Задать вопрос юристу
 <<
>>

§ 6. Сделки

  Общие замечания. В древности не было еще выработано общего понятия сделки; всякого рода действия, устанавливающие или констатирующие какое-либо право, назывались actus (в этом смысле мы и говорим в настоящем параграфе о “сделках”); термин actus применялся и к процессуальным действиям[117].
В условиях Древнего Рима с его неразвитым обменом практика выработала лишь немногочисленные типы сделок. Неразвитость юридической формы показывает неразвитость оборота. Встречаются лишь наиболее простые сделки: приобретение имущества, заем, клятвенное обещание выполнить какое-либо действие. Каждая из этих сделок требует отдельного рассмотрения. Но можно сделать некоторые общие замечания о форме древнейших сделок. Сделки заключались публично в сложной словесной форме. Произносимые слова являлись строго установленными; слова сопровождались определенными действиями. Форма непосредственно связана с самым существом сделки. Если не произнесено определенных слов, если не выполнено определенных действий, то нет и сделки — не возникло ни права, ни обязанности. Слово не являлось лишь условным знаком для сообщения мысли; самому слову приписывалась магическая сила, объясняющая заклинания и проклятия (следы этого можно видеть в течение ряда веков в религиозных обрядах). В этом и коренится строгий формализм словесных сделок. Mancipatio. Сделка, именуемая mancipatio, применялась в ряде случаев, когда какое-либо имущество или лицо включалось в familia лица, совершающего манципацию. Эта сделка применялась для приобретения собственности на res mancipi, для взятия в кабалу чужого сына, для установления власти над женой (для фиктивной продажи имущества в целях передачи его после смерти), для совершения дара.
Mancipatio совершалась в торжественной форме. Она являлась одним из случаев сделок, совершаемых per aes et libram — “посредством меди и весов”. Кроме сторон, при этой сделке должны были присутствовать весодержатель с весами и 5 свидетелей (по мнению одних, это были первоначально члены семьи отчуждателя, выражавшие в отдаленном прошлом, еще в период семейной собственности, согласие на отчуждение; по мнению других, это были члены рода, выполнявшие ту же функцию, или соседи, которые должны были запечатлеть в своей памяти факт приобретения имущества). Присутствие весодержателя указывает, что эта сделка возникла еще в ту отдаленную эпоху, когда не было денег в виде монеты, но в целях уплаты нужно было отвесить определенное количество меди. В месте нахождения сделки должны были находиться переходящий под власть приобретателя человек или приобретаемая вещь.
Активную роль в сделке играет приобретатель (это подтверждает характер этой сделки как способа приобретения). Он схватывает приобретаемого им человека или предмет и произносит слова (если речь идет о приобретении раба): “Я говорю, что этот человек мой, и он куплен мною за эту медь на этих весах”, — и бросает на весы цену в виде слитка меди. Наряду с этим, по-видимому, еще в древности (во времена XII таблиц) этот акт мог сопровождаться оговорками, конкретизировавшими условия сделки. Что касается последствий mancipatio, то имеются основания думать, что, по крайней мере в некоторых случаях, обряд mancipatio не предоставлял покупателю непосредственно собственность; чтобы приобретатель признавался со стороны всех бесспорным собственником, нужно было истечение давности.

На примере mancipatio можно видеть консерватизм формы в римском праве. Уже появились (около 500 г. до н. э.) государственные значки на кусках меди, уже появились (в IV—III вв. до н. э.) монеты, и тем не менее сохранялось присутствие весовщика и произносились все те же слова. Былая реальность сделалась лишь символом, и уже покупатель ударял по весам лишь кусочком меди, символизировавшим платеж; одаренный, получавший имущество безвозмездно, бросал на весы лишь “знак” цены — мелкую монету. И в этом символическом виде mancipatio встречается и в первые столетия н. э. Nexum. Вопрос о характере сделки, именуемой nexum, представляется очень неясным. Само слово “nexum” меняло в истории свое значение, и существующие тексты не дают достаточного материала для обоснованных выводов. Поэтому о существе nexum сложился целый ряд теорий и гипотез. Мы знаем лишь, что nexum был формальной сделкой и совершался per aes et libram. Но произносимые при этой сделке слова до нас не дошли.
Можно предположить, что nexum в древности был той сделкой, посредством которой патриции закабаляли бедняков-плебеев; путем nexum осуществлялись ростовщические операции, которые играли в Риме столь значительную роль. Тит Ливий в ряде мест указывает, что nexi были задолжавшие плебеи. Nexum, вероятно, был сделкой займа, но сопровождавшейся самозакладом должника. При неплатеже кредитор мог “наложить руку” на должника, и должник поступал в полное распоряжение кредитора. Древнейшее право было безжалостно к должнику. Кредитор мог заковать должника в оковы, причем законы XII таблиц указывали вес оков — 15 фунтов. Те же законы устанавливали, что кредитор должен кормить должника, выдавая ему по фунту муки в день. Как говорит Авл Геллий (писатель II в.), “если стороны не мирились”, то должник содержался в оковах 60 дней. В течение этого времени должник трижды выводился на базар, причем объявлялась величина лежащего на нем долга. Очевидно, это делалось для того, чтобы выяснить, не найдется ли кто-нибудь, кто выкупил бы должника. И если никто должника не выкупал, то должник мог быть

предан смерти[118] или продан в рабство. Продать в рабство можно было лишь за пределы Рима: господствующие классы отнюдь не были заинтересованы в том, чтобы оставлять в Риме вчерашних граждан в качестве рабов — они представляли бы реальную угрозу для существовавшего строя. Имущество убитого или проданного должника поступало кредитору.
Как указано, кредитор мог “помириться” с должником. Не значило ли это, что должник готов был пойти в любую кабалу, чтобы спасти свою жизнь? В этих “соглашениях” (и это очень характерно не только для Рима, но и для других древних государств) лежит один из источников закабаления богачами бедняков.
Должники, естественно, восставали против таких правил, устанавливавших смертную казнь за неплатеж долга. В результате восстания, вызванного поведением кредиторов, эксплуататоры были вынуждены (в 326 г. до н. э.) принять закон, в силу которого отменялось заточение должника в оковы (тем самым отменялось и право кредитора убить должника или продать его в рабство). Объектом взыскания начинает становиться главным образом имущество должника.
В связи с nexum следует отметить, что в древнем праве существовал “параллелизм” формы заключения и формы исполнения сделки. Обязательство должно быть выполнено с соблюдением тех же форм, в каких оно было установлено. Если долг устанавливался per aes et libram, то и погашение долга должно было быть произведено в присутствии пяти свидетелей и весовщика и с произнесением аналогичной формулы: “Я освобождаюсь от тебя этой медью на этих весах” (solutio per aes et libram). Если долг был уплачен, но без соблюдения этих формальностей, то обязательство не прекращалось. Понятно, что и это правило являлось в руках богачей средством для закабаления бедняков, которые не всегда могли разобраться во всех этих юридических тонкостях. In iure cessio являлось способом приобретения собственности. Приобретатель и отчуждатель вещи приходят к магистрату. Приобретатель произносит формулу о том, что данная вещь принадлежит ему. Отчуждатель молчит. На этом основании магистрат заявляет, что вещь принадлежит тому, кто заявил о своем праве.
В этом порядке могли приобретаться не только res mancipi, но и res пес mancipi. Серьезное значение in iure cessio имела для оформления безвозмездного перехода имущества. Но практическое применение этой формы затруднялось тем, что она требовала обязательной явки сторон к магистрату. Sponsio (stipulatio, fidepromissio) являлась словесным обещанием выполнить определенное обязательство. Происхождение стипуляции следует, вероятно, искать в древнейших религиозных клятвах: обязательство должника в древнейший период, вероятно, подкреплялось религиозными санкциями. Но в известную историческую эпоху стипуляция уже утратила свой религиозный характер.
Обязательство заключается путем вопроса кредитора и выраженного в тех же словах ответа должника: Centum dari spondes? Spondeo, Centum dari fidepromittis? Fidepromitto.
Стипуляция имела широкое распространение. В связи с ростом недовольства нищавших масс и в связи с принимавшимися (хотя бы совершенно призрачными по своему существу) мерами “борьбы” против ростовщиков стипуляция представляла для ростовщиков преимущества по сравнению с nexum, так как не выражала прямо кабального характера сделки, не выражала размера начисляемых на долги процентов и т. п.
Стипуляция могла иметь любое содержание, в частности, могли дать обязательство несколько лиц. И этим путем могла быть установлена ответственность поручителя за главного должника. 
<< | >>
Источник: В. А. Томсинов. Всеобщая история государства и права .Том 1. 2011 {original}

Еще по теме § 6. Сделки:

  1. 2.5. Сделки по обмену валюты (конверсионные сделки)
  2. Глава 3. СООТНОШЕНИЕ СДЕЛКИ УСТУПКИ ПРАВА ТРЕБОВАНИЯ СО СДЕЛКОЙ, НА ОСНОВАНИИ КОТОРОЙ ОНА СОВЕРШАЕТСЯ
  3. 8.4. Недействительность сделки
  4. 2.4. ДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ
  5. 2.5. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ
  6. 5-8. Паспорт сделки
  7. 8.1. Понятие и значение сделки
  8. 2.2. ПОНЯТИЕ СДЕЛКИ
  9. III. Мировая сделка
  10. 5.3. Недействительные сделки и их правовые последствия
  11. 12.1. Понятие внешнеэкономической сделки
  12. СПОРЫ О СДЕЛКАХ
  13. Что мы узнали о кабальных сделках.
  14. I. Сделки
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология -