<<
>>

§ 2. Конституция

Узурпация власти Национальным собранием. Национальное собрание, выработавшее в 1875 г.Конституцию Третьей республики, не имело на то никаких юридических полномочий, ибо оно избрано было именно как Национальное, а не как Учредительное собрание.
Его задачей было решить вопрос о мире, а вовсе не о государственном устройстве, и это подтверждается бесспорными документами и всей политической обстановкой того момента. Возьмем ли мы соглашение о перемирии с Пруссией, заключенное 28 января 1871 г., мы прочитаем в ст. 2: “Заключаемое перемирие имеет целью дать возможность правительству национальной обороны созвать посредством свободных выборов в Национальное собрание, которое выскажется, должна ли война продолжаться или должен быть заключен мир и на каких именно условиях”. Обратимся ли мы к декрету 29 января 1871 г., окончательно, на другой же день после перемирия, назначившему срок выборов, опять же услышим о Национальном, а не Учредительном собрании. Присмотримся ли к самой обстановке, в которой происходили выборы, к лозунгам, под которыми велась избирательная борьба, увидим ясную картину борьбы сторонников немедленного, хотя и позорного, мира, мира любой ценой, с защитниками войны, “войны до крайности”, войны, которая должна, как уверяли они, принести победу Франции. Выборы превратились в своеобразный плебисцит. И так как некоторые республиканцы, предводительствуемые Гамбеттой и другими, агитировали против позорного мира, то в массах избирателей утвердилось неблагоприятное для республиканцев впечатление, что республика означает продолжение войны. Монархисты же подхватили капитулянтские лозунги безоговорочного мира и прошли в Национальное собрание значительным большинством голосов. Заключив мир, Национальное собрание обязано было разойтись и дать место новому — Учредительному — собранию. Это собрание было бы, по всем данным, республиканским: вспомним, что дополнительные выборы 2 июля 1871 г. (т. е. уже 3 месяца спустя после заключения мира) оказались гораздо более благоприятными для республиканцев, чем для монархистов. Тем не менее Собрание путем подлога присвоило себе всю власть и решило определить государственное устройство Франции. Президентство Тьера и “умиротворение страны”. Однако Собрание приступило к этому не сразу. Мы знаем уже, что в Национальном собрании численно преобладали монархисты. Но между ними не было согласия, и они чем дальше, тем меньше ощущали опору в широких массах избирателей. В феврале 1871 г. по соглашению между республиканскими и орлеанистскими членами Собрания Тьер был избран “главой исполнительной власти французской республики”. Этим наименованием вопрос о форме правления далеко не предрешался. И Тьер, и Мак-Магон после него были в глазах монархистов временными главами временной республики, которую они рассчитывали ниспровергнуть именно с помощью этих “глав”. Общее мнение склонялось к тому, что, прежде чем установить окончательно форму правления, необходимо “умиротворить страну”. Это молчаливое соглашение между Тьером и большинством Собрания получило имя “Бордоского договора” (Собрание до 20 марта заседало в Бордо, а потом перешло в Версаль). С этого момента до лета 1873 г. течение дел в Национальном собрании определялось, главным образом, соглашениями левого и правого центров против крайней правой и крайней левой.
Оба центра сходились на либерально-конституционном режиме. Правый центр хотел орлеанистской, но строго конституционной монархии, т. е. с преобладанием парламента, левый центр склонялся к умеренной республике с сильной президентской властью. Союзом центров — хоть и с величайшим трудом, среди хаотических прений, в обстановке случайных предложений и неожиданных решений — были все же проведены главнейшие мероприятия этого периода (мир, реформа армии, реформа местного самоуправления, реформа налоговой системы и др.). В августе 1871 г. Тьер получил звание Президента республики. Однако тем же законом его права сконструированы были таким образом, что он и теперь оставался больше “главой исполнительной власти”, чем главой государства: он, например, признавался ответственным перед Собранием. Вопрос о главе государства и тем самым, в сущности, о форме правления оставался открытым. Но положение становилось все более напряженным. Крайняя левая пускала в ход все доступные в то время средства агитации, чтобы вооружить общественное мнение против “Собрания деревенщины”, присвоившего себе учредительные права, которых оно, по справедливому мнению республиканцев, не имело. Гамбетта со всем характерным для него высокопарным одушевлением прямо обращался в своих публичных речах к “городским и сельскохозяйственным рабочим, этому миру труда, которому принадлежит будущее”, с призывом “закончить дело революцией”. Кандидаты радикалов то и дело проходили на дополнительных выборах в Национальное собрание. Это приводило в особенную ярость крайнюю правую, со страхом убеждавшуюся, что время работает против монархии. На Тьера, которому надоели бестолковые пререкания претендентов на престол и который явственно усилил свою ориентацию в сторону республики, — конечно, строго охранительной, — сыпались обвинения в том, что он “нарушил Бордоский договор”. Характерен для атмосферы бестолочи, которая царила в Собрании, следующий эпизод. В ноябре 1872 г. назначается комиссия из 30 членов для составления проекта закона “о полномочиях властей и об ответственности министров”. Республиканцы требуют от комиссии выработки конституции. Монархисты надеются, что комиссия широко раскроет двери монархии. Комиссия же всего только подтвердила ответственность министров перед Собранием, что и без того было совершенно ясно, но зато лишила Тьера права участвовать в прениях, сохранив в то же время его ответственность перед Собранием. Мак-Магон и продолжение борьбы с республиканцами. В мае 1873 г. Тьер ушел в отставку, хотя для этого не было уважительных объективных причин: ему не выражено было недоверие, от него требовали лишь “более консервативной политики”, и он мог бы ограничиться сменой министров. В известном смысле уход Тьера сдвинул дело с мертвой точки: крайние правые, тут же посадившие на президентское кресло уже известного нам Мак-Магона, принялись, агитируя за монархию, быстрыми темпами дискредитировать ее демонстрацией непроходимой тупости легитимистского претендента, но более всего, конечно, рядом открыто реакционных мер, возмущавших население, когда даже скульптурные изображения республики удалялись из учреждений. Мак-Магон, между прочим, специальным посланием потребовал себе как “держателю исполнительной власти” “достаточно длительного существования” и получил-таки в конце 1873 г. семилетний срок президентства (“септеннат”). Тем временем неосторожная политика правых вместе с результатами отдельных дополнительных выборов несколько укрепили республиканскую часть Собрания, и она добилась того, что уже перед тем назначенная конституционная комиссия приступила, наконец, к работе. Но комиссия попросту саботировала: она занялась изучением американской Конституции, разработала обширный проект (довольно реакционный) избирательного права, слушала ученые рефераты об устройстве и правах вторых палат. Конституционное признание республики. Тогда республиканцы, толкаемые растущим в стране возбуждением (уже раздавались голоса, что Собрание, неспособное прийти к каким-нибудь положительным результатам, должно вотировать свой собственный роспуск), заставили само Собрание заняться формулировкой конституционного закона об организации законодательной и исполнительной власти. Это было летом 1874 г. Около полугода прошло в бесплодных дебатах вокруг главного спорного вопроса о том, назвать ли правительство “правительством республики”, считать ли семилетний срок сроком президентства вообще или сроком президентства лично Мак-Магона (“септеннат личный или безличный”), разрабатывать ли прежде всех других конституционных законов закон о верхней палате или же закон об организации властей. Важно было то, что бесконечные голосования, следовавшие одно за другим, обнаруживали рост республиканского большинства, и 29 января 1875 г. Собрание в последний раз отвергло неугодную монархистам формулу: “Правительство республики составляется из двух палат и президента”, чтобы на другой же день принять большинством одного голоса (!) следующий текст (предложение Валлона): “Президент республики избирается абсолютным большинством голосов сената и палаты, объединенных в Национальное собрание. Он назначается на семь лет. Он может быть переизбран”. Итак, в конституционных законах признана была республика. Окончание работ Национального собрания. В следующие дни проведены были все остальные восемь статей первого конституционного закона, закона об организации властей, а 25 февраля закон этот прошел в окончательном третьем чтении. Еще перед тем, в январе — феврале, в не менее ожесточенной борьбе был принят закон об организации сената (из 300 сенаторов 225 избираются особыми коллегиями на 9 лет, а 75 — назначаются пожизненно Национальным собранием, по мере же выбытия в дальнейшем — самим сенатом), окончательно вотированный 24 февраля. Третий закон — “о взаимоотношении властей” — прошел сравнительно гладко и был окончательно принят 16 июля 1875 г. Затем в том же году приняты были два “органических” закона о выборах сената и палаты депутатов, которые и были выбраны в 1876 г. Национальное собрание разошлось. Характеристика Конституции. Несовершенства и несообразности детища “деревенщины” очевидны были для всякого. Эта республиканская Конституция обошлась без провозглашения суверенитета народа, без признания основных политических прав граждан. Она зато наделила Президента такой властью, которая делала его очень похожим на монарха: право роспуска палаты, чего не имел до того ни один президент в мире, монархическое право помилования осужденных, право распоряжаться вооруженными силами, право вето, право законодательной инициативы, право заключать тайные договоры. Он политически безответственен как монарх. Он избирается на семь лет и может переизбираться без конца. В то же время Конституция полна пробелов. Она не установила должности председателя совета министров. О совете министров говорила лишь вскользь. Никак не определила финансовых и бюджетных прав сената. Крайне неясно сформулировала принцип ответственности министров и т. д. Конституционные поправки. Казалось бы, что с укреплением республики и образованием в палатах безусловно республиканского большинства Конституция будет радикально пересмотрена и приведена в более благообразный вид. Этого, однако, не случилось. С 1875 г. до самой гибели Третьей республики в 1940 г.Конституция подвергалась пересмотру три раза, и все три раза пересмотр ни в малой степени не касался ее существа. В 1879 г. поправка переносила резиденцию палат и правительства из Версаля в Париж. В 1884 г.: 1) изменен был порядок назначения новых выборов в случае роспуска палат, 2) запрещено было делать республиканскую форму правления вопросом пересмотра, 3) воспрещено было избирать президентами республики членов династий, царствовавших во Франции, 4) отменены были торжественные богослужения в церквах по случаю открытия сессий парламента, 5) изменен был порядок составления сената: от пожизненных сенаторов отказались, оставив доживать уже назначенных; установлено было, что состав сената обновляется каждые три года и, наконец, 6) если до тех пор каждая община (“коммуна”) избирала по одному делегату в избирательную коллегию своего департамента, то теперь число делегатов устанавливалось в зависимости от населения общины, если население это не превышало 60 тысяч; общины с населением в 60 тысяч и свыше посылали по 24 делегата (Париж — 30). Четыре первые реформы 1884 г. имели либо вполне демонстративный, либо безразличный характер. Последняя же не устранила антидемократического характера сената, хотя и была в известной степени шагом вперед от пожизненных сенаторов, шагом, сделанным под напором снизу, вынужденным и несовершенным. Преобладание в сенате осталось за сельскими общинами. Наконец, в 1926 г. специальная поправка к Конституции касалась кассы погашения государственного долга и имела главным образом финансовый характер. Во всем остальном Конституция оставалась нетронутой, политический же строй республики постепенно подвергался крупнейшим изменениям. Это значит, что законодательство вместе с парламентской и правительственной практикой пошло своей дорогой, обходя Конституцию и переступая через нее, когда в этом оказывалась надобность. В этом развитии законодательной и административной практики и состоит конституционная история Третьей республики.
<< | >>
Источник: В. А. Томсинов. Всеобщая история государства и права . Том 2. 2010

Еще по теме § 2. Конституция:

  1. Вопрос 18. Характеристика Конституции РФ 1993 г. Порядок пересмотра Конституции РФ и внесения поправок
  2. 3. ПОНЯТИЕ И СУЩНОСТЬ КОНСТИТУЦИИ, ВИДЫ КОНСТИТУЦИИ
  3. СТАТЬИ В ДОПОЛНЕНИЕ И ИЗМЕНЕНИЕ КОНСТИТУЦИИ СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ, ПРЕДЛОЖЕННЫЕ КОНГРЕССОМ И РАТИФИЦИРОВАННЫЕ ОТДЕЛЬНЫМИ ШТАТАМИ В СООТВЕТСТВИИ С ПЯТОЙ СТАТЬЕЙ КОНСТИТУЦИИ
  4. §5. Соотношение Конституции Российской Федерации с конституциями и уставами субъектов Российской Федерации
  5. 1.1. Конституции зарубежных стран Определение конституции зарубежных стран
  6. ДЕКЛАРАЦИЯ О ПЕРЕСМОТРЕ КОНСТИТУЦИИ
  7. 59. КОНСТИТУЦИЯ ИСПАНИИ
  8. 3. Классификация конституций
  9. §2. Сущность конституции
  10. 2. Форма и структура конституций
  11. § 3. Виды конституций
  12. § 1. Конституция Египта
  13. § 4. Виды конституций
  14. § 1. Конституция Франции
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология -