Задать вопрос юристу

НОВАЯ БРИТАНСКАЯ ИМПЕРИЯ И ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО

НБИ постоянно проводит специальные информационные операции, направленные против суверенитета государств, с помощью неправительственных организаций (НПО), искажая сущность и содержание гегелевской концепции гражданского общества.

Концепция гражданского общества является сложной и неоднозначной.

Впервые понятие гражданского общества встречается у Аристотеля, называвшего ero politike koinonia — политической общностью (сообществом).

Как в нашей стране, так и на Западе существует много разных подходов к изучению феномена гражданского общества, но до сих пор нет единого мнения относительно его сущности, происхождения и исторических границ. Публицисты, политики, а иногда и ученые используют этот термин, вкладывая в него абсолютно разное содержание. Современные представления о гражданском обществе — результат их длительной эволюции в истории социально-философской и политической мысли, чем и объясняется их многообразие и противоречивость.

В теоретических исследованиях гражданского общества можно выделить две основные интерпретации его сущности, два различных понимания этого понятия.

Наиболее традиционной, хотя и уходящей со сцены, стала точка зрения, согласно которой «гражданское общество» появляется с возникновением частной собственности и государства. Понятие «гражданское общество» используется здесь для характеристики определенного состояния общества и отождествляется с государством особого типа, в котором юридически обеспечены и политически защищены основные права и свободы личности, в силу чего оно может считаться цивилизованным, то есть гражданским обществом.

Второе толкование гражданского общества связано с представлением о нем как об определенной сфере общества — сфере внегосударственных отношений и структур. И здесь возможны различные вариации: понимание гражданского общества как общества в целом, как особой его части, как социальной характеристики всех его членов и т.д. Подобно тому что существуют различные интерпретации идеи гражданского общества, возможны и различные ее периодизации.

Представляется логичной следующая, хотя и небесспорная, схема. Начальный период — предыстория становления идеи гражданского общества, ее историко-философские предпосылки (с античности до XVI—XVII веков). Период, в котором происходит «вызревание» данной идеи. Если словосочетание «гражданское общество» и используется в этот период, то смысл имеет совершенно иной, чем сегодня. Гражданское общество здесь оказывается идентичным государству или политическому обществу.

На Руси элементы гражданского общества стал внедрять Иван Грозный в XVI веке. Именно он был инициатором и реализатором идеи Земских соборов, которые сыграли огромную роль в развитии России. Ведь именно этот институт гражданского общества сыграл ключевую роль в выходе Руси из Смуты начала XVII века. В той или иной мере термин «гражданское общество» присутствует в литературе европейского средневековья и Нового времени. Некоторые авторы считают, что понятие «гражданское общество» — столь же древнее, как и сама политическая наука, восходящее к идее платоновского общества-государства, аристотелевского полиса, цицероновского гражданского общества и т.д. Другие авторы называют Лейбница, в трудах которого в конце XVII века появляется этот термин. Третьи считают, что впервые это понятие употребил в 1767 году А. Фергюсон и трактовал его как состояние гражданственности и следствие цивилизации.

Однако, хотя многие мыслители античности использовали понятие «гражданское общество» или иные термины, близкие ему по звучанию и смыслу, содержание, вкладываемое в это понятие античными мыслителями и современными авторами, отнюдь не идентично. Это объясняется различным пониманием демократии, свободы, прав и обязанностей граждан. В целом для античности, как и для средневековья, характерно отсутствие четкого разграничения между обществом и государством, поскольку государственное, общественное и полисное означали, по сути дела, одно и то же.

Некоторые изменения в понимании гражданского общества происходят в эпоху Возрождения, когда внимание все больше акцентируется на отдельной личности, ликвидации неравенства, утверждении права в жизни суверенного государства. Но и здесь и личность и общество еще растворены в государстве.

За начальным следует естественно-правовой период. Это время возникновения и развития идеи гражданского общества в концепциях естественного права и общественного договора XVII—XVIII веков. Этот период связан с именами Ф. Бэкона, Т. Гоббса, Дж. Локка, Д. Юма, Б. Спинозы, Ж.-Ж. Руссо, Ш. Монтескье и многих других мыслителей, которые в своих работах выражали потребности времени, сводившиеся к борьбе абсолютной монархии и зарождающейся буржуазной демократии.

Согласно этим концепциям, общество приходит на смену естественному состоянию независимо от того, какое понимание вкладывалось в это последнее: как утраченный рай и «золотой век» (Руссо) или как «война всех против всех» (Гоббс). Переход к гражданскому состоянию сопровождается заключением общественного договора, на основе которого народ и власть строят свои взаимоотношения. Схематически содержание этих концепций можно выразить следующим образом: естественное состояние — общественный договор — гражданское, общественное, политическое состояние.

В этих концепциях акцент делался на принципе свободы личности, идее самоценности отдельного человека, уважении к его собственности и хозяйственной самостоятельности, неотъемлемости его гражданских прав. В гражданском обществе «стабильность, благополучие, прогресс общества в целом неразрывно связываются с благосостоянием личности, интересы и достояние которой защищаются законами и целой системой учреждений и институтов, обеспечивающих действенность Закона».

В сущности, формирование гражданского общества происходило параллельно с формированием государства нового типа — буржуазного государства. Это был процесс превращения традиционного сословного общества в современное гражданское, феодального иерархического государства в правовое. С этого времени соотношение политического и гражданского общества оказывается предметом пристального внимания социально-философской мысли.

Наиболее видными представителями естественно-правовой теории и концепции гражданского общества были Т. Гоббс, стоявший на консервативной точке зрения, выражавший интересы прогрессивно настроенной английской аристократии, и Дж. Локк, считавшийся основателем буржуазного либерализма.

Оценивая естественное состояние как «войну всех против всех», Гоббс считал государство институтом, способным защитить индивида от этой всеобщей войны, для чего необходимо ограничить «естественные права» отдельной личности гражданскими законами, передать часть прав верховной власти. Государство, таким образом, несет теперь ответственность перед своими подчиненными, но требует от них полного подчинения власти. Наличие верховной власти суверена — необходимый компонент гражданского общества, которое совпадает с государством. При этом структура гражданского общества выглядит у него многоуровневой, при которой первый этап — это государство, обладающее верховной властью суверена; второй — это группы и объединения граждан; а третий, заключительный, — это отдельные граждане как подданные государя и суверена и как представители тех или иных групп и объединений.

Если Гоббс стремился к компромиссу между монархией (как формой политического правления) и буржуазной экономикой, то Локк обосновал компромисс между монархией и республикой в рамках политики, которая, как он полагал, служит интересам буржуазного развития. Его идеалом была конституционная монархия с разделением власти, где верховная законодательная власть принадлежит парламенту, решающему вопросы «по воле большинства».

Гарантом соблюдения общественного договора у Гоббса становится государство, тогда как у Локка — народ в лице своих законодателей. Концепция общественного договора Локка тесно связана с его принципом разделения власти, из которого вытекает, что правительство не имеет права действовать произвольным образом и что оно само обязано подчиняться законам, по сути дела не им, правительством, первоначально сформулированным.

Третьим периодом в развитии идеи гражданского общества является «институциональный период» (XIX — первая четверть XX в.), характеризующийся расширением сферы влияния, политического признания и утверждения идейного господства концепции гражданского общества в условиях буржуазных революций. Гражданское общество из теоретической конструкции превращается в особую сферу социальной реальности, приобретая тем самым онтологический (познавательно-логический) статус.

Этот период начинается с Гегеля, который впервые в Новое время разграничил государство и гражданское общество, подчеркнув нетождественность первого второму. Подобно многим авторам нашего времени, Гегель считал гражданское общество приметой современности и особым этапом всемирной истории.

Известные исследователи проблем гражданского общества Джин Л. Коэн и Эндрю Арото в своей книге «Гражданское общество и политическая теория» (М., Весь мир, 2003, с. 784) подчеркивают: «Возможно, гегелевская концепция гражданского общества была и не первой современной концепцией, но мы полагаем, что ав тором первой современной теории гражданского общества был Гегель» (с. 140).

Всемирная история, по Гегелю, — это развитие абсолютного нравственного духа, реализующегося на трех ступенях развития общества — семьи, гражданского общества и государства. Развитие гражданского общества уже предполагает наличие государства в качестве его основания. Гегель, однако, не включал семью в состав гражданского общества, считая ее лишь предпосылкой и основой возникновения последнего. Гражданское общество — сфера реализации особенных, частных целей и интересов отдельной личности. И в то же время оно — необходимый этап развития абсолютного духа и всемирной истории, представляющий собой взаимосвязь и взаимообусловленность особенного и всеобщего.

Гражданское общество, согласно Гегелю, включает три момента: —

систему потребностей (как одного индивида, так и всех граждан), удовлетворение которых происходит посредством и в процессе труда; —

правосудие, гарантирующее свободу и защиту собственности; —

полицию и корпорации — объединения по тому или иному интересу, делу или умению, дарующие всем, входящим в нее, привилегии и честь.

Но на этапе гражданского общества еще не достигнута подлинная свобода и подлинно разумный порядок, так как оно представляется Гегелю ареной для борьбы противоречивых интересов, «войной всех против всех». Поэтому гражданскому обществу как «государству нужды и порядка» он противопоставлял истинное государство, «государство разума».

В гегелевской трактовке государство — это и идея свободы, конкретное и высшее право, правовое образование, и единый организм, и политическое государство, и завершающая ступень исторического развития общества и абсолютного духа.

Гражданское общество соотносится с государством как предшествующая ступень с последующей, как низшая форма с высшей, как часть с целым. При этом граждан ское общество оказывается в одно и то же время и автономным, и неразрывно связанным с государством, политическим и неполитическим явлением.

Здесь берет свое начало традиция двойственного употребления понятия «гражданское общество»: в одном случае — как определенного уровня развития социального организма в целом, отождествляемого с государством (что является продолжением линии предшествующего догегелевского этапа); в другом — как особой сферы, включающей совокупность структур и институтов, возникших раньше государства и, стало быть, хотя бы отчасти независимых от него. И это второе понимание станет основой для интерпретации гражданского общества на следующем этапе.

Толкование гражданского общества как особой внего- сударственной сферы социального организма получило широкое распространение в Европе благодаря Алексису де Токвилю (1805—1859) и его исследованию американской демократии, которая стала реальным воплощением принципов и основ теории общественного договора и гражданского общества, разработанных к тому времени.

Специфика американского гражданина (в отличие от европейского) состоит в органичном сочетании уважения закона и прав других людей с необычайным свободолюбием, прагматизмом, чувством собственного достоинства, принимающем зачастую форму крайнего индивидуализма.

Идеи французского политического мыслителя, социолога, министра иностранных дел Франции в 1848 году оказали большое влияние на Макса Вебера (1864—1920), немецкого социального философа, основоположника «понимающей социологии» и «теории социального действия».

Становление общества в целом и гражданского общества в частности Токвиль связывал с формированием общины, представляющей собой институт, появляющийся раньше государства и независимо от него. Именно в общине, обладающей собственной силой и известной независимостью от государства, воспитывается привычка к свободе, равенству, формируется чувство гражданствен ности. Общины, будучи источником силы государства, не допускают его вмешательства в свою жизнедеятельность. Общины являются исходными, основополагающими, но не единственными элементами гражданского общества. На их основе создаются многочисленные гражданские ассоциации и объединения — религиозные, семейные, профессиональные и т.д., — охватывающие почти все сферы социальной деятельности.

Помимо своих непосредственных задач ассоциации выполняют и другие функции. Во-первых, они являются институтами, защищающими нравственные ценности, свободу мысли и самостоятельность решений от вмешательства со стороны государства. Во-вторых, они выступают гарантом, защищающим как людей от посягательств внешних политических сил, так и социальную сферу и политические институты от чрезмерных амбиций и эгоистических интересов самих людей, членов общества. И кроме того, в них продолжается работа, начатая в рамках общины. И здесь особую важность приобретают две вещи: развитие специальной науки об ассоциациях и наличие свободной прессы.

Токвиль впервые обратил внимание на ту роль, которую играет независимая пресса как в формировании гражданского самосознания, так и в расширении пространства самого гражданского общества. Согласно Токвилю, гражданское общество, в отличие от государства, — это сфера, для которой характерны не принуждение, а добровольный выбор, авторитет морали, а не власти. При этом он не противопоставляет одно другому как доброе и злое начало, а, напротив, подчеркивает плодотворность их взаимодействия при условии, что государство является демократическим. В этой связи он указывает на огромную роль особого социального института — политических ассоциаций, которые, по Токвилю, не только не входят в состав гражданского общества, но и не становятся частью государственного аппарата, будучи средством их взаимодействия. Гражданские и политические организации способствуют взаимному развитию и обогащению. То есть Токвиль не исключает политическое начало из сферы гражданского общества. Более того, характер взаи мосвязи политических и гражданских ассоциаций определяет тип самого государства. Так, если в деспотических государствах происходит подавление и тех и других, то в демократических создаются все условия для их процветания. Чем более развиты политические ассоциации, тем более демократично государственное устройство и большей свободой обладают граждане.

Несмотря на различие этих традиций, все они объединяются некоторыми общими принципами. Это, во-первых, принцип, гласящий, что все человеческие существа по самой своей природе являются свободными и равными перед законом личностями. Во-вторых, это принцип законности, означающий, что законы, определяющие реальную сферу свободы отдельных индивидов, имеют универсальную значимость. Кроме того, это принцип свободы, касающийся выражения своих потребностей и действий в собственных интересах в рамках существующей законности, а также гарантированное законом и соответствующими институтами право создания добровольных объединений. Затем — это защищенная государством свобода приобретения собственности и распоряжения ею. И наконец, это — наличие механизмов, которые стабилизируют отношения между гражданским обществом и государством и дают обществу необходимый уровень защищенности от государственного вмешательства.

Четвертый этап эволюции идеи гражданского общества приходится на 20—90-е годы XX века. На этом этапе происходит переход от практических требований экономической и политической свободы личности, характерных для предшествующего периода, к расширению свобод в сфере культуры, стилей жизни и т.д. Постепенно появляются условия для превращения двойной конструкции «гражданское общество — государство» в более сложные структуры. Идея гражданского общества получает свое практическое воплощение в системе устойчивых, общепринятых представлений об этом обществе, которые понимаются и разделяются большинством его членов. На этой стадии усиливаются такие признаки и факторы, как рационально-критическое отношение к социальной реальности, плюрализм верований, идей, мне ний и др. Идея гражданского общества перестает быть лишь теоретической конструкцией, становясь достоянием повседневного сознания. В результате локковская модель гражданского общества вытесняется токвилевской. Возникают различные формы реального гражданского общества. В настоящее время уже мало кто отождествляет гражданское общество с государством, хотя бы даже и правовым, поскольку в таком случае понятие «гражданское общество» теряет собственное содержание. Гражданское общество теперь выполняет функцию связующего звена между личностью и государством, «частной» и «публичной» сферами, частным и общим интересами.

Большое внимание разработке идеи гражданского общества в данном направлении уделяли американские социологи Р. Нисбет и П. Бергер. Они также подчеркивали особую значимость и важность опосредующих структур — церкви, семьи, общин, добровольных объединений — в качестве посредника между индивидом и государством. Они предлагали политическим институтам всячески защищать и поощрять опосредующие структуры и использовать их везде, где только возможно. Только эти структуры смогут придать смысл и моральное измерение социальным и государственным институтам для того, чтобы человек в большей степени чувствовал себя «как дома» в современном обществе.

Дальнейшая институционализация данной идеи приводит к образованию множества научных школ и течений, имеющих политическое значение, так или иначе влияющих на расстановку политических сил. Некоторые из них стимулируют новые социальные движения, гражданские инициативы, способствуют формированию социокультурных и правовых образцов, определяющих поведение людей и гарантирующих их права и свободы.

Развитие идеи гражданского общества в России — огромная тема, которая пока не имеет четко оформленных концептуальных основ. В основном проводимые российскими авторами исследования касались проблем контроля гражданского общества над армией, силовыми структурами, усиления роли правозащитных организаций, развития местного самоуправления. В целом можно сказать, что на современном этапе данное понятие проделало значительную эволюцию от концепции «социалистического гражданского общества» с присущим ей обращением к ценностям и нормам демократического и этического социализма до концепций, впитавших положения неоконсервативной идеологии: о пагубности поглощения гражданского общества государством и политизации всех сфер общественной жизни, о необходимости освобождения регионов от диктата центра, развития местной власти и творческой инициативы масс на уровне городских, районных, сельских общин и добровольных объединений.

В последнее время в обществе усилилась дискуссия на тему «Можно ли создать гражданское общество в России на основе православной культуры?». Эта тема актуальна по двум причинам. Первая заключается в том, что идеи гражданского общества в России сегодня уже не столько витают в воздухе, сколько довольно беспомощно зависли в нем в поисках достаточно твердой почвы, на которую можно было бы опуститься. Вторая причина: сегодня в России имеет место православный ренессанс. По итогам переписи 2002 года можно отнести к православным 86% населения России, а по данным социологических опросов, 80% населения России идентифицирует себя в качестве православных. Кроме того, установились особые отношения между Президентом России В. Путиным и патриархом Алексием II. А 6 октября 2004 года В. Путин выступил с речью перед участниками Архиерейского собора Русской православной церкви, в которой отметил, что считает «прямой и постоянный диалог высших руководителей государства и церкви исключительно полезным». Кроме того, российский президент подчеркнул, что «православное духовенство веками являлось объединяющей силой для многонационального российского общества». В заявлении Архиерейского собора от 8 октября 2004

года подчеркнуто, что религиозные ценности должны учитываться при осуществлении любых общественных проектов.

Если миллионы людей в лице своих политических представителей сумеют осуществить консенсус на базе определения общих идеалов и стратегических целей, то это будет означать качественно новый этап в новейшей российской истории. Возможно, этот факт даст стимул общественному мнению, чтобы формулировать долгожданную национальную идею как идею гражданского общества, к которому следует стремиться.

Было бы, конечно, утопией реализовать намерение немедленно возвести все здание гражданского общества целиком и полностью. Делать это нужно постепенно, элемент за элементом, так чтобы они входили в плоть и кровь.

В реальной жизни вклад гражданского общества в обеспечение борьбы с террором выражается в работе самых разных формальных и неформальных организаций, групп, активно работающих в этом направлении и принимающих участие в полемике по вопросам противодействия террору. Сюда входят СМИ, неправительственные организации, в том числе группы ученых («мозговые центры»), группы давления, профессиональные, культурные и другиек общественные организации.

Кроме того, гражданское общество дает возможность организовать общественную полемику, обсуждать разные вопросы и критиковать действия властей в борьбе с террористической деятельностью, например, оказывать информационное противодействие негативным публикациям в западных СМИ через газеты, специальные журналы, собрания общественности, через иные средства пропаганды.

Поэтому движение в сторону гражданского общества следует осуществлять на путях повышения внутрипартийной консолидации и далее — установления прочных коммуникационных связей между разными политическими партиями, организациями, ассоциациями и т.п.

Как представляется, целесообразно подготовить ряд мер, направленных на укрепление НПО, объединения их усилий для укрепления интеграционных процессов в СНГ, а также для противодействия террору. МИД России совместно с соответствующими ведомствами и организациями имело бы смысл разработать систему мер, связанных с формированием институтов гражданского общества в странах, где проживает большое количество российских граждан. Например, в США, Англии, Германии и др.

Было бы целесообразно создать систему информационно-аналитической поддержки НПО.

Разработкой подобной системы могло бы заняться Координационное информационно-аналитическое бюро при Ассоциации НПО СНГ и Балтии.

Основной задачей данного Координационного бюро стала бы разработка стратегии совместных усилий государств и НПО по формированию демократического гражданского общества, стимулирующего создание обстановки творчества, духовного баланса, гармонии.

Разумеется, в соответствии с западными стандартами и пониманием существа вопроса гражданское общество в нашей стране только нарождается или же находится на самой начальной ступени. Однако оно, конечно, существует, и отдельные его проявления периодически заявляют о себе. Предложенная президентом В. Путиным Общественная палата — одна из новых форм, которая при заинтересованном и серьезном отношении может придать процессу формирования и развития гражданского общества необходимый импульс, способствовать формированию новых идей и предложений по его структуре и функционированию.

<< | >>
Источник: Панарин И.Н.. Информационная война и геополитика. — М.: Издательство «Поколение». — 560 с.. 2006

Еще по теме НОВАЯ БРИТАНСКАЯ ИМПЕРИЯ И ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО:

  1. НОВАЯ БРИТАНСКАЯ ИМПЕРИЯ И ГЛОБАЛИЗАЦИЯ
  2. НОВАЯ БРИТАНСКАЯ ИМПЕРИЯ И ЕВРАЗИЙСКАЯ РУСЬ
  3. § 3. Британская колониальная империя
  4. § 4. Британская колониальная империя
  5. ИДЕОЛОГИЯ БРИТАНСКОЙ ИМПЕРИИ ОТ ДЖОНА ДИ ДО СЕСИЛА РОДСА
  6. § 3. Государственный строй Британской империи
  7. КРИЗИС НОВОЙ БРИТАНСКОЙ ИМПЕРИИ
  8. ИДЕОЛОГИ НОВОЙ БРИТАНСКОЙ ИМПЕРИИ
  9. 1. Распад Британской империи и политика правящих кругов
  10. ОРГАНИЗАЦИОННО-УПРАВЛЕНЧЕСКИЕ И АНАЛИТИЧЕСКИЕ СТРУКТУРЫ НОВОЙ БРИТАНСКОЙ ИМПЕРИИ (НБИ) «THINK TANKS»
  11. ГЛАВНЫЙ ИДЕОЛОГ НОВОЙ БРИТАНСКОЙ ИМПЕРИИ — ХАНТИНГТОН
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология -