Задать вопрос юристу
 <<
>>

C. Проблема надлежащего истца при встречном иске и при встречном требовании, предъявленном в качестве самостоятельного иска

Обращение в арбитражный суд в силу ст. 4 АПК и ст. 3 ГПК возможно за защитой нарушенного права или законного интереса. Следовательно, условиями предоставления судебной защиты лицу, обратившемуся в суд с соответствующим требованием, являются, во-первых, установление наличия у истца принадлежащего ему субъективного материального права или охраняемого законом интереса <*>, во-вторых, установление факта его нарушения и, в-третьих, установление факта нарушения права истца именно ответчиком.

--------------------------------

<*> На актуальность данной проблемы в судебной практике на конкретных примерах указывает Н. Рогожин в статье "Некоторые проблемы и особенности доказывания материально-правового интереса при рассмотрении исков о недействительности сделок" (Хозяйство и право. 2002. N 9. С. 120).

Установив в процессе рассмотрения дела, что спорное право принадлежит не истцу, а другому лицу или не существует вовсе, суд отказывает в иске. Такие же последствия наступают, если суд установил, что принадлежащее истцу право не нарушено или нарушено, но не тем лицом, к которому предъявлен иск (если только это лицо не отвечает за данное нарушение либо его последствия).

В случаях, когда ответчик предъявляет встречный иск или встречное требование в качестве самостоятельного иска, опровергающего требования истца по первоначальному иску, обосновывая такое требование наличием у ответчика права, несовместимого с правом ответчика, имеет место иск о признании права. Например, когда ответчик просит признать за ним право, которое истец полагает принадлежащим ему и именно им обосновывает свои притязания к ответчику.

В таких случаях проблемы надлежащего истца по встречному требованию не существует: независимо от того, предъявлено встречное требование ответчика к истцу как встречный или как самостоятельный иск, ответчик будет являться надлежащим истцом по заявленному встречному требованию, поскольку существование у ответчика соответствующего материального права, признания которого он просит у суда, не зависит от того, в какой процессуальной форме ответчик предъявил это требование.

Сложнее обстоит дело в случаях, когда, защищаясь от иска, ответчик не ссылается на принадлежность именно ему того права, которым обосновывает свои требования истец. Для защиты от иска этого, в принципе, и не требуется; вполне достаточно опровергнуть наличие этого права у истца, так как в этом случае истец не может считаться надлежащим.

Опровержение права истца может осуществляться как в форме возражений, так и в форме опровергающего первоначальный иск требования, заявляемого как встречный иск либо как самостоятельный иск. В последних двух случаях возникает вопрос о том, надлежащим ли истцом по встречному требованию является ответчик по первоначальному иску, если он не заявляет о каких-либо собственных притязаниях на право истца, лежащее в основании его иска, а указывает лишь на дефектность этого права или на его отсутствие, т.е. когда заявляется встречное требование о признании с отрицательным характером.

Предположим, лицо полагает принадлежащим ему право, хотя в действительности им не обладает (например, вследствие ничтожности сделки, которой обосновывается это право).

Может ли другое лицо, не участвовавшее в этой сделке и не заявляющее собственных притязаний на декларируемое первым лицом право, требовать по суду признания такой сделки недействительной или аннулирования титула, основанного на этой сделке? Очевидно, что ответ должен быть отрицательным, ибо это другое лицо не является надлежащим истцом по подобному иску: его права никак не нарушаются тем, что первое лицо заключило ничтожную сделку и, например, зарегистрировало как принадлежащее ему право, которым в действительности не обладает. Отсутствует у него и какой-либо материально-правовой интерес в признании недействительными данной сделки и соответствующего акта государственного органа, зарегистрировавшего на ее основании за первым лицом соответствующее право (титул).

Меняется ли ситуация, если первое лицо, основываясь на этом титуле (или на этой сделке), предъявляет некие требования к другому лицу? Рассмотрим следующие примеры из судебной практики.

ООО обратилось с иском к фирме о взыскании задолженности за поставки нефтепродуктов, осуществленные ЗАО по заключенному им с фирмой (ответчиком) договору. Истец обосновывал свои права на взыскание задолженности договором об уступке требования, по которому ЗАО уступило истцу свои права на получение задолженности с фирмы. Ответчиком был предъявлен встречный иск к ООО о признании договора уступки требования недействительной (ничтожной) сделкой. Встречный иск был принят судом. После этого истец перестал являться на заседания суда, и после нескольких отложений дела слушанием (на чем настаивал ответчик) первоначальный иск был оставлен без рассмотрения. Затем был оставлен без рассмотрения и встречный иск, предъявленный ответчиком, вследствие его неявки.

В рассматриваемом примере иск о признании недействительным договора уступки требования, как представляется, мог быть удовлетворен только в случае, если он был заявлен как встречный. Действительно, предъявление его в качестве самостоятельного не имело судебной перспективы: ответчик не являлся стороной этого договора, его права как должника именно уступкой прав требования не нарушались, личность кредитора значения не имела, право выдвигать против нового кредитора те же возражения, которые ответчик мог бы иметь против первоначального кредитора, сохранилось.

Заинтересованным лицом, имеющим право требовать признания такого договора недействительным, фирма стала лишь после предъявления к ней искового требования, основанного на этом договоре. Следовательно, с этого момента у фирмы возник охраняемый законом интерес, подлежащий судебной защите. Этот интерес состоит в опровержении прав истца, которыми тот обосновывает свои притязания к ответчику, т.е. в защите от предъявленного к ответчику неосновательного требования.

В другом деле истец (ЗАО) предъявил иск о выселении ответчика (ООО) из нежилого помещения, которое было внесено в уставный капитал истца его учредителем (компанией). Компания приобрела данное помещение с публичных торгов, проводившихся во исполнение решения арбитражного суда о взыскании с учредителя ответчика (ОАО) имевшегося долга. Торги проводились риэлторской фирмой, действовавшей на основании договора поручения с Департаментом юстиции, в состав которого входит служба судебных приставов-исполнителей. Компания, купившая помещение с торгов, не была уведомлена о правах третьих лиц на спорное помещение, какие-либо обременения его в регистрационных органах также не значились.

Ответчик занимал спорное помещение на том основании, что право пользования им на срок 25 лет было внесено в уставный капитал компании его учредителем - ОАО, которое на тот момент являлось собственником этого помещения. От заключения договора аренды с новым владельцем (истцом) ответчик отказался, мотивируя это тем, что в течение срока, на который право пользования спорным помещением внесено в его уставный капитал, он сохраняет право пользования им. Поскольку право пользования помещением было вкладом одного из учредителей ответчика в уставный капитал последнего и учредительный договор о создании ответчика не предусматривал, что за пользование помещением будет взиматься арендная плата, ответчик полагал, что он не должен уплачивать арендную плату и новому собственнику, в связи с чем последним и был предъявлен иск о выселении.

Первой инстанцией исковые требования были удовлетворены. Суд посчитал истца собственником помещения, а ответчика - не имеющим правовых оснований для занятия помещения. Истец ссылался на дефектность прав ответчика, мотивируя это тем, что по иску прокуратуры признано недействительным распоряжение Госкомимущества РФ об акционировании государственного предприятия (правопредшественника акционерного общества, впоследствии внесшего право пользования помещением в уставный капитал ответчика), и установленность судебным актом факта ничтожности сделки по внесению помещения в уставный капитал акционерного общества, созданного путем незаконного акционирования госпредприятия. Истец полагал, что в силу ничтожности сделки приватизации у акционерного общества не возникло право собственности на помещение. Свидетельство собственности, выданное акционерному обществу на основании ничтожной сделки, также признано недействительным по иску прокуратуры, следовательно, акционерное общество, не будучи собственником помещения, не могло внести право пользования им в уставный капитал ответчика. В силу этого сделка по оплате уставного капитала ответчика правом пользования помещением является ничтожной, а регистрация учредительных документов ответчика, в которых было зафиксировано это право, - незаконной.

Ответчик, возражая против этого довода, указал, что ничтожность сделки приватизации означает, что истец также не приобрел права собственности на помещение, поскольку оно отчуждалось у акционерного общества, которое само не обладало правом собственности на него. Однако предъявить иски о недействительности соответствующих сделок с помещением, в результате которых сначала учредитель истца, а затем и истец приобрели спорное помещение, ответчик не мог, поскольку он изначально обладал лишь правом пользования этим имуществом. Последующие сделки купли-продажи помещения не затрагивали напрямую его право пользоваться помещением до тех пор, пока не возник иск о выселении. Соответственно, даже зная о совершении соответствующих сделок купли-продажи и зная об их ничтожности, ответчик по первоначальному иску не имел возможности их оспорить, поскольку не являлся заинтересованным лицом в смысле п. 2 ст. 166 ГК. Не может ответчик воспользоваться для опровержения прав истца и встречным иском о признании недействительными сделки купли-продажи помещения компанией на торгах и последующей сделки по внесению помещения в уставный капитал истца. Первая сделка является оспоримой, а вторая (в случае признания первой недействительной) должна рассматриваться как ничтожная, поскольку компания, не обладая правом собственности на помещение, не могла вносить его в уставный капитал истца.

Нет сомнений в том, что требование о признании второй сделки недействительной (ничтожной) может быть предметом встречного иска. Однако суд лишен возможности установить ее ничтожность без признания недействительной первой (оспоримой) сделки. Ответчику, очевидно, было бы трудно предъявить в качестве встречного иск о признании первой сделки недействительной, поскольку истец не являлся стороной в этой сделке, а получил имущество в качестве вклада от учредителя. Предъявление же такого иска в качестве самостоятельного также лишено судебной перспективы ввиду того, что ответчик не относится к числу лиц, которые по закону могут требовать признания оспоримой сделки недействительной.

В данной ситуации ответчик также не может использовать возражения как форму защиты против иска, поскольку с помощью возражений допустимо обосновывать ничтожность сделки; при оспоримой же сделке такая форма неприменима, так как оспоримая сделка может быть признана недействительной лишь по иску ограниченного круга лиц, указанных в законе.

Таким образом, в рассматриваемом примере как истец, так и ответчик основывались исключительно на незаконных сделках. Однако истец был защищен тем, что одна из этих сделок (продажа с публичных торгов) являлась оспоримой и не была признана недействительной, в отличие от ответчика, который пользовался помещением на основании цепочки только ничтожных сделок.

Приведенные примеры позволяют прийти к следующему выводу. Лицо, не являющееся надлежащим истцом по самостоятельному иску, при встречном иске может оказываться истцом надлежащим. Ибо с предъявлением к этому лицу иска у него возник материально-правовой интерес в защите от предъявленного к нему материально-правового требования, который ранее отсутствовал. Встречный иск в этой ситуации направлен не на защиту нарушенного права, а является установительным притязанием, выступая в качестве процессуального средства защиты охраняемого законом интереса ответчика в сохранении существующего положения <*>.

--------------------------------

<*> Вопрос о понятии и содержании юридического интереса в литературе является одним из самых дискуссионных, ему посвящен целый ряд исследований. См., напр.: Гукасян Р.Е. Проблема интереса в советском гражданском процессуальном праве: Дисс. ... докт. юрид. наук. Саратов, 1971. С. 124; Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. М., 2000. С. 238, 243; Добровольский А.А., Иванова С.А. Основные проблемы исковой формы защиты права. М., 1979. С. 150; Малько А.В. Основные теории законных интересов // Журнал российского права. 1999. N 5/6. С. 65. Вопросы заинтересованности по так называемым отрицательным искам о признании и имеющаяся судебная практика рассматриваются в работе М. Рожковой "Защита законного интереса в арбитражном суде" (Хозяйство и право. 2001. N 6. С. 53).

Установительное притязание, как справедливо указывает Е.А. Крашенинников, "опосредует защиту, осуществляемую судом путем признания наличия или отсутствия определенных регулятивных гражданских прав и обязанностей. Но то, что выступает предметом подтверждения по установительному притязанию, не может вместе с тем фигурировать в качестве предмета судебной защиты. В противном случае пришлось бы признать, что при удовлетворении установительного притязания с отрицательным характером требования, т.е. при подтверждении отсутствия известных прав (и обязанностей), суд оказывает защиту несуществующим правам... Не подлежит никакому сомнению, что в указанной ситуации предметом судебной защиты является охраняемый законом интерес истца..." <*>.

--------------------------------

<*> Крашенинников Е.А. К теории права на иск. Ярославль, 1995. С. 51 - 52.

Судебная практика последовательно исходит из того, что у ответчика с предъявлением к нему иска возникает юридическая заинтересованность в оспаривании права, на котором основываются требования истца, и в тех случаях, когда ответчик не позиционирует себя в качестве обладателя указанного права, не заявляет в отношении этого права собственных притязаний, а преследует исключительно цель опровергнуть наличие такого права у истца. Содержание этого интереса заключается в защите от иска, поэтому при предъявлении иска, опровергающего право истца как встречного, такой интерес подлежит судебной защите.

Что же касается предъявления иска в самостоятельным порядке, то в судебной практике нет единого подхода к возможности его удовлетворения, поскольку интерес ответчика по первоначальному иску здесь менее очевиден, ведь положительное решение по самостоятельному иску ответчика, опровергающему право истца по первоначальному иску, непосредственно не влечет отказа в иске истцу по первоначальному иску, как при удовлетворении встречного иска, исключающего удовлетворение первоначального. Между тем в случаях с ничтожной сделкой наличие у ответчика правового интереса в признании ее недействительной вряд ли должно ставиться в зависимость от того, заявлено им соответствующее требование в качестве встречного или самостоятельного иска. Ответчик вообще может ограничиться представлением возражений, сославшись в них на ничтожность сделки, на которой основывает свое право истец.

В случае принятия предлагаемого выше (подпункты А и В настоящего пункта) регулирования вопросов принятия встречных исков и объединения дел по конкурирующим требованиям различие в способе опровержения прав истца (встречный либо самостоятельный иск) окончательно утратит значение для признания ответчика в рассмотренных случаях заинтересованным лицом (ч. 2 ст. 166 ГК).

<< | >>
Источник: И.А. Приходько. ДОСТУПНОСТЬ ПРАВОСУДИЯ В АРБИТРАЖНОМ И ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ: ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ. 2005 {original}

Еще по теме C. Проблема надлежащего истца при встречном иске и при встречном требовании, предъявленном в качестве самостоятельного иска:

  1. Предъявление встречного иска
  2. Статья 137. Предъявление встречного иска
  3. A. Спорные вопросы предъявления и принятия встречного иска
  4. B. Последствия предъявления в самостоятельном порядке требования, конкурирующего с требованием истца по первоначальному иску
  5. Статья 138. Условия принятия встречного иска
  6. 8.1. Проведение инвентаризации имущества налогоплательщика при встречной налоговой проверке
  7. 8.4. Защита интересов ответчика. Возражение против иска и встречный иск
  8. 8. Дополнительные полномочия налоговых органов при проведении встречной налоговой проверки
  9. 4. Установление отсутствия права на предъявление иска при производстве в кассационной или надзорной инстанции
  10. Что означает «встречный иск»?
  11. Предъявление косвенного иска с требованием о признании сделки недействительной.
  12. Вопрос 51. Встречный иск. Защита интересов ответчика
  13. 2) Материальный характер встречного удовлетворения
  14. Статья 173. Отказ истца от иска, признание иска ответчиком и мировое соглашение сторон
  15. 14.4. ВСТРЕЧНАЯ ТОРГОВЛЯ
  16. 4) Неэквивалентность встречного удовлетворения и обязательства
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальная юстиция - Юридическая антропология‎ - Юридическая техника - Юридическая этика -