<<
>>

B. Основания для принятия дополнительного решения

И АПК 2002 г. (ч. 1 ст. 178), и ГПК 2002 г. (ч. 1 ст. 201) воспроизвели с минимальными редакционными уточнениями те основания для принятия дополнительного решения, которые содержались соответственно в АПК 1995 г.

(ч. 1 ст. 138) и ГПК РСФСР (ст. 205).

Оба Кодекса предусматривают три таких основания: 1) если по какому-либо требованию, в отношении которого лица, участвовавшие в деле, представили доказательства (по ГПК - представляли доказательства и давали объяснения), не было принято решение (п. 1 ч. 1 ст. 178 АПК, п. 1 ч. 1 ст. 201 ГПК); 2) если суд, разрешив вопрос о праве, не указал в решении размер присужденной денежной суммы, подлежащее передаче имущество или не указал действий, которые должен совершить ответчик (п. 2 ч. 1 ст. 178 АПК, п. 2 ч. 1 ст. 201 ГПК); 3) неразрешенность судом вопроса о судебных расходах (п. 3 ч. 1 ст. 178 АПК, п. 3 ч. 1 ст. 201 ГПК).

Первое основание увязывает возможность вынесения дополнительного решения с тем, представлялись ли лицами, участвующими в деле, доказательства по заявленному, но не разрешенному судом требованию. Различия АПК и ГПК в формулировании соответствующего основания, как представляется, не могут рассматриваться как чисто редакционные. В АПК говорится о представленных доказательствах, а в ГПК - о представлявшихся. Разница, очевидно, состоит в том, что АПК связывает возможность вынесения дополнительного решения с наличием в деле представленных (и соответственно принятых судом) доказательств относительно заявленного требования (т.е. подтверждающих и/или опровергающих его), а ГПК исходит из того, что достаточным основанием для вынесения дополнительного решения по заявленному, но не разрешенному судом требованию является сама попытка участвующих в деле лиц представить такие доказательства. На это указывает содержащееся в п. 1 ч. 1 ст. 201 ГПК слово "представляли" (в отличие от слова "представили", употребленного в п.

1 ч. 1 ст. 178 АПК), т.е. по ГПК представлявшиеся доказательства могли и не быть приняты судом по причине отклонения ходатайства об их приобщении к материалам дела, но тот факт, что соответствующая попытка предпринималась кем-либо из лиц, участвующих в деле, и это отражено в материалах дела (определении, протоколе судебного заседания), признается достаточным для вынесения дополнительного решения.

Правда, ГПК связывает такую возможность еще и с тем, давались ли лицами, участвующими в деле, объяснения по заявленному требованию, но этим добавлением, видимо, можно пренебречь, поскольку объяснения участвующих в деле лиц рассматриваются как один из видов доказательств (ст. 68 ГПК), следовательно, дача объяснений и без специального на то указания охватывается формулой п. 1 ч. 1 ст. 201 ГПК о представлении доказательств.

Таким образом, как ранее действовавшие, так и новые АПК и ГПК рассматривают факт представления (или попытки представления) доказательств относительно заявленного требования главным условием для вынесения дополнительного решения в случаях, когда по соответствующему требованию судом не принято решения.

Это представляется довольно странным, ведь главной причиной, по которой возникает необходимость вынесения дополнительного решения, является неразрешенность судом заявленного требования. Если по нему не представлены доказательства, то это должно было бы влечь отказ в иске в соответствующей части по причине недоказанности истцом оснований своего требования, судьба которого не разрешена судом. Но законодатель считает иначе: непредставление доказательств влечет за собой оставление спора по заявленному требованию неразрешенным. Последнее обстоятельство предполагает, что должен быть найден адекватный процессуальный способ выхода из этой ситуации; в противном случае нарушалось бы право лица, обратившегося в суд с соответствующим требованием, не нашедшим в суде то или иное разрешение, на судебную защиту.

При наличии указанного пробела в решении и отсутствии оснований для вынесения дополнительного решения просматриваются два способа для судебного разрешения заявленного требования: обжалование решения и/или предъявление нового иска.

Например, истец просил взыскать сумму основного долга и проценты, суд же взыскал основной долг, а требование о процентах не разрешил. Какие доказательства истец должен был бы представить в подтверждение правомерности второго требования? Для присуждения суммы основного долга истец должен доказать основания возникновения обязательства ответчика (предоставление кредита, продажа имущества и т.п.) и наступление срока исполнения обязательства. Если ответчик не представит доказательств возврата долга, то требование истца правомерно и подлежит удовлетворению как в части основного долга, так и процентов за все время просрочки. Доказывать отдельно основание второго требования (просрочку в возврате долга) нет никакой необходимости, поскольку невозврат долга в срок автоматически, если иное не предусмотрено законом или договором, порождает обязательство уплатить проценты за время просрочки.

Неразрешенность второго требования вследствие недосмотра суда лишает истца возможности получения причитающихся ему процентов с ответчика.

Обжаловать такое решение истцу невозможно, ведь суд признал правоту истца, удовлетворив его требование о взыскании основного долга; суд не отказывал истцу и во втором требовании. Так какую же часть решения ему обжаловать? Истец, конечно, вправе обжаловать решение в целом, но это означает, что он вынужден оспаривать состоявшееся в его пользу решение и в постановленной части, при том что считает его в этой части законным и обоснованным.

При отмене решения вышестоящей инстанцией по просьбе истца будет уничтожен положительный для истца результат и истец не сможет получить того, что уже присуждено ему. Но вышестоящий суд, отменяя решение, не сможет присудить истцу проценты, поскольку суд первой инстанции не решал этого вопроса, хотя, в известной степени, и предрешил его, установив, что долг не был возвращен в срок. Апелляционный суд не вправе разрешить вопрос о процентах, не вправе он и направить дело на новое рассмотрение. Значит, истец должен добиваться отмены положительного для себя решения в кассационном суде с тем, чтобы последний направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

А может ли кассационный суд отменить решение об удовлетворении требования истца о взыскании основного долга, если оно в этой части является законным и обоснованным, а никакой другой части в этом решении нет? Видимо, для этого нет оснований, значит, истец должен предъявлять новый иск о взыскании процентов. Но подобный выход не выглядит оптимальным способом защиты права; не говоря уже о том, что истец должен будет повторно уплачивать пошлину и заново предъявлять то же самое требование, возникают и формальные препятствия к рассмотрению такого иска. Ведь требование о взыскании процентов за соответствующий период уже заявлялось истцом, основания его иска те же (невозврат в срок основного долга); получается, что истец инициирует дело по тождественному спору, относительно которого имеется вступившее в законную силу решение суда, а это является препятствием для принятия искового заявления судом общей юрисдикции (п. 2 ч. 1 ст. 134 ГПК), а в арбитражном суде - препятствием к рассмотрению дела (п. 2 ч. 1 ст. 150 АПК).

Неясно также, как быть со сроком исковой давности. С одной стороны, он прервался предъявлением первоначального иска, но с другой - что с ним происходит дальше, после вступления в законную силу решения суда, которым соответствующее требование не было разрешено? Следует ли считать, что, однажды прервав срок исковой давности, истец получает возможность требовать процентов в течение ничем не ограниченного времени, т.е. право требования по обязательству становится вечным? Или следует считать, что срок должен течь заново с момента вступления в законную силу решения по первоначальному иску? Но это нормативно ни на чем не основано.

Изложенное не является моделированием искусственных, не существующих в практике ситуаций. Приведем пример.

ОАО (кредитор) предъявило иск к ООО (заемщик) и ЗАО (залогодатель) о взыскании суммы задолженности по кредитному договору (включающей основной долг, плату за пользование кредитом и неустойку за просрочку возврата долга) и обращении взыскания на заложенное недвижимое имущество, предоставленное залогодателем (другим ответчиком).

Иск был удовлетворен в полном объеме. Во исполнение решения арбитражного суда недвижимое имущество, на которое было обращено взыскание, было реализовано с публичных торгов.

Впоследствии торги были признаны арбитражным судом недействительными по иску залогодателя, поскольку в решении арбитражного суда, обратившего взыскание на заложенное недвижимое имущество, в нарушение п. 3 ст. 350 ГК не была указана начальная цена, с которой заложенное имущество должно быть выставлено на продажу.

Новый кредитор (покупатель объекта недвижимости, проданного с торгов, которому ОАО уступило также и свои права по кредитному договору) обратился в арбитражный суд, обративший взыскание на заложенное имущество, с заявлением об осуществлении процессуального правопреемства на стороне взыскателя и о вынесении дополнительного решения, в котором просил указать начальную цену заложенного имущества в сумме, в которую это имущество было оценено независимым оценщиком, заключение которого прилагалось к заявлению о вынесении дополнительного решения. Суд заменил взыскателя новым кредитором и вынес дополнительное решение, указав в нем цену недвижимого имущества, с которой начинаются торги (начальную цену).

Суд кассационной инстанции отменил дополнительное решение по жалобе залогодателя, указав в постановлении, что требование об установлении начальной цены заложенного имущества не содержалось в первоначальном исковом заявлении и не обосновывалось какими-либо доказательствами. При таких обстоятельствах суд кассационной инстанции указал, что дополнительное решение суда первой инстанции вынесено в нарушение требований закона, определяющего условия, при которых возможно вынесение дополнительного решения.

Между тем обращение нового кредитора в суд с новым иском, содержащим единственное требование об установлении начальной цены заложенного имущества, невозможно, поскольку такое требование не является самостоятельным предметом судебной защиты: цена должна быть указана в решении об обращении взыскания на заложенное имущество, без чего оно является неисполнимым.

Исполнить самостоятельное решение об определении начальной цены, с которой должно быть продано заложенное имущество, также невозможно. Кроме того, в рамках подобного иска было бы трудно сформулировать, в чем состоит нарушение ответчиком права истца, ведь не ответчик, а суд должен был назначить начальную цену в своем решении. То, что суд этого не сделал, является упущением суда, ответчик к этому не имеет никакого отношения, поэтому иск, по сути, был бы направлен против суда, вынесшего неисполнимое решение. Однако обязать суд исправить соответствующий дефект его решения невозможно, закону подобный способ исправления дефектов судебных актов не известен.

Новый кредитор не мог обжаловать в надзорном порядке первоначальное решение, поскольку оно не обжаловалось первоначальным кредитором ни в апелляционном, ни в кассационном порядке, так как его иск был полностью удовлетворен, решение суда исполнено, иск же о признании торгов недействительными был предъявлен намного позже, чем истекли сроки на обжалование решения. Кроме того, этот иск был предъявлен не к первоначальному кредитору, который в торгах не участвовал, а к покупателю имущества, который не участвовал в деле о взыскании задолженности и обращении взыскания на заложенное имущество и, следовательно, не имел возможности обжаловать решение по этому делу, не имея к нему никакого отношения.

Таким образом, к моменту, когда покупатель был признан процессуальным правопреемником взыскателя в этом деле, возможности обжалования решения были утрачены. Кроме того, как отмечалось выше, непонятно, в какой части возможно обжалование решения, полностью устраивающее взыскателя за исключением отсутствия в нем указания на начальную цену, с которой должны быть объявлены торги.

Очевидно, что вынесение дополнительного решения в такой ситуации являлось бы не только наиболее простым и эффективным способом устранения дефекта решения и соответственно защиты прав взыскателя без ущемления каких-либо прав должника, но и, по сути, единственным средством правовой защиты. Однако при действующей редакции закона (п. 1 ч. 1 ст. 178 АПК, п. 1 ч. 1 ст. 201 ГПК) использовать это средство в ряде случаев не удается.

Между тем требования к содержанию решения суда в ряде случаев формулируются в нормах материального права. Так, ст. 54 Федерального закона "Об ипотеке (залоге недвижимости)" <*> предусмотрено, что, принимая решение об обращении взыскания на имущество, заложенного по договору об ипотеке, суд должен определить и указать в нем: 1) суммы, подлежащие уплате залогодержателю из стоимости заложенного имущества, за исключением сумм расходов по охране и реализации имущества, которые определяются по завершении его реализации; 2) имущество, из стоимости которого удовлетворяются требования залогодержателя; 3) способ его реализации; 4) начальную продажную цену. При этом "начальная продажная цена имущества на публичных торгах определяется на основе соглашения между залогодателем и залогодержателем, а в случае спора - самим судом" (подп. 4 п. 2).

--------------------------------

<*> СЗ РФ. 1998. N 29. Ст. 3400.

Указанные положения и положения процессуальных законов, определяющих требования к содержанию решения (ст. ст. 170 - 174 АПК и ст. ст. 198, 204 - 206 ГПК) плохо увязаны: суд не может после вынесения решения определять суммы, подлежащие уплате залогодержателю из стоимости заложенного имущества по завершении его реализации, и разрешать спор о начальной цене имущества, поскольку все необходимые для исполнения решения сведения должны быть изложены в самом решении, а именно в его резолютивной части. Истец не должен заявлять в качестве самостоятельных требования о решении сопутствующих вопросов, таких как способ реализации имущества и т.п., поскольку их разрешение не представляет собой самостоятельного способа защиты права (ст. 12 ГК).

Исходя из задач судопроизводства (ст. 2 ГПК, ст. 2 АПК), было бы логично допустить возможность вынесения дополнительного решения и в тех случаях, когда по заявленному требованию (а тем более по сопутствующему вопросу) не представлялись доказательства, поскольку ничто не препятствует их представлению при рассмотрении в судебном заседании заявления о вынесении дополнительного решения по не разрешенному судом требованию или вопросу. Кроме того, необходимо предусмотреть, что дополнительное решение может быть вынесено во всех случаях, когда неполнота судебного акта препятствует его исполнению. Неисполнимость судебного акта, обусловленная неполнотой решения, делает весь судебный процесс бессодержательным, поскольку он не заканчивается защитой права. Суд не должен выносить заведомо неисполнимого решения, а если это все же произошло, то должен быть эффективный механизм устранения соответствующего дефекта решения, не связанный с его полной отменой и рассмотрением заново уже разрешенных судом требований.

Второе предусмотренное АПК (п. 2 ч. 1 ст. 178) и ГПК (п. 2 ч. 1 ст. 201) основание для вынесения дополнительного решения сформулировано вполне корректно и не требует уточнения.

Что касается третьего основания - неразрешенность вопроса о судебных расходах, - то здесь существует проблема соотношения нормы ч. 3 ст. 98 и нормы п. 3 ч. 1 ст. 201 ГПК. Речь идет о достаточно распространенном в судебной практике явлении, когда суды вышестоящей инстанции, изменяя или отменяя решение суда первой инстанции, в лучшем случае решают вопрос о взыскании госпошлины, перераспределение же между сторонами бремени несения судебных издержек, как правило, не осуществляется. В особенности это относится к практике судов общей юрисдикции, в которых кассационная инстанция чрезмерно перегружена и по этой причине не имеет возможности заниматься перераспределением понесенных издержек. В отличие от госпошлины, размер которой известен, судебные издержки стороны, против которой было вынесено отмененное или измененное в вышестоящей инстанции решение, ей не присуждались, следовательно, выяснение их состава и размера требует определенного времени, которого у суда кассационной инстанции не хватает. Соответствующая практика получила настолько широкое распространение, что потребовала включения в ГПК 2002 г. альтернативного способа разрешения вопроса о перераспределении судебных расходов при принятии нового решения или при изменении решения в вышестоящей инстанции. Согласно ч. 3 ст. 98 ГПК в случае, если суд вышестоящей инстанции, отменяя или изменяя решение, не изменил его в части распределения судебных расходов, этот вопрос должен решить суд первой инстанции по заявлению заинтересованного лица. Кодекс не определил форму судебного акта, которым это должно быть сделано. Однако маловероятно, что для этого подходит дополнительное решение.

В данном случае суд первой инстанции восполняет неполноту не собственного (отмененного) решения, а судебного акта вышестоящей судебной инстанции, которая не разрешила вопрос о перераспределении судебных расходов при отмене решения с принятием нового решения или изменении решения, хотя вообще-то должна была это сделать в силу прямого указания первого предложения ч. 3 ст. 98 ГПК, согласно которому суд вышестоящей инстанции изменяет распределение судебных расходов, если он принимает новое решение или изменяет состоявшееся решение. Институт же дополнительного решения предназначен для исправления судом, вынесшим решение, его собственного решения, а не решения другого суда.

Поскольку никакого другого решения, кроме дополнительного, суд вынести не может, а принятие дополнительного решения в силу вышеизложенного невозможно, следует заключить, что вопрос о распределении судебных расходов в указанных случаях суд первой инстанции разрешает определением (ст. 104 ГПК).

<< | >>
Источник: И.А. Приходько. ДОСТУПНОСТЬ ПРАВОСУДИЯ В АРБИТРАЖНОМ И ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ: ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ. 2005

Еще по теме B. Основания для принятия дополнительного решения:

  1. Статья 201. Дополнительное решение суда
  2. Статья 242. Основания для отмены заочного решения суда
  3. 5.2. КЛАССИЧЕСКИЕ И СОВРЕМЕННЫЕ МЕТОДЫ ПРИНЯТИЯ УПРАВЛЕНЧЕСКИХ РЕШЕНИЙ В УСЛОВИЯХ «ПРИРОДНОГО» РИСКА
  4. 20.1. Общая характеристика процессов принятия управленческих решений
  5. 3.2. ЭКСПЕРТНЫЕ МЕТОДЫ ПРИНЯТИЯ УПРАВЛЕНЧЕСКИХ РЕШЕНИЙ
  6. 2.3. Организация процесса разработки и принятия управленческого решения
  7. 18.5. Основания к отмене судебных решений
  8. Уровни принятия управленческих решений
  9. B. Основания для принятия дополнительного решения
  10. D. Проблемы восполнения неполноты определений и постановлений, а также решений, не подлежащих обжалованию
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -