<<
>>

УБОРЩИЦА ИЛИ ПОМОЩНИЦА? ВАРИАНТЫ ГЕНДЕРНОГО КОНТРАКТА В УСЛОВИЯХ КОММЕРЦИАЛИЗАЦИИ БЫТА  

  Домработница — это что-то новое для нашей страны, для нашего времени.
Из интервью
У нас же «вышли мы все из народа». .Все приходится. с нуля постигать. Мне самой приходится учиться, как правильно быт организовывать и как с людьми контактировать, которые на меня работают.
И им тоже.
Из интервью
Повседневный рутинный домашний труд — нестандартизированная сфера человеческой деятельности, которой достаточно сложно дать исчерпывающее определение. Не всегда очевидно, что именно считается домашней работой. Например, относится ли к ней шопинг? Или выгуливание собаки? А обдумывание меню для семейного завтрака? Чтение ребенку сказок перед сном? В современных социальных исследованиях домашний труд понимается гораздо шире, чем сумма взаимосвязанных технических операций. Каждое из этих действий, даже самое незначительное, включает в себя не только физическую, но также умственную и эмоциональную работу (Anderson, 2000: 12). Еще сложнее ответить на вопрос, на каких условиях происходит делегирование столь личностно значимой деятельности наемным работникам.
Обращаясь в данной статье к изучению труда домработниц, занятых в современных городских домохозяйствах, позволю себе начать с краткого терминологического разъяснения. Домашние работники[25] — это наемные работники, труд которых по обеспечению заботы о престарелых, детях и/или уборке дома оплачивается частными лицами (Parrenas, 2001: 1). В мировой практике принято устоявшееся разде
ление домашних работников на две условные категории: работающие преимущественно с людьми (няни, сиделки, гувернантки и пр.) и работающие преимущественно с вещами (уборщицы, горничные, повара, садовники, сторожа и пр.).[26] В российской традиции рыночной категории «домашние работники» эквивалентен скорее дореволюционный собирательный термин «домашняя прислуга». Ее составляли кухарки, горничные, дворецкие, няни, гувернантки — все те, кто проживал в хозяйском доме, обслуживая его и прислуживая домочадцам. «В новых (послереволюционных. — О.Т.) условиях люди, выполняющие функции работы по дому на основе найма, получили название домашних работниц» (Лебина, 2006: 139).[27]
В советском обществе массовым явлением было бытовое самообслуживание, опирающееся на недостаточно развитую, но все же существующую сферу коммунальных услуг (муниципальные прачечные, общепит, детские дошкольные и школьные учреждения, дома отдыха и пионерские лагеря, санатории и пр.) и на женский домашний труд. Социальная категория домработниц на протяжении всего советского периода существовала скорее виртуально, нежели как привычный сегмент наемного труда, связанный с уборкой дома. Лишь в начале 1990-х гг. в российских городах начал открыто и интенсивно развиваться рынок домашнего труда. Иллюстрация к этому — отрывки из интервью, выбранные в качестве эпиграфов к данной статье. Авторы этих высказываний социализировались в обществе, где преимущественной формой домашнего труда был и остается неоплачиваемый женский труд членов домохозяйства. Они указывают на то, что современные процессы «коммерциализации заботы» (Hoch- schild, 2003) существенным образом отличаются от организации бытового обслуживания, принятой в советском обществе. Так ли это? В данной статье идет речь о том, каким образом устроен быт совре
менных городских домохозяйств так называемого нового среднего класса, организованный с помощью привлечения труда оплачиваемых домработниц.
Предметом моего интереса является неформальный рынок наемного домашнего труда, связанный с уборкой квартир, основанный на рекрутировании работников из среды знакомых и не предполагающий заключения официальных контрактов (а значит, и выплаты налогов). Рассматривая повседневные взаимодействия домработниц и работодателей, я анализирую процесс выработки рыночных и внерыночных правил, по которым выстраиваются отношения при отсутствии жестких, предзаданных экспертных схем. Иными словами, я исследую вопрос, каким образом происходит профессионализация домашнего труда и происходит ли формирование единой, конвенциональной модели профессионализма.
Даная работа основана на материалах восьми лейтмотивных биографических интервью с оплачиваемыми уборщицами и двадцати интервью с женщинами, имевшими опыт найма домработниц. Таким образом, проанализированы обе стороны трудового договора. В выборку вошли домработницы — жительницы Петербурга, 40—50 лет, имеющие среднее или среднее специальное образование и стаж работы в профессии от 5 до 10 лет; а также работодательницы: средний возраст — 31 год, высокообразованные, замужние и незамужние карьерно-ориентированные женщины с детьми и без детей.
В первом разделе статьи рассмотрена специфика современного рынка оплачиваемого домашнего труда в контексте глобализации. Далее описан процесс становления российского неформального рынка услуг по уходу за домом, его связь с практикой родственной взаимопомощи, принятой в российских семьях. Затем я обращаюсь к концепции гендерного контракта, развивая ее и применяя для анализа отношений домработниц и работодателей. В заключение представлены размышления о том, что дает исследование наемного домашнего труда для понимания «нового быта».  
<< | >>
Источник: Коллективная монография. Новый быт в современной России: гендерные исследования повседневности. 2009

Еще по теме УБОРЩИЦА ИЛИ ПОМОЩНИЦА? ВАРИАНТЫ ГЕНДЕРНОГО КОНТРАКТА В УСЛОВИЯХ КОММЕРЦИАЛИЗАЦИИ БЫТА  :

  1. Ольга Ткач УБОРЩИЦА ИЛИ ПОМОЩНИЦА? ВАРИАНТЫ ГЕНДЕРНОГО КОНТРАКТА В УСЛОВИЯХ КОММЕРЦИАЛИЗАЦИИ БЫТА 
  2. «Мы просто стали друзьями»: контракт «помощница»
  3. «Я приходила, выполняла работу, и сразу со мной рассчитывались»: контракт «уборщица»
  4. Часть 1 НОВАЯ ЖЕНЩИНА: ГЕНДЕРНАЯ СТРАТИФИКАЦИЯ И КОММЕРЦИАЛИЗАЦИЯ ДОМАШНЕГО ТРУДА 
  5. 3.              Условия консалтингового контракта не выполняются командой или заказчиком
  6. Гендерный контракт и миры взаимодействия домработниц и работодателей
  7. 11.4.1. Выбор базового варианта и условия сопоставимости вариантов инвестиционных проектов (мероприятий)
  8. 6.1. "Особые условия" договора, как специфический раздел контракта и как одно из условий ответственности его контрагентов.
  9. Гендерная теория (gendered theory) женских правонарушений и гендерного разрыва
  10. 10.1. ПРОВЕРКА ЭКСПОРТЕРОМ ООТВЕТСТВИЯ УСЛОВИЙ КОНТРАКТА И АККРЕДИТИВА
  11. 143. Могут ли быть изменены существенные условия служебного контракта?
  12. ПРОВЕРКА УСЛОВИЙ КОНТРАКТА И АККРЕДИТИВА
  13. Типовые условия торгового контракта, связанного с морской перевозкой
  14. ОТЕЦ, УЧАСТВУЮЩИЙ В РОДАХ: ГЕНДЕРНОЕ ПАРТНЕРСТВО ИЛИ СИТУАТИВНЫЙ КОНТРОЛЬ?