстанции должны представляться все возможные претензии, факты и доказательства. Государствам следует рассмотреть возможность принятия законодательства или других мер, направленных на достижение этой цели.

КМСЕ ориентирует государства - члены Совета Европы на создание процессуальных механизмов, которые предотвращали бы обжалование решений суда первой инстанции. Так, чтобы позволить сторонам оценить, следует ли им осуществлять свое право на обжалование, и быть в состоянии, когда это возможно, ограничить это право, закон должен обязывать суд первой инстанции давать четкое и полное обоснование своих решений с использованием понятных формулировок. В принципе не требуется никакого обоснования решений по вопросам, которые не оспариваются или по которым решения вынесены присяжными.

Ряд вопросов КМСЕ рекомендует вообще исключить из права на апелляцию. Так, в упомянутой Рекомендации N R(95)5 отмечается, что для обеспечения того, чтобы суд второй инстанции рассматривал только надлежащие вопросы, государствам следует рассмотреть возможность принятия некоторых или всех нижеперечисленных мер:

а) исключить из права на апелляцию ряд категорий дел, например исковых требований на небольшую сумму;

b) ввести требование о получении разрешения суда на подачу жалобы;

с) установить конкретные предельные сроки для осуществления права на обжалование;

d) установить отсрочку осуществления права на обжалование по ряду промежуточных вопросов до подачи главной жалобы по основному делу.

Для предотвращения злоупотреблений системой обжалования рекомендуется предусматривать во внутреннем законодательстве стран-участниц возможность требовать от лиц, подающих жалобу, на раннем этапе представления разумных оснований для своих жалоб и указания использованных средств правовой защиты. Рекомендуется также разрешить суду второй инстанции отклонять в соответствии с упрощенной процедурой (например, без информирования об этом другой стороны) любые жалобы, которые представляются ему явно необоснованными, неразумными или поданными с намерением досадить; в этих случаях можно предусмотреть применение таких санкций, как наложение штрафа. Когда судебное решение подлежит немедленному исполнению, рекомендуется разрешить приостанавливать исполнение только тогда, когда в результате исполнения лицу, подавшему жалобу, будет причинен непоправимый или серьезный ущерб или когда это сделает невозможным отправление правосудия на более позднем этапе; в подобных случаях должен вноситься залог, обеспечивающий присужденную сумму. Когда судебное решение подлежит немедленному исполнению, рекомендуется разрешить суду второй инстанции отказывать в слушании дела в случае неисполнения лицом, подавшим жалобу, указанного решения, если только оно не предоставило надлежащего обеспечения или суд первой или второй инстанции не приостановил исполнение решения. Когда вынужденные задержки возникают по вине одной из сторон, рекомендуется требовать от этой стороны покрытия дополнительных расходов, обусловленных задержкой.

В качестве одного из важнейших средств для обеспечения быстрых и эффективных слушаний по жалобам в ст. 6 Рекомендации N R(95)5 предлагается отказаться от использования услуг большего числа судей, чем это необходимо для рассмотрения дел <*>. Один судья мог бы использоваться, например, для рассмотрения некоторых или всех следующих вопросов: ходатайств о разрешении на подачу жалобы; процессуальных ходатайств; дел, касающихся несовершеннолетних; когда об этом просят стороны; когда дело представляется явно необоснованным; дел, касающихся семьи; срочных дел. Указанные рекомендации могут быть весьма полезными для отечественного законодателя, естественно, с учетом территории нашей страны, устройства ее судебной системы и реалий российской правоприменительной практики.

--------------------------------

<*> Как отмечал Г. Семека-Максимович, "судоговорение Древней Греции искало коллегий, отражавших действительно весь народ: судебные коллегии по несколько сот человек были не редки. Римляне, позаимствовав идеи коллегиальных судов, всегда держались того принципа, что голоса судей не только нужно считать, но и взвешивать, почему никогда не увлекались многочисленными коллегиями. Континент Европы и Великобритания, долгие периоды предпочитавшие и в гражданском суде коллегии, ныне склонны в господствующих течениях науки и практики относиться к коллегиальному составу суда очень экономно и беречь каждую отдельную силу, каковой является судья, не заставляя делать того многих сразу, что при современной технике может выполнить легко, скорее и не хуже один" (Семека-Максимович Г. Облегчение суда. Пг., 1916. С. 20).

Одним из наиболее слабых звеньев в системе судебного контроля в нашей стране остается кассационная инстанция судов общей юрисдикции. График работы кассационной инстанции в судах общей юрисдикции нередко строится таким образом, что на рассмотрение дела нередко отводится лишь 10 - 15 минут. При таком графике судопроизводство превращается в конвейер, судьи нередко не успевают не только проверить решение, но зачастую даже вникнуть в суть кассационной жалобы, в особенности, когда речь идет о сложных делах. Реально относительно знаком с делом лишь судья-докладчик, два других судьи в лучшем случае могут что-то уловить "на слух", в большинстве же случаев вовсе не вмешиваются в процесс, всецело полагаясь на мнение судьи, знакомившегося с делом <*>. Коллегиальность суда, имеющая целью максимально объективное рассмотрение дела, в подобных условиях оборачивается своей противоположностью и превращается в фактическое препятствие к доступу к правосудию.

--------------------------------

<*> Как справедливо указывает А.Т. Боннер, "принцип коллегиальности соблюдается в суде второй инстанции чисто формально, поскольку двое из трех судей за редчайшим исключением с материалами дела до его рассмотрения по существу ознакомиться не в состоянии. В то же время даже формальное присутствие в коллегии отнимает у судей массу времени. Реально это приводит к тому, что качественно изучить материалы дела не может даже докладчик,.. на разрешение дела по кассационной жалобе приходятся считанные минуты. Все это ведет к нервозности, спешке, оставлению без изменения явно незаконных и необоснованных судебных постановлений, появлению разного рода вполне обоснованных нареканий со стороны участников процесса" (Проблемы доступности и эффективности правосудия в арбитражном и гражданском судопроизводстве. М., 2001. С. 96 - 97).

Если нет оснований сомневаться в беспристрастности и объективности судьи, то никакой особой надобности в коллегиальном рассмотрении дела в суде второй инстанции нет; если же такие сомнения имеются, то судья вовсе не вправе принимать участие в разбирательстве ни единолично, ни в коллегиальном составе, в этом случае он обязан взять самоотвод.

Коллегиальное рассмотрение дела в судах общей юрисдикции в кассационной инстанции ничего не прибавляет и в плане профессионализации процесса: если судья компетентен в рассматриваемом вопросе, то он вполне способен принять решение единолично, если же некомпетентен, то ему не следует поручать рассмотрение соответствующих дел. Добавление же двух других некомпетентных в данной категории дел судей является чисто количественным увеличением, которое не ведет к улучшению качества разбирательства, и шире - качества судопроизводства.

Доступность правосудия применительно ко второй инстанции предполагает не формальное принятие и формальное рассмотрение жалобы, а полноценное судебное разбирательство, возможность для лиц, участвующих в деле, развернуто изложить свою правовую позицию и возможность для суда воспринять и осмыслить их доводы, изучить материалы дела, имеющиеся доказательства и проанализировать применимый к спорному правоотношению закон. Ныне кассационная инстанция судов общей юрисдикции в большинстве случаев вынуждена оставлять без изменения решение суда первой инстанции, небезосновательно полагая, что у последнего было больше времени и возможностей проанализировать дело, и не имея времени достаточно глубоко вникнуть в суть вопроса, а зачастую и просто разобраться в законодательстве <*>.

--------------------------------

<*> Нельзя не согласиться с замечанием А.Т. Боннера, что единоличный судья, "разрешающий дело в кассационном порядке, имел бы намного больше времени для изучения его материалов, рассмотрения дела по существу и написания кассационного определения. Отказ от формальной "коллегиальности" поднял бы роль и значение единоличного судьи-председательствующего в судебном заседании, повысил качество рассмотрения дел по кассационным жалобам и протестам, снял или уменьшил многие поводы для недовольства лиц, участвующих в деле" (Там же. С. 97).

Между тем материальное право развивается очень динамично, что отражает объективные изменения в экономическом устройстве общества. Суды общей юрисдикции традиционно рассматривали семейные, трудовые и жилищные споры, где законодательство было достаточно консервативным, а судебная практика отличалась устойчивостью. Соответственно численность судей, рассматривающих гражданские дела, определялась исходя из стандартности подавляющего большинства дел, а специализация судей в условиях неразвитости гражданского оборота не имела решающего значения.

Из вышесказанного следует, что решающее значение для правильного разрешения спора имеет не столько коллегиальное рассмотрение спора, сколько специализация судей общей юрисдикции, которая давно практикуется в арбитражных судах. Как указывал С.М. Амосов, "при всех преимуществах коллегиальности наиболее приемлемым все же остается единоличное рассмотрение... На практике формирование выводов по делу зависит главным образом от позиции судьи-докладчика. В редких случаях решение принимается вопреки его выводам" <*>.

--------------------------------

<*> Амосов С.М. Пути совершенствования арбитражного процессуального законодательства // Хозяйство и право. 1994. N 3. С. 35.

Арбитражные суды хотя и созданы специально для рассмотрения экономических споров, тем не менее ввели и внутреннюю специализацию по судебным коллегиям, судебным составам и судьям, поскольку совершенно понятно, что судья не может быть специалистом во всех областях права.

Новый ГПК почти полностью отказался от рассмотрения дел по первой инстанции в коллегиальном составе. Однако не появилось никаких статистических данных, свидетельствующих о резком увеличении числа отмененных судебных постановлений, чего можно было бы ожидать, если бы связь между составом суда (коллегиальный или единоличный) и качеством решения объективно действительно существовала. Нет никаких оснований для допущения, что переход на единоличное рассмотрение дел в суде второй инстанции может отрицательно повлиять на законность и обоснованность выносимых этим судом судебных постановлений.

В настоящее время апелляционные жалобы на решения и определения мировых судей рассматриваются судьей районного суда единолично. К такому решению законодателя вынудили объективные реалии: в случае коллегиального рассмотрения соответствующих жалоб численности судей районных судов, которые рассматривают также и подсудные районному суду дела по первой инстанции, очевидно, было бы недостаточно для того, чтобы они могли справиться с двойной нагрузкой. Тем более остро такая проблема возникает в небольших судах, где для формирования коллегиального апелляционного состава пришлось бы включить в него всех или почти всех наличных судей данного суда, что затруднило бы рассмотрение ими дел по первой инстанции.

Тем не менее такое решение оказалось вполне эффективным. Районные суды за счет передачи значительного числа дел в ведение мировых судей <*> и единоличного рассмотрения апелляционных жалоб <**> получили возможность работать в относительно нормальном режиме, при этом возможности для всесторонней проверки решений мировых судей, несомненно, возросли, что способствует повышению качества правосудия, а значит, и реализации задач гражданского судопроизводства.

--------------------------------

<*> В 2002 г. мировыми судьями принято к производству 2356 тыс. гражданских дел, 945,1 тыс. дел об административных правонарушениях, 244,9 тыс. уголовных дел. Районными судами по первой инстанции за тот же период было рассмотрено 2672 тыс. гражданских дел, 989,6 тыс. дел об административных правонарушениях и 1169 тыс. уголовных дел (Российская юстиция. 2003. N 8. С. 73 - 78).

<**> Последнее положение вызвало неприятие некоторых специалистов. "Отказ от коллегиального порядка пересмотра решений мирового судьи, - указывает М.В. Боровский, - выхолащивает саму идею апелляции... Главное здесь - повышение уровня рассмотрения дела, пересмотр его более квалифицированными судьями, коллегиальное рассмотрение дела..." (Судебная власть / Под ред. И.Л. Петрухина. М., 2003. С. 409).

Вторая инстанция по делам, рассматриваемым мировыми судьями, стала полной апелляцией: суд апелляционной инстанции в соответствии с ч. 2 ст. 327 ГПК рассматривает дело по правилам производства в суде первой инстанции, не связан пределами апелляционной жалобы, вправе устанавливать новые факты и исследовать новые доказательства (ч. 3 ст. 327), не вправе направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции (ст. 328), обязан принять окончательное (финальное) решение либо определение, что исключает возможность хождения дела между первой и второй инстанцией "по кругу" <*>. В этом несомненные преимущества рассматриваемой инстанционной реформы. Вместе с тем в ее ходе выявились и некоторые негативные стороны. Если в районных (городских) судах все же предпринимались попытки некоторой специализации судей (по крайней мере специализации по гражданским и уголовным делам), то мировому судье приходится рассматривать все отнесенные к его подсудности гражданские дела, дела об административных правонарушениях и уголовные дела. Как справедливо отмечала М.С. Шакарян, "трудно себе представить, что мировые судьи могут справиться с таким многообразием дел, учитывая еще и неоднородность гражданских. При многочисленных призывах к специализации и даже созданию специализированных судов появляется универсальный мировой судья - "многостаночник" <**>.

--------------------------------

<*> Интерес представляют такие цифры: за 2001 г. при апелляционном порядке пересмотра судебных актов оставлено в силе 99,9% решений мировых судей, а при кассационном - 74,8% решений районных судов. Это связывается с тем, что кассационная инстанция при обнаружении процессуальных нарушений направляет дело на новое рассмотрение, в то время как апелляционная инстанция, не имея такого права, устраняет допущенные нарушения при повторном рассмотрении дела (Попов П. Создать апелляционную инстанцию для пересмотра решений районных судов // Российская юстиция. 2002. N 9. С. 30).

<**> Шакарян М.С. О некоторых недостатках и противоречиях в процессуальном законодательстве и их причинах // Проблемы защиты прав и законных интересов граждан и организаций. Краснодар, 2002. С. 280. В литературе отмечается, что выбранный в последние годы путь проведения судебной реформы "(реформировать правосудие через его главную фигуру - судью) ошибочен, поскольку не приводит к коренному улучшению дел в правосудии, уводит усилия законодателя от актуальных проблем совершенствования процессуального законодательства, эффективности функционирования судебной системы" (Зеленин С. Совершенствовать надо не статус судей, а эффективность правосудия // Российская юстиция. 2002. N 1. С. 33).

В законе остался нерешенным вопрос о замещении мирового судьи в случае его временного отсутствия <*>, что приводит к ситуациям, когда в период отпуска, болезни, учебы мирового судьи судебный участок перестает функционировать; при этом обращение к другому мировому судье невозможно, поскольку этим нарушались бы правила подсудности.

--------------------------------

<*> Никодимов А. Мировой судья временно отсутствует: как быть? // Российская юстиция. 2003. N 6. С. 42.

Создание мировой юстиции, безусловно, позволило разгрузить районные суды от значительного числа гражданских дел и в особенности от дел об административных правонарушениях. Однако процессуальное законодательство на это явление не оказало никакого влияния: мировые судьи осуществляют судопроизводство по тем же самым правилам, что и все остальные суды общей юрисдикции, рассматривающие гражданские дела по первой инстанции, никакого упрощения процесса у мировых судей не произошло.

Разгрузка районных судов происходит не по причине эффективности института мировой юстиции как такового, а в результате банального увеличения общей численности судей общей юрисдикции и расходов на финансирование судебной системы <*>.

--------------------------------

<*> В соответствии с Федеральным законом "О федеральном бюджете на 2004 год" (приложения N 6, 21) ассигнования из федерального бюджета на судебную власть составляют 33250793,1 тыс. руб. (СЗ РФ. 2003. N 52. Ст. 5038). В бюджете 2003 г. ассигнования на судебную власть предусматривались в сумме 25481900 тыс. руб., в 2002 г. - 19111999,8 тыс. руб., в 2001 г. - 11333920,4 тыс. руб. Рост затрат на финансирование судебной системы виден на следующих цифрах: в 2000 г. бюджетные объемы судебной системы выросли на 70,5%, в 2001 г. - на 23,3%, в 2002 г. - на 59,1%, в 2003 г. - на 23,7% (Гусев А. Ресурсы и суды // Российская юстиция. 2003. N 12. С. 18).

Понятно, что такой же эффект имело бы простое увеличение численности судей районных судов, в связи с чем трудно рассматривать создание мировой юстиции как фактор, способствующий разгрузке суда.

Обособление судебных участков приводит к тому, что мировой судья оказывается предоставленным самому себе. При отмене его решения в надзорном порядке и направлении дела на новое рассмотрение трудно обеспечить рассмотрение дела в ином составе суда, для этого придется передавать дело другому мировому судье (п. 4 ч. 2 ст. 33 ГПК).

Представляется, что назрела необходимость реорганизации судебных участков, объединение мировых судей одного района, города в один суд, который рассматривал бы дела мелких исков по упрощенной процедуре <*> (как это, например, имеет место в США) <**> с сохранением за районным судом функций апелляционной инстанции <***>. Подобная реорганизация вполне может быть произведена в пределах имеющейся численности мировых судей и судей районных (городских) судов и без увеличения ассигнований на содержание соответствующих судов.

--------------------------------

<*> О некоторых путях упрощения процессуального порядка рассмотрения дел у мирового судьи см.: Афанасьев С., Савельева Г. Производство у мирового судьи нуждается в совершенствовании // Российская юстиция. 2002. N 5. С. 41.

<**> Носырева Е.И. Альтернативное разрешение гражданско-правовых споров в США: Дис. ... докт. юрид. наук. Воронеж, 2001. С. 213.

<***> В Российской империи мировые суды представляли собой обособленную ветвь судебной власти, включающую участковых мировых судей (первая инстанция) и съезд мировых судей (апелляционная инстанция) всего уезда или города. Как справедливо отмечает М.В. Боровский, мировая юстиция в новой России не является сколь-нибудь автономной системой, а представляет собой просто совокупность отдельных мировых судей, никак не связанных между собой (Судебная власть / Под ред. И.Л. Петрухина. М., 2003. С. 410).

Другой проблемой инстанционного устройства судов общей юрисдикции остается отсутствие полной апелляции <*> в отношении дел, рассматриваемых в настоящее время районными (городскими) судами по первой инстанции.

--------------------------------

<*> В теории гражданского процесса апелляционное производство разделяется на полную и неполную апелляцию. См. об этом: Рихтер А.К. О полной и неполной апелляции // Журнал Министерства юстиции. СПб., 1907. N 3; Яблочков Т.М. Учебник русского гражданского судопроизводства. Ярославль, 1912. С. 231.

Полная апелляция <*> существует в настоящее время в отношении всех дел, рассматриваемых мировыми судьями (а это 47% всех гражданских дел, рассматриваемых судами общей юрисдикции, и 49% дел об административных правонарушениях), а также в отношении всех дел, рассматриваемых арбитражными судами. В такой ситуации нет причин сохранять отсутствие полной апелляции в отношении оставшихся в районных судах гражданских дел, подсудных им по первой инстанции <**>.

--------------------------------

<*> По определению И.Е. Энгельмана, "апелляция есть просьба стороны, считающей решение суда первой инстанции во всем или в известной части неправильным, о новом рассмотрении и перерешении дела судом высшей инстанции, причем безразлично, на каком основании оспаривается решение: по неправильности ли установления фактических обстоятельств, или по неправильному применению закона, или же потому, что представленный стороною материал был неполный" (Энгельман И.Е. Курс русского гражданского судопроизводства. С. 386).

<**> Соответствующие предложения неоднократно высказывались в литературе. См., напр.: Попов П. Создать апелляционную инстанцию для пересмотра решений районных судов // Российская юстиция. 2002. N 9. С. 30.

Данная проблема также может быть решена без увеличения общей численности судей районных судов, а также численности ныне действующих в качестве кассационной инстанции краевых, областных и равных им судов и без дополнительных ассигнований на эти цели. Это может быть сделано за счет введения единоличного рассмотрения таких дел в апелляционном порядке, создания в составе краевых, областных судов апелляционной инстанции. Ее функции могут выполнять судьи, которые ныне рассматривают в кассационном порядке жалобы на судебные постановления районных судов в коллегиальном составе.

Подобная реорганизация позволит решить и третью проблему инстанционного устройства судов общей юрисдикции: создать в качестве третьей судебной инстанции полноценную кассационную инстанцию в судах субъектов Российской Федерации, упразднив надзорные функции президиумов этих судов.

Как указывает Т.Е. Абова, "в арбитражной системе заинтересованное лицо вправе трижды непосредственно возбудить производство в судебных инстанциях, защищая свои права (суд первой, апелляционной и кассационной инстанции). В судах общей юрисдикции их только две. В арбитражном суде только одна надзорная инстанция, в судах общей юрисдикции - три... Соотношение три к одному или два к трем явно показывает, что структура арбитражных судов более демократична, чем судов общей юрисдикции" <*>.

--------------------------------

<*> Абова Т.Е. Арбитражный суд в судебной системе России // Государство и право. 2000. N 9. С. 9 - 10. Как отмечал В.А. Анохин, в многоступенчатости проверки правильности решений арбитражного суда нет ничего одиозного, и такую систему нужно только приветствовать (Анохин В.А. Проблемы арбитражного суда и процесса // Хозяйство и право. 1997. N 4. С. 176).

С принятием нового ГПК возможности пересмотра судебных актов в порядке надзора еще больше сузились.

Так, статья 377 ГПК не предусматривает возможности пересмотра Верховным Судом РФ в надзорном порядке решений и определений мировых судей, а также апелляционных решений и апелляционных определений районных судов.

Формируемая указанными судебными актами практика ныне может быть скорректирована лишь президиумами краевых, областных и равных им судов (п. 1 ч. 3 ст. 377 ГПК). Такое регулирование умаляет возможности Верховного Суда РФ по обеспечению единства судебной практики в случаях, когда соответствующие дела не пересматривались президиумами указанных судов: согласно п. 3 ч. 2 ст. 377 ГПК в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда РФ могут быть поданы надзорные жалобы на постановления президиумов данных судов, следовательно, если судья краевого, областного и равного им суда вынес определение об отказе в истребовании дела (ч. 5 ст. 381 ГПК), то дальнейшее обжалование в надзорном порядке судебных постановлений мировых судей, апелляционных решений и апелляционных определений районных судов невозможно.

Получается, что если указанные судебные постановления не пересматривались первым звеном надзорной инстанции - президиумом краевого, областного и равного им суда, - то последующая их проверка в высшей судебной инстанции не допускается.

Такое регулирование не стимулирует пересмотр соответствующих судебных постановлений президиумами краевых, областных и равных им судов, поскольку в случае вынесения ими постановления по результатам пересмотра в надзорном порядке судебных актов мировых судей, апелляционных решений и определений районных судов такое постановление может быть пересмотрено Судебной коллегией Верховного Суда РФ, если же президиум не пересматривал указанные судебные акты, то и риска последующей отмены постановления президиума не существует.

Чем меньше соответствующих дел пересмотрит президиум, тем лучше будут показатели его работы, которые измеряются количеством постановлений президиума, отмененных или измененных Верховным Судом РФ.

Не намного лучше обстоят дела и с возможностью обжалования в Верховный Суд РФ решений и определений районных судов, а также кассационных определений краевых, областных и равных им судов, принятых по результатам пересмотра указанных постановлений районных судов <*>.

--------------------------------

<*> Изложенное ниже в полной мере относится к решениям и определениям гарнизонных военных судов, кассационным определениям окружных (флотских) военных судов и постановлениям президиумов окружных (флотских) военных судов, рассматривающих в надзорном порядке жалобы на указанные решения и определения. Соответствующие судебные постановления могут быть обжалованы в Военную коллегию Верховного Суда РФ при тех же условиях.

Согласно первоначальной редакции п. 3 ч. 2 ст. 377 ГПК обжалование в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда РФ соответствующих судебных актов допускалось, лишь если жалобы на указанные решения и определения были оставлены без удовлетворения президиумом краевого, областного и равного им суда.

Таким образом, с делами, рассматриваемыми районными судами по первой инстанции, сложилась практически та же ситуация, что и с делами, рассматриваемыми мировыми судьями.

Если дело, рассмотренное районным судом, не истребовалось (и, соответственно, не пересматривалось президиумом), то обжалование вынесенных по такому делу судебных постановлений не допускалось.

Получалось, что при пассивности президиумов краевых, областных и равных им судов из сферы судебного контроля со стороны Верховного Суда РФ практически оказались выведены вообще все дела, рассматриваемые по первой инстанции низовыми звеньями судебной системы, т.е. мировыми судьями и районными судами, т.е. почти вся судебная практика, формируемая в двух основных звеньях системы судов общей юрисдикции.

Ясно, что такое положение оказывалось нетерпимым, поскольку возможности Верховного Суда РФ по обеспечению единства судебной практики в основных звеньях судебной системы фактически исчерпывались проверкой судебных постановлений, принятых в порядке надзора президиумами краевых, областных и равных им судов.

Поэтому уже в июле 2004 г. в п. 3 ч. 2 ст. 377 ГПК Федеральным законом от 28.07.2004 г. N 94-ФЗ <*> были внесены изменения, суть которых состояла в том, что возможность обращения в Верховный Суд РФ с надзорной жалобой на решения и определения районных судов, принятые ими по первой инстанции, а также на кассационные определения краевых, областных и равных им судов увязывалась с предварительным обжалованием соответствующих судебных постановлений в президиум краевого, областного и равного им суда, т.е. в "первую" надзорную инстанцию <**>. Это существенно лучше первоначального порядка, поскольку при отказе в истребовании дела судьей надзорной инстанции первого уровня дело все же может быть проверено Верховным Судом РФ. Таким образом, законодатель ориентирует заявителей на то, чтобы до обращения в Верховный Суд РФ с надзорной жалобой использовать процессуальные возможности для пересмотра судебных постановлений президиумом краевого, областного суда.

--------------------------------

<*> СЗ РФ. 2004. N 31. Ст. 3230.

<**> Аналогичные изменения были внесены в п. 4 ч. 2 ст. 377 ГПК применительно к условиям обжалования судебных актов соответствующих военных судов.

Такое регулирование более приемлемо, т.к., во-первых, позволяет в большей степени задействовать потенциал президиумов краевых, областных и равных им судов, которые теперь не застрахованы от контроля за качеством их работы со стороны Верховного Суда РФ и в тех случаях, когда в истребовании дела было отказано, т.е. пересмотр дела президиумом не осуществлялся, и, во-вторых, позволяет уменьшить нагрузку на Верховный Суд РФ, которая существенно возросла бы при допущении обжалования соответствующих судебных постановлений без предварительного обращения в первое звено надзорной инстанции - президиум краевого, областного суда.

Однако уже в октябре 2004 г. Верховным Судом РФ в порядке законодательной инициативы был подготовлен проект новых изменений в п. 3 ч. 2 ст. 377 ГПК. Их суть состоит в установлении следующего общего правила: обращение в Верховный Суд РФ с надзорной жалобой на решения и определения районного суда, вынесенные им по первой инстанции, и кассационные определения краевого, областного и равного им суда допускается при условии, что дела, по которым вынесены указанные решения и определения, рассматривались президиумом краевого, областного и равного им суда. Практически это означало бы возвращение к первоначальному порядку, если бы не исключение из этого правила, которое состоит в том, что если соответствующие дела не рассматривались президиумом, то надзорная жалоба в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда РФ все же может быть подана, но при одном из двух условий: 1) если обжалуемое решение, определение нарушает единство судебной практики или 2) нарушает права и законные интересы неопределенного круга лиц. Одновременно в проекте предлагается ввести дополнительные требования, которым должна отвечать надзорная жалоба, для того, чтобы она считалась приемлемой: в жалобе должны быть указаны условия, при которых она является допустимой, и приведено обоснование наличия этих условий.

Рассматриваемые предложения направлены на существенное ограничение возможностей для обжалования в Верховный Суд РФ вступивших в законную силу решений и определений районных судов, принятых ими по первой инстанции.

Между тем практика применения арбитражными судами ст. 304 АПК, содержащей сходные положения с положениями ч. 3 ст. 377 ГПК (в предусмотренной проектом редакции), позволяет заключить, что формулу "нарушение единства судебной практики" Президиум ВАС РФ вынужден толковать расширительно. В принципе, это правильно, поскольку, как справедливо отмечается в литературе <*>, судебный акт, принятый с существенным нарушением норм материального или процессуального права (ст. 387 ГПК), не может считаться практикообразующим; следовательно, такой акт нарушает единство судебной практики, соответствующей закону.

--------------------------------

<*> Комментарий к АПК РФ / Под ред. Г.А. Жилина. М.: Проспект, 2003. С. 775 (автор главы - Д.А. Фурсов).

Поэтому внесение предлагаемых изменений в ст. ст. 377, 378 ГПК представляется излишним.

Кроме того, в случае принятия соответствующих поправок они окажутся несогласованными с положениями ст. 387 ГПК, в которую никаких изменений, связанных с предлагаемыми проектом ограничениями в основаниях для обжалования судебных актов в порядке надзора, не вносится.

Между тем согласно ст. 387 ГПК основаниями для отмены или изменения судебных постановлений нижестоящих судов в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

Получается, что в случае принятия указанных поправок обжаловать судебный акт можно будет по более узкому кругу оснований, чем круг оснований, по которым он может быть отменен или изменен.

Разумеется, устранение указанного несоответствия является лишь вопросом законодательной техники. Однако то обстоятельство, что спустя лишь несколько месяцев после внесения в п. 3 ч. 2 ст. 377 ГПК изменений принципиального характера, соответствующие нормы вновь подвергаются весьма существенной правке, свидетельствует о том, что у законодателя так и не сформировалось внятной позиции по вопросу о том, как, с одной стороны, сохранить за Верховным Судом РФ возможность реального контроля за процессами формирования судебной практики на местах (что невозможно без права отменять соответствующие судебные акты), а с другой - избежать лавинообразного поступления в Верховный Суд РФ надзорных жалоб, которые в силу их объема Верховный Суд РФ физически не сможет рассмотреть.

На нерациональность сохранения трех надзорных инстанций в гражданском процессе, целесообразность установления апелляционного пересмотра решений районных судов, а также на необходимость введения в гражданский процесс кассационного производства в точном смысле данной юридической категории (как это сделано в арбитражном процессе) указывалось и в период подготовки нового ГПК <*>.

--------------------------------

<*> Ярков В.В. К проекту Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации // Арбитражный и гражданский процесс. 2001. N 3. С. 4.

Данная реорганизация также не потребует дополнительных затрат по следующим причинам. Переход к единоличному рассмотрению судьями судов субъектов Российской Федерации дел во второй инстанции (которые ныне рассматриваются в составе трех судей) означает при сохранении прежней загрузки на каждого судью номинальное высвобождение из второй инстанции 2/3 имеющейся численности судей. Даже с учетом увеличения вдвое за счет указанного высвобождения численности судей, рассматривающих дела в качестве второй (апелляционной) инстанции (что было бы целесообразно в целях снижения их нагрузки), оставшегося количества (1/3) вполне достаточно для формирования кассационной инстанции. Тем более что, как показывает многолетняя статистика по арбитражным судам, количество обращений в кассационную инстанцию при наличии полноценной апелляционной инстанции значительно снижается за счет того, что апелляционная инстанция является основной в исправлении судебных ошибок. Кроме того, некоторые резервы дает и освобождение президиумов судов субъектов Федерации от надзорных функций.

Введение полной апелляции в судах общей юрисдикции в отношении проверки решений районных судов не должно означать невозможность кассационного обжалования решений и определений мирового судьи, районного суда, принятых по первой инстанции, а также апелляционных решений, определений районного суда.

В литературе высказывалась позиция, согласно которой в российском гражданском процессе должен существовать лишь один способ обжалования не вступивших в законную силу судебных актов, а именно апелляционный <*>; это, однако, не исключает судебной проверки вступивших в законную силу судебных актов в кассационном порядке <**>.

--------------------------------

<*> Борисова Е. Обжалование не вступивших в законную силу судебных решений в гражданском процессе // Российская юстиция. 2003. N 10. С. 18.

<**> В литературе кассационное производство в гражданском процессе применительно к существующему законодательному регулированию обоснованно рассматривается как неполная апелляция (там же).

Вряд ли можно согласиться с тем, что в новом ГПК закреплена окончательность решения апелляционной инстанции и невозможность кассационного обжалования решения мирового судьи и апелляционного решения, определения районного суда, проверявшего это решение в апелляционном порядке.

Функции полной апелляции и кассации (неполной апелляции) совершенно различны: в суде апелляционной инстанции дело рассматривается заново, в том числе по дополнительно представленным доказательствам, в то время как назначение суда кассационной инстанции - в возможности ликвидации вступивших в законную силу незаконных или необоснованных судебных актов, что, как правило, должно влечь направление дела на новое рассмотрение.

В аспекте доступности правосудия предлагаемое реформирование устройства инстанционной системы и порядка формирования состава суда в судах общей юрисдикции имело бы большое значение.

Суммируя изложенное, можно сформулировать следующие выводы:

1. Реформа инстанционной системы судов общей юрисдикции, начатая с введением полной апелляции в отношении решений мировых судей, должна быть последовательно продолжена. Апелляционное производство является наиболее эффективным способом исправления судебных ошибок, в связи с чем вторая инстанция должна стать только апелляционной, осуществляющей повторное рассмотрение дела без права направления его на новое рассмотрение в суд первой инстанции <*>. На первом этапе возможно ввести полную апелляцию в отношении проверки принятых по первой инстанции решений и определений районных, а также краевых, областных и приравненных к ним судов. С учетом уже имеющейся апелляционной системы проверки решений мировых судей это позволило бы обеспечить апелляционный судебный контроль за законностью и обоснованностью подавляющего числа решений, принимаемых по первой инстанции.

--------------------------------

<*> Исключение из этого правила возможно лишь в случаях отмены решения по безусловным процессуальным основаниям. Подробнее об этом см. пункт 3 гл. 3 настоящей работы.

2. Реализацию этой реформы возможно осуществить без увеличения общей численности судей судов общей юрисдикции:

а) путем организации апелляционной инстанции в составе краевых, областных и приравненных к ним судов в качестве второй инстанции, рассматривающей апелляционные жалобы на судебные акты районных судов и краевых, областных судов, принятые ими по первой инстанции;

б) путем рассмотрения дел в указанной апелляционной инстанции единолично судьей;

в) путем переключения 2/3 судей краевых, областных судов, рассматривающих ныне кассационные жалобы по гражданским делам, на рассмотрение апелляционных жалоб;

г) из оставшейся 1/3 судей этих судов сформировать компактную кассационную инстанцию, рассматривающую кассационные жалобы на решения и определения мировых судей, а также на судебные акты районных, краевых, областных судов, принятые ими по первой инстанции, апелляционные решения и определения районных судов, апелляционные решения и определения апелляционной инстанции краевого, областного суда;

д) численность судей краевых, областных судов, рассматривающих в настоящее время подсудные этим судам дела по первой инстанции, оставить без изменения;

е) упразднить надзорные функции президиумов краевых, областных судов, передав их Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ.

Указанные изменения позволят создать две полноценные судебные инстанции - апелляционную и кассационную, и сократить число надзорных инстанций в системе общих судов.

3. Реформа апелляционной инстанции арбитражных судов, начатая с выведением апелляционной инстанции из состава арбитражных судов субъектов Российской Федерации и образованием самостоятельных арбитражных апелляционных судов, могла бы быть продолжена переходом на единоличное рассмотрение апелляционных жалоб судьями арбитражных апелляционных судов.

Указанное изменение позволит разгрузить апелляционную инстанцию в арбитражных судах, высвободить у суда апелляционной инстанции время для всестороннего повторного рассмотрения дела.

<< | >>
Источник: И.А. Приходько. ДОСТУПНОСТЬ ПРАВОСУДИЯ В АРБИТРАЖНОМ И ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ: ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ. 2005

Еще по теме C. Проблемы оптимизации устройства инстанционной системы и формирования состава суда апелляционной инстанции:

  1. 4. ПРОБЛЕМЫ ОПТИМИЗАЦИИ ФОРМИРОВАНИЯ СОСТАВА СУДА И УСТРОЙСТВА ИНСТАНЦИОННОЙ СИСТЕМЫ В АСПЕКТЕ ДОСТУПНОСТИ ПРАВОСУДИЯ A. Критерии суда как такового
  2. B. Вопросы оптимизации формирования состава суда первой инстанции
  3. Статья 328. Права суда апелляционной инстанции при рассмотрении апелляционных жалобы, представления
  4. Вопрос 95. Полномочия суда апелляционной инстанции
  5. 63 . Какие должностные лица имеются в составе федерального апелляционного арбитражного суда и каковы их полномочия
  6. Статья 329. Постановление суда апелляционной инстанции
  7. § 4. Полномочия суда апелляционной инстанции
  8. Статья 335. Законная сила определения суда апелляционной инстанции
  9. 3. АКТЫ СУДА АПЕЛЛЯЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ
  10. Статья 334. Права суда апелляционной инстанции при рассмотрении частной жалобы, представления прокурора
  11. Статья 445. Порядок поворота исполнения решения суда судами апелляционной, кассационной или надзорной инстанции
  12. § 2. Рассмотрение дела в судебном заседании в апелляционном порядке. Решения апелляционной инстанции
  13. 61 . Каковы система и структура федерального апелляционного арбитражного суда
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальная юстиция - Юридическая антропология‎ - Юридическая техника - Юридическая этика -