<<
>>

§ 2. Обострение национальной борьбы. Революция и контрреволюция

Оживление либерализма. Подводные течения, ускользавшие даже от меттерниховской полиции, продолжали, однако, размывать этот режим. Торговая буржуазия росла, несмотря ни на что. Промышленность расширялась.
Невыносимые стеснения, которые торговле и промышленности приходилось терпеть от бюрократической централизации, с одной стороны, от провинциального партикуляризма — с другой, от императорских законов и от чиновничьего беззакония — с третьей, становились все невыносимее. В областях сплошь немецких или с преобладающим немецким населением недовольство принимало вид либерального движения, в Венгрии и в славянских землях усиливалась национальная оппозиция. Июльская революция во Франции сильно подогрела эти движения. После 1830 г. обнаружилось, что правительственная узда теряет прежнюю силу: на бюрократическом аппарате, державшемся авторитетом Франца и искусством Меттерниха, очень сказывалась смерть первого и старость второго. Немецкие либералы осмеливались даже вслух выражать свое предпочтение конституционному строю, и сеймы некоторых немецких областей стали притязать — хоть и чрезвычайно робко — на расширение своих практических полномочий. В конце концов, только усилившаяся продажность или нерадивость администрации позволяли буржуазии кое-как преодолевать рогатки, стоявшие на пути экономического и общественного развития. Но порабощенное крестьянство волновалось все более угрожающим образом. Рабочие жестоко страдали от безработицы. Промышленные кризисы повергали по временам в нищету трудящееся население целых районов. Панславистская идея. В Чехии экономический рост чешской буржуазии и ее соперничество с немецкой выразились в подъеме чешского национального самосознания. Чехи протестовали против монополизации управления в руках немецких администраторов и против исключительного господства немецкого языка в преподавании и управлении. Те же шаги культурно-национального и политического возрождения отмечались в Хорватии, откуда они распространились на южно-славянские области Австрии.
Но чехи, хорваты, словены чувствовали себя несоизмеримо слабее окружающих их и врезывающихся в их среду немцев и мадьяр, уже много веков назад покончивших с их самостоятельным политическим существованием. Чехам, как и южно-австрийскими славянам, казалось, что их национальное и политическое возрождение может совершиться не иначе, как с опорой на могущественное славянское государство — Россию, и они увлеклись панславистской идеей восстановления под эгидой России славянского царства от Рудных и Карпатских гор до морей Черного, Эгейского и Адриатического. Движение в Венгрии. Только в Венгрии национальное движение имело достаточную силу. Венгерский сейм, который вновь стал созываться с 1825 г., вовсе не расположен был к беспрекословному повиновению правительству, чем давно отличался от большинства областных сеймов. Он стремился возглавить разраставшееся национальное движение. Он требовал, в частности, признания в Венгрии мадьярского языка языком официальных сношений вместо латинского. Чем дальше, тем больше формировалось и крепло сопротивление колониальной, в сущности, политике, которую вело австрийское правительство по отношению к Венгрии, стремясь подчинить экономически более слабую Венгрию торгово-про- мышленному капиталу Австрии. Это сопротивление принимало форму национального движения и по вопросу о национальной политике в среде венгерских патриотов не было значительных противоречий. Но поднимающаяся городская буржуазия Венгрии, закрепощенное крестьянство, ремесленники, рабочие требовали социальных реформ, — и здесь начиналось весьма заметное расслоение. Крупное дворянство не возражало против умеренных реформ буржуазного характера, но не соглашалось на полную отмену крепостного права и продолжало дорожить общим сословным строем общества. Буржуазия и очень многочисленное в Венгрии мелкое дворянство шли дальше в своих радикальных требованиях, но надеялись осуществить преобразование страны без революции, мирным путем реформ сверху, через сейм. Сессии сейма периода 1832—1836 гг.
ознаменованы борьбой этих двух течений и не привели ни к каким результатам или к очень скудным: была, например, слегка ослаблена зависимость крепостных крестьян от помещика и несколько расширены их гражданские права, но громкие требования либералов о введении представительного строя и расширении избирательного права встретили отпор со стороны магнатов и были отвергнуты венским правительством. В следующие годы либеральная оппозиция усилилась, число ее сторонников весьма разрослось за счет не только городской буржуазии, но и массы сельского населения. Она приобрела выдающихся лидеров в лице Деака, а в особенности Кошута. Национальный подъем все растет и охватывает без различия самые разнообразные слои общества. Обостряются, однако, отношения между мадьярами и хорватами: среди последних берет верх панславистское, отмеченное выше, течение, и раздаются голоса, настаивающие на объединении Хорватии со Славонией и Далмацией (“Иллирия”) на основах широкой национальной автономии. Впрочем, подобно тому, как крупное дворянство Венгрии не хотело разрыва с Австрией, так и хорватские дворяне (“мадьяроны”) оказались на стороне мадьяр в их распре с хорватскими патриотами. Революция. Все эти национальные и социальные противоречия создавали благоприятную почву и для революции, и для контрреволюции. Французская революция 1848 г. встретила в Австрии горячие отклики: казалось, что совершается быстрое и легкое превращение Австрии в конституционное государство. Но вскоре обнаружилось, что социально-политические цели революции запутываются в национальных конфликтах, что облегчало сопротивление и победу реакции. 24 февраля парижане прогнали Луи Филиппа, а уже 13 марта революционная Вена, в свою очередь, выгнала вон из страны Меттерниха. Буржуазная национальная гвардия, рабочий класс, многочисленные и хорошо организованные студенты на баррикадах с оружием в руках утвердили победу революции. Но в Чехии демократическое движение тут же тесно переплеталось с национальным: чехи потребовали не только уничтожения феодальных повинностей, но и объединения Чехии, Моравии, Силезии в одно автономное целое с законодательным сеймом и отдельным правительством.
Натиск был так стремителен, правительство так растерялось, что император Фердинанд тогда же дал на все это согласие. В то же время поднялась Венгрия, где сейм под напором либералов стал провозглашать одну демократическую реформу за другой. Феодальные повинности были отменены, избирательное право преобразовано так, что сейм должен был принять вид народного представительства. Венгрия получила национальное правительство, и единственной связью с Австрией оставался общий монарх. На все это император дал свое согласие. Но положение здесь вскоре осложнилось сепаратизмом хорватов, которые стремились к объединению и отделению от Венгрии хорватско-словен- ско-далматского королевства. Восстало против Венгрии и сербское ее население, требовавшее себе национального сербского “воеводства” под непосредственным главенством Австрии. В свою очередь, чехи решили, что настало время осуществить панславистскую идею, и в Праге организован был съезд австрийских славян, не возымевший, впрочем, никаких реальных результатов. К этому времени австрийское правительство несколько оправилось, и его войска подавили вспыхнувшее в Праге восстание (июнь). Учредительное собрание. Вслед за этим (22 июля) открылось в Вене общеавстрийское учредительное собрание, в котором не принимала участия лишь Венгрия. Самой значительной мерой собрания было освобождение крестьян от барщины и оброка, с установлением, впрочем, выкупа в пользу помещиков. Следует отметить также, что крестьяне уже до этого решения позаботились о фактическом упразднении крепостных повинностей. Контрреволюция. Реакция, однако, крепла и собирала свои рассыпавшиеся было силы. Учредительное собрание оказалось ослаблено борьбой между его немецкой и численно более значительной славянской частью. Австрийские же войска, напротив, усилены были поддержкой славянских отрядов, которые правительство и направило против немецких революционеров. С помощью хорватов правительство одержало решительную победу над революционной Веной, и получило возможность обратиться против Венгрии.
Здесь столь же коварно использована была вражда южных славян против мадьяр, которые не сумели удовлетворить национальные притязания хорватов и других славянских народностей Венгрии. В возгоревшейся войне венгерские революционеры мужественно сражались и одержали ряд блестящих побед, но военное вмешательство России решило дело в пользу контрреволюции. Конституционный проект. Реакция восторжествовала, разумеется, не только на полях сражений. Она поспешила ликвидировать сколь возможно больше политических завоеваний революции. В конце 1848 г., еще в разгаре войны с Венгрией, австрийское учредительное собрание возобновило свою работу в обстановке тайного или явного правительственного пренебрежения и недоброжелательства, вынужденное даже согласиться на пребывание в маленьком славянском городишке (Кремниц, или Кремзир, в Моравии), где оно оказалось изолированным от всякого массового политического движения и, следовательно, обессиленным. Собрание разработало (в начале 1849 г.) проект Конституции, главнейшим недостатком которой было то, что она не нравилась правительству во главе с реакционером Шварценбергом. Особенно неприемлемым был децентралистский характер этой Конституции, которая предоставляла национальным землям государства значительные автономные права и даже верхнюю палату парламента конструировала по образцу верхних палат федерального государства. Между тем, незадолго перед этим новый император Франц-Иосиф (преемник отрекшегося от престола Фердинанда) как раз объявил о своем намерении покончить с расслоением Австрии на национальные части и сковать их в единое целое. В ответ на свое конституционное творчество незадачливое собрание было попросту распущено. Мартовская Конституция. 4 марта 1849 г. была опубликована уже чисто правительственного происхождения Конституция, уравнивавшая все нации государства в общем подчинении верховной власти и устанавливавшая парламент, где нижняя палата, благодаря высокому имущественному цензу, оказывалась в руках верхов буржуазии, а в верхней палате обеспечивалось господство крупного землевладения.
Предусматривалась и парламентская ответственность министров, что практически, принимая во внимание состав палат, не грозило правительству никаким особенным беспокойством. Впрочем, и эта Конституция не пошла дальше конституционного проекта, разработанного учредительным собранием: она никогда не была осуществлена. Реакция предпочла господствовать и править без всяких формальных сдержек и с большой находчивостью широко использовала для этого все чрезвычайные меры, повод для которых только что дала борьба с революцией. Все эти меры были сохранены и после победы над революцией. Императорское обещание перемесить в одно место все исторические составные части государства стало проводиться в жизнь. Старая автономия Венгрии оказалась раздавленной. Хорватия была выделена, и Венгрия превращена в простую провинцию Австрии. Немецкий закон, немецкий язык, немецкий чиновник нераздельно воцарились во всех национальных частях Австрии. Отмена Конституции. В конце 1851 г. почва была достаточно подготовлена для официального погребения мертворожденной Конституции 4 марта, и императорским указом (“патентом”) она была отменена. Еще раньше, в том же году, императорский указ объявил, что министры ответственны только перед императором, что, впрочем, было очевидно и само собой разумелось без всяких указов. Но тем самым указ санкционировал и подтверждал ту неограниченную власть, которую присвоили себе министры. Были уничтожены всякие представительные собрания областей, от участия в управлении, даже самого скромного, были решительно отстранены все слои общества, даже дворянство. Для осуществления своего всевластия министры предпочли опереться на сильный чиновничий аппарат, который во все отрасли общественной жизни вторгался со своим докучливым надзором и придирчивой регламентацией. От этого надзора печать, союзы, собрания, все общество и все проявления общественной деятельности страдали, пожалуй, больше, чем от прямых запрещений. Административная опека нигде и ни в чем не видела себе ограничений. Это было наиболее совершенное царство бюрократии, которая выступала в дружном сотрудничестве с полицией, получившей особое значение и выделенной в особое ведомство со специальным министром. Конкордат. В соответствии с этим коренным образом изменены были отношения государства и церкви. Правительство искало и нашло в церкви духовную полицию — ценное дополнение к полиции общей. От старых попыток подчинить церковь государству и регулировать отношения между ними посредством законов, устанавливаемых государством, отказались. С Римом был заключен конкордат (1855 г.), которым признаны были “божест-вен- ные права и привилегии” церкви, всецело обязательные для государства в его отношениях к церкви. Духовенство получило право объявлять произведения печати угрожающими нравственности, и правительство в таких случаях обязывалось к соответствующим репрессиям. Одна из статей конкордата прямо передавала в руки духовенства воспитание юношества во всех учебных заведениях. Результаты революции. И все-таки в бурный сорок восьмой год Австрия сделала шаг вперед, которого не могли и не пытались “отменить” даже императорские указы, чиновничьи инструкции и иезуитские регламенты: возврата к феодализму, уничтоженному революцией, не могло быть. Феодальные повинности не были воскрешены, личная и имущественная свобода, завоеванная крестьянством, не была у него отнята: “...огромное большинство народа, крестьяне, действительно выиграли от революции. Восстановленное правительство, — писали Маркс и Энгельс в конце 1851 г., — может отменить еще многое, но эти осязательные и существенные выгоды, завоеванные крестьянством, остаются нетронутыми”90.
<< | >>
Источник: В. А. Томсинов. Всеобщая история государства и права . Том 2. 2010

Еще по теме § 2. Обострение национальной борьбы. Революция и контрреволюция:

  1. Пражская весна: проблемы изучения. Размышления по итогам конференции
  2. § 2. Взгляды политических партий на проблемы власти переходного периода: сравнительный анализ
  3. 5. Подготовка вооруженного восстания. Победа Великой Октябрьской социалистической революции
  4. 3. Новый этап египетской революции.
  5. ПРИМЕЧАНИЯ
  6. ПОМНИТЬ ОПЫТ ПРОШЛОГО
  7. § 3. Руководители ВЧК и революционных трибуналов о теоретических основах советской уголовной политики и права
  8. «Неомарксистская» интерпретация отношений идеологии и науки
  9. 5. ПАДЕНИЕ ПРАВИТЕЛЬСТВ РЕКОНСТРУКЦИИВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА
  10. § 2. Обострение национальной борьбы. Революция и контрреволюция
  11. Советская Россия.
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -