<<
>>

§ 2. Государственный строй

Парламент. По окончании первой мировой войны, в 1919 г., состоялись очередные выборы во французскую палату депутатов. Парламентская жизнь возобновилась. Она мало отличалась от французской парламентской жизни XIX столетия.
Только еще ничтожнее стал средний депутат и сенатор, еще уже стал круг лидеров, влияющих на решение государственных дел. Регламент палаты был изменен в сторону некоторого ограничения прений и увеличения власти председателя. Роль недемократического по способу избрания сената относительно возросла. Уход кабинета в отставку в результате неблагоприятного вотума сената стал обычным явлением. Так, верхняя палата свергла в 1925 г. кабинеты Эррио и Пенлеве, в 1929 г. — кабинет Бриана, в 1930 г. — Тардье, в 1937 г. — Блюма. Палата депутатов ни разу не оспаривала принципа ответственности правительства перед обеими палатами, формально установленного ст. 7 конституционного закона 25 февраля 1875 г. Увеличилось значение и число парламентских комиссий. В 1936 г. в палате депутатов насчитывалось уже 26 комиссий. Из них наиболее влиятельная была финансовая. В сенате имелось 11 комиссий. Парламент еще в большей мере, чем до войны, ослаблялся многопартийностью; число парламентских групп превышало число партий в стране. Количество групп и группочек в палате имело тенденцию к росту: в 1925 г. в палате насчитывалось 11 фракций, в 1932 г. — 18, в 1936 г. — 17, в сенате почти неизменно существовало семь групп и немало так называемых “независимых”. Избирательное право. Избирательное право осталось без изменений. Принятый палатой депутатов в 1919 г. закон о предоставлении права голоса женщинам был в 1922 г., к величайшему облегчению большинства депутатов, отвергнут сенатом. Происходили изменения в избирательной системе. В 1919 г. решено было перейти к системе голосования списком, по департаментам. Это не было, однако, введением пропорционального представительства.
Список, получавший абсолютное большинство, проходил целиком, и только если ни один список в департаменте не получал большинства, производились сложные расчеты на пропорциональной основе. Эта система оборачивалась неизменно против левых партий, сила которых была в городах. В 1919 г. социалистическая партия собрала 1,7 миллиона голосов против 1,4 миллиона, полученных в 1914 г., но потеряла треть депутатских мест. В 1924 г. коммунисты собрали на 125 тысяч голосов больше, чем социалисты, но получили в четыре раза меньше мандатов. В избирательных коллегиях, которые выбирали сенаторов, по-прежнему подавляющее большинство обеспечивалось представителями сельских общин. В июле 1927 г. было принято решение вернуться к мажоритарной системе. Мажоритарная система в 1932 г. оправдала надежды буржуазии. Коммунисты собрав миллион голосов и завоевали всего 10 мандатов, в то время как социалисты, например, получили 100 мандатов, собрав менее 2 миллионов голосов. Зато опыт 1936 г. показал, что стоит демократическим партиям объединиться, и они могут преодолеть трудности мажоритарной избирательной системы. Характеризуя французскую избирательную систему, М. Ка- шен писал: “Дело в том, что, опасаясь пролетарского движения, французская буржуазия разделила Францию и Париж на маленькие округа, которые Бриан в свое время называл стоячими болотами. На первом туре выборов в этих округах участвуют кандидаты всех партий, причем редко кандидат какой-либо партии полу- чает решающее большинство. Приходится назначать второй тур, на котором, однако, все кандидаты различных партий объединяются против кандидатов компартии. Если объединить количество голосов, полученных компартией во всех этих округах, то это число окажется весьма внушительным. Но лишь в самых редких случаях коммунист может получить больше голосов, чем все кандидаты других партий, вместе взятые. Таким образом, компартия имеет, как говорится в Евангелии, много званых, но мало избранных”1. Президент. Институт главы государства не претерпел в этот период существенных изменений.
С окончанием президентских полномочий Пуанкаре (январь 1920 г.) Третья республика не знала уже активных президентов. После неудачной попытки Мильерана вмешаться в партийную борьбу на стороне правых в 1924 г. победивший на выборах “левый картель” вынудил формально безответственного главу государства подать в отставку, и партии возобновили молчаливый договор об избрании на президентский пост лишь второстепенных лиц (Думерг, Думер, Лебрэн). Это, однако, имело и свою оборотную сторону: в 1940 г., когда силы сторонников и противников капитуляции в правящих кругах были почти равны, многое зависело от решения Президента Лебрэна. Он не мог бы, конечно, помешать оккупации Франции врагом, но он мог назначить такое правительство, которое переехало бы в Алжир и продолжало бы борьбу. Ничтожный Президент не посмел выполнить свой конституционный долг и покорно уступил место Петэну. Совет министров. Период 1918—1940 гг. был периодом непрерывного роста власти совета министров и особенно его председателя (премьера). Правда, средняя продолжительность службы одного кабинета упала до 6 месяцев (в предыдущий период — 9 месяцев), но в состав кабинетов больше, чем когда-либо, назначались одни и те же лица: Бриан, бывший одиннадцать раз главой правительства и министром почти во всех кабинетах, Тардье, Шо- тан, Пенлеве, Фланден, Лаваль, Даладье и еще десятка два лиц были тем узким кругом, который поставлял Франции министров. После Клемансо уже не оспаривалось мнение о том, что Третьей республике необходим властный председатель совета министров. Все премьеры, вплоть до Даладье, стремились походить на “тигра”. Канцелярия премьер-министра разрослась и придавила ряд министерств. При председателе совета министров с января 1933 г. состояли советы национальной экономики (в котором, между прочим, заседали представители “профессий”), Высший совет национальной обороны и др. Поль Дешанель, побывавший и на посту премьера, и на президентском посту, писал: “Непредусмотренная законом власть председателя совета министров поглотила мало-помалу другие органы власти.
Она уничтожила или парали- зовала власть президента республики, председателя палаты, министров, самих палат, которые в великой исторической драме в состоянии только регистрировать совершившиеся факты”. Практика бесконтрольного делегированного законодательства практиковалась не только Пуанкаре, Думергом, Лавалем и Даладье, при которых она особенно процветала, но и всеми другими премьерами. Последний глава правительства Третьей республики Поль Рейно заявил в палате, что каждый раз при утверждении бюджета парламент автоматически тем самым одобряет все изданные ранее чрезвычайные декреты. Этот нелепый тезис встретил полное одобрение палаты (из которой уже были удалены коммунисты). Местное управление. Административное деление и местное управление сохранились в общем в том же виде, в каком существовали до войны. В каждом из 90 департаментов полным хозяином оставался префект — чиновник министерства внутренних дел. В 38 014 коммунах существовали муниципальные советы, избиравшиеся всеобщим голосованием по системе пропорционального представительства сроком на 6 лет. Деятельность муниципалитетов была еще более стеснена, чем до войны 1914—1918 гг. Им не разрешалось, в частности, открывать свои предприятия. Конец Третьей республики. Несмотря на то, что действительный государственный строй Третьей республики был весьма далек от подлинного демократизма, ведущие буржуазные политики уже давно требовали пересмотра Конституции в реакционном духе. Тардье, Пуанкаре и Думерг в 1933—1934 гг. ставили вопрос об отмене парламентской ответственности правительства. После того, как Даладье добился удаления из парламента единственных подлинных защитников демократии — коммунистов, большинство в палате депутатов оказалось у правых партий, причем даже те правые, которые не были сторонниками немцев, были все же сторонниками упразднения парламентских учреждений. На созванном Петэном в июле 1940 г. заседании Национального собрания (совместное заседание обеих палат) присутствовало 649 депутатов и сенаторов из 932.
Большинством 569 голосов против 80 французский парламент совершил самоубийство и предательство, передав Петэну законодательную власть и право издать новую конституцию. Это постановление послужило юридической основой для марионеточного режима Виши. Однако полномочия на издание конституционных актов были даны Петэну при условии, что он их представит на одобрение народного представительства. Так как это никогда не было сделано, июльское решение потеряло всякое юридическое значение, и режим Петэна формально, как и фактически, был чистой узурпацией. Первым же декретом Петэн присвоил себе звание, права и функции главы французского государства. Должность президента республики упразднялась. Самое слово “республика” более не употреблялось. Второй декрет разъяснял, что “глава французского государства обладает всей полнотой государственной власти. Он назначает и увольняет министров и государственных секретарей, которые ответственны только перед ним... Он осуществляет законодательную власть в совете министров... провозглашает законы и обеспечивает их исполнение... Он назначает на все должности... имеет право амнистии... ратифицирует договоры... может объявлять осадное положение...” Созыв палат был сначала отсрочен на неопределенное время, а потом (25 августа 1942 г.) они вовсе были упразднены. Петэн обещал созвать новое законодательное собрание, но, конечно, не сделал этого. 22 января 1941 г. им было назначено совещательное собрание из двухсот вполне надежных с фашистской точки зрения личностей. Но и этот орган не играл никакой роли. 18 апреля 1942 г., когда Лаваль стал премьер-министром, “глава французского государства” передоверил ему всю исполнительную власть, а 17 ноября 1942 г., когда неоккупированная зона прекратила свое существование, он передал Лавалю и свое “право” издавать законы. Фактически же Францией управляли немцы через специальные комиссии, созданные для контроля за исполнением условий перемирия между Францией и Германией. На путях к Четвертой республике. Зародышем будущего правительства Четвертой республики стал сформированный 23 июня 1940 г.
в Лондоне Временный французский национальный комитет с де Голлем во главе, состоявший из девяти так называемых “национальных комиссаров”. Власть Комитета признал с самого начала ряд французских колоний. Признанный британским правительством в качестве лидера всех свободных французов, де Голль приступил к формированию собственных вооруженных сил. В октябре 1942 г. движение, возглавлявшееся де Голлем, приняло наименование “Сражающейся Франции”. Как указывалось выше, адмирал Дарлан, а после его смерти генерал Жиро пытались и после высадки союзников в Северной Африке сохранить там подобие режима Виши. 7 декабря 1942 г. Дарлан провозгласил себя “главой государства в Северной Африке”. Жиро назвал себя (7 февраля 1943 г.) “французским гражданским и военным главнокомандующим” и назначил при себе совещательный комитет из генералов и экономический совет. Однако население Северной Африки не желало иметь дело с “главнокомандующим”, Тогда был создан под двойным председательством прибывшего в Алжир в июле 1943 г. де Голля и Жиро Французский комитет национального освобождения. В ноябре 1943 г. Жиро пришлось уйти в отставку, и Северная Африка окончательно стала базой движения “Сражающейся Франции”. При Французском комитете национального освобождения была создана Консультативная ассамблея, куда вошли представители от генеральных советов Алжира и алжирских политических организаций, представители движения Сопротивления внутри Франции и 20 бывших депутатов и сенаторов. Ассамблея была совещательным органом, но подготовила почву для восстановления французского парламентаризма. 21 апреля 1944 г. ФКНО издал декрет о том, что Национальное учредительное собрание, которое решит вопрос о государственном строе Французской республики, должно быть созвано через год после освобождения Франции. Все законы и декреты, изданные в Виши, объявлялись недействительными. Вскоре после этого Консультативная ассамблея поставила перед ФКНО вопрос о переименовании его во Временное правительство Французской республики, что и было осуществлено. В августе 1944 г. правительство, как уже указано, переехало в Париж. 9 октября 1944 г. Консультативная ассамблея была реорганизована: в ее состав было введено 248 человек, из которых 151 — деятели движения внутреннего Сопротивления. Первыми свободными выборами были муниципальные выборы в апреле—мае 1945 г. На основании декрета, изданного еще в Алжире, впервые в выборах участвовали женщины. Явка на выборы была рекордной для Франции — 80—90%. Учредительное собрание и референдум. В октябре 1945 г. состоялись выборы в Учредительное собрание и одновременно референдум, на котором большинством (66%) голосов был утвержден предложенный де Голлем и одобренный всеми партиями, кроме коммунистической, закон о временной организации власти, сильно ограничивавший права Учредительного собрания. Собрание должно было в семимесячный срок выработать и представить на утверждение избирателей проект конституции. Оно могло также по предложению правительства принимать так называемые “органические” законы, например, о национализации. Оно утверждало доходные (но не расходные) статьи бюджета. В остальном власть принадлежала Временному правительству. Учредительное собрание должно было избрать главу Временного правительства (он же и временный глава государства), затем утвердить предложенный им состав совета министров, после чего правительство фактически уже не несло ответственности перед Собранием, поскольку не было обязано выходить в отставку в случае неблагоприятного для него голосования Собрания. Такая форма организации власти действовала и после избрания 2 июля 1946 г. второго Учредительного собрания, вплоть до того, как 30 сентября 1946 г. была принята и с избранием Президента республики введена в действие новая Конституция. Первый проект конституции, выработанный Учредительным собранием после продолжительной борьбы между левыми и правыми партиями, был поставлен на всенародное голосование 5 мая 1946 г. В Учредительном собрании он был принят 309 голосами против 249. Однако в результате референдума проект был отклонен: за него высказалось 47% голосов (9,3 млн человек), против него голосовало 53% (10,5 млн). В конституционном вопросе реакция сплотилась главным образом вокруг требования второй палаты и широких полномочий президента. Вторую палату реакция желала иметь в качестве противовеса Национальному собранию (нижней палате), препятствующего последней в осуществлении социальных и экономических реформ. Для этого, разумеется, нужно было обеспечить соответствующий состав верхней палаты. Де Голль предлагал, чтобы она избиралась трестами, концернами и банками, которые он из осторожности объединял под названием “экономических” организаций, муниципальными органами и “интеллектуальными” обществами. Другая часть реакции желала поручить комплектование верхней палаты одним только генеральным и муниципальным органам. Расширения полномочий президента правые партии, в том числе и МРП, добивались в надежде, что это даст возможность их кандидату в президенты де Голлю самовольно и бесконтрольно управлять Францией. Первый проект конституции, главным и наиболее последовательным защитником которого была коммунистическая партия, предусматривал однопалатный парламент и серьезно ограничивал права президента. Вслед за отклонением этого проекта состоялись выборы в новое Учредительное собрание. На этих выборах (июнь 1946 г.) коммунистическая партия получила на 140 тысяч голосов больше, чем в октябре 1945 г., но в силу избирательной механики потеряла 4 мандата. Наибольшее количество мест получила МРП, хотя число голосовавших за нее увеличилось всего на 9 тысяч человек. Во втором Учредительном собрании эта партия имела 162 мандата вместо 145 в первом, коммунистическая партия — 148 мандатов вместо 152. Крупное поражение потерпели, как уже указывалось, социалисты. За полгода они потеряли более 300 тысяч голосов и получили 120 мандатов вместо 136. При обсуждении второго проекта конституции левые партии были вынуждены пойти на некоторые уступки, которые, однако, не нарушали общего демократического и прогрессивного характера конституции. Они согласились на введение второй палаты (Совета республики), права которой, однако, ограничиваются рекомендациями Национальному собранию, не обязательными для последнего. Выборы членов Совета носят в своей основе демократический характер. Несколько расширив права президента в сравнении с предыдущим проектом, конституция приняла меры против превращения президента в диктатора. МРП присоединилась к коммунистам и социалистам, и проект конституции был принят Учредительным собранием. Референдум 13 октября 1946 г. принес ее утверждение, хотя и незначительным большинством голосов (53% высказалось за, 47% — против). В ноябре 1946 г., согласно новой Конституции, состоялись выборы в Национальное собрание. За коммунистическую партию голосовало на 430 тысяч больше, чем в июне. Новые выборы были новым поражением социалистов, жестоко поплатившихся за антикоммунистическую пропаганду и призывы к классовому миру потерей голосов рабочих. За 5—6 месяцев они лишились 643 тысяч избирателей. МРП потеряла около полумиллиона голосов, но в сравнении с Учредительным собранием сумела увеличить состав своей фракции на 1 депутата. Таким образом, коммунисты оказались на первом месте и по числу собранных ими голосов, и по числу депутатских мест (186). Им принадлежит 30% всех мандатов. Демократизация экономического строя. Выборы в Учредительное собрание и референдум наглядно свидетельствуют о значительном полевении не только основной массы французского рабочего класса, но и той части крестьянства и мелкой буржуазии, которая, голосуя за коммунистическую партию, выразила тем самым согласие на демократизацию не только государственного строя, но и французской экономики. Сила французской реакции заключается до сих пор в том, что в ее руках находятся важные рычаги экономического давления. Идея национализации промышленности и банков родилась еще в недрах Сопротивления во время борьбы с Германией. Ее отстаивал не только рабочий класс, для которого осуществление национализации означает увеличение его доли в общенародном доходе, — ее поддерживала и часть мелкой буржуазии и ремесленников, разоренных концентрацией производства, проводившейся немцами и обогатившей пресловутые “200 семейств”. Сотрудничество крупного капитала с врагом делало эту меру еще более популярной. Следует отметить, что, учитывая эти настроения, МРП должна была включить в свою программу лозунги борьбы с трестами и хотя на словах, но присоединиться к программе экономической реконструкции. Уступая категорическим требованиям коммунистической партии, правительство де Голля вынуждено было еще в 1944 г. провести национализацию угольных шахт Севера и Па-де-Кале, на которые приходится 2/з всей французской добычи угля, автомобильных заводов Рено, авиамоторных заводов Гном и Рон, а также Компании воздушных сообщений. Эта национализация была в значительной степени фиктивной. Угольные компании получили от государства крупные денежные компенсации. В 1945 г., когда на пост министра промышленного производства пришел коммунист Марсель Поль и весь состав правительства оказался более левым, была проведена национализация Французского банка и четырех других наиболее крупных банков Франции. Учредительное собрание провело национализацию производства электроэнергии и газа, страховых компаний, в руках которых находились колоссальные средства, Алжирского банка и всех угольных шахт страны. Несмотря на отчаянное сопротивление электротрестов, агентурой которых выступала МРП, несмотря на сопротивление страховых и иных компаний, задетых национализацией, наконец, несмотря на активное давление со стороны Англии и США, первый тур борьбы за экономическое возрождение Франции на новой прогрессивной основе окончился победой рабочего класса и его партии. Однако задача еще не решена, пока в руках трестов находится черная металлургия, промышленность цветных металлов и другие отрасли, за национализацию которых борются сейчас коммунисты. “Битва за производство”, осуществляемая рабочим классом под руководством коммунистической партии, принесла серьезные результаты — и главным образом на национализированных предприятиях. Уже в октябре 1946 г. добыча угля составляла 109% к довоенному уровню, грузооборот железных дорог — 102% и т. д. В трудной борьбе с реакцией коммунистическая партия и Всеобщая конфедерация труда добились повышения заработной платы рабочих на 17,2—38%, приравнения заработной платы женщин к заработной плате мужчин, увеличения окладов государственных служащих, увеличения заработной платы сельскохозяйственных рабочих, — это крупные успехи коммунистической партии. Новая французская Конституция. Принятию новой Конституции предшествовала, как уже сказано, острая и длительная политическая борьба. Реакция, программу которой особенно ярко развернул генерал де Голль в своем выступлении в г. Байе 16 июня 1946 г., предпочла бы не демократическое правительство, а диктатуру. Но реакция не могла установить нового “авторитарного” режима силой, так как это вызвало бы отпор со стороны всего французского народа и прежде всего рабочего класса, руководимого коммунистами и Всеобщей конфедерацией труда. С другой стороны, силы демократии, несмотря на свою организованность и мощь, не могли действовать внепарламентскими методами, так как за спиной де Голля стояло военное могущество Великобритании и США. Поэтому и реакция и демократия вынуждены были искать решения вопроса путем голосования, путем борьбы вокруг новой Конституции. Утвержденная 13 октября 1946 г. Конституция носит на себе много следов политического компромисса, но в основе является демократическим документом. Она воскрешает старинную Декларацию прав человека и гражданина 1789 г., но дополняет ее такими демократическими принципами, как равноправие женщин, запрещение всякой дискриминации по мотивам происхождения, убеждения и вероисповедания, обязанность граждан трудиться, право на организацию профессиональных союзов и проведение забастовок, бесплатное светское образование, право государства ограничивать частные монополии, отказ от завоевательных войн и соблюдение международного права. Конституция провозглашает принцип всеобщего, равного, прямого избирательного права при тайном голосовании. Принятый одновременно с Конституцией избирательный закон предоставляет избирательное право мужчинам и женщинам, не исключая и военнослужащих, и вводит пропорциональное представительство. Каждый департамент составляет один избирательный округ, за исключением семи крупнейших департаментов, которые делятся на несколько округов. Национальное собрание, избираемое на пятилетний срок, является нижней палатой. Вторая палата — Совет республики, но он сильно отличается от прежнего сената. Законы исходят от Национального собрания (которое не может никому делегировать законодательную власть), а Совет республики обладает лишь правом в течение двух месяцев предложить свои поправки. Если между палатами нет согласия, решение принадлежит Национальному собранию. Правительство несет политическую ответственность перед Национальным собранием. Выборы в Совет республики двухстепенные, но подавляющее большинство членов избирательных коллегий — делегаты, избранные путем всеобщих выборов на основе пропорционального представительства. В коллегии входят также генеральные и муниципальные советники и депутаты Национального собрания от департамента. Шестая часть Совета республики назначается Национальным собранием. Президент республики избирается на совместном заседании Национального собрания и Совета республики тайным голосованием на 7 лет, причем может быть переизбран только один раз. Он имеет право в течение не более 10 дней просить парламент о пересмотре принятого закона. Если президент не обнародует закон в установленный срок, это делает председатель Национального собрания. Президент назначает на высшие гражданские и военные должности, но эти его акты, как и всякие другие, требуют скрепы председателя совета министров и соответствующего министра. Назначаемый президентом премьер не может приступить к формированию кабинета, пока Национальное собрание абсолютным большинством голосов не одобрит его кандидатуру и его программу. Конституция устанавливает, что исполнительная власть вверяется совету министров, причем подчеркивается руководящая роль его председателя. Совет министров обязан выходить в отставку, если Национальное собрание абсолютным большинством голосов выражает ему недоверие, но после двух правительственных кризисов, вызванных вотумом Собрания, совет министров может вынести решение о досрочном роспуске Национального собрания декретом президента. В этом случае на время проведения избирательной кампании образуется правительство из представителей всех партий, возглавляемое председателем распущенного Национального собрания. Такое переходное правительство необходимо для того, чтобы воспрепятствовать попыткам правительственных партий повлиять на выборы или установить единоличную диктатуру. Для рассмотрения судебных дел политического характера Национальное собрание избирает специальный Верховный суд. Все остальные суды подчиняются Высшему совету магистратуры, состоящему из президента республики, министра юстиции, четырех представителей от судебных чиновников, двух юристов по назначению президента и шести членов, избираемых Национальным собранием. Попытка реакции сохранить судебную систему, полностью независимую от законодательной власти, провалилась. В Конституции нет упоминания о колониях, а говорится о Французском союзе, состоящем из метрополии, заморских департаментов и территорий, а также так называемых объединенных государств, т. е. автономных колоний. Руководство Союзом принадлежит правительству. Проведение в жизнь демократических положений, имеющихся в новой Конституции Французской республики, зависит, разумеется, от фактического соотношения сил демократии и реакции. Действительный государственный строй Франции к началу 1947 г. еще очень далек от того, каким он должен быть по Конституции. Экономическое могущество монополий не подверглось необходимым ограничениям. Государственный аппарат как в министерствах, так и на местах состоит почти целиком из старых чиновников Третьей республики. Больше того, бюрократический аппарат вырос в полтора раза по сравнению с довоенным временем. Судьи на три четверти также остались старые, и дело доходило даже до забастовок присяжных заседателей, возмущенных тем, что судьи не выносили обвинительных приговоров изменникам родины, которых присяжные признавали виновными. Практиковалась продажа адвокатских должностей и т. п. Ничего не изменилось пока в области местного управления. Сохранились даже созданные при Петэне наддепартаментские областные объединения (“режьон”), хотя еще в начале 1946 г., по предложению Тореза, были отозваны возглавлявшие эти объединения правительственные комиссары. Префекты оставались полными хозяевами департаментов, как это было до 1940 г. Ничего не сделано для перестройки французской колониальной империи на основе принципов новой Конституции. Не было удовлетворено требование колониальных народов о предоставлении им статута объединенных государств, а против народа Вьетнама, который завоевал свою автономию и право на последовательно демократическую конституцию с оружием в руках, ведется несправедливая война. Колониальная администрация оставалась целиком в руках генералов и администраторов, назначенных в лучшем случае де Голлем, а в большинстве — вишийскими властями. Таким образом, принятие Конституции 1946 г. явилось лишь началом нового этапа политической борьбы во Франции. Конституция еще не была введена в жизнь, как правые партии и вместе с ней часть социалистов потребовали ее пересмотра. Под этим лозунгом французская реакция выступила на выборах в Национальное собрание (ноябрь 1946 г.). Правительство Рамадье, руководящая роль в котором принадлежит правым социалистам и МРП, стало на путь нарушения Конституции, удалив 5 мая 1947 г. путем президентского декрета ми- нистров-коммунистов из состава кабинета под предлогом нарушения ими “министерской солидарности”. Единственным надежным защитником новой французской Конституции является коммунистическая партия Франции, группирующая вокруг себя все наиболее прогрессивные силы и неустанно работающая над сплочением демократических сил страны.
<< | >>
Источник: В. А. Томсинов. Всеобщая история государства и права . Том 2. 2010

Еще по теме § 2. Государственный строй:

  1. §3. Государственный строй афинской демократии
  2. ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СТРОЙ СПАРТЫ
  3. §1. Государственный строй — царская власть» республика, империя
  4. § 3. Государственный строй империи. 1. Принципат (I—III вв.)
  5. § 1. Государственный строй
  6. § 1. Государственный строй
  7. § 1. Государственный строй
  8. § 1. Государственный строй
  9. § 2. Государственный строй
  10. § 1. Государственный строй
  11. § 4. Политическая борьба и государственный строй после 1945 г.
  12. Часть II ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СТРОЙ ИНОСТРАННЫХ ГОСУДАРСТВ
  13. Часть III ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СТРОЙ ФРАНЦИИ
  14. Государственный строй Древнего Вавилона
  15. Общественный и государственный строй Англии в период раннефеодальной монархии
  16. Общественный и государственный строй Древнерусского государства
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -