Задать вопрос юристу

§ 3. Итальянское государство после второй мировой войны

Политические партии. Военный разгром фашистской Италии всецело был обусловлен победами советских войск над фашистскими захватчиками. Когда Гитлер, безнадежно завязший на востоке, отказал Муссолини в помощи против англо-американских войск, высадившихся в 1943 г.
на юге Италии, поражение Италии стало представляться ее фашистской верхушке неминуемым, и разбойники, пресмыкавшиеся перед своим атаманом в годы его могущества и славы, немедленно взбунтовались против него. Почти одновременно несколько видных фашистов (среди них зять Муссолини — граф Чиано) потребовали его отставки. Но гораздо большее значение имели бурные выступления рабочих Северной Италии и резкий подъем партизанского и вообще антифашистского движения по всей Италии. Фашистский режим горел в пламени народного возмущения. Приняв отставку Муссолини, король в июне 1943 г. поручил сформировать правительство маршалу Бадольо, который довольно долго пытался сохранить верность немецко-фашистским союзникам и объявил, что “война продолжается”. Но, как известно, одни маршалы без народа и армии не могут воевать, а страна не желала войны. В сентябре 1943 г. правительство Бадольо подписало капитуляцию Италии. Тогда гитлеровские войска оккупировали большую часть Италии вместе с Римом, и англо-американцам пришлось шаг за шагом очищать страну от немецко-фашистских захватчиков. В 1944 г. Муссолини был схвачен партизанами в Северной Италии и расстрелян. По очищении Италии от гитлеровцев и создании Союзной контрольной комиссии (а при ней Консультативного совета по делам Италии) как верховной власти Италии, руководящей внутриполитической силой сделался комитет (джунта) шести политических партий. Это были (считая справа налево): либералы, христианские демократы, партия демократии труда, партия действия, социалисты, компартия. Либералы, никогда не имевшие в стране массовой базы, не приобрели ее, конечно, ни тогда, когда способствовали выдвижению Муссолини, ни во время фашистской диктатуры, ни, наконец, в пору подъема демократической народной Италии. Они служили капиталу после первой мировой войны, готовы были служить ему и после второй мировой войны, но их лидеры — Орландо, Нитти и другие — были генералами без армии. Они вынуждены были поэтому перенять лозунги демократии, которые им претили, и идти до поры до времени за демократическими партиями, чтобы не очутиться вовсе за бортом политической жизни. Христианские демократы — возродившиеся в 1943 г. пополяри. В противоположность либералам у них была в 1919—1925 гг. массовая, хотя и своеобразная, база, и она же оказалась в их распоряжении в 1943 г. Религиозная демагогия — их главное оружие. То, что они говорят религиозно настроенным рабочим, крестьянам, мещанам о необходимости использовать “социальные силы” католицизма, о посредничестве церкви в отношениях труда и капитала, о воздержании от крайностей как левых, так и правых партий, поразительно напоминает то, что говорят народу во Франции лидеры Народно-республиканского движения (МРП). Причина в том, что и в Италии, как во Франции, как и всюду, эти сладкоречивые демагоги инспирируются Ватиканом и говорят и действуют по его инструкциям. Тем не менее положение христианских демократов затруднительно, и источник затруднений именно в сложности их массовой базы, их избирателей. Это большей частью низы населения, наиболее темные, малосознательные, малограмотные, малообеспеченные, находящиеся под сильным влиянием низшего католического духовенства, сельских и городских приходских священников. Священники и служат основной агентурой партии в массах избирателей. Без них партия бессильна. Но это низовое духовенство, живя нередко одной жизнью со своей паствой, почти так же бедствует. Оно с завистью и недоброжелательством смотрит на князей церкви, тонущих в роскоши и разврате. Оно настроено демократически, думает так же, хочет того же, что и ремесленники, мелкие торговцы, мещанство и те слои рабочих и крестьян, которые близко соприкасаются с мещанством. Естественно, что между этими кругами христианских демократов и высшим руководством партии — церковными иерархами — щель, которую опасно расширять. Ватикан теснейшим образом связан с итальянской монархией и со всей реакцией, центром которой была монархия. Ватикан всегда готов сомкнуться с либералами — монархистами и реакционерами по своей сути. Но боясь лишиться поддержки массового избирателя, руководство христианских демократов рядится в демократические одежды и, хотя сквозь зубы и со всевозможными оговорками, говорит о демократии и о республике. Все это не мешает ему подстерегать момент, удобный для того, чтобы круто повернуть направо — к соглашению и союзу со скрытыми и явными монархистами. Социалистическая партия, наученная испытаниями эмиграции и подполья, в 1934 г. приняла (с каким опозданием!) предложение компартии о единстве действий в борьбе с фашизмом. Единство просуществовало, однако, недолго, и в 1939 г. соглашение было разорвано по вине и по инициативе социалистической партии. Только в 1944 г. оно было восстановлено. Многие лидеры социалистической партии честно и твердо держат с тех пор один курс с компартией, и среди них надо прежде всего назвать генерального секретаря партии Ненни. Но социалистическая партия была неоднородна непосредственно после первой мировой войны и осталась такой же после второй мировой войны. Наряду со здравомыслящими и классово зрелыми представителями пролетариата, для которых полное слияние с компартией есть лишь вопрос времени, в ней сохранились в значительном числе, хотя и в меньшинстве, элементы мелкобуржуазные, для которых малоприемлем твердый курс на широкую народную демократию, которые пугаются трудностей борьбы за крупные социальные реформы и боятся неизбежных издержек этой борьбы. Эти элементы тянут партию вправо — к блоку с христианскими демократами, к разрыву с компартией. Компартия образовалась сравнительно поздно (в январе 1921 г.) путем раскола социалистической партии на Ливорнском съезде, где 98 тысяч голосов (против 59 тысяч) было подано за вступление в Коминтерн. В первое время компартия, как уже говорилось об этом, не имела подлинно революционного руководства. Троцкист Бордига был представителем гнилого пассивного течения, ожидавшего со сложенными руками автоматического краха фашизма. Он был исключен из партии в 1932 г. После этого партия стала развивать работу в массах, проникать в фашистские организации; было заключено соглашение о едином антифашистском фронте с подпольной социалистической партией. Но мае- совая работа компартии развивалась все же недостаточно широко. В 1935 г. на VII Конгрессе Коминтерна Г. М. Димитров совершенно правильно отметил, что итальянская компартия совершает чудеса героизма в борьбе с фашизмом, но этот героизм не сочетается с повседневной борьбой в массах. На XVIII съезде ВКП(б) в 1939 г. представитель делегации ВКП(б) в Коминтерне т. Ману- ильский совершенно точно охарактеризовал положение итальянской компартии, когда сказал, что она все еще не создала крепкой нелегальной организации, не возглавила недовольства масс войной в Абиссинии, интервенцией в Испании. В период второй мировой войны положение изменилось: итальянская компартия оказалась и авангарде борьбы против войны, в гуще масс, где росло возмущение военной авантюрой, рабским подчинением фашистской Германии, грабительским походом в Советский Союз, бесчинствами итальянского фашизма на захваченных территориях СССР. Число подпольных активистов компартии росло, и когда военный крах Италии стал совершившимся фактом, обнаружилось, что компартия — один из самых влиятельных и сильных членов блока шести партий. В январе 1947 г. число ее членов дошло до 2 200 ООО. Из других партий демократического блока надо упомянуть созданную в январе 1943 г. некоторыми прогрессивными представителями городской мелкой буржуазии партию действия, демократическую и республиканскую по своей программе, и партию демократии труда, истоки которой восходят к последнему году перед первой мировой войной, когда социалисты-реформисты (Бис- солати и др.), исключенные из партии за поддержку войны Италии с Турцией 1912—1913 гг., создали собственную организацию. В эту организацию в 1943 г. влились бывшие радикалы (левая часть либералов во главе со своим лидером Бономи). Первое правительство демократического блока. В 1944 г. блок шести партий был уже наиболее влиятельной общественной силой Италии. Он создал Центральный комитет национального освобождения и сеть местных организаций — местных комитетов национального освобождения, которые контролировали положение в городах и в провинциях. Блок требовал: отречения короля от престола, организации правительства из лидеров блока, созыва Учредительного собрания. После промежуточных правительств Бадольо и Бономи первое требование блока было, наконец, удовлетворено, хотя и с важной оговоркой: отречение короля не означало упразднения монархии; во главе государства очутился принц-наместник Умберто, политическая амфибия — не король и не президент, нечто вроде “местоблюстителя” королевского престола. В апреле 1945 г. Ферручио Парри, мелкобуржуазный демократ из Северной Италии (он участвовал в партизанских отрядах), лидер партии действия, возглавил правительство из представителей шести партий блока. В сентябре 1945 г. состоялось открытие Национального совещательного собрания, образованного из представителей партий, входящих в блок (в количестве 200 членов), партий, находящихся вне блока (20 членов), профсоюзов (46 членов), антифашистских членов бывшей палаты депутатов (80 членов), различных других общественных организаций — культурных и т. п. (10 членов). Президентом Национального совещательного собрания был граф Сфор- ца (партия действия); вице-президентами были социалист и христианский демократ. Противоречия внутри демократического блока и первое правительство де Гаспери. Разношерстный состав блока сказывался все сильнее. Внутри его коммунистическая партия, социалистическая партия, Партия действия составляли левое крыло, либералы и христианские демократы — правое крыло, а партия демократии труда — болото, центр, колеблющийся между флангами. Либералы с каждым днем все явственнее обнаруживали свою роль экспозитуры капиталистов, нажившихся при Муссолини. Они при всяком удобном и неудобном случае провозглашали, что “фашизм в Италии мертв”, в то время как на каждом шагу он проявлял самые гнусные признаки жизни: в провинциях сидели фашистские префекты, на юге и в Средней Италии трудящихся терроризировали банды фашистов, то и дело сообщали о бегстве фашистов из тюрьмы, крупнейшие “деятели” фашистского режима (Феддерцони и Ботаи) укрывались в Ватикане.
Наконец, фашизм заявил о себе открыто: бывший фашист Джанини организовал “партию обыкновенного человека” (“фронтэ дель уомо куалюнкуэ”) и в своих выступлениях усиленно воскрешал фразеологию и демагогию фашизма периода 1919—1925 гг. Реакция играла на крупных экономических затруднениях этого периода: 35% промышленности было разрушено, 75% подвижного железнодорожного состава повреждено или вывезено, торговый флот почти исчез, не было хлеба, не было продовольствия, не было сколько-нибудь решительных экономических и социальных реформ. Конец 1945 г. либералы признали моментом, удобным для наступления. Заключив тайное соглашение о поддержке с христианскими демократами, они объявили о своем выходе из правительства Парри. Другого средства ликвидировать кризис не нашлось, как передать пост главы правительства лидеру христианских демократов графу де Гаспери. Кабинет был составлен из трех представителей от каждой из следующих партий: христианских демократов, социалистов, коммунистической партии, партии действия, партии демократии труда, либеральной (при одном беспартийном специалисте). Избирательный закон. В течение 1946 г. произошли два события первостепенной важности: 3 мая одновременно проводились выборы Учредительного собрания и референдум. На народное голосование поставлен был один, но очень важный вопрос: “Хотите ли вы установления республики?” Для выборов Учредительного собрания (как и для участия в референдуме) Национальное совещательное собрание выработало новый избирательный закон. Устанавливалось всеобщее, равное, прямое, тайное избирательное право с пропорциональным представительством. Большие споры вызвал вопрос об обязательности голосования. Обязательное голосование — не редкость в практике буржуазных государств: оно существовало до войны в Чехословакии, Болгарии, существует и сейчас в Бельгии. Но в обстановке послевоенной Италии требование обязательности голосования основывалось на своекорыстных соображениях реакции, рассчитывавшей на то, что известная часть малосознательных и неграмотных, политически отсталых и вообще чуждающихся политики избирателей окажется именно в лагере реакции, там, где свободно действует поповская агентура христианских демократов, где вращаются агенты либералов, Джанини и других фашистов и монархистов. То же можно было сказать и о значительной массе женщин, впервые в итальянской политической истории допущенных к голосованию и находившихся еще под сильным влиянием своих духовников. Для них-то и нужен был, по мнению реакции, гонящий к урнам хлыст в виде штрафа за воздержание от выборов. Христианские демократы и их союзники решительно требовали обязательности голосования, компартия, социалисты, партия действия не менее решительно возражали. Большинством голосов Национальное совещательное собрание установило обязательность голосования, но в правительстве де Гаспери, утверждавшем закон, сошлись на компромиссе — санкцией за воздержание был избран не штраф, а моральное порицание: отметка в легитимаци- онной книжке, оглашение имени. Борьба партий внутри блока. Интриги христианских демократов. К моменту выборов Учредительного собрания и референдума внутренняя политическая обстановка в Италии отличалась большой сложностью. Христианские демократы развивали яростную кампанию против своих союзников и сотрудников в правительстве — коммунистов. Они (вместе с другими реакционерами) играли на экономических затруднениях Италии, на тяжелом продовольственном положении ее и, не стыдясь, подчеркивали в своей избирательной агитации, что экономическую и продовольственную помощь Соединенные Штаты и Великобритания, особенно первые, окажут только такому правительству, которое не “запятнает” себя соглашением с коммунистами, а поскольку социалисты взяли и держат твердый курс на единство действий с компартией, — то и с социалистами. Выборы Учредительного собрания. До известной степени эта политика имела успех, хотя и не такой, какого хотелось христианским демократам. Выборы внесли много ясности в политическую обстановку и в отношения партий. То были первые в Италии выборы в буржуазно-демократическом смысле слова, хотя итальянский парламент насчитывал к тому времени 80 лет существования. Зарегистрировано было свыше 28 млн избирателей. К урнам пришло около 23 млн. Они выбрали 545 депутатов Учредительного собрания. Между наиболее крупными политическими партиями мандаты распределились следующим образом: на первом месте оказалась христианско-демократическая партия, получившая 8,8 млн голосов (35,2%) и 207 мандатов, социалистическая партия — 4,7 млн голосов (20,7%) и 115 мандатов, компартия — 4,4 млн голосов (18,9%) и 104 мандата. Реакционные партии и группировки, в том числе либералы, демократия труда, куалюнкуис- ты и другие получили в общей сложности 87 мандатов, мелкие партии республиканского направления, в том числе партия действия и др., — 32 мандата. Референдум. Расположение партий и сочетание голосов на референдуме было иным. В то время как на выборах Учредительного собрания республиканские партии (христианские демократы, социалисты, компартия, республиканцы) получили около 20 млн голосов, т. е. свыше 80%, на референдуме республика прошла 12,7 млн голосов против 10,7 млн голосов, поданных за монархию. Анализ этих цифр показывает, как много монархистов среди христианских демократов. Как бы то ни было, республика победила. Важнейший оплот клерикально-фашистской реакции был сломлен. Принц-наместник сел на корабль и уехал в Англию. Ватикан осиротел. Председателем Учредительного собрания был избран правый социалист Сарагат, а временным главой государства — христианский демократ де Никола. В 1947 г. после ухода Сарагата председателем учредительного собрания был избран коммунист Умберто Террачини (из 436 голосов за него было подано 279). Второе правительство де Гаспери. Учредительное собрание образовало новое правительство в составе де Гаспери (премьер- министр, министр внутренних дел и министр иностранных дел), 7 христианских демократов, 4 коммунистов, 4 социалистов, 2 республиканцев, 1 “независимого”. Главной своей задачей Учредительное собрание признало разработку конституции. Срок был установлен 20 октября 1946 г., а затем продлен до июня 1947 г. Когда в сентябре 1946 г. правительство де Гаспери ставило вопрос о доверии, против него вотировали либералы, монархисты, партия действия, куалюнкуисты. Раскол социалистической партии. В 1946 г. происходили съезд коммунистической партии и съезд социалистической партии. На съезде компартии принято было решение официально предложить социалистической партии слияние в единую партию. На съезде социалистической партии выявилось крупное правое меньшинство, выступавшее против слияния и, по-видимому, против даже единого фронта с компартией. Генеральный секретарь социалистической партии Ненни высказался за продолжение единого фронта с компартией. Голосование показало, что он имеет за собой большинство, но недостаточно крупное. Ненни вынужден был уступить место генерального секретаря некоему Ломбардо, а сам перешел на специально по этому случаю созданный пост председателя партии. Еще несколько месяцев спустя, в январе 1947 г., на очередном съезде социалистической партии правые группы пошли на формальный раскол и на образование новой “социалистической партии итальянских трудящихся” (лидеры Сарагат и др.). Есть прямые указания на то, что раскол социалистической партии “привез” с собой из Соединенных Штатов де Гаспери, ездивший туда просить финансовой поддержки у “дипломатии доллара”. О финансовой поддержке Италии слышно мало, и то, что слышно, неясно, о финансовой же поддержке раскольников — Сарагата и других — имеются очень точные данные. Третье правительство де Гаспери. Де Гаспери, вернувшись из Соединенных Штатов, много и с пылом говорил о том, что он составит правительство без коммунистов и, пожалуй, без социалистов. Но обстановка, которую он застал в Италии, не благоприятствовала этим воинственным намерениям. В феврале 1947 г. де Гаспери составил правительство из 6 христианских демократов, 3 коммунистов (министры юстиции, путей сообщения, общественных работ), 3 социалистов, 1 “независимого” (бывший лидер партии действия граф Сфорца) в качестве министра иностранных дел и еще 1 “независимого” в должности министра национальной обороны (Гаспарото из партии демократии труда). Победа демократии на муниципальных выборах. Внутренним событием, значительно охладившим боевой пыл де Гаспери, была, как можно предполагать, победа демократии на муниципальных выборах, начавшихся в марте 1946 г. и закончившихся в октябре. В римском муниципалитете компартия получила 15 мандатов, социалисты — 7, партия действия — 4, партия демократии труда — 2. Христианские демократы, по-видимому, не получившие в Риме ни одного мандата, не могли примириться с таким положением. Придравшись к некоторым затруднениям и задержке при избрании исполнительного органа муниципального совета, правительство декретом временного президента республики объявило о роспуске муниципального совета Рима. Четвертое правительство де Гаспери. Наконец, в мае 1947 г. реакция вновь пошла на приступ: де Гаспери подал в отставку, после чего они его клевреты из христианско-демократической партии срывали все попытки составить новый кабинет с представительством компартии. После нескольких таких попыток, бесплодных ввиду интриг христианских демократов, де Гаспери образовал свой четвертый кабинет из христианских демократов и нескольких “независимых”, под каковым названием скрываются правые либералы и бывшие активные соратники Муссолини. Вопреки обещаниям разработать конституцию и произвести парламентские выборы в июне 1947 г. Учредительное собрание продлило свои полномочия до конца 1947 г.: правое большинство Собрания явно уклоняется от встречи с избирателями. Мирный договор. В начале 1947 г. было объявлено о ликвидации Союзной контрольной комиссии в Италии. В феврале 1947 г. между Италией и Союзными и Соединенными державами заключен мирный договор. Некоторые из постановлений мирного договора имеют отношение к политическому устройству Италии. Так, Италия обязуется обеспечить своему населению политическое и гражданское равноправие, свободу слова, печати, собраний, религии. Ее военные силы (сухопутные, морские, воздушные) весьма существенно ограничены (численность армии не должна превышать 250 тысяч человек). Италия лишилась всех своих колоний — Ливии, Эритреи, Сомали и возвращает Греции острова Додеканеза, захваченные в 1912 г., обязалась признать независимость Албании и Эфиопии.
<< | >>
Источник: В. А. Томсинов. Всеобщая история государства и права . Том 2. 2010

Еще по теме § 3. Итальянское государство после второй мировой войны:

  1. 2. Период после Второй мировой войны
  2. 76 . РАЗВИТИЕ ЯПОНИИ ДО И ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  3. § 1. Политика позитивного нейтралитета после второй мировой войны и ее особенности
  4. ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ ТЕНДЕНЦИИ НА ЗАПАДЕ ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  5. 67. СТАНОВЛЕНИЕ ПЯТОЙ РЕСПУБЛИКИ ВО ФРАНЦИИ ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  6. I. Международное валютное частное право после Второй мировой войны
  7. Глава 9 ЛИБЕРАЛИЗАЦИЯ ВНЕШНЕЙ ТОРГОВЛИ ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  8. МЕЖДУНАРОДНАЯ ОХРАНА АВТОРСКОГО ПРАВА ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  9. 1. Коренные изменения в международной обстановке после второй мировой войны. Образование двух лагерей
  10. Восстановление дунайского судоходства после второй мировой войны (Политико-экономические аспекты) М. А. МУНТЯН
  11. ГЛАВА XXI УГЛУБЛЕНИЕ ОБЩЕГО КРИЗИСА КАПИТАЛИЗМА ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  12. Информационная составляющая военны, конфликтов после второй мировой войны (Вьетнам и Персидский залив)
  13. Иноземцев Н.Н.. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ войны / В ТРЕХ ТОМАХ / Москва, 1963
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология -