<<
>>

§ 2. Генеральные Штаты. Учредительное собрание

Выборы в Генеральные Штаты. Указ о созыве Генеральных Штатов был издан в начале 1788 г. Распределение мест между сословиями на сей раз было следующим: около 600 депутатов должно было послать третье сословие и столько же духовенство и дворянство, вместе взятые.
Правительство было вынуждено сделать эту уступку ввиду охватившего Францию волнения, но, делая ее, правящие круги думали вместе с тем свести ее на нет применением старого способа обсуждения вопросов и голосования в Генеральных Штатах, т. е. порознь по сословиям, при котором каждое сословие, независимо от числа депутатов, имеет один голос. Выборы для дворянства были прямыми, для духовенства — частично прямыми, частично двухстепенными, депутаты же третьего сословия подвергались гораздо более тщательному отбору. Выборы для них были трехстепенными и частично даже четырехстепенными. Право голоса предоставлялось всем французским подданным, достигшим 25-летнего возраста и уплачивающим налог не менее 5 ливров в год. Буржуазия развернула интенсивную предвыборную агитацию. Особой известностью пользовались произведения Сийэса, Робеспьера и Демулена. В знаменитой брошюре Сийэса “Что такое третье сословие?” говорилось: “Перед вами стоят три вопроса: 1) Что такое третье сословие? Все. 2) Чем оно было до сих пор и политической жизни? Ничем. 3) Чего оно требует? Стать чем-нибудь”. На своих избирательных собраниях третье сословие принимало наказы депутатам. В этих наказах мы находим все основные пункты будущей Декларации прав человека и гражданина, — требования конституции, равенства всех перед законом, неприкосновенности собственности, уничтожения привилегий, уничтожения крепостной зависимости и цехов, отмены произвольных арестов и политических тюрем, введения суда присяжных, свободы слова, совести и т. д. Генеральные Штаты. Генеральные Штаты открылись 5 мая 1789 г. Очень скоро встал важный вопрос о порядке голосования решений.
Король, дворянство и духовенство настаивали на голосовании посословном. При этом порядке каждое сословие решало вопрос отдельно, и решением Генеральных Штатов считалось то решение, которое было принято по крайней мере двумя сословиями. Такое голосование заранее обрекало на провал предложения третьего сословия, так как по всем основным вопросам дворянство и духовенство голосовали бы заодно. Тот факт, что количество депутатов третьего сословия равнялось количеству депутатов дворянства и духовенства вместе взятых, не имел бы, как видим, никакого значения. Депутаты третьего сословия требовали поэтому поименного голосования. Национальное собрание. Переговоры о порядке голосования длились около полутора месяцев. Дворянство и духовенство не шли на уступки, и только несколько священников присоединились к третьему сословию. Непримиримая позиция привилегированных вызывала всеобщее негодование, и депутаты третьего сословия перешли к более решительным действиям: они заявили, что они избраны почти всей совокупностью нации и объявили себя Национальным собранием. Это было 17 июня 1789 г. В тот же день собрание постановило, что налоги в государстве не могут взиматься без согласия представителей нации, а так как все существующие налоги не санкционированы нацией, то все они незаконны и не подлежат взиманию, увеличению или продлению. Далее собрание заявляло, что оно дает временно согласие на то, чтобы существующие налоги и сборы, хотя и установленные незаконно, продолжали взиматься как и раньше, но только до того дня, пока не распущено Национальное собрание, по какой бы причине ни произошел его роспуск. Этот решительный шаг вызвал колебания среди известной части представителей других сословий, и к депутатам третьего сословия присоединилась часть представителей духовенства. Королевский двор, не решавшийся разогнать Национальное собрание, старался мешать его заседаниям. 20 июня, когда депутаты третьего сословия пришли к обычному месту заседаний, солдаты не впустили их в помещение. Тогда было постановлено, что заседание должно состояться в любом месте.
И действительно, в соседнем доме, в зале для игры в мяч, состоялось знаменитое заседание Национального собрания. Все члены его, за исключением одного, торжественно поклялись не расходиться, пока не будет принята конституция королевства. 23 июня король сам явился в Собрание объявить, что он решил сохранить “в полной неприкосновенности разделение на отдельные сословия”, и приказал депутатам разойтись в отведенные для каждого сословия отдельные помещения. Но, вопреки приказу короля, депутаты третьего сословия продолжали собираться и заседать совместно с частью представителей дворянства и духовенства, присоединившихся к ним. Король вынужден был, наконец, признать факт совместных заседаний сословий, и 27 июня Собрание собралось в полном составе. Впоследствии, уже в конце своей деятельности, оно приняло название Учредительного собрания. Деятельность Собрания внушала королю и его окружению все большие и большие опасения. Королевский двор задумал вооруженной силой разогнать Собрание. Начали стягивать войска к Парижу с явным намерением совершить контрреволюционный переворот. Но угроза контрреволюции всколыхнула народные массы. 14 июля народ штурмом взял Бастилию — центральную политическую тюрьму, бывшую олицетворением самодержавия. Взятие Бастилии всюду было воспринято как конец старого режима, как падение абсолютизма. Наблюдается быстрый рост народного движения. В Париже и других городах организуются городские общины — “коммуны” — для управления городами, составляются отряды национальной гвардии для защиты революции. В деревне началась крестьянская революция. Крестьяне отказывались выполнять феодальные повинности и платить налоги. Они уничтожали феодальные документы, в которых были записаны крестьянские повинности, а там, где они встречали сопротивление, дело доходило до разрушения помещичьих усадеб. Народное движение спасло Учредительное собрание. Двор был вынужден отложить выполнение своих контрреволюционных планов. Постановление 4—11 августа. Рост крестьянского движения заставил Учредительное собрание прервать обсуждение вопроса о будущей конституции и срочно заняться аграрным вопросом.
Ночью с 4 на 5 августа было принято постановление “об окончательном уничтожении феодального режима”. На основе этого общего постановления Учредительное собрание выработало закон, окончательно принятый собранием 11 августа. Закон устанавливал, что те из феодальных прав и обязанностей, которые относятся к личному или вещному крепостному праву и к личной зависимости, отменяются без выкупа; все остальные повинности подлежат выкупу, а впредь до выкупа должны выполняться по-прежнему; размеры и способы выкупа будут установлены Национальным собранием. Отменялось исключительное право охоты. Упразднялись сеньориальные суды. Отменялась церковная десятина (до изыскания иного способа обеспечения духовенства десятина должна была взиматься). Все срочные земельные ренты, натуральные и денежные, подлежали выкупу. Постановление Учредительного собрания было, конечно, шагом вперед, но шагом нерешительным, который отнюдь не означал на практике уничтожения феодального режима. Учредительное собрание оставило незатронутыми наиболее доходные права помещиков, объявив их подлежащими выкупу. Собрание, в котором первую скрипку играли представители буржуазии, показало, что оно не склонно к решительным выступлениям против феодальной собственности. Понимая, что крестьяне останутся недовольны этими законами, Учредительное собрание приняло жестокие меры к подавлению возможных волнений с помощью национальной гвардии и войск (закон от 10 августа). Декларация прав человека и гражданина. Вернувшись к конституционным вопросам, Учредительное собрание приняло 26 августа Декларацию прав человека и гражданина. Декларация восприняла идеи просветительной философии XVIII в. “Люди рождаются свободными и равными в правах. Общественные различия могут быть основаны только на общей пользе, — говорилось в первой статье Декларации. — Целью всякого политического союза является сохранение естественных и неотъемлемых прав человека. Эти права: свобода, собственность, безопасность и сопротивление угнетению” (ст. 2). Свобода определяется как право делать все, что не вредит другому; границы свободы устанавливаются законом (ст.
4). Объявлялась свобода убеждений, в частности религиозных, свобода слова и печати (ст. 10, 11). Устанавливалось равенство перед законом. Декларация провозгласила принцип народного суверенитета. “Источник всей верховной власти всегда находится в нации. Никакое учреждение, никакое лицо не может осуществлять власти, не происходящей прямо от нации” (ст. 3). “Общество имеет право требовать отчета у каждого должностного лица своей администрации” (ст. 15). “Закон, — говорится в Декларации, — есть выражение общей воли. Все граждане имеют право лично или через представителей участвовать в издании законов” (ст. 6). Последняя по порядку, но важнейшая по значению статья 17 освящает принцип неприкосновенности частной собственности: “Так как собственность есть нерушимое и священное право, то никто не может быть ее лишен, кроме тех случаев, когда того явно требует общественная необходимость, законно засвидетельствованная, и под условием справедливого и предварительного вознаграждения”. Декларация прав была документом громадного значения. Осуществление изложенных в ней принципов предполагало уничтожение феодализма и феодального государства. Свобода личности и равенство в правах означали ликвидацию феодальных ограничений и привилегий. Принцип законности был направлен против феодального произвола, а принцип народного суверенитета был несовместим с абсолютной монархией. Всем этим принципам приходилось завоевывать себе признание в борьбе с упорным сопротивлением королевской власти. Лишь по требованию депутации Учредительного собрания и под непосредственным давлением народа король согласился принять Декларацию прав человека и гражданина и 19 параграфов Конституции, вотированных собранием. Вскоре после этого король, уступая революционным массам, вторгшимся во дворец, несмотря на сопротивление королевской гвардии, переехал из Версаля в Париж. Туда же переехало и учредительное собрание. В Париже оно находилось под непосредственной защитой народа. Народ еще раз спас Собрание от готовившегося разгона.
Законы о церкви. Учредительное собрание продолжало свою работу. Одной из важнейших реформ была реформа церкви. Церковь в феодальном обществе была как бы “государством в государстве”. Она имела свою обособленную административную организацию, свои суды и т. д. В период абсолютизма французской церкви пришлось частично лишиться своей независимости, но, несмотря на это, она оставалась обособленной, сравнительно самостоятельной организацией, обладала громадными земельными и иными богатствами, получала большие средства от сбора десятины и других сборов и пожертвований. Нужно было покончить с независимостью церкви и превратить дорогую феодальную церковь в дешевую. Как было сказано выше, закон 4—11 августа 1789 г. уничтожил десятину, обязав, однако, население выплачивать ее по-прежнему до тех пор, пока не будут установлены иные способы обеспечения духовенства. Однако крестьяне нередко отказывались платить десятину. В ноябре 1789 г. был издан закон, передающий в распоряжение нации земли духовенства. Эти земли вместе с землями короны были вскоре пущены в продажу. В феврале 1790 г. Учредительное собрание приняло декрет об уничтожении монашеских обетов и о роспуске орденов и конгрегаций. Важнейшим актом Учредительного собрания был закон о гражданском устройстве духовенства (июль 1790 г.), устанавливавший новые епископские округа — департаменты. Епископы должны были, подобно другим чиновникам, выбираться избирательными собраниями департаментов. Приходские священники должны были избираться избирательными собраниями дистриктов. Викарии назначались приходскими священниками. Вмешательство папы при назначении на духовные должности было устранено. Посвящение, без которого епископ не мог приступить к исполнению своих функций, производилось старшим епископом; священники посвящались епископами. Всем служителям культа назначалось государственное жалование. Этими законами была произведена полная реорганизация церкви. Значительная часть духовенства отказалась признать новое устройство церкви и повела борьбу против революции. Выработка Конституции. После принятия Декларации прав Учредительное собрание продолжало выработку Конституции, обсуждая и принимая Конституцию по частям. Работа затянулась на два года. За это время Собрание приняло также ряд важных законов, позднее вошедших в Конституцию: о новом административном устройстве, о выборах, об организации судебной власти и др. Бегство короля. Между тем контрреволюция, центром которой был королевский двор, не дремала. Король и его сторонники соблюдали внешнюю лояльность, а в то же время строили тайные планы государственного переворота. Наконец, 20 июня 1791 г. король с семьей бежал по направлению к границе, но был опознан содержателем почтовой станции, задержан и уже как пленник народа привезен назад в Париж. Бегство короля способствовало росту республиканских настроений. Еще до возвращения короля Учредительное собрание завладело исполнительной властью и постановило, что министры обязаны приводить в исполнение его декреты без санкции или согласия короля. Конституция 1791 г. 3 сентября 1791 г. Учредительное собрание приняло Конституцию и представило ее на утверждение короля. Король принес присягу верности Конституции, и ему была возвращена власть. Декларация прав человека и гражданина составила часть Конституции. Однако положения Конституции находились очень часто в резком противоречии с принципами Декларации. В специальном введении к Конституции, помещенном после Декларации, объявлялось еще раз, что Национальное собрание уничтожает все учреждения, нарушающие свободу и равенство прав, т. е. все сословные отличия, феодальную юстицию, продажность и наследственность должностей, всякие привилегии, гильдии и цехи. Объявлялось, что все граждане допускаются к занятию должностей, что налоги будут распределяться в соответствии с имущественным положением плательщиков. Перечислялись еще раз права, свободы и гарантии, уже записанные в Декларации прав. Далее Конституция подчеркивала принципы народного суверенитета и разделения властей. “Суверенитет — един, неделим, неотчуждаем и ненарушим. Он принадлежит нации, никакая часть народа и никакое лицо не могут присвоить себе его отправление” (разд. III, ст. 1). Народ осуществляет свою власть путем “делегирования”. Законодательная власть делегируется Национальному собранию, исполнительная власть — королю, судебная власть — избираемым народом судьям. Таким образом стремились примирить монархию с народным “суверенитетом”, а по существу подчиняли этот суверенитет монархии. Конституция устанавливала однопалатную систему. Законодательный корпус состоял из 745 депутатов, избираемых на два года. Депутатские места распределялись между 83 департаментами по троякому основанию: территории, количеству населения и размеру уплачиваемого налога. 247 депутатов избирались 83 департаментами, по три от каждого (за исключением Парижского департамента, который посылал только одного). 249 мест распределялись по населению. Все активное население страны делилось на 249 долей, и каждый департамент избирал столько депутатов, сколько приходилось на него долей. И наконец, 249 депутатских мест распределялись между департаментами в соответствии с суммами уплачиваемых налогов. Для этого общая сумма прямых налогов делилась на 249, и каждый департамент выбирал столько депутатов, сколько долей налога он уплачивал (разд. III, гл. I, ч. 1, ст. 1, 2, 3, 4, 5). Избирательное право, установленное еще законом 22 декабря 1789 г. и с некоторыми изменениями вошедшее в Конституцию, было прямой изменой принципам Декларации прав. “Закон есть выражение общей воли. Все граждане, лично или через своих представителей, имеют право участвовать в издании законов”, — говорилось в Декларации. Между тем Конституция делила всех граждан на “активных” и “пассивных”. “Пассивные” были отстранены от участия в политической жизни, и только “активные” участвовали в выборах депутатов, а также всех муниципальных чиновников. Устанавливалось три разряда активных граждан: 1) лица, входящие в состав первичных собраний; 2) выборщики, посылаемые первичными собраниями в избирательные собрания; 3) лица, пользующиеся правом быть избранными на различные должности. Активный гражданин должен был удовлетворять следующим условиям: быть французом, иметь возраст не ниже 25 лет, иметь в течение года постоянное местожительство, уплачивать прямой налог, равный по размеру трехдневному заработку, среднему для данной местности, не быть в личном услужении, быть внесенным в местные списки национальной гвардии, принести гражданскую присягу (разд. III, гл. I, ч. 2, ст. 2). Каждый мог иметь только один голос. Выборы были двухстепенные. Первичные собрания в городах и кантонах избирали выборщиков, а собрание выборщиков всего департамента избирало депутатов. Для выборщиков устанавливались дополнительные квалификации: нужно было прежде всего удовлетворять общим требованиям, установленным для активных, и кроме того: а) в городах (в зависимости от величины города): быть собственником имущества, дающего доход величиной от 200- до 150- дневного заработка или быть съемщиком квартиры с платой в размере от 150- до 100-дневного заработка; б) в деревнях: быть собственником имущества, доход которого равняется 150-дневному заработку (разд. III, гл. I, ч. 2, ст. 7). Для права быть избранным на различные муниципальные должности требовалась уплата прямого налога, равного 10-дневной заработной плате. Депутаты избирались только из жителей данного департамента. Законодательное собрание наделялось широкой компетенцией. Оно предлагало и принимало законы; определяло государственные расходы, устанавливало налоги и следило за расходованием государственных средств; создавало и уничтожало должности, устанавливало размеры армии и флота, объявляло, по предложению короля, войну, ратифицировало договоры с иностранными государствами и т. д. (разд. III, гл. III, ч. 1, ст. 1, 2, 3). Декреты, принятые Законодательным собранием, представлялись королю, который мог отказать в своем согласии. Но вето короля являлось суспенсивным, т. е. отлагательным: если каждая из двух легислатур, следующих за той, которая впервые приняла декрет, вновь примет его без изменений, король был обязан дать санкцию (там же, ч. 2, ст. 1, 2). Предоставив широкие полномочия Законодательному собранию, Учредительное собрание позаботилось и о создании сильной исполнительной власти. Исполнительная власть, как было указано выше, делегировалась королю. Особа короля признавалась “неприкосновенной и священной”. “Король французов” — таков был титул короля, вместо старого “Король милостью божией”. Для поддержания “блеска трона” королю отпускались по цивильному листу специальные суммы. Король считался главой всей администрации королевства. Он являлся верховным главнокомандующим армией и флотом, назначал и отзывал министров, посланников, командующих армией и флотом и многих других высших чиновников, в ведении его находились внешние сношения, он вел переговоры и заключал договоры, которые подлежали, однако, ратификации Законодательного собрания. Он мог издавать прокламации во исполнение законов, имел право отменять акты администрации, противоречащие законам или распоряжениям короля и в особо серьезных случаях даже отстранять выборных чиновников департаментов от должности, о чем он должен был ставить в известность Законодательное собрание, которое и решало вопрос окончательно (разд. III, гл. IV, ч. 2, ст. 5, 8). Составители Конституции позаботились о том, чтобы поставить короля в зависимость от Законодательного собрания. Министры, хотя и назначаемые королем, могли быть преданы суду по постановлению Собрания. Каждое распоряжение короля должно было иметь кроме его подписи также подпись министра. В противоположность принципам абсолютной монархии Конституция подчеркивала верховенство закона. “Во Франции нет власти высшей, чем закон. Король управляет только по закону и только от имени закона он может требовать повиновения” (гл. II, ст. 3). Он приносит присягу на верность нации и закону. В области местного управления Конституция закрепляла те изменения, которые были проведены еще в конце 1789 г. По новому административному устройству вся Франция делилась на 83 департамента, департаменты делились на дистрикты, а дистрикты — на кантоны. Конституция закрепляла выборность местной администрации. На местах не должно было быть никаких чиновников, назначаемых центральной властью. Однако выборы чиновников департаментов и дистриктов были двухстепенными, и только выборы администрации кантонов были прямыми. Мэр и другие чиновники кантона, а также члены генеральных советов коммун избирались активными гражданами прямым голосованием. Выборная местная администрация была, однако, поставлена в зависимость от короля. Король имел право аннулировать распоряжения администрации департамента и дистрикта в случае их противоречия закону или предписаниям короля. В случае упорного неповиновения он мог, как мы видели уже, отстранять местных чиновников от должности, причем обязан был известить об этом Законодательное собрание, которое отменяло решение короля или утверждало его. Придерживаясь принципа разделения властей, Конституция определяла, что “судебная власть не может ни в каком случае быть осуществляема ни Законодательным корпусом, ни королем”. С другой стороны, суды не должны были вмешиваться в деятельность законодательной и исполнительной власти, в частности, суды не могли приостанавливать действия законов (разд. III, гл. V, ст. 1, 3). В кантонах действовали мировые судьи и заседатели, которые избирались активными гражданами на два года из лиц, достигших тридцатилетнего возраста и уплачивавших прямой налог, равный десятидневному доходу. Ведению мировых судей подлежали гражданские дела и некоторые уголовные. В дистриктах учреждались трибуналы, являвшиеся апелляционной инстанцией по гражданским делам, разбираемым мировыми судьями, и судом первой инстанции по наиболее крупным гражданским делам, которые были изъяты из ведения мировых судей. Устанавливались три ступени уголовной юстиции: 1) суд полиции в муниципалитетах, ведению которого подлежали мелкие преступления (так называемые проступки); 2) исправительная юстиция мировых судей, ведению которой подлежали преступления; 3) уголовные суды в департаментах, ведению которых подлежали тяжелые преступления. Суд департамента состоял из председателя, избираемого собранием выборщиков департамента, и трех судей, которые менялись каждые три месяца. Обязанности этих судей исполнялись судьями дистриктов по очереди. Разбирательство дел происходило с обязательным участием двенадцати присяжных, решавших вопрос факта. Применение закона производилось судьями. Выше всех перечисленных гражданских и уголовных судов находился кассационный трибунал, состоявший при Законодательном собрании и составлявшийся из судей, избираемых собраниями выборщиков департаментов, по одному от департамента. “Кассационный суд, — говорилось в Конституции 1791 г., — никогда не может разбирать дела по существу” (разд. III, гл. V, ст. 20). Он мог отменить решение или приговор лишь по мотивам несоблюдения процессуальных форм или явного нарушения закона. Был установлен очень сложный порядок изменения Конституции. Первые четыре года после ее введения (срок действия первых двух легислатур) нельзя было поднимать в парламенте вопроса о ее изменении. Только по истечении этого промежутка Законодательное собрание могло заняться пересмотром Конституции. Для этого требовалось согласное решение трех последовательных легислатур о необходимости пересмотра. Тогда создавалось специальное собрание из членов четвертой по порядку легислатуры и 249 членов, особо для этой цели избранных по департаментам. Эта столь “твердая” Конституция просуществовала, однако, всего несколько месяцев. Приняв Конституцию, Учредительное собрание в своем большинстве считало революцию законченной. В прокламации, изданной королем, так и говорилось: “Наступил конец революции; пусть к нации вернется ее счастливое настроение”. Но счастливое настроение не возвращалось. Крестьянство было недовольно политикой Учредительного собрания и продолжало борьбу против остатков феодализма. Народ в городах, надеявшийся, что революция принесет ему улучшение положения, видел, что плоды победы достались буржуазии. Революционные клубы и общества широко развернули свою деятельность, призывая массы продолжать борьбу.
<< | >>
Источник: В. А. Томсинов. Всеобщая история государства и права . Том 2. 2010

Еще по теме § 2. Генеральные Штаты. Учредительное собрание:

  1. Колониальный вопрос в деятельности Организации Объединенных Наций.
  2. ФРАНЦУЗСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ ВЗРЫВНОЙ ХАРАКТЕР ПРЕОБРАЗОВАНИЙ
  3. ВТОРОЙ ПРОВАЛ ВСЕОБЩЕГО ИЗБИРАТЕЛЬНОГО ПРАВА
  4. 1. Миролюбивая политика Республики Индии
  5. XXIX.
  6. Индивидуализм
  7. (1. Органический рост парламентских институтов: Англия в XIII-XVIII вв.
  8. Униформа, награды и чинопроизводство в Сибирской армии
  9. § 2. Генеральные Штаты. Учредительное собрание
  10. § 3. Итальянское государство после второй мировой войны
  11. § 1. Конституция Бразилии
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -