<<
>>

§ 4. Политическая борьба и государственный строй после 1945 г.

Безоговорочная капитуляция. Успехи союзников, разгром квантунской армии, совершенный в течение нескольких дней героическими советскими войсками, вынудили японских милитаристов сложить оружие и принять условия безоговорочной капитуляции.
“Сегодня, 2 сентября, — говорил Сталин в своем Обращении к народу 2 сентября 1945 г., — государственные и военные представители Японии подписали акт безоговорочной капитуляции. Разбитая наголову на морях и на суше и окруженная со всех сторон вооруженными силами Объединенных Наций, Япония признала себя побежденной и сложила оружие”213. Тем самым через 4 месяца после капитуляции Германии был ликвидирован и второй очаг мировой агрессии. Наступил конец второй мировой войны. По условиям капитуляции Япония лишалась всех захваченных ею когда бы то ни было земель: Южного Сахалина, Курильских островов, Маньчжурии, Кореи, Формозы, Голландской Индии, Китая и др. Своим участием в разгроме Японии советский народ смыл пятно поражения русских войск в 1904 г. Южный Сахалин и Курильские острова были возвращены нашей стране, и теперь “...они будут служить не средством отрыва Советского Союза от океана и базой японского нападения на наш Дальний Восток, а средством прямой связи Советского Союза с океаном и базой обороны нашей страны от японской агрессии”214. Оккупационный режим. После прекращения военных действий на территорию Японии высадились американские войска. Верховная власть перешла в руки американских оккупационных властей во главе с генералом Макартуром. Оккупация не устраняет в Японии ни императора, ни центрального правительства, ни местных властей. Государственный строй Японии оставлен без изменений впредь до выработки новой конституции. Потсдамская декларация союзников обязала японское правительство устранить “...все препятствия на пути к возрождению и укреплению демократических тенденций среди японского народа”. Одной из наиболее важных задач оккупационных властей, помимо демилитаризации Японии и взыскания репараций, было и остается — обеспечить исполнение указанного требования Потсдамской декларации.
Для этого нужно было в первую очередь устранить от власти реакцию и предоставить широкие возможности для активного воздействия на политику страны демократическим элементам. Однако в лице американцев японская реакция нашла себе верного союзника в борьбе с демократией. Это намного облегчило ее положение и позволило ей обосноваться у власти. Маневры японской реакции после капитуляции. Потеряв колонии, армию и флот, японские империалисты не отказались от намерений продолжать свою прежнюю политику в будущем, когда это окажется возможным. Их первые усилия после поражения были направлены на то, чтобы сохранить в своих руках все, что можно, от прежней власти внутри страны. Первым и главным условием этого является для них сохранение монархии. Приняв требования Потсдамской декларации, японское правительство просило только об одном: “Никаких требований, подрывающих прерогативы его величества как суверенного правителя”. В лице императора японская финансовая аристократия и японские полуфеодальные элементы видят гарантию незыблемости своего союза и своей власти над трудящимися, в лице императора они видят средство традиционного воздействия на широкие массы населения. Самую капитуляцию эти круги стремились изобразить как результат “благожелательности” императора, но не как результат поражения “императорской армии”. Чтобы укрепить свою позицию в новых условиях, император Хирохито издал рескрипт, отказывающийся от версии “божественного происхождения” императора. В своем стремлении сохранить монархию японская реакция нашла себе поддержку у американцев, видящих в императоре дополнительную гарантию против “коммунистической опасности”. Основной задачей японской реакции в послевоенный период была и остается одна: не отвергая ни одного из распоряжений оккупационных властей и выказывая им полную внешнюю покорность, маневрировать, как только можно, и сохранить старое, насколько это удастся. Правительство Сидехара. Для этой роли был избран старый дипломат Сидехара, 14 лет находившийся в тени вследствие своих “либеральных взглядов”, как уверяют японцы.
Сидехара был тесно связан с концерном Мицубиси и партией минсейто. Своей целью он ставил сохранение монархии во что бы то ни стало. Правительство Сидехара сделало все возможное, чтобы сорвать чистку государственного аппарата от военных преступников. Вычищенные чиновники и даже министры заменялись другими, столь же ответственными за войну. Нетронутым оставался весь полицейский аппарат — основная опора господствующих классов в их борьбе с революционным и демократическим движением. Приказ Макартура о ликвидации концернов и крупного землевладения был формально выполнен, а в действительности, как сообщала “Нью-Йорк Таймс”, собственники концернов и поместий “...разделили свои предприятия и поместья между членами своих семей, сохраняя, однако, полный контроль как в промышленности, так и в сельском хозяйстве, и, таким образом, независимые предприниматели вынуждены обращаться за финансовой поддержкой к концернам”. Американские оккупационные власти, разумеется, хорошо информированы обо всем этом, но, будучи столь же слабо заинтересованы в ликвидации монополий, как и в демократизации страны, они не проявляли никакой активности в том, чтобы названный приказ был исполнен по существу. Правительство Сидехара разработало законопроект о возмещении крупным промышленникам вызванных войной “убытков” и о вознаграждении тех капиталистов, предприятия которых находились в бывших японских колониях и пойдут на уплату репараций. Сумма этих возмещений достигает 300 миллионов иен. Чтобы представить себе всю чудовищную величину этой суммы, отметим, что государственный бюджет Японии даже в последние годы не достигал 30 миллиардов иен. Закон о земельной реформе, принятый в декабре 1945 г. старым парламентом, предусматривал выкуп у помещиков всего только около 1200 тыс. га земли, причем нищий японский крестьянин, продававший за несколько иен своих детей, должен был платить за землю наличными или становиться должником государства. Менялся хозяин — гнет оставался. Новый избирательный закон, принятый правительством Сидехара, предоставил под давлением народа избирательные права женщинам и снизил на 5 лет возрастной ценз для избирателей и депутатов (20 и 25 лет), сохраняя почти все старые цензы.
Избирательных прав лишены бедняки, получающие государственную или частную помощь, лица, не имеющие постоянного местожительства, — что особенно важно сейчас, после войны, лишившей многие миллионы людей крова и работы, — и даже те, кто подвергался репрессиям за свою антивоенную демократическую деятельность в прошлом. Выборы 10 апреля 1946 г. Эти выборы были отмечены небывалой в истории Японии борьбой за депутатские места. После роспуска фашистской “Ассоциации помощи трону” старые партия вновь консолидировались. Минсейтовцы с прибавкой части реакционных сейюкаевцев создали “партию прогресса” (сим- пото), поставившую своей целью “сохранение национальной структуры Японии”. Сейюкай приняла название дзиюто, что означает “либеральная партия”. Булыиая часть лидеров обеих партий подпала под закон о чистке, и те, кто уцелел, немногим отличаются от тех немногих, кем реакции пришлось пожертвовать. Возродилась и социал-демократическая партия (сякайто). Достаточно сказать, что своей программой крайние правые лидеры этой партии провозгласили “построение социализма при императоре” — обычный демагогический прием, применяемый для обмана масс. Многие эти лидеры справедливо разоблачены как сообщники фашистских и милитаристических организаций. Левое крыло партии стремится к сотрудничеству с коммунистами и к созданию единого демократического фронта. Коммунистическая партия, после капитуляции Японии впервые вышедшая из подполья, возглавила широкое народное движение за объединение всех демократических сил страны и в качестве своей ближайшей программы действий провозгласила борьбу за решительную чистку государственного аппарата, за привлечение к суду всех военных преступников, фактическую ликвидацию концернов и последовательную, радикальную аграрную реформу. Компартия требует создания рабочего контроля над производством, народного контроля над распределением продовольствия, ликвидации монархии и установления народной республики. Быстро стали подыматься на ноги разгромленные перед войной профессиональные союзы.
К середине 1946 г. в их рядах было уже около 2 миллионов организованных рабочих. Как и в старое время, все силы реакции были мобилизованы для борьбы с коммунистами. При явном поощрении правительства и оккупационных властей стали расти и объединяться всякого рода реакционные партии и группы, число которых приближалось к четырем сотням. В противовес народному фронту они стали в некоторых местах создавать “фронт императорских подданных” и т. п. Либералы и прогрессисты получили на выборах 10 апреля щедрую поддержку со стороны концернов. Кандидаты этих партий покупали голоса избирателей за щепотку риса. Шайки хулиганов срывали избирательные митинги коммунистов и избивали коммунистических кандидатов. Фальсификации подвергались и списки избирателей, из которых сплошь да рядом исключались демократически настроенные лица. Антинародные выборы 10 апреля 1946 г. дали нужный для реакции результат: 235 мест из 466 получили бывшие сейюкаев- цы и минсейтовцы, теперешние “либералы” и “прогрессисты”. Социалистическая партия провела в парламент 94 депутата и коммунисты — 5. Остальные места поделили “независимые” (77) и мелкие партии. В состав парламента вошли 147 промышленников, 19 крупных торговцев, 49 помещиков и кулаков, 53 чиновника. При всем этом японские коммунисты, получившие 2 миллиона голосов и впервые в истории Японии имеющие своих депутатов в парламенте, могут справедливо расценивать выборы, особенно если принять во внимание ту обстановку, в которой они проводились, как свою крупную победу, за которой последуют другие, еще более крупные. Отставка Сидехара, происшедшая после долгого раздумья и целого ряда маневров, была одной из таких побед коммунистов, взявших на себя инициативу его свержения. Уход Сидехара едва не привел к власти социалистов, поскольку лидеру наиболее крупной парламентской партии — либеральной — оккупационные власти запретили возглавить кабинет ввиду его причастности к военным преступлениям, а прогрессивная партия, лидером которой сделался Сидехара, не могла уже претендовать на участие в правительстве.
Боясь потери своей популярности в массах, социалисты отказались от коалиции с либералами, господство которых они должны были прикрывать своим “социализмом”, а без этого правительство им доверено не было. После многих маневров к власти все же пришли либералы во главе с Иосида, председателем этой партии, министром иностранных дел в кабинете Сидехара. Либералы не скрывают своих убеждений. Они публично заявляют о “правах” Японии на Северный Китай и Корею, они, как и Сидехара, полагают, что колониальные владения Японии не потеряны, а находятся пока что в “особых обстоятельствах”. Японская армия не распущена: маскируясь под разными названиями, она продолжает жить, руководимая своими генералами и офицерами. Новая японская Конституция. В соответствии с планом переустройства Японии на якобы “демократических началах” каби нет Иосида выработал проект новой конституции, утвержденный японским парламентом и штабом Макартура. Новая Конституция опубликована в ноябре 1946 г. и вступила в действие с мая 1947 г. Тем не менее в политической структуре Японии произошло так же мало изменений в сравнении с довоенным временем, как и в ее экономической структуре. Конституция Японии сохраняет императора в качестве “символа государства и единства народа”. Он все еще имеет право назначать премьер-министра и других министров. Теперь это право обусловлено согласием парламента, но, как мы уже знаем, пока японский парламент будет таким, каким он был и каким остается сейчас, невозможно себе представить конфликт между ним и императором. Император и до войны никогда не назначал премьер-министра самостоятельно. Теперь его прежние советники, которым при существующем режиме обеспечена руководящая роль в парламенте, будут действовать не за спиной парламента, а от лица его. Император сохранил право созывать и распускать парламент, назначать выборы, утверждать международные договоры. Все поправки к Конституции могут вноситься в нее только именем императора. Японский парламент по-прежнему состоит из двух палат — палаты представителей и палаты советников. В обоснование необходимости палаты советников были выдвинуты старые аргументы, в свое время излагавшиеся Ито, — соблюдение “осторожности в делах управления”, или, говоря яснее, обеспечение тормозящего влияния на деятельность нижней палаты. Верхняя палата по-прежнему остается прибежищем самых реакционных сил страны. Новая японская Конституция доверху наполнена разного рода демагогической фразеологией, цель которой — выставить Конституцию в демократическом свете. Она более или менее торжественно декларирует о народе как носителе суверенной власти, что теперь вполне возможно в связи с “добровольным” опровержением легенды о божественном происхождении императора, сделанном им самим, о разного рода правах и свободах “суверенного” народа и т. д. Все эти обещания плохо гармонируют с законом об охране общественного порядка, запрещающим демонстрации, дающим основания для произвольных арестов и ликвидирующим всякое подобие свободы печати. Провозгласив “право рабочих создавать организации, заключать коллективные договоры и действовать коллективно”, Конституция в то же время не препятствует правительству запрещать забастовки и всячески пресекать любые другие действия рабочих, направленные на улучшение их экономического положения. Из сказанного легко можно усмотреть, что дело демократизации Японии еще и не начато. Выборы в верхнюю и нижнюю палаты, проведенные в апреле 1947 г., очень мало изменили положение. За демократизацию политического и экономического строя Японии последовательно борется только одна партия — коммунистическая. Несмотря на категорический отказ руководящей верхушки социал-демократов составить единый фронт с коммунистами в избирательной кампании 1947 г., коммунисты, верные интересам единства рабочего класса, завязывают все более тесные связи с низовыми социалистическими организациями, во многих случаях охотно откликающимися на призыв компартии. Целый ряд событий, из которых заслуживают быть отмеченными движение за свержение реакционного правительства Иоси- да, массовые демонстрации и многочисленные забастовки, свидетельствуют о все большей зрелости японского рабочего класса. Новая Конституция не снимает вопроса о демократизации японского государственного строя. Оккупационные власти не принесут Японии устранения от власти блока верхушки буржуазии с военно-феодальными элементами. Эту задачу может решить только сам японский народ, возглавляемый прогрессивными демократическими организациями, и в первую очередь коммунистической партией.
<< | >>
Источник: В. А. Томсинов. Всеобщая история государства и права . Том 2. 2010

Еще по теме § 4. Политическая борьба и государственный строй после 1945 г.:

  1. „РЕВНИЙ ЕГИПЕТ. ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СТРОЙ ВОСТОЧНОЙ ДЕСПОТИИ
  2. §1. Государственный строй — царская власть» республика, империя
  3. 6. ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА В ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ КАМПАНИИ 1948 Г.
  4. § 2. Стратегия и тактика политической борьбы
  5. § 3. Государственный строй империи. 1. Принципат (I—III вв.)
  6. § 1. Государственный строй
  7. § 1. Государственный строй
  8. § 1. Государственный строй
  9. § 1. Государственный строй
  10. § 3. Эволюция государственного строя
  11. § 1. Государственный строй
  12. § 2. Государственный строй Великобритании
  13. § 3. Государственный строй Британской империи
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -