<<
>>

Проблема судебного правотворчества в конституционной теории и практике Верховного суда США

Как известно, к источникам права США относятся, прежде всего, законы и судебные прецеденты. Сущность и содержание общего права, значение которого для американской правовой системы переоценить невозможно, в значительной мере сводится к признанию судебного прецедента основным источником права.
Вместе с тем, роль закона в правовой системе постоянно усиливается. Законодательные полномочия в соответствии с принципом разделения властей принадлежат в США федеральному Конгрессу, а не Верховному суду, и этот факт используется многими судьями, частью юридического сообщества, учеными-конституционалистами для признания конституционного правотворчества нелегитимным. В данной статье поставлена цель выявления специфики конституционного судебного правотворчества в США, уточнения степени его легитимации и значения в правовой системе на основе изучения исторической эволюции правотворческой деятельности и ее теоретических аспектов. Понятие конституционного судебного правотворчества в США связывается с полномочием судебной власти толковать и, следовательно, развивать основные принципы федеральной Конституции. Под конституционными принципами в США понимаются не только разделение властей, федерализм и народный суверенитет394 (как поло жения, устанавливающие статус органов власти). К принципам причисляются запрет изъятия собственности, равенство перед законом («равная защита законом»), процессуальные гарантии личности, требование «надлежащей правовой процедуры», трактуемое как судебные гарантии свободы и собственности, то есть изначально частноправовые принципы. Помимо них в тексте Конституции прописаны и принципы, гарантирующие защиту общественного интереса, например, об «общем благосостоянии» (благоденствии), «общественной пользе», «инспекционных полномочиях» государственной власти, но эти принципы длительное время отодвигались американскими судьями на «задний план»1.
Лаконичность и неопределенность излагаемых в тексте Конституции США принципов требует их толкования, уточнения смысла. Верховный суд США определяет («декодирует», «расшифровывает») содержание принципов, применяя и конкретный, и абстрактный конституционный контроль, и эта сторона его деятельности усиливает значение Конституции в правовой системе США. Поскольку в рамках конституционного контроля непрерывно осуществляется толкование Конституции и законов на предмет соответствия конституционным принципам, то возникает проблема определения сущности и границ подобного толкования и самой допустимости создания судьями правовых конструкций2. Судьи встают на путь создания новых правовых конструкций, зачастую отступая от буквы основного закона, руководствуясь, по их утверждению, «духом» Конституции. Так, принцип «надлежащей правовой процедуры» первоначально раскрывался судом, как защищающий неприкосновенность частной собственности и запрещающий вмешательство государства в договорные отношения об условиях труда. Однако с 1937 г. этот принцип был истолкован судьями как обязанность власти законодательно защитить ре ботников путем вмешательства в отношения свободного договора об условиях найма395. Содержание принципа изменилось в соответствии с новой позицией государства по вопросам о регулировании трудовых отношений и о социально-экономических правах граждан. Есть ли теоретическое обоснование таких действий по созданию новых конституционных принципов-норм (и, по оценке многих американских ученых-конституционалистов, «неоправданных действий») в трактовке Конституции США и легитимна ли подобная деятельность? Не противоречат ли такие повороты толкования «духу» и содержанию американской конституции? Следует отметить, что вопрос о правотворческой роли Верховного суда остается нерешенной в науке проблемой. Изучение правотворческой функции судебной власти в США сопряжено с некоторыми трудностями. Во-первых, продолжаются теоретические дискуссии о роли и основных функциях судебной власти, о понятии и о содержании правотворчества, то есть о смежных проблемах, что осложняет выявление типических черт и признаков правотворчества в одной стране.
И в нашей науке активно обсуждается вопрос о сущности, содержании и методах толкования судьями конституционного текста (текста Конституции с поправками), роли и места конституционных судебных прецедентов в системе источников права396. Во-вторых, содержание правотворческой деятельности в США неразрывно связано с теорией конституционного контроля397. В-третьих, при значительном сходстве с английским правом (в обеих странах судебный прецедент относят к источникам права) роль закона как источника права в США выше, в том числе и основ ного закона — Конституции, и федеральных законов, принимаемых в соответствии с Конституцией1. В-четвертых, правотворческая деятельность федеральных судов ставится под сомнение сторонниками отведения этой роли судам штатов, поскольку штаты наделены властным (и законодательным) суверенитетом2. В-пятых, американская конституционная доктрина в соответствии с принципом разделения властей не признает делегирования законодательных полномочий Конгресса США другим ветвям власти3, хотя такое делегирование «по умолчанию» имеет место. При существующем разнообразии методологических подходов к изучению права и правотворческого процесса в правовой науке США выделяются «аналитический» и «социологический» подходы понимания права. Сторонники первого подхода, не ограничиваясь абсолютизацией формально-юридического равенства как основы американского права4 не признают правотворческую роль Верховного суда США. По их мнению, такая деятельность противоречит принципу разделения властей5. Сторонники второго подхода, включая и «правых реалистов»6 допускают либо прямо признают конституционное судебное право- 1 Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности / Пер. с фр. B.A. Туманова. М., 1999. С. 287. Бернам У. Правовая система США. М., 2006. С. 73. Лафитский В.И. Основы конституционного строя США. М., 1998. С. 102; Богдановская И.Ю. Делегированное законодательство в странах «общего права»: сравнительно-правовые аспекты // Право и политика. 2006. № 10.
С. 60-65; Чиркин В.Е. Разделение властей: Социальные и юридические аспекты // Советское государство и право. 1990. № 8. С. 3-12. Юридический формализм присущ не только сторонникам европейского юридического позитивизма, но и американским «формалистам» (термин О.У. Холмса), абсолютизировавшим старые, «классические» прецеденты. Это не отрицание судебного правотворчества, а его догматизация с целью противодействия прогрессивному социальному законодательству и «новаторскому» конституционному правотворчеству. Можно утверждать, что степень непризнания этой роли у авторов книг об основах теории американского конституционализма (А. Бикель А., Р. Борк, Дж. Или, У. Итон, В. Остром, К. Санстейн, Г. Уайт и др.), как и у судей Верховного суда на всем протяжении истории США неодинакова. Это же можно сказать об их доводах и методах юридического исследования. Само понятие «аналитической юриспруденции» принимается далеко не всеми, а наряду с ним идет речь о «правовом формализме», «конституционном легализме» и др. Генезис и развитие «правового реализма» проходили в русле идей «социологической юриспруденции» с акцентом на «свободное» применение судебного усмотрения и открытое признание судей главными «творцами» права. творчество в рамках т.н. «живой» конституции, составной частью которой являются конституционные судебные прецеденты398. Выделяя подходы к конституционному судебному правотворчеству, следует видеть, что в теории конституционного права эти дискуссии содержат центральную проблему толкования (интерпретации). Многие авторы и прежде всего представители школы «социологической юриспруденции» в США оценивают расширительное толкование, создание нового «дополняющего смысла» в качестве главного способа сохранения основных конституционных принципов и ценностей. Отмечается большая степень свободы судейского усмотрения и соответствующей (легитимной в конституционном смысле), возможности отступления от конституционного текста и от собственного, ранее принятого решения для Верховного суда США399.
Такой метод толкования, не вполне точно называемый «неинтерпре- тивизм» (англ. cnon-interpretivism») предполагает право суда дополнять конституцию новыми положениями400. Второй метод конституционного толкования, применяемый, по словам его сторонников, в соответствии с замыслами отцов- основателей, американский конституционалист Дж. Или назвал «ин- терпретивизмом». Суд в процессе толкования не должен создавать новые положения, он должен ограничиться собственно толкованием, ограничиться созданием конструкций, ясно и недвусмысленно вытекающих из текста Конституции401. Отметим, что такая точка зрения не вполне согласуется с положениями общей теории права (о допустимости принятия решений по аналогии права и по аналогии закона). Возвращаясь к вопросу о легитимности конституционного судебного правотворчества, еще раз подчеркнем, что содержание проблемы отнюдь не только юридико-техническое, но и теоретическое, и политико-правовое. Большое значение имеют цели и содержательный вектор правотворческой, осуществляемой в процессе толкования и формулиро вания новых конституционных конструкций, деятельности. В отдельные периоды (1820-1857; 1870-1936; 1980-2000-е гг.) Верховный суд США выступал как хранитель устоявшихся «классических либеральных» ценностей (свобода договора и неприкосновенность собственности от государственного вмешательства и др.), не допускающий изменений в правовой системе, и объявляющий новые законы (социальные, экологические, направленные на защиту общественных интересов), противоречащими Конституции и замыслам «отцов-основателей». На других этапах (1789-1819; с 1937 до середины 1970-х гг. — этап прогрессивно-либерального «судебного активизма») Верховный суд США «творчески», применяя распространительный прием толкования и, будучи вынужден отразить новые общественные потребности, легитимирует новые сферы и направления законотворчества, конституирует новые виды прав граждан. Утверждение бывшего председателя Верховного суда США Э. Уоррена, высказанное по поводу «судейского» характера общего права в этой стране, что «ни у кого не будет оснований оставаться честным, утверждая, что суд не создает права», проливает свет на существующее положение.
Уоррен продолжил: «Суд творит право по ходу своей основной судебной деятельности. Он не подменяет Конгресс и не имеет никаких намерений узурпировать власть Конгресса. Но „мы“ (судьи) создаем право, и иначе быть не может»402. Как отмечал О.А. Жидков, «судейское правотворчество и „казуальное право"» обладают, с точки зрения самих судей и большинства американских юристов, некоторыми качествами идеальной модели правотворчества, оперативно и точно (в отличие от кодексов и законов) реагирующей на быстро меняющиеся в конкретной исторической обстановке интересы»403. Заметим, что теоретические споры в США продолжают иметь в качестве «яблока раздора» конституционное судебное правотворчество. Г. Уайт, автор множества трудов по истории Верховного суда США и конституционного судебного правотворчества, определил основное содержание спора о сущности конституционализма в США. По его мнению, одна часть исследователей опирается на идею «живой Конституции» и доказывает необходимость дополнения, изменения и развития ее принципов. Другая часть доказывает, что конституционные принципы имеют универсальное значение, не могут быть изменены, являются основным источником права, а претензии судей быть законодателями нелегитимны404. Движение к наполнению принципа формального равенства новым смыслом и к допущению дистрибутивной справедливости сменилось в конце XX века очередным циклическим «уклоном» к изначальному смыслу формального равенства. Новый цикл развития американского права увязывался на рубеже XX-XXI века с возвращением к аналитической юриспруденции, к догматическому толкованию формального равенства, к «интерпретивизму»405 как способу создания конструкций, не отступающих от духа и буквы отцов-основателей Конституции США. Уже в текущем столетии книга авторитетного судьи Верховного суда А. Скалии406 (назначенца консервативных республиканцев и противника судебного правотворчества) вызвала резкие контрдоводы «живых классиков» американской юридической науки Р. Дворкина и Л. Трайба. Р. Дворкин выступил с новой концепцией интерпретивизма. Не отказываясь, как и в ранних работах, от прежней критической позиции о механическом признании судебного правотворчества, этот автор полагает, что толкование Конституции и законов Верховным судом США с необходимостью ведет к созданию усовершенствованных норм и развитию Конституции. Главная задача на современном этапе — преодолеть «минималистский» подход407, преодолеть наметившийся отказ судей от насыщения конституционных формул новым содержанием в соответствии с потребностями развивающегося общества. Не «текстуализм» (следование буквальному прочтению текста) и не отсылка к намерениям отцов-основателей («ориджи- нализм») в американской теории толкования Конституции, а совре менная политико-правовая мораль и развиваемые в соответствии с этой моралью принципы являются основанием американского конституционализма408. Несколько иной, более умеренный взгляд на конституционное правотворчество и на позицию А. Скалии, как выразителя взглядов противников конституционного правотворчества, у JI. Трайба. Этот автор соглашается, что развитие американского конституционного права идет по линии отражения современных политических реалий. Он отмечает необходимость для судьи-интерпретатора, помимо других подходов, отталкиваться непосредственно от текста, а не от замысла и намерений законодателя409. В то же время, по мнению Л. Трайба, основой толкования и основой конституционного правотворчества, остается опора судей на историческую и доктринальную эволюцию соответствующего вопроса права, будь то вопрос о смертной казни, о границах самовыражения и свободы слова или иной410. В новой России активное конституционное судебное правотворчество — дело будущего. Продолжается дискуссия о признании судебного прецедента одним из источников права в РФ411. По справедливому мнению судьи Конституционного суда Г.А. Гаджиева, «...если развитие конституционною права требует новых правовых решений, то они могут быть найдены путем создания высшими судами, и, прежде всего, Конституционным судом РФ, в процессе истолкования конституционных принципов»412.
<< | >>
Источник: Т.Е. Новицкая. Институты государства и права в их историческом развитии. 2012

Еще по теме Проблема судебного правотворчества в конституционной теории и практике Верховного суда США:

  1. Краткий словарь терминов по теории государства и права598
  2. Параграф третий. Уровни сравнительного правоведения
  3. Тема 13. Информационно-правовые конфликты (информационные правонарушения)
  4. Проблема судебного правотворчества в конституционной теории и практике Верховного суда США
  5. § 5. Другие источники англосаксонского права
  6. § 7. Является ли судебная практика источником российского права?
  7. Действительность и действие правовой нормы
  8. Нормоустанавливающий акт. Закон и судебный прецедент
  9. Глава 2 РЕАЛЬНОСТЬ ПРАВА И ПРАВОВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ
  10. Глава 3 ОНТОЛОГИЯ КОНСТИТУЦИОННОГО ПРАВА (КРИТИКА ИНТЕРПРЕТАЦИОННЫХ ТЕОРИЙ В ПРАВЕ)
  11. Надзор за исполнением законов
  12. 3.4. Участие в рассмотрении дел судами
  13. 4. Научная и учебная литератур а
  14. 2. Взаимодействие норм международного и внутригосударственного права: теоретические основы Правовая система Российской Федерации: понятие и содержание
  15. § 2. Критический анализ отечественных предложений по контролю за органами власти
  16. 3.3 ОСНОВНЫЕ НАПРА ВЛЕНИЯ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ПРИНЦИПА БАЛАНСА ИНТ ЕРЕСОВ И ПЕРСПЕКТИВЫ ЕГО ДАЛЬНЕЙШЕГО РАЗВИТИЯ
  17. 1. НАУЧНАЯ ЛИТЕРАТУРА
  18. § 2. Типы и объем правопонимания как факторы, определяющие содержание юридического процесса и науки о нем.
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -