<<
>>

ИМПЕРСКАЯ ГЕОПОЛИТИКА США ВИЛЬСОНА

Вудро Вильсон (1856—1924) восемь лет был президентом США (1913—1921).

В 1902 году Вильсон стал ректором престижного Принстонского университета. Он был первым светским руководителем университета.

Девиз его инаугурационного обращения: «Принстон — на службу государству!» Вильсон ввел систему наставничества, отобрав 50 опытнейших педагогов для работы со студентами в малых группах, усовершенствовал учебные программы. В 1910 году он стал губернатором штата, а затем — президентом страны.

К началу ХХ века в США уже сформировался крупный центр финансовых интересов, который был связан тесными экономическими, политическими, культурными узами с финансовыми группами европейских держав. Родственным кругам Европы и Америки были одинаково чужды и мешали монархические и национально-консервативные устои европейских обществ и культуры, классические традиции международных отношений, сложившиеся с Вестфальского мира 1648 года. Исход войны для этих кругов и их представителей сулил лидерство в мировой идеологии и политике с обретением финансовых рычагов. Идеология вильсонианства породила проект пакта о Лиге Наций и Программу из 14 пунктов В. Вильсона.

8 января 1918 года президент В. Вильсон в Послании конгрессу США изложил условия мира (четырнадцать пунктов Вильсона), которые были положены в основу мирных договоров, завершивших Первую мировую войну: 1.

Открытые договоры о мире. 2.

Свобода судоходства. 3.

Свобода торговли. 4.

Сокращение вооружений. 5.

Урегулирование колониальных вопросов. 6.

Освобождение Германией всех оккупированных территорий России. 7.

Освобждение Бельгии. 8.

Возвращение Франции оккупированных Германией территорий, включая Эльзас-Лотарингию. 9.

Исправление границ Италии (по национальному признаку). 10.

Предоставление народам Австро-Венгрии автономии. 11.

Освобождение Германией территорий Румынии, Сербии и Черногории. Предоставление Сербии выхода к морю. 12.

Самостоятельное существование турецкой и автономия национальных частей Османской империи. 13.

Создание независимого польского государства. 14.

Создание «всеобщего союза наций» в целях предоставления гарантий политической независимости и территорильной целостности большим и малым государствам.

Разработчиком этой новой внешнеполитической идеологии — прародительницы современной идеологии глобализма, по сути неовильсонианства, — был загадочный советник В. Вильсона полковник Эдуард Хауз.

Главное в этом проекте — это отказ от национального интереса как основы политики и снижение традиционной роли национальных государств, создание первого типа универсальной международный организации — Лиги Наций и интернационализация международных проблем. США сумели подменить цели войны, ради которых французы, немцы, англичане и русские гибли на фронтах. Г. Киссинджер представляет эту подмену в качестве моральной и политической победы Нового Света над им перским Старым: «Вступление Америки в войну сделало тотальную победу технически возможной, но цели ее мало соответствовали тому мировому порядку, который Европа знала в течение столетий и ради которого предположительно вступила в войну. Америка с презрением отвергла концепцию равновесия сил и объявила «Realpolitik» аморальной. Американскими критериями международного порядка являлись демократия, коллективная безопасность и самоопределение».

Полковник Эдуард Хауз создал еще в 1916 году неофициальную группу экспертов для выработки модели будущего мира и роли в нем США. Исследователи отмечают не по чину огромное влияние этого серого кардинала, при котором Государственный департамент США сошел на положение промежуточной инстанции для воплощения его идей и архива официальной корреспонденции. Секретная дипломатическая переписка проходила непосредственно через маленькую квартиру на 35-й Ист- стрит.

Послы воюющих стран обращались к нему, когда хотели повлиять на решения правительства или найти поддержку в паутине трансатлантической интриги. Связи полковника были весьма разнообразны и нетрадиционны: банкиры Вандерлип, Варбург и Шифф, молодые братья Аллен и Джон Фостер Даллес, раввин Уайз, журналисты и комментаторы, эксперты, Бальфур и Ллойд-Джордж. Известная под названием «The Inquiery» экспертная группа фактически руководила американской делегацией на Версальской конференции и вместе с банкирами объявила о создании Совета по внешним сношениям прямо в Париже. Однако первое же детище идеологии Совета встретило осуждение почвеннически настроенного американского тогда еще демократического истеблишмента.

Американский сенат в 1919 году при обсуждении Версальского договора и пакта о Лиге Наций весьма заинтересовался закулисной стороной формирования позиции США в войне и происхождением вильсонианской концепции послевоенного мира под эгидой наднационального органа, которая, по их мнению, подрывала суверенитет как основу международного права. Весьма любопытен допрос, которому председатель Комитета по иностранным делам сената подверг Бернарда Баруха, но так и не получил вразумительного ответа на наивный вопрос, возможно ли защитить интересы США в условиях примата международной организации. «Посвященный» Барух не собирался просвещать честного почвенника Бора о принципиально новых политических и финансовых механизмах обеспечения интересов и лишь многозначительно изрекал: «Полагаю, что мы это сможем, сенатор».

Роль Варбургов, Я. Шиффа, Моргана, Вандерлипа в подготовке послевоенного устройства и идейных постулатов для первого проекта «единого мира» стала предметом скандального разбирательства в американском конгрессе, возмущенном открывшимся обстоятельством, что текст документов Парижской конференции, и особенно текст Пакта о Лиге Наций, был известен банкирам ранее уполномоченных дипломатических представителей в Париже. Комитет по иностранным делам обратил внимание на шокирующую деталь, обнаружив, что американские банкиры до 1917 года не только препятствовали вступлению в войну и отказывали России в кредитах на закупку вооружений, но просто сделали ставку на победу Германии, что перестало удивлять, когда выяснилось, что германская ветвь Варбургов — семья брата американских Варбургов — владела главным пакетом акций Hamburg- American and German Lloyd Steamship Lines и банками, финансировавшими германское судостроение и военный флот. Я. Шифф, женатый на их родственнице, создал в США Американский комитет по вопросу о нейтральной конференции, который взял на себя задачу «установить мир с победоносной Германией». В ходе слушаний выяснилось, что именно те же люди и даже те же авторы первыми начали пропаганду новых идей и обвинения «европейской реакции» в развязывании мировой войны. В итоге американский сенат не ратифицировал Версальский договор и отказался вступить в Лигу Наций.

Описанная идеология международных отношений и обоснование американской роли было первым продуктом начинающего Совета по внешним сношениям. Из-за позиции конгресса США, в котором доминировали «почвеннические» настроения, на значительный промежуток времени американская внешняя политика оказалась в руках консерваторов — изоляционистов с лозунгом: «Подальше от Европы».

Политика президента США Вильсона в период подготовки Версальского мирного договора (подписан 28 июня 1919 г.) диктовалась американским стремлением к захвату рынков сбыта, сфер влияния и приложения капиталов, которые обеспечили бы Соединенным Штатам руководство миром если (на первом этапе) не в военно-политическом, то по крайней мере в финансово-экономическом и дипломатическом отношениях.

Маскировка под бескорыстного «миротворца-идеали- ста», лживые речи о «христианском миролюбии» и «мессианских» задачах США нужны были Вильсону как эффективное оружие целенаправленной пропаганды, для дезориентации мирового общественного мнения.

Это была информационная стратегия облачения волка в овечью шкуру. Провозглашая своим основным принципом «невмешательство в чужие дела», Вашингтон на самом деле проводил свою политику глобального вмешательства и попытки установить мировое господство Соединенных Штатов.

К периоду окончания Первой мировой войны доктрина «Предопределенной судьбы», доктрина Монро и политика «открытых дверей» слились и воплотились в особую дипломатическую доктрину США — Вильсонский универсализм. Вильсон не только глобализировал эти доктрины, представляя планы установления американского мирового господства свершением якобы воли Бога, но договорился даже до того, что сравнил себя если не с Богом, то по крайней мере с его сыном.

Наглядная иллюстрация того, как Вильсон трактовал не только универсальные интересы человечества, но и права народов на самоопределение, — десант в Веракрусе 21

апреля 1914 года. К тому времени первой жертвой интервенционистской политики Вильсона стала Мексика, против которой США вели тайную войну, целью которой было установление марионеточного правительства и усиление контроля американских монополий над нефтепромышленностью Мексики. Используя инцидент в Тампи ко, где в апреле 1914 года имел место краткосрочный арест американских матросов, незаконно в целях провокации нарушивших территориальные границы Мексики, США начали давно готовившуюся интервенцию. После высадки десанта американской морской пехоты в Веракрус и артиллерийского обстрела города, приведшего к многочисленным жертвам среди гражданского населения и в конечном счете к свержению неугодного США правительства, президент Вильсон заявил, что «Соединенные Штаты отправились в Мексику, чтобы служить интересам человечества».

Президент США Вильсон собирался использовать Лигу Наций в качестве инструмента американского контроля над внешней политикой европейских и других стран. Его главной целью было создание международной организации, которая бы обеспечила американское господство над миром. Это должна была быть организация, которая, воплощая якобы «универсальные интересы человечества», способствовала бы отождествлению этих «универсальных интересов» с национальными интересами США, раздвигая таким образом «подвижные границы» американской гегемонии.

Следуя идеологическим шаблонам доктрины «Предназначенной судьбы», загримированной под «универсальные интересы человечества», Вильсон следующим способом разъяснял значение Лиги Наций для создания «американского мира»: «Америка стала первой мировой державой... Нам нужно решить единственный вопрос: вправе ли мы отказаться от руководства, примем ли мы или отвергнем доверие мира... Все готово, перст судьбы указывает нам путь. Это случилось не по плану, составленному человеческими руками, нас ведет Бог. Мы не можем отступить. Мы можем лишь следовать вперед со взором, устремленным к небесам, и с бодрым духом. Америке суждено указать истинный путь».

«Президент, — саркастически вспоминал премьер-министр Великобритании Ллойд-Джордж о выступлениях Вильсона на мирной конференции, — глубоко уверовал, что он — миссионер, призванный спасти бедных европейских язычников...»

Столь же саркастично писал и Клемансо о Вильсоне: «Бог дал нам десять заповедей — и мы их все нарушили. Вильсон дает нам четырнадцать пунктов — ну что же, поживем — увидим. Разговаривать с Вильсоном подобно разговору с Иисусом Христосом».

«Почему, — вопрошал Вильсон, — Иисус Христос не добился того, чтобы мир уверовал в его учение? Потому, что он ограничился проповедью идеалов, но не указал практических средств для их достижения. Я предлагаю осуществимый план, чтобы довести до конца стремления Христа».

Известный ученый и британский дипломат Гарольд Никольсон, член делегации Великобритании на Парижской мирной конференции после окончания Первой мировой войны, писал следующее о Вильсоне:

«Я должен признаться, что президент Вильсон обладал чрезвычайно узким кругозором... Невозможно понять его характер и политику, если мы не примем во внимание фанатический мистицизм, который искажает и портит его обычно академический способ мышления. Его инфантильная вера в число «13» — симптом мистицизма, который порою принимал почти что патологический характер... Иногда он был убежден, что миллиарды глаз мира смотрят на него как на пророка, появившегося на Западе, как на избранного самим Богом индивидуума, который даст миру новое откровение и новый мировой порядок. Вильсон был одержим навязчивой идеей. Он глубоко верил, подобно Марату в прошлом, что он воплощение «La volonte generale» («общей воли мира»). Он был одержим убеждением, что Лига Наций — его богооткровение... Но, к несчастью для «пророка» Белого дома, Париж далеко не был городом Дельфы прошлого (в Древней Греции Дельфы — город Дельфийского оракула. — Прим. авт.), и когда его просили истолковать свои идеи, наш оракул чаще всего отделывался совершенно поверхностными суждениями, граничившими с замешательством и плохим умственным пищеварением. Короче говоря, вильсонизм «протекал» и корабль, на который мы взошли с таким доверием, оседал килем вниз ко дну».

Гарольд Никольсон дальше замечает:

«Я признаюсь, конечно, что в течение нескольких недель после высказывания Вильсона о «моральных императивах человеческой совести» эти размашистые слова ни для кого особенно убедительно не звучали. Я признаюсь, что Вильсон как пророк — типично американский пророк и вся его философия была применима единственно в прямой пропорции к американской мощи в Западном полушарии. Сверх того, я прекрасно сознавал, что в его словоизлияниях был легкий оттенок евангелизма, привкус методистской надменности и высокомерия и более чем привкус пресвитерианского честолюбия и тщеславия. «США не стремятся к мировому господству, — написал Вильсон в 1914 году, — США стремятся зажечь свет, которого мир никогда прежде не видел, — свет свободы, принципов и справедливости». Меня, конечно, не приводила в замешательство библейская суть речи принстонского «Спасителя» этого грешного мира, — пишет Никольсон. — Я даже не чувствовал глубокого отчуждения в январе 1917 года от диктаторского, почти теократического тона, который все сильнее и настойчивее начинал проявляться в нравоучительности и дидактизме Принстона (Вильсон являлся профессором Принстонского университета. — Прим. авт.). «Вот именно здесь, — я читал дальше в статье Вильсона, — заложены принципы будущего. Это — американские принципы, американская политика. Никаких других принципов мы не придерживаемся. Это принципы всего человечества, и они должны восторжествовать». Вильсон не был философом, он был всего лишь пророком — американским», — замечает Никольсон с глубоким сарказмом. *

* *

В Вашингтоне создали ортодоксальную политическую теологию американского владычества, которая в своей ортодоксальности и догматизме далеко превзошла ортодоксальность и догматичность католической церкви в прошлом. Доводы и аргументы Вильсона — не что иное, как reduction ad absurdum — иными словами, аргумент настолько аморален и опасен, что он опровергает сам себя.

Следует заметить, что идеология американского универсализма, оформленная во время президентства Вильсона в платформу мирового экспансионизма США, позднее, к периоду окончания Второй мировой войны, приняла некоторые новые облики: американское столетие, американская демократия против советского тоталитаризма и т.п., а теперь, в период после распада Советского Союза, облик Нового Мирового Порядка.

Традиционными для внешней политики США в исторической перспективе были планы, вынашиваемые еще со времени окончания Первой мировой войны, об установлении американского господства на Кавказе и в Сибири. Геополитической целью США уже с конца XIX века была аннексия Сибири и Кавказа и превращение оставшегося обрубка России в колонию, сохраняющую только видимость независимости. Эти планы и стали стержнем внешней политики Вильсона в отношении Советской России.

США намеревались распространить свою доктрину Монро на Советскую Россию, расчленив и подчинив себе страну. В этих планах сказалось то же влияние геополитических теорий Хальфорда Маккиндера, считавшего, что та страна, которая установит господство над центральной частью Евразии, занимаемой Россией и называемой им Heartland — «сердцевиной континента», установит и господство над всем миром. Уже до окончания Первой мировой войны президент Вильсон создал государственную комиссию по геополитике «Расследование», ведущую роль в которой занял Исайя Боуман. Боуман и разработал принципиальные геополитические установки расчленения Советской России, которые были концептуализированы в тайных комментариях к «14 пунктам» Вильсона, о которых ниже.

В полном соответствии с геополитическими идеями Хальфорда Маккиндера, Исайи Боумана и со своими целями установления мирового господства Вашингтон начертал планы установления своей гегемонии в Евразии.

Уже в начале 1918 года полковник Эдуард Хауз под влиянием Исайи Боумана также начал разрабатывать планы расчленения России, рассматривая прежде всего Сибирь как американскую вотчину, аннексия которой для США являлась бы только делом времени. Россию ни в коем случае нельзя было оставить нерасчлененной, подчеркивал он: «Она слишком велика и слишком гомогенна для нашей безопасности. Я бы хотел видеть Сибирь как отдельное государство, а Европейскую Россию расчлененную на три части».

В октябре 1918 года правительство Вильсона разработало тайные «комментарии к 14 пунктам», в которых предлагалось окончательно решить «русский вопрос» при помощи расчленения Советской России на отдельные «самостоятельные области», подвластные США.

Американские правители объявили Россию «более не существующей» и требовали не только выделения Польши, Финляндии, Литвы, Латвии и Эстонии из состава бывшей Российской империи, но также отделения от Советской России Украины, Сибири, Кавказа и других территорий. Наглядным примером планов США уничтожения Советской России служит официальная карта, составленная госдепартаментом США для Парижской мирной конференции и озаглавленная «Предлагаемые границы в России».

На этой карте от России не было оставлено ничего, кроме Среднерусской возвышенности. В приложении к этой карте говорилось: «Всю Россию следует разделить на большие естественные области, каждая со своей экономической жизнью. При этом ни одна область не должна быть настолько самостоятельной, чтобы образовать сильное государство».

Американцы разрабатывали планы ликвидации Советского государства, прекращения национального существования русского, украинского, белорусского и других народов, аннексии Сибири, Кавказа и Закавказья. 22

января 1919 года правительство Вильсона призывало большевиков к переговорам на Принцевы острова в Мраморном море, целью которых являлась бы аннексия территорий Советской России.

После того как планы этой конференции провалились, на Парижской мирной конференции Совет четырех вынес в одностороннем порядке решение от 14 мая 1919 года о передаче Армении в качестве мандатной территории США.

21 мая 1919 года Совет четырех распространил мандат США на всю Армению, Азербайджан и на весь Кавказ. На заседании Совета глав делегаций 15 ноября 1919 года по предложению Полка (США) полномочия верховного комиссара союзников в Армении, американского полковника Хакселя были распространены на Грузию и Азербайджан. США предполагали к 1920 году добиться полного господства на Каспийском море. Методы прикрытой интервенции во всех этих частях Советской России включали использование марионеточных, так называемых «национальных правительств» в качестве агентов установления американского господства.

Но как известно из истории, война В. Вильсона против Советской России закончилась полным фиаско. *

* *

Интересна преемственность концепций геополитики США: стратегические установки разрушения Советской России, сформулированные администрацией Вильсона, становятся стержнем внешней политики США после окончания Второй мировой войны и, наконец, в настоящее время, после завершения «холодной войны». В частности, план З. Бжезинского расчленить европейскую часть России на три части и отделить Сибирь слово в слово повторяет планы советника В. Вильсона Эдуарда Хауза и американского геополитика Исайи Боумана.

<< | >>
Источник: Панарин И.Н.. Информационная война и геополитика. — М.: Издательство «Поколение». — 560 с.. 2006

Еще по теме ИМПЕРСКАЯ ГЕОПОЛИТИКА США ВИЛЬСОНА:

  1. 1. «14 ПУНКТОВ» ВИЛЬСОНА
  2. 4. «НОВАЯ ДЕМОКРАТИЯ» В. ВИЛЬСОНА
  3. 1. ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КУРС В. ВИЛЬСОНА
  4. 1. ИТОГИ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ. ПОЛИТИКА ПРАВИТЕЛЬСТВА ВИЛЬСОНА
  5. Имперская геоидеология (К. Хаусхофер)
  6. Имперский дискурс
  7. Имперская геостратегия (Н. Спикмен)
  8. ИМПЕРСКИЙ РАСИЗМ
  9. —Имперская подать.
  10. 2.6 имперский суверенитет
  11. Имперский дискурс
  12. Имперская политика
  13. ЗАКРЫТИЕ ИМПЕРСКОГО ПРОСТРАНСТВА
  14. ИНОСТРАННЫЕ ГРАЖДАНЕ И ГРАЖДАНСТВО СВОД ЗАКОНОВ США - ТИТУЛ 8 (Извлечения) (США)
  15. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ О ПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫХ ОРГАНАХ Свод законов США - Титул 5, главы 1, 3 (Извлечения) (США)
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -