<<
>>

При вынесении решения особенно важен вопрос об определении размера убытков.

Размер убытков определяется не из характера нарушенного права, характера действия, нарушающего законные права и интересы пострадавшего лица, а только из характера последствий противоправного деяния.

Каким бы ни было деяние, повлекшее причинение убытков, нас интересуют только сами последствия, которые должны отвечать признакам убытков, установленным в законодательстве и подтвержденным судебной практикой. Одно и то же нарушение (например, недопоставка) может вызвать различные последствия – уменьшение объема производства, снижение качества продукции и др., равно как различные нарушения могут вызвать одно и то же последствие. Если потерпевшей стороне причинен ущерб (убытки) нескольких видов, то ущерб (убытки) каждого вида рассчитываются отдельно, а полученные результаты суммируются.

При наличии договорных обязательств срок для исполнения обязательства должен истечь, в противном случае нет оснований для взыскания убытков.

Исходя из принципа компенсационности убытков, необходимо исключить двойной счет при определении размера убытков; упущенная выгода учитывается только один раз.

Статья 524 ГК предусматривает возможность взыскания «абстрактных» убытков по договорам купли-продажи и поставки, а следовательно, и расчета размера убытков в соответствии с правилами указанной статьи.

Сумма убытков в виде упущенной выгоды должна определяться исходя из размера дохода, который могла бы получить понесшая убытки сторона при нормальном производстве и реализации своей продукции за период вынужденного простоя, за вычетом затрат, не понесенных ею в результате остановки производства (стоимости неизрасходованного сырья, неоплаченной электроэнергии и т.д.).

Приведем пример из практики Высшего Арбитражного Суда РФ. Так в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ № 3924/97 от 4 ноября 1997 г. установлено следующее. Общество с ограниченной ответственностью «Магазин № 60» обратилось в Арбитражный суд Волгоградской области с иском к открытому акционерному обществу «Волгоградоблэлектро» о признании недействи-

Гражданское судопро-во: особенности рассмотрения отдельных категорий дел.

Отв. ред. В.В. Ярков. – М.: Юристъ, 2001. C. 198

тельными технических условий от 9 декабря 1994 г. № 05/50-344 на внешнее электроснабжение принадлежащей магазину минипекарни и о возмещении убытков в сумме 122 075 421 руб. В заседании суда истец на основании ст. 37 АПК РФ увеличил сумму иска до 134 486 500 руб., а затем до 170 762 603 руб. В сумму убытков включены: переплата за электроэнергию, отпущенную истцу в период с 20 февраля 1995 г. до 1 сентября 1996 г., в размере 12 488 408 руб. и начисленные на эту сумму проценты за пользование чужими денежными средствами – 7 161 492 руб.; упущенная выгода, не полученная истцом из-за простоя пекарни в связи с прекращением подачи электроэнергии в результате аварии на линии электропередач, произошедшей 5 сентября 1996 г., а также потери в связи с применением наценки на реализованный товар в заниженном размере. Ответчик, осуществлявший электроснабжение истца в указанный период на основании договоров от 23 марта 1995 г. № 566 и от 12 февраля 1996 г. № 366, признал иск в части излишне полученной платы за электроэнергию и процентов за пользование этими средствами. В остальной части исковые требования не признаны со ссылкой на виновность в аварии истца, который, по утверждению ответчика, нарушал технические условия, определяющие порядок электропользования. Кроме того, ответчик считает сумму убытков завышенной.

Решением от 14 ноября 1996 г. суд взыскал в пользу истца 118 769 598 руб., из которых 19 650 006 руб. признаны ответчиком. Остальную часть составляют не полученные истцом доходы в связи с простоем пекарни, а также из-за применения при реализации хлебобулочных изделий заниженной наценки (15% вместо 20%).

Арбитражный суд 24 декабря 1996 г. вынес дополнительное решение об отказе в иске о признании недействительными названных выше технических условий в связи с истечением срока их действия.

Постановлением апелляционной инстанции от 24 февраля 1997 г. решение от 14 ноября 1996 г. оставлено без изменений. Дополнительное решение суда от 24 декабря 1996 г.

в апелляционном и кассационном порядке не проверялось

В протесте заместителя Генерального прокурора Российской Федерации предлагается решение арбитражного суда от 14 ноября 1996 г. изменить и в удовлетворении требований истца в части взыскания с ответчика упущенной выгоды отказать. Протест мотивирован тем, что в соответствии с п. 1 ст. 547 ГК РФ в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств по договору энергоснабжения сторона, нарушившая обязательство, обязана возместить причиненный в результате этого реальный ущерй, но не упущенную выгоду.

Гражданское судопро-во: особенности рассмотрения отдельных категорий дел. Отв. ред. В.В. Ярков. – М.: Юристъ, 2001. C. 199

Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ считает, что решение от 14 ноября 1996 г. и постановление апелляционной инстанции от 24 февраля 1997 г. в части взыскания с ОАО «Волгоградоблэлектро» в пользу ООО «Магазин № 60» упущенной выгоды подлежат отмене, а дело в этой части направлению на новое рассмотрение по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 2 ст. 8 Федерального закона «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» обязательные для сторон договора нормы Кодекса об ответственности на нарушение договорных обязательств применяются, если соответствующие нарушения были допущены после введения в действие части второй Кодекса, за исключением случаев, когда в договорах, заключенных до 1 марта 1996 г., предусматривалась иная ответственность за такие нарушения.

В данном случае ненадлежащее исполнение обязательств по договору энергоснабжения (перерыв подачи электроэнергии) произошло после введения в действие части второй названного Кодекса (в связи с аварией, случившейся 5 сентября 1996 г.), но отношения сторон в этот период регулировались договором от 12 февраля 1996 г., т.е. заключенным до вступления части второй Гражданского кодекса Российской Федерации в силу. В связи с этим вопросы ответственности за нарушение установленных им обязательств должны решаться исходя из условий договора.

Пунктом 4.13 указанного договора обусловлено, что за неисполнение предусмотренных им обязательств стороны возмещают друг другу убытки в части, не покрытой неустойкой. Согласно ст. 15 ГК РФ под убытками понимаются как реальный ущерб, так и неполученные доходы (упущенная выгода), которые лицо могло бы получить, если бы его право не было нарушено. Заключенный сторонами договор не предусматривает ограничения размера подлежащих возмещению убытков, поэтому сторона, в отношении которой обязательство нарушено, вправе требовать возмещения их в полном объеме.

Факт перерыва в подаче истцу электроэнергии в связи с аварией 5 сентября 1996 г. материалами дела подтвержден и сторонами не оспаривается. Заявление ответчика о вине истца в произошедшей аварии доказательствами не подтверждено. Согласно акту по установлению гарантийного обслуживания и ответственности за состояние электрических сетей и электрического оборудования, подписанному Камышинскими межрайонными электросетями (филиал ответчика) и истцом, магазин несет ответственность за состояние электрической сети от первой до шестой опоры. Авария, повлекшая перерыв в электроснабжении, произошла на участке от шестой до седьмой опоры, т.е. за пределами границы ответственности истца. Записи one-

Гражданское судопро-во: особенности рассмотрения отдельных категорий дел. Отв. ред. В.В. Ярков. – М.: Юристъ, 2001. C. 200

ративного журнала, фиксирующие аварию 5 сентября 1996 г., не содержат сведений, свидетельствующих о вине истца и о наличии обстоятельств, которые могли бы служить основанием для освобождения от ответственности энергоснабжающей организации.

При таких условиях вывод арбитражного суда о том, что ответчик должен возместить истцу убытки, причиненные перерывом в подаче электроэнергии, обоснован.

Вместе с тем арбитражный суд недостаточно исследовал вопрос о размере подлежащих возмещению убытков. Сумма убытков в виде упущенной выгоды должна быть определена исходя из размера дохода, который мог бы получить истец при нормальном производстве и реализации хлебобулочных изделий за период вынужденного простоя, за вычетом затрат, не понесенных им в результате остановки производства (стоимость неизрасходованного сырья, неоплаченной электроэнергии и т.д.).

Расчет убытков, положенный в основу решения суда, составлен без учета этих требований.

Материалы дела не дают также оснований для вывода о непосредственной причинной связи между недополучением истцом дохода в связи с применением наценки на реализованный товар в размере 15%, а не 20%, и неправомерными действиями ответчика. Указанные потери истец связывает с применением ответчиком завышенного тарифа на электроэнергию, что влияло на увеличение стоимости выпускаемых им хлебобулочных изделий и вынуждало применять меньшую наценку. Однако при рассмотрении данного вопроса судом не учтено то обстоятельство, что истец предъявил требование о возврате излишне полученной ответчиком платы за электроэнергию и процентов за пользование этими средствами и что взыскание их носит компенсационный характер.

Кроме того, арбитражный суд не дал оценки представленным в материалах дела документам (в том числе письму администрации г. Камышина от 21 октября 1996 г. № 9-11/22) о снижении объема реализации хлебобулочных изделий в период, предшествовавший остановке работы минипекарни из-за перерыва в электроснабжении (т.е. по другим причинам), хотя эти обстоятельства имеют значение для правильного разрешения спора и требуют проверки.

Таким образом, решение от 14 ноября 1996 г. и постановление апелляционной инстанции от 24 февраля 1997 г. Арбитражного суда Волгоградской области по делу № 128/15 в части взыскания с ОАО «Волгоградоблэлектро» в пользу ООО «Магазин № 60» убытков в сумме 99 119 698 руб. подлежат отмене, а дело в этой части – передаче на новое рассмотрение.

Гражданское судопро-во: особенности рассмотрения отдельных категорий дел. Отв. ред. В.В. Ярков. – М.: Юристъ, 2001. C. 201

Учитывая изложенное Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ отменил решение от 14 ноября 1996 г. и постановление апелляционной инстанции от 24 февраля 1997 г. Арбитражного суда Волгоградской области по делу № 128/15 в части взыскания 99 119 698 руб. убытков и соответствующей суммы государственной пошлины и дело в этой части направил на новое рассмотрение в тот же арбитражный суд.

В остальной части названные судебные акты оставлены без изменения[1].

Необходимо отметить и то, что стороны вправе устанавливать любой иной порядок определения размера ущерба (.убытков), подлежащего возмещению в случае нарушения договора, отдельных условий договора.

Интересным представляется изучение зарубежного опыта и наработок в рассматриваемом вопросе. Доказывание убытков и саму методику доказывания зарубежные юристы ставят в зависимость от того, какой договорный интерес защищается – «положительный» или «отрицательный»[2].

Денежное выражение того, что называется «отрицательным» договорным интересом, т.е. расходов, понесенных потерпевшей стороной в расчете на исполнение договора контрагентом, не вызывает больших трудностей, так как в данном случае речь идет о действительных расходах стороны. Чаще всего сложность заключается в том, чтобы ограничить это возмещение только теми расходами, которые считаются нормальными, разумными с учетом конкретных обстоятельств.

Для оценки гипотетического положения потерпевшей стороны в случае выполнения контрактного договора, т.е. для денежного выражения «положительного» договорного интереса используются два способа[3]:

1) определение размера затрат, необходимых потерпевшей стороне для получения адекватной замены исполнения (принцип «дополнительных затрат»);

2) установление изменения материального положения потерпевшей стороны, т.е. финансовых последствий потери определенных преимуществ из-за того, что потерпевшая сторона не находится в положении, в котором она находилась бы при исполненном договоре (принцип «снижения стоимости сделки»).

Применение первого из указанных принципов менее распространено, чем второго. Это объясняется тем, что очень часто не исполнив-

Гражданское судопро-во: особенности рассмотрения отдельных категорий дел. Отв. ред. В.В. Ярков. – М.: Юристъ, 2001. C. 202

ший обязательство должник является единственным лицом, которое может адекватно заменить исполнение. Кроме того, по принципу «дополнительных затрат» нельзя определить убытки от просрочки, когда нарушение договора делает невозможным выполнение обязательств в другой срок. Широкое распространение принципа «снижения стоимости» объясняется также и тем, что его применение позволяет учесть конкретные обстоятельства, в которых оказалась потерпевшая сторона, и ее фактические возможности.

Определение размера убытков на основе принципа «снижения стоимости» дает возможность методологически полнее представить различие между действительным положением потерпевшей стороны и тем, в котором она находилась, если бы договор был исполнен. Первый элемент, составляющий «снижение стоимости», представляет собой «ущерб от сделки» как результат неполучения потерпевшей стороной по сделке того, что она предполагала получить. Второй – «прочий ущерб», причиненный потерпевшей стороне договора, а также расходы, возникшие в результате действий, направленных на «спасение» сделки после ее нарушения.

Практический смысл этой методики становится ясен, если понятие «ущерб от сделки» применяется к случаю полного нарушения договора, когда потерпевшая сторона не обязана выполнять свою часть обязательства. Для установления «ущерба от сделки» эти расходы должны быть вычтены из суммы, составляющей фактическое «обесценение» сделки. Разница между стоимостью для потерпевшей стороны того, что она должна была получить по договору, и тем, что она имеет фактически, и составляет «обесценение сделки».

Не нужно забывать и о том, что компенсационный принцип исчисления убытков имеет ряд ограничений, лежащий в основе определения любого вида компенсаций за убытки. Убытки, которые может получить потерпевшая сторона, должны быть непредотвратимыми, непосредственными (предвиденными) и достоверными (определенными).

Оригинально решается вопрос определения размера убытков в ФРГ. Здесь применяется так называемая «теория разницы». В случае неисполнения договора, содержащего взаимные обязательства, они превращаются в право требовать возмещения убытков; причем обязательство кредитора не должно быть исполнено в действительности; оно рассматривается как момент, подлежащий учету при сопоставлении с обязательством, возлагаемым на неисправного должника, и составляет убыток, который понес кредитор[4].

Гражданское судопро-во: особенности рассмотрения отдельных категорий дел. Отв. ред. В.В. Ярков. – М.: Юристъ, 2001. C. 203

Таким образом, применение зарубежных методик при возмещении убытков в российской практике может быть вполне обоснованно. В конечном итоге все зависит от профессиональности юриста, представляющего сторону, который должен обосновать перед судом применение той или иной методики.

Приведем пример из практики арбитражного суда Свердловской области, где рассматривалось дело № 2/1022 от 14 августа 1996 г. по иску АОЗТ «К» к АО «Урал...» о взыскании убытков в виде упущенной выгоды, причиненных незаконным использованием изобретения. Истцу по данному спору предстояло доказать два факта: первый связан с установлением незаконного использования ответчиком охраняемого объекта промышленной собственности, его характера и объема; а второй (при положительном ответе на первый вопрос) – с определением размера убытков, подлежащих взысканию с ответчика в пользу истца. И хотя истцу не удалось доказать первый факт, он предложил интересную методику расчета при доказывании размера убытков: соотнес свои убытки в виде упущенной выгоды со стоимостью лицензии, которую ответчику пришлось бы оплатить, если бы он пользовался изобретением истца на законном основании.

Необходимо отметить, что «зарубежные суды, которым подведомственны споры, связанные с нарушением патентных прав, определяют убытки владельца патента как сумму платежей, которые нарушитель должен был бы произвести патентовладельцу, приобретя лицензию на право использования нарушенного патента. То есть убытки приравниваются к цене лицензии»[5].

Сам же расчет убытков патентообладателя в виде упущенной выгоды от противоправного использования изобретения можно выполнить в соответствии с «Методикой расчета стоимости лицензии, содержащей изобретения и «ноу-хау»», утвержденной В/О Лицензиоторг по согласованию с Главным управлением МВТ № 037-1/К 410 от 20 октября 1987 г., в связи с рекомендациями международной патентной практики, согласно которым сумма убытков приравнивается к цене лицензии[6].

[1] ВВАС РФ. 1998 № 2. С. 32.

[2] Комаров А.С. Ответственность в коммерческом обороте. М., 1991 С. 115.

[3] См.: Комаров А.С. Указ. соч. С. 117-118.

[4] См: Комаров А.С. Указ. соч. С. 135.

[5] Штумпф Г. Лицензионный договор. М., 1988.

[6] См.: Патенты и лицензии. 1996. № 8. С. 5–13; Воеводин В.А. Экспорт продукции или лицензия // Патенты и лицензии. 1991. № 5 С. 11.

<< | >>
Источник: В.В. Ярков. ГРАЖДАНСКОЕ СУДОПРОИЗВОДСТВО. ОСОБЕННОСТИ РАССМОТРЕНИЯ ОТДЕЛЬНЫХ КАТЕГОРИЙ ДЕЛ. 2001

Еще по теме При вынесении решения особенно важен вопрос об определении размера убытков.:

  1. § 4. Конкурентное право и антимонопольная политика Европейского Союза
  2.       Лекция IX. Конкурентное право
  3. Савельев А. Б. ДОГОВОР ПРОСТОГО ТОВАРИЩЕСТВА В РОССИЙСКОМ ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ
  4. § 3. Право на иск из относительных правоотношений
  5. § 1. Особенности рассмотрения дел о защите чести, достоинства и деловой репутации
  6. Защита прав инвесторов в исковом производстве
  7. При вынесении решения особенно важен вопрос об определении размера убытков.
  8. КОНФЕРЕНЦИЯ «ЧЕСТЬ И ДОБРОЕ ИМЯ. КОНФЛИКТ ЖУРНАЛИСТИКИ И ЮРИСПРУДЕНЦИИ»
  9. Реквизиты искового заявления. Практические советы по написанию искового заявления
  10. § 4. Приобретение наследства
  11. Глава I. О свободе обращения в суд. О заинтересованности суда в максимизации обращений как принципе правосудия будущего
  12. Раздел I ПРЕРОГАТИВЫ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -