Задать вопрос юристу

б) Теория географического «раздвоения мира»

Авторы теоретических концепций относительно географического «раздвоения мира» в настоящее время чаще всего ссылаются на английского географа Хэлфорда Маккиндера и его произведение «Географическая основа истории» (1904).
В работах Ратцеля мы также находим много высказываний относительно противоположности между «сушей и морем», определяющей якобы ход истории. Карл и Альбрехт Хаусхоферы в своих многочисленных произведениях также часто ссылались на эту противоположность. Иосиф Мэрц специально написал для издаваемой Грабовским «Библиотеки мировой политики» томик под заглавием «Континентальные и морские державы».

Для всех этих теоретических попыток общим является то, что они делят земной шар на «сухопутную силу» (в настоящее время — Советский Союз и дружественные ему и находящиеся в союзе с ним страны, называемые геополитиками также Евразией, сердцем или ядром земли [НеЫапс!]) и «морскую силу» (США, Англия, Япония и др.). Согласно этой теории, Германия находится между «сушей и морем», в районе, который является ареной борьбы «сухопутной и морской силы», и «это невыносимое... «положение на рубеже двух миров»... является в конечном счете причиной внешнеполитических течений, которые имеют место © пределах германского пространства» 163.

163 Franz Knieper, Weltpolitische und weltwirtschaftliche Erkenntnisse durch globales Sehen, „Gegenwartskunde", 1955, Heft 3, S. 93, Beilageheft zur „Zeitschrift f?r Geopolitik", Ausgabe C

В настоящее время разработкой этой странной теории занимается главным образом автор, пристрастие которого к бессодержательным, абстрактным парам противоположностей известно еще с того времени, когда он неутомимо трудился над правовым обоснованием нацистского террора и политики истребления народов, проводимой германским фашизмом. Речь идет о хорошо известном нацистском юристе и социологе Карле Шмитте 164. Если в период своего расцвета при коричневом режиме он оперировал парой противоположностей «друг — враг», пытаясь теоретически обосновать неизбежность конфликтов между государствами и тотальной войны, и подразделял людей и народы в соответствии с этой схемой «друг — враг», то ныне он предпочитает пользоваться во имя тех же целей парой противоположностей «суша — море».

С помощью этой пары противоположностей Шмитт надеется сегодня внушить реакционному западногерманскому империализму необходимость перейти от «планетарного мышления категориями силы» (planetarisches Machtdenken) к «мышлению законами организации пространства» (raumgesetzliches Ordnungsdenken), с тем чтобы осуществилась «глобальная организация пространства», соответствующая «планетарному пространственному сознанию» ,65.

164 Бго идейная позиция едва ли где обнаруживается лучше, чем в его сочинении «Фюрер защищает право», в котором он пос- ле убийства Рема* и его сторонников (в 1934 году) защищал фа- шистский правовой произвол. По его мнению, фюрер имеет ис- ключительное право «различать друзей и врагов... Фюрер защи- щает право от самых крайних форм злоупотребления, .когда он в момент опасности в силу своего руководящего положения в каче- стве верховного судьи непосредственно творит право... Из поло- жения* фюрера вытекает его право быть судьей... Состав и раз- меры преступления определяет сам фюрер» (Carl Schmitt, Positionen und Begriffe, S. 200 и далее).

165 Carl Schmitt, Der Nomos der Erde im V?lkerrecht des Jus Publicum Europaeum.

166 Carl Schmitt, Die geschichtliche Struktur des heutigen Welt- Gegensatzes von Ost und West; „Freundschaftliche Begegnun- gen'1, юбилейный выпуск к 60-й годовщине со дня рождения Эрн- ста Юнгера, стр. 167.

167 Там же, стр. 138.

В кратком очерке «Историческая структура современной всемирной противоположности между Востоком и Западом» он стремится обнаружить «сущность всемирной противоположности между Востоком и Западом, которая в настоящее время держит нас в напряжении» 166. По его мнению, нельзя найти эту сущность всемирной противоположности, производя историческую, этическую, культурную и экономическую инвентаризацию современного Востока и современного Запада и сопоставляя результаты ,67. «Если отвлечься от всех многочисленных особенностей, проявляющихся столь разнообразно при сопоставлении Востока и Запада на протяжении мировой истории, то в настоящее время становится очевидным простое, элементарное различие: противоположность между сушей и морем. То, что мы сегодня называем Востоком, представляет собой единую массу суши: Россия, Китай, Индия, величайший остров, сердце земли, как назвал эту область крупный английский географ Хэлфорд Маккиндер. А то, что мы сегодня называем Западом, — это полушарие, покрытое океанами, Атлантическим и Тихим. Противоположность континентального и морского миров — это реальная глобальная действительность, из которой мы должны исходить, чтобы вообще правильно поставить вопрос об исторической структуре напряженности, связанной с современным всемирным дуализмом» 168.

В своем кратком «обзоре» структуры современногр антагонизма между капиталистической и социалистической мировыми системами Шмитт не может указать никакой другой решающей причины существования двух систем, кроме как противоположность между сушей и морем. Не капиталистический и социалистический мирьи существуют рядом друг с другом, а «морской и континентальный миры». Такое объяснение структуры современного антагонизма между капиталистической и социалистической мировыми системами является в действительности иррациональным произволом. Ничего не осталось от исторически-конкретных отношений, которые, как, например, противоположная экономическая структура и различное классовое содержание обеих систем, составляют основу и сущность современного всемирного противоречия. Шмитт лишил обе системы их экономического и социального содержания, он очистил их от истории, от общественного элемента. Остается лишь абстрактная в данной связи географическая противоположность между сушей и морем, относящаяся к области природы и поэтому находящаяся вне сферы общественной жизни. С другой стороны^ как вытекает из идей Шмитта, развитие противоречия между обеими системами, конкретно существующего в наши дни, не может подчиняться историческим законам. Ибо закономерно, что географическая противоположность между сушей и морем должна развиваться по законам физической географии. Но так как едва ли можно предположить, что лик нашей земли настолько изменится, что возникнет синтез суши и моря или одна сторона противоречия поглотит другую, то отсюда следует, что существующее теперь всемирное противоречие должно почти застыть, остаться непреодолимым, неустранимым. Этого Шмитт, конечно, не хочет. Как мы сейчас увидим, он весьма активно выступает за преодоление существующего противоречия между капиталистической и социалистической системами в интересах самых реакционных элементов германского финансового капитала.

Сохранение в неизменном виде существующего в настоящее время всемирного противоречия Шмитт считает невозможным, так же как и победу одной стороны над другой. Наличие атомного оружия у обеих сторон сделает, мол, гигантов скромными и заставит их отказаться от претензий на мировое господство. Однако, согласно Шмитту, наряду с двумя мировыми системами существуют еще массы целых континентов, которые колеблются между полными противоречий исключающими друг друга противоположностями, внезапно подаваясь то в одну, то в другую сторону. «Противоречия возникают из нерешенных проблем пространственного развития, которое вынуждает или найти переход к ограниченным великим пространствам, допускающим наряду с собой существование других великих пространств, или же превратить войну в рамках до сих пор существовавшего международного права в глобальную всемирную гражданскую войну» 169.

169 C a r 1 Schmitt, Der Nomos der Erde im V?lkerrecht des Jus Publicum Europaeum, S. 271.

Шмитт спекулирует на том, что народные массы ненавидят войну и согласны на что угодно, но только не на «глобальную всемирную гражданскую войну». Существует, мол, только один мирный выход из создавшегося современного положения, характеризующегося всемирным противоречием между Востоком и Западом, — межконтинентальный плюрализм, то есть признание других великих пространств наряду с обоими существующими.

Сторонники Шмитта, радостно приветствовавшие эти идеи, очень хорошо поняли его и более, конкретно разъяснили их смысл. Так, Эрнст ван Лоэн пишет: «При новом устройстве мира, основанном на межконтинентальном равновесии, Европа будет одним из будущих великих пространств.

Эта Европа будет простираться от Финляндии до Гибралтара, от Нарвика до Черного моря, от Атлантического океана до западнославянских или восточнославянских областей. На это пространство не будет иметь права претендовать ни одна империалистическая мировая держава. Общеевропейское пространство в эпоху ближайшего будущего, которая зримо, со всех сторон надвигается на нас, будет выполнять функцию рычага, сегодня — между двумя застывшими атомными колоссами, завтра — между азиатским и африканским континентами. Эта Великая Европа не будет ни чисто морской, -ни чисто континентальной» 170.

Эскиз Великой Европы, о которой грезит автор, раскрывает нам одновременно социальный смысл теоретической концепции о противоположности суши и моря. Великая Европа рисуется здесь не как чисто абстрактное и не как чисто географическое образование, Великая Европа — это «новый порядок» в Европе с весьма реальным экономическим и социальным содержанием, экономически и политически возглавляемый германскими империалистами и милитаристами.

Так пытаются наиболее легким способом покончить с социалистической альтернативой современности, составляющей содержание «эпохи ближайшего будущего, которая зримо, со всех сторон надвигается на нас». Мечты германских империалистов о «великом пространстве», прикрытые «европейской» фразеологией, предлагаются народу как единственно возможный путь в будущее.

1™ „Zeitschrift f?r Geopolitik", 1956, Heft 2, S. 20.

171 Клаус Менерт наряду с Гансом Церером один из руководителей «кружка действия» („Tat-Kreis") в период нацизма издавал имевшую важное значение пропагандистскую газету, предназначенную для Востока. Когда Герстенмейер еще возглавлял Комиссию бундестага по иностранным делам, Менерт консультировал его по вопросам, касающимся Советского Союза и Дальнего

Когда Сефтон Дел мер сообщал о реставраторских тенденциях в Федеративной республике, он писал следующее о Клаусе Менерте 171 и других:

«Политическая цель этих старых моих приятелей, в сущности, та же, что и в 1932 году, когда я познакомился с ними. В то время когда они были в восторге от любимца Гитлера — эксперта по геополитике профессора Георга Хаусхофера (имеется в виду Карл Хаус-хофер. — Г. Г.), они хотели, чтобы Германия заняла руководящее положение в Европе, находящейся под германским контролем и простирающейся от Атлантического океана до Урала. При этом предполагалось, что после завоевания сердца земли они станут господами всего мира. Ныне, когда они вынашивают ту же самую идею, они говорят о Европе трех держав под руководством Германии как первом шаге на пути к осуществлению этого плана. Их цель состоит в том, чтобы использовать американцев против русских и укрепить свои позиции благодаря соперничеству этих двух могущественных стран-победительниц» 172.

Гамбургский сенатор, ведающий вопросами городского транспорта, Эрнст Плате разъясняет подобные идеи, недвусмысленно ссылаясь на Шмитта. «Мы, — пи* шет он, — занимаем центральное положение в атлантической системе суши и моря. Поэтому... занимая территорию срединной Европы, мы имеем особое значение для Востока и для Запада и выполняем в отношении их особую миссию» 173.

Востока. Как член Христианско-демократического союза, он принимает активное участие в подготовке внешнеполитических выступлений Аденауэра. Он издает антисоветский журнал «Восточная Европа». Вместе с Борисом Мейсснером, экспертом по Советскому Союзу, он сотрудничал в 1951 году в журнале «Цейтшрифт фюр геополитик». Как ведущий политический комментатор органа крупной буржуазии гамбургской ежедневной газеты «Ди вельт» («Мир») он сопровождал Аденауэра во время его официального визита в Москву.

172 „Daily Express", 11 August 1954.

173 „Zeitschrift f?r Geopolitik", 1955, Heft 10, S. 616.

Другие геополитики, также оперирующие парой противоположностей «суша — море», не думают, что ныне у германского империализма и милитаризма уже достаточно сил для того, чтобы он был в состоянии в одиночку осуществить свои планы. Поэтому, по их мнению, пока что следует в условиях всемирного антагонизма встать на сторону более сильного. Согласно данной геополитической теории, «сильны те державы,., которые господствуют на море» 174. И так как в настоящее время «не существует большей географической противоположности, чем противоположность между Россией и Англией и вообще англосаксонскими странами», а в «системе противоположности между морской и континентальной областями движения... морской мир... можно рассматривать как активный элемент» 175, то геополитики делают вывод, что Федеративная республика должна встать на сторону «морских держав». Сделав краткий обзор политики Аденауэра, адмирал Руге, главнокомандующий западногерманским военно-морским флотом, констатировал, что «Федеративная республика в своей политике встала на сторону морских держав, которые противостоят советскому сухопутному блоку...» 176.

Ненаучный и лживый характер так называемой геополитической доктрины об «антагонизме между сушей — морем» очевиден. Как уже было показано, географическое положение не может определять политические, экономические и культурные отношения между народами и государствами. Оно не может также быть основой существующего в настоящее время антагонизма между капиталистической и социалистической мировыми системами. Указанная доктрина, исходя из принципа географического детерминизма, снова применяет к внешнеполитическим отношениям географическую фразеологию. Между географическим положением страны и ее внутренней и внешней политикой устанавливается прямая, непосредственная, механическая связь. Опосредование этой связи экономической и социальной сферами, то есть общественными отношениями, определяющими содержание и характер политики всякого государства, просто игнорируется. Разумеется, подобные искусственные связи не определяют хода истории. История страны в конечном счете подчиняется законам, которые лежат в основе изменения и развития способа производства материальных благ, определяется классовой борьбой и классовыми интересами.

*7* „Zeitschrift f?r Geopolitik", 1953, Heft 3, S. 135.

175 E. O. Kossmann, Warum ist Europa so?, S. 273 и да- лее.

176 „Zeitschrift f?r Geopolitik", 1955, Heft 6, S. 355.

Существует много исторических примеров того, как изменялись политические отношения между странами, хотя их географическое положение оставалось одним и тем же. Столь часто повторяемый сейчас тезис об «антагонизме между сушей и морем» и неизбежно вытекающем из этого антагонизма противоречии между капиталистическими и социалистическими странами является продуктом субъективных желаний идеологов империализма. Как показывают исторические факты, именно «континентальная сила», которая якобы должна антагонистически противостоять «морской силе», постоянно сотрудничала с «морской силой» в величайших военных столкновениях нового времени и вместе с ней боролась против общего врага. Уже из этого видно, что разговоры об «антагонизме между сушей и морем» в данной связи с точки зрения научной абсурдны, а с точки зрения политической реакционны.

Возьмем ли мы борьбу России в союзе с Англией против наполеоновских планов завоевания мирового господства, союз России с Англией, а позднее также с США в первой мировой войне и тем более совместную борьбу Советского Союза, Англии и США против германского фашизма, — во всех случаях «конти-рентальная держава» выступала единым фронтом вместе с «морскими державами» против общего врага. Очевидно, «неизменный геополитический естественный закон» во время этих важных исторических событий не имел силы. Ибо как иначе объяснить с геополитической точки зрения сотрудничество этих стран? Не являются ли в свете указанных фактов разговоры об «элементарной противоположности между сушей и морем» или «о борьбе между евразийской и атлантической половинами мира»177 проявлением крайнего невежества? Какой антагонизм существует между народами Советского Союза и народами Великобритании и" США? Между этими народами нет никакого антагонизма ч никакой вражды.

177 ДеИвсппИ (иг йеороНик", 1951, НеК 12, Э. 727.

Международная напряженность, препятствующая налаживанию отношений между народами и постоянно отравляющая атмосферу, — это следствие агрессивной политики империалистических государств. Последняя и во внутриполитическом и во внешнеполитическом аспекте служит выражением монополистически-капиталистических отношений, господствующих в этих странах.

<< | >>
Источник: Гюнтер Гейден. КРИТИКА НЕМЕЦКОЙ ГЕОПОЛИТИКИ. 1958

Еще по теме б) Теория географического «раздвоения мира»:

  1. е) Теория «географической обусловленности» германского милитаризма
  2. ГЕОГРАФИЧЕСКАЯ ГРАНИЦА КАК ЦЕНТРАЛЬНОЕ ЗВЕНО КОНТАКТНЫХ ТРАНСГРАНИЧНЫХ ГЕОГРАФИЧЕСКИХ СТРУКТУР
  3. Раздвоение
  4. Гарантии для мира земного и мира потустороннего. Функция завещания. Перераспределение богатств
  5. Иван Лесны. О недугах сильных мира сего Властелины мира глазами невролога, 1998
  6. 4.2.2 Географическое сегментирование
  7. 1. Географический детерминизм
  8. ФИЗИКО-ГЕОГРАФИЧЕСКИЙ ПОДХОД
  9. Географическая дифференциация
  10. ЭКОНОМИКО-ГЕОГРАФИЧЕСКИЙ ПОДХОД
  11. Слово о восточной географической науке .  
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология -