<<
>>

Второй ребенок: «рациональное продуманное решение»


В отличие от первого второй ребенок рассматривается женщиной как «плод любви» лишь в том случае, если она решается на деторождение с новым партнером. Иначе говоря, принимая решение о рождении второго ребенка, женщина учитывает самые разные обстоятельства: доход, работу и карьеру и — что особенно интересно в нашем массиве интервью — состояние собственного здоровья и степени самостоятельности.

Когда интервьюер задает вопрос об учете экономического положения при решении вопроса о рождении первого ребенка, он получа
ет простой ответ: «Такого не было». Принимая решение о рождении второго ребенка, женщина, как мы увидим, практически всегда учитывает свои собственные и семейные экономические возможности.
Если первый ребенок, это реально плод, как бы, любви, это все, все по любви... Второй ребенок... ну, в общем, разумно это надо делать, успеть сначала все сделать. Когда это время наступит, я не знаю (ж., 24 года, менеджер, замужем, дочери 1 год 8 мес.).
Семейная политика президента Путина, представленная впервые в Послании Федеральному Собранию в 2006 г., ввела экономические меры, рассчитанные на стимулирование рождения именно второго ребенка (Кузмина, 2007). Они вряд ли достаточны, чтобы увеличить рождаемость в среднем классе, но, тем не менее, нам представляется, что позиция, выраженная президентом России, довольно точно отражает ситуацию родительских колебаний в отношении рождения второго ребенка.
Во всяком случае, сегодня мы должны стимулировать рождение хотя бы второго ребенка (Аплодисменты). Что мешает молодой семье, женщине принять такое решение — особенно если речь идет о втором или третьем ребенке? Ответы здесь очевидны и известны — это низкие доходы, отсутствие нормальных жилищных условий. Это — сомнение в собственных возможностях обеспечить ребенку достойный уровень медицинских услуг, качественное образование... (Путин, 2006).
Данные табл. 1, представленные в начале этой статьи, характеризуют разрыв между общим идеалом деторождения и личными намерениями. Женщины считают идеальным наличие двух детей, но довольно редко этот идеал применяют к своей ситуации. Обычно они выражают другие приоритеты и планы, которые нужно осуществить, прежде чем рожать второго ребенка. Рисунок 3 демонстрирует распределение рождений первого, второго и третьего ребенка в разные годы в разных возрастных группах в Петербурге. Этот график показывает, что число женщин, имеющих двоих детей, уменьшается в период с 1989 по 2003 г., и доля 25—29-летних женщин, родивших второго ребенка, упала в это время (приблизительно) с 40 промиллей до 21.

a) Женщины, родившие первого ребенка



"              .45-39
0 4(МЫ



Женщины, родившие второго ребенка

Женщины, родившие третьего ребенка


Рисунок Ba-в. Возрастные коэффициенты рождаемости и порядки рождения, Петербург 1989—2003 гг. (1999—2000 гг.
— нет данных) (Расчеты сделаны К. Кессели на основе источников, представленных в Приложении.)

Анализ интервью позволяет выявить сомнения, колебания и опасения женщин в отношении деторождения. А Вы думали о том, чтобы родить еще ребенка, такая молодая? Конечно, конечно, думала, но... сейчас просто у меня такая катастрофа, что мне делать, как я буду все успевать, а-а... Не знаю пока, как все это будет происходить (ж., 24 года, экономист, не замужем, родила первого ребенка в 18 лет).
В некоторых случаях отсутствие подходящего партнера является причиной отказа от деторождения. При этом наши данные показывают, что муж (в случае семейной пары) часто выражает желание иметь второго ребенка. Типичная для многих западных стран ситуация, когда именно муж сопротивляется желанию жены иметь большее количество детей (Rotkirch, 2007), в петербургском материале почти не встречается. Респондентки иногда отмечают, что родили бы второго ребенка даже при отсутствии постоянного партнера, если действительно очень хотели бы этого. Описывая отсутствие такого сильного материнского желания, одна респондентка формулирует следующее уравнение, типичное для многих: «Теоретически созрела, а практически — никак» (ж., 25 лет, замужем, сын 4 года).
Удивительно большое количество женщин выказало страх перед самими родами и их последствиями для собственного здоровья. Это тем более важно, что наши респондентки являются представительницами среднего и высшего среднего класса, здоровыми и активными женщинами, обладающими различными ресурсами, часто они сами выступают как работодательницы. А второго ребенка не хотела бы теоретически завести? Хочу, если бы он так, сам бы появился... А... То есть как — сам? Ну, я рожать очень не хочу. Мне очень не понравилось рожать. Болезненные роды были? Да, ужасные... Кошмарные. Никому не пожелаю... (ж., 30 лет, родила в 23 года, замужем, домохозяйка). Собираетесь ли Вы рожать второго ребенка? Собираюсь! Собираюсь второго ребеночка! Когда планируете?
Собираюсь рожать все время. Собираюсь... Пока не очень позволяет здоровье. Общее состояние очень тяжелое у меня было. Тяжелая беременность и достаточно тяжелые роды; я до сих пор, несмотря на то, что взрослый ребенок, разгребаю последствия. И просто чувствую очень неуверенно, потому что хотелось бы выносить здорового ребеночка. Поэтому пытаюсь немножечко подтянуть свое здоровье, немножечко отдохнуть, набраться сил и. (ж., 25 лет, маркетолог, замужем, родила в 21 год).
Следующая респондентка прошла необходимые тесты и курсы лечения, и после серьезных оздоровительных подготовительных мер вторые роды были удачными.
Мы [второго ребенка] планировали еще года за три. Я еще за три года до этого месяца три-четыре занималась чистками всякими. То есть вот эти вот все: желудок, почки, печень... С первым у меня были проблемы: диатез вечный, еще что-то. Я не хотела, чтобы у меня со вторым так было... И я со здоровьем так напряглась, похудела. То есть я уже, как бы, целенаправленно готовилась (ж., 36 лет, домохозяйка, замужем, родила первого ребенка в 1990 г., второго в 1998 г.).
Помимо неуверенности в физических силах есть другое, более психологически окрашенное беспокойство, связанное с неуверенностью в собственных силах. Особенно такое беспокойство характерно для домохозяек с высоким уровнем образования, которые проявили нерешительность в отношении рождения второго ребенка, так как уход за первенцем привел к слишком большому, по их мнению, перерыву в их интеллектуальной и социальной жизни. Молодые матери чувствуют себя запертыми дома, они обсуждают синдром «киснущих материнских мозгов», связанных с постоянным уходом за ребенком, когда несколько лет «вычеркнуто из жизни».
Я бы хотела, конечно, чтобы мой ребенок подрос еще немножко побыстрее [улыбается], был более самостоятельным, и выйти на работу [смеется]. Да. Потому что вычеркнуто из жизни семь лет [смеется]. Просто черным шрифтом вычеркнуто (ж., 38 лет, швея-мотористка, домохозяйка, замужем, дочь 7 лет).
Но, тем не менее, вполне допустимо сидеть с ребенком до школы, отправить его в школу, потом завести второго ребенка, опять сидеть
с ребенком до школы и так далее. Меня это не очень устраивает. Меня все время нервирует. Хочется полагаться на себя. Я должна как-то немножко так себя контролировать. Поэтому когда три года уже я... три года прошло, а высшее образование — оно все равно такой отпечаток своеобразный, что со временем кажется, что мозги киснут. За три года они действительно киснут. Не хотелось. Очень захотелось работать (ж., 28 лет, биолог, замужем, сын 4 года).
В тех случаях, когда респондентки выразили уверенное желание иметь двух или даже трех детей, они ссылались на положительно оцениваемый пример собственной семьи и семьи мужа.
Ну и к тому же привыкла к тому, что во всех наших семьях родственников у нас было не менее двух детей. Двое, трое детей, четверо. И поэтому, естественно, я ориентирована на минимум двух детей в семье (ж., 27 лет, менеджер, детей нет).
Дело в том, что нас трое в семье, меня с братьями, и у мужа их пятеро, и поэтому для нас, ну, трое детей, для нас это совершенно нормально (ж., 41 год, домохозяйка, замужем, трое детей, младшему 4 года).
Обсуждая сомнения по поводу рождения второго ребенка, женщины формулируют две основные задачи социальной политики: улучшить репродуктивное здоровье женщин в целом, особенно в связи с психологическим и физическим опытом первых родов, и уменьшить число лет, проведенных матерью один на один с ребенком. Три года полной вовлеченности и основной материнской ответственности за ребенка для многих российских женщин оказываются изматывающе долгим сроком, особенно если учесть динамику требований рынка труда. Легко себе представить, что принять решение о рождении второго ребенка действительно стало бы более вероятно при некоторых условиях: наличии надежного партнера, на равных разделяющего уход за маленьким ребенком, бытовой помощи родственников и знакомых, доступности «хороших» яслей или нянь, удовлетворяющего притязаниям медицинского обслуживания беременных женщин. При решении вопроса о рождении третьего ребенка, по контрасту с описанной выше ситуацией, такие социальные условия вряд ли станут решающими: тут наши информанты выказывают почти социальную фобию.

  
<< | >>
Источник: Коллективная монография. Новый быт в современной России: гендерные исследования повседневности. 2009

Еще по теме Второй ребенок: «рациональное продуманное решение»:

  1. 15.2. Методы принятия рациональных решений
  2. РАЦИОНАЛЬНЫЕ РЕШЕНИЯ
  3. 4.2.1. Рациональная (классическая) модель процесса принятия решений
  4. Раздел III Методы разработки рациональных решений
  5. Тема 2. М. Вебер. От рационального действия индивидак рациональной политике
  6. ..ЕСЛИ ЗАБОЛЕЛ РЕБЕНОК
  7. Большой сбой: когда рушатся самые продуманные планы
  8. Ребенок как совместный проект
  9. Завершение Второй мировой войны и решение «немецкого вопроса».
  10. Тест «Родитель—взрослый—ребенок» к теме: «Межличностные конфликты»
  11. Обострение экологического кризиса во второй половине XX в.: причины, источники и методы решения