Задать вопрос юристу

3) Проблемы определенности и окончательности судебного решения

Признание нормативного правового акта недействующим решением суда по своим юридическим последствиям ничем не отличается от признания акта утратившим силу органом, издавшим акт, так как в обоих случаях нормативный акт прекращает свое действие.

Следовательно, деятельность суда в сфере абстрактного нормоконтроля представляет собой не что иное, как элемент правотворческой деятельности, а именно деятельности по "расчистке" законодательства от нормативных актов, не соответствующих иным нормативным актам, имеющим большую юридическую силу.

Убедившись в том, что оспариваемый нормативный акт либо изначально (т.е. на момент его издания) не соответствовал нормативному акту, имеющему большую юридическую силу, либо пришел в противоречие с принятым впоследствии нормативным актом, имеющим большую юридическую силу, суд должен признать его недействующим. Признание нормативного акта недействующим по решению суда, строго говоря, не означает лишение акта юридической силы, ведь он и без решения суда не имел ее с того момента, как вошел в противоречие с нормативным актом, имеющим большую юридическую силу.

Согласно ч. 2 ст. 13 АПК, ч. 2 ст. 11 ГПК суд, установив при рассмотрении дела, что нормативный акт не соответствует нормативному акту, имеющему большую юридическую силу, руководствуется последним, следовательно, неприменяемый судом нормативный акт не может считаться сохраняющим свою юридическую силу независимо от его отмены органом, издавшим такой акт. В законопроектной и правоприменительной практике такие акты принято именовать "фактически утратившими силу" (ФУС).

Признавая оспоренный нормативный акт недействующим, суд лишь официально подтверждает отсутствие у такого акта юридической силы, внося тем самым юридическую определенность в представления всех правоприменителей относительно того, какому именно нормативному акту, имеющему большую юридическую силу, противоречит оспариваемый нормативный акт и с какого времени он не может применяться. Следовательно, собственно правотворческий аспект деятельности суда при рассмотрении дел об оспаривании нормативного правового акта состоит в том, что суд своим решением оформляет признание нормативного акта утратившим свое действие.

Сложнее обстоит дело в случаях, когда суд отказал в удовлетворении требования о признании нормативного акта недействующим. Законодатель исходит из того, что по делам об оспаривании нормативных правовых актов арбитражный суд не связан доводами заявителя и обязан проверить оспариваемое положение нормативного акта в полном объеме (ч. 5 ст. 194 АПК). В гражданском процессе правило о том, что суд не связан основаниями и доводами заявленных требований, рассматривается как применимое ко всем делам, возникающим из публичных правоотношений (ч. 3 ст. 246 ГПК).

В АПК и в ГПК содержатся специальные положения о нормативных правовых актах, имеющие целью внесение судебным решением определенности в вопрос о том, является оспоренный нормативный акт действующим или нет. Этой цели служат положения Кодексов, направленные на недопущение повторного оспаривания нормативного правового акта, единожды проверенного судом на предмет его соответствия нормативному акту, имеющему большую юридическую силу (ч. 7 ст. 194, ч. 7 ст. 150 АПК, ст. ст. 248, 250, ч. 8 ст. 251 ГПК), правила об обязательном опубликовании соответствующих решений (ст. 196 АПК, ч. 3 ст. 253 ГПК), о направлении копии решения в арбитражные суды и иным организациям (ч. 6 ст. 195 АПК). По указанной категории дел законодатель уделяет особое внимание недопущению противоположных судебных решений, содержащих различные выводы относительно действия оспоренного нормативного акта.

Вместе с тем выводы суда, однажды проверившего нормативный правовой акт на предмет его соответствия другому нормативному акту, имеющему большую юридическую силу, и не усмотревшего между ними противоречия, не могут рассматриваться как исчерпывающее подтверждение законности проверенного акта, как его соответствие всем нормативным актам, имеющим большую силу и действовавшим на момент издания оспариваемого акта либо принятым впоследствии, а также международным договорам Российской Федерации, имеющим приоритет над внутренним законодательством. Вполне очевидно, в частности, что выводы суда не могут распространяться на будущее время, поскольку нормативный акт, признанный судом не противоречащим закону на момент вынесения решения, впоследствии может прийти в противоречие с законом в случае принятия нового закона, на соответствие которому нормативный акт судом не проверялся. Все эти обстоятельства учтены в ч. 7 ст. 194 АПК, которая предусматривает прекращение производства по делу об оспаривании нормативного правового акта, если он ранее был проверен судом именно по тем же основаниям.

В ГПК содержится усложненное, с точки зрения юридической техники, регулирование последствий принятия судом решения по делам, возникающим из публичных правоотношений. Статья 248 ГПК предусматривает, что судья отказывает в принятии заявления или прекращает производство по делу, если имеется вступившее в законную силу решение суда, принятое по заявлению о том же предмете; ст. 250 ГПК устанавливает запрет лицам, участвующим в деле, возникающем из публичных правоотношений, а также иным лицам заявлять после вступления в законную силу решения по такому делу в суде те же требования и по тем же основаниям; наконец, ч. 8 ст. 251 ГПК предусматривает отказ в принятии заявления об оспаривании нормативного акта, ранее проверенного судом, по основаниям, указанным в заявлении, что подразумевает возможность повторного оспаривания нормативного акта по иным основаниям.

В литературе были высказаны противоположные суждения по вопросу о соотношении вышеуказанных норм. В.М. Жуйков полагает, что "норму, содержащуюся в ч. 8 ст. 251, необходимо толковать во взаимосвязи со ст. 248 ГПК, которая регулирует общие положения производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, и, следовательно, распространяется и на производство по делам об оспаривании нормативных правовых актов, поскольку в гл. 24 нет специального указания о ее неприменении к данному судебному производству" <*>. Аналогичную позицию занимает В.Ю. Зайцев <**>.

--------------------------------

<*> Комментарий к ГПК РФ / Под ред. В.М. Жуйкова, В.И. Пучинского, М.К. Треушникова. М., 2003. С. 526.

<**> Комментарий к ГПК РФ / Под ред. Г.А. Жилина. М., 2003. С. 447 - 448.

Иной точки зрения придерживается Е.С. Ганичева, которая полагает, что "содержащееся в ст. 248 понятие предмета заявления не должно толковаться в ограничительном смысле... и указанная норма в целом не может быть истолкована как полностью исключающая возможность повторной судебной проверки соответствующих актов..." <*>. По мнению Е.С. Ганичевой, "возбуждение дела, возникающего из публичных правоотношений, по требованиям, которые были рассмотрены судом, допускается только в том случае, если основания этих требований не совпадают с основаниями, по которым соответствующий акт или действие оспаривались в состоявшемся процессе и, следовательно, входили в предмет рассмотрения и получили правовую оценку" <**>.

--------------------------------

<*> Там же. С. 468.

<**> Там же. С. 471.

Автор настоящей работы разделяет выводы Е.С. Ганичевой. Что же касается позиций В.М. Жуйкова и В.Ю. Зайцева, то представляется, что предлагаемая указанными авторами трактовка соотношения общих положений, содержащихся в гл. 23, и специальных положений, содержащихся в п. 8 ст. 251 ГПК, едва ли корректна. Положения ст. 248 и ст. 250 ГПК о предмете и основаниях требований по делам, возникающим из публичных правоотношений, следует рассматривать в их непротиворечивом единстве, а именно как единую норму. Тогда все встает на свои места: между ст. 248 и ст. 250 нет противоречия, а ч. 8 ст. 251 ГПК не содержит иного, отличного от содержащейся в этих статьях единой нормы регулирования.

В то же время, если бы в нормах ч. 7 ст. 194 АПК, ч. 8 ст. 251 ГПК речь шла только о таких основаниях, которые, во-первых, возникли уже после осуществленной судом проверки нормативного акта (и, следовательно, судом не оценивались) и, во-вторых, относились к изменению правовой ситуации после вступления решения в силу (принятие нового нормативного акта, имеющего большую юридическую силу, с которым ранее проверенный судом нормативный акт пришел в противоречие; признание нормативного акта, имеющего большую юридическую силу, не соответствующим Конституции и т.п.), то можно было бы считать, что цель законодателя - создать определенность в отношении действия проверенного судом нормативного акта, сделать вступившее в законную силу решение суда окончательным - была бы достигнута. Однако в законе соответствующие указания отсутствуют, в связи с чем повторное оспаривание нормативного акта возможно по любым иным основаниям, чем указанные в рассмотренном судом заявлении, в том числе по основаниям, возникшим до того, как оспоренный нормативный акт был проверен судом.

В таком случае положения АПК и ГПК, обязывающие суд осуществить исчерпывающую проверку оспоренного нормативного акта, независимо от доводов и оснований, содержащихся в заявлении, не достигают своей цели, коль скоро, несмотря на такую исчерпывающую проверку, нормативный акт может быть оспорен повторно по основаниям, которые возникли до принятия судом решения. Следовательно, несмотря на очевидное желание законодателя исключить принятие противоположных решений суда по рассматриваемой категории дел, реализовать это пожелание в полной мере не удалось, что сохраняет неопределенность в вопросе о действии нормативного акта, несмотря на то что суд проверил его и признал действующим.

Неопределенность в вопросе о действии проверенного судом нормативного акта может быть связана и с отсутствием в решении суда указания на точную дату, с которой оспоренный нормативный акт признается недействующим. В таком случае неопределенность создается в отношении действия акта во времени <*>.

--------------------------------

<*> Так, усмотрев несоответствие отдельных положений Инструкции Госналогслужбы РФ от 15 мая 1996 г. N 42 "По применению Закона Российской Федерации "О государственной пошлине" части первой Налогового кодекса Российской Федерации, Верховный Суд РФ указал, что данные положения не порождают правовых последствий с момента, когда возникло указанное несоответствие, т.е. с момента введения в действие части первой НК, а не с момента вынесения судом решения (решения Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации // БВС РФ. 2001. N 8). В то же время указанную практику нельзя признать устойчивой. В ряде других случаев Верховный Суд, усмотрев противоречие оспариваемого нормативного акту сразу нескольким нормативным актам, имеющим большую юридическую силу и приятым в разное время, не указывает, с какого же времени нормативный акт следует считать недействующим.

В практике имеются случаи, когда оспариваемый нормативный акт на момент рассмотрения дела уже является недействующим, в частности, в связи с тем, что истек срок его действия либо он отменен органом, издавшим акт, и т.п. Некоторые суды в подобных случаях, придя к выводу о несоответствии оспариваемого акта акту, имеющему большую юридическую силу, отказывают в удовлетворении заявления, полагая невозможным в силу ч. 2 ст. 195 АПК признать недействующим нормативный акт, который уже не действует <*>.

--------------------------------

<*> Вестник ВАС РФ. 2003. N 8. С. 66.

Полагаем, что в действительности данная норма не препятствует признанию оспариваемого акта недействующим. Напротив, с учетом положений п. 3 ч. 3 ст. 195 АПК отказ в удовлетворении заявленного требования возможен лишь в том случае, если суд признает оспариваемый нормативный акт соответствующим нормативному акту, имеющему большую юридическую силу. В ином случае может создаваться неопределенность в отношении того, имелось ли нарушение закона вследствие издания оспоренного нормативного акта, с чем могут быть связаны определенные правовые последствия для заявителя, независимо от того, что впоследствии данный нормативный акт прекратил свое действие.

Следующая проблема, относящаяся к определенности решения по делам об оспаривании нормативных правовых актов, связана с толкованием нормы ч. 5 ст. 195 АПК. Согласно ей нормативный правовой акт или его отдельные положения, признанные арбитражным судом недействующими, не подлежат применению с момента вступления в законную силу решения суда. Означает ли данная формула, что до признания в судебном порядке нормативного акта недействующим его положения подлежат применению? Полагаем, что ответ должен быть отрицательным. Норма ч. 5 ст. 195 АПК представляет собой частное проявление положения ч. 1 ст. 16 АПК об обязательности судебных актов и не более того.

С момента вступления в силу решения суда о признании нормативного акта недействующим все органы и лица, безусловно, не вправе руководствоваться этим актом и применять его. Но из этого, с нашей точки зрения, вовсе не следует, что до этого момента соответствующий акт мог и должен был применяться, даже если он изначально (т.е. на момент его издания) противоречил акту, имеющему большую юридическую силу, либо перестал соответствовать такому акту впоследствии.

Как правило, при введении в действие нового закона в его переходных положениях либо во вводном законе формулируется правило, что впредь до приведения в соответствие с новым законом ранее принятых нормативных актов последние с момента введения нового закона в действие применяются в части, не противоречащей новому закону. Следовательно, в части, противоречащей новому закону, ранее принятые нормативные акты не подлежат применению, независимо от того, что они формально не отменены или не изменены. Признав акт противоречащим закону, суд, естественно, не может "продлить жизнь" этого акта по сравнению с тем, как это определил законодатель во вводном законе, т.е. действовать вопреки воле законодателя.

Правило о неприменении судом нормативного правового акта, не соответствующего акту, имеющему большую юридическую силу, содержится и в ч. 2 ст. 13 АПК. Системный анализ этой нормы с ч. 5 ст. 195 и ст. 16 АПК позволяет заключить, что между ними нет противоречия.

Хотя нельзя не признать, что формула, использованная для аналогичных ситуаций в ГПК (ч. 2 ст. 253), выглядит более точно: суд признает нормативный правовой акт недействующим полностью или частично со дня его принятия или иного указанного судом срока. Совершенно ясно, что в данном случае речь идет не о судебном усмотрении в этом вопросе, а о случаях, когда оспариваемый нормативный акт изначально не противоречил какому-либо иному акту, имеющему большую юридическую силу. Признавать оспариваемый нормативный акт недействующим с момента его принятия в подобных ситуациях нет оснований, в таком случае на суд возлагается обязанность указать точную дату, с которой акт следует считать пришедшим в такое противоречие и, следовательно, недействующим <*>.

--------------------------------

<*> В литературе были высказаны и иные точки зрения. См., напр.: Комментарий к ГПК РФ / Под ред. В.М. Жуйкова, В.И. Пучинского, М.К. Треушникова. М., 2003. С. 531 (автор главы - В.Ю. Зайцев); Комментарий к ГПК РФ / Под ред. М.А. Викут. М., 2003. С. 473 - 474 (автор главы - А.С. Набока).

Проблемы, связанные с внесением определенности в вопрос о действии нормативного правового акта в период, предшествующий вынесению судебного решения, в котором фиксируются выводы суда на этот счет, имеют отношение к доступности правосудия. В идеале суд, проверив оспоренный нормативный правовой акт, должен был бы дать исчерпывающий ответ, является ли этот акт действующим на момент вынесения решения, а если нет, то с какого именно времени. В таком случае его повторное оспаривание действительно было бы возможно лишь по обстоятельствам, возникшим после вступления соответствующего решения в законную силу.

Разумеется, желательно, чтобы закон создавал для всех заинтересованных лиц ясность в том, при каких условиях возможно повторное оспаривание нормативного правового акта. Существующее ныне правовое регулирование не обеспечивает такой ясности: с одной стороны, суд проверил нормативный акт, признал его действующим, а с другой - он может быть вновь оспорен по другим основаниям, хотя суд по закону должен был проверить оспариваемое положение в полном объеме.

Суд не способен проверить, противоречил ли оспоренный нормативный акт на момент его издания всем другим действовавшим на тот момент нормативным актам, имеющим большую юридическую силу, а также международным договорам РФ и не пришел ли он в противоречие со всеми принятыми впоследствии нормативными актами (договорами РФ). Такая проверка предполагает сплошной анализ всего нормативного материала, как имевшегося до издания оспариваемого акта, так и появившегося после этого. Это огромная работа, и возложение ее на суд означало бы явное преувеличение его возможностей.

Реально суд может проверить лишь соответствие оспариваемого положения нормативного акта тому конкретному положению нормативного акта, имеющего большую юридическую силу, на который ссылается заявитель. Лишь в очевидных для самого суда случаях, когда оспариваемый нормативный акт хотя и не противоречит тому, на который ссылается заявитель, но противоречит другому, суд может и должен признать оспариваемый акт недействующим.

Иначе говоря, суд может признать нормативный акт недействующим и по иным, чем указано в заявлении, основаниям, при этом было бы желательно, чтобы суд, не усмотрев противоречия оспариваемого акта с тем, на который ссылается заявитель, не ограничивался этим и проверил, нет ли видимых противоречий оспариваемого акта другим нормативным актам, имеющим большую юридическую силу. Только в этом и видится смысл регулирования, содержащегося на этот счет в процессуальном законодательстве и отражающего специфику рассмотрения соответствующих дел.

Однако из этого вовсе не следует, что если суд не усмотрел таких противоречий, то проверенный им нормативный акт тем самым признан действующим и его последующая судебная проверка исключается навсегда. Судебная деятельность по проверке нормативных правовых актов весьма схожа с рассмотрением дел, связанных с действительностью сделок. Отказ суда в признании сделки недействительной по указанному истцом основанию вовсе не исключает последующего признания ее недействительной по другому основанию.

В связи с изложенным предлагается:

1) улучшить корреспонденцию норм ст. ст. 248, 250, ч. 8 ст. 251 ГПК между собой, дополнив ст. 248 ГПК указанием на то, что вступившее в законную силу решение принято по заявлению, содержащему те же основания;

2) включить в ч. 5 ст. 195 АПК указание на то, что нормативный правовой акт, противоречащий нормативному акту, имеющему большую юридическую силу, не подлежит применению со дня его принятия или с иного указанного судом времени.

<< | >>
Источник: И.А. Приходько. ДОСТУПНОСТЬ ПРАВОСУДИЯ В АРБИТРАЖНОМ И ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ: ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ. 2005

Еще по теме 3) Проблемы определенности и окончательности судебного решения:

  1. C. Судебные издержки 1) Принципы возмещения судебных издержек. Проблема определения их разумных пределов
  2. 40. СУДЕБНОЕ РЕШЕНИЕ. СУДЕБНОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
  3. § 3. Производство по пересмотру судебных решений, определений
  4. D. Проблемы восполнения неполноты определений и постановлений, а также решений, не подлежащих обжалованию
  5. § 1. Понятие пересмотра судебных решений и определений по вновь открывшимся обстоятельствам
  6. Вопрос 93. Сущность, возникновение и развитие института обжалования судебных решений и определений
  7. B. Государственная пошлина 1) Проблемы определения элементов обложения судебными пошлинами и допустимости применения процессуальной аналогии при их взимании
  8. 55. Кто исполняет судебные решения и определения ? Кто еще может участвовать в исполнительном производстве?
  9. V - Выбор окончательного варианта решения (сопоставление вариантов по критерию эффективности).
  10. Вопрос 70. Устранение недостатков судебного решения. Дополнительное решение. Разъяснение решения
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальная юстиция - Юридическая антропология‎ - Юридическая техника - Юридическая этика -