<<
>>

Прагматический традиционалистский дискурс о рождаемости

Какой же можно сделать вывод о риторике российских политических программ, касающихся семьи и демографической ситуации в целом?

Решая проблемы рождаемости, российские власти сегодня придерживаются прагматической точки зрения.

Это выражается в том, что для повышения в будущем репродуктивного потенциала они хотят, с одной стороны, адресовать большую экономическую поддержку семьям, с другой стороны, расширить спектр социальных возможностей подрастающего поколения. Сконструированные категории (такие, как «неблагополучные семьи» и «талантливые дети») и подкатегории (такие, как «семьи с одним родителем» или «многодетные семьи») помогают адресовать экономическую и социальную поддержку непосредственно целевым группам. Прагматический подход означает также, что в политических программах индивид представлен не

как самостоятельный актор, а скорее как объект внешних мер, нацеленных на улучшение его положения.

С точки зрения социальной политики, социально и экономически уязвимым группам требуется особая помощь, связанная с условиями жизни детей, образованием, безработицей и охраной здоровья. Российские исследователи Понукалин (Понукалин, 2004: 55) и Ярская- Смирнова (Гатвинский, Ярская-Смирнова, 2004), анализирующие текущие демографические проблемы в стране, утверждают, что в вопросах демографической политики российские чиновники должны предпочесть качественное осмысление количественному акценту, принятому в советское время. Это особенно актуально в связи с тенденцией снижения численности населения.

Эта задача, связанная с развитием человеческого капитала, наилучшим образом отражена в программе «Дети России», которая в качестве приоритетов выдвигает государственную поддержку талантливым детям и предусматривает поиск одаренных детей. Подобные политические приоритеты указывают на осознание политиками задач качественного развития населения.

В официальных документах улучшение социального положения детей связывается с использованием интеллектуального потенциала, воспитанием культуры родительства и охраной здоровья.

Как на федеральном уровне, так и на уровне Санкт-Петербурга тревоги по поводу рождаемости артикулируются достаточно часто с употреблением одних и тех же лексем. На наш взгляд, федеральные власти выбирают скорее прагматическую, чем теоретически обоснованную стратегию управления рождаемостью.

Представление о том, что политические институты способны создать инструменты для изменения репродуктивного поведения людей, не подвергается сомнению, хотя, например, российские демографы критикуют национальные программы за слишком амбициозные цели повышения коэффициентов рождаемости (Ivanov et al., 2006).

С точки зрения политики в области рождаемости, российских граждан, и прежде всего женщин, необходимо стимулировать к тому, чтобы рожать больше, но не слишком много детей. Однако, как и в советское время, отец здесь по-прежнему остается невидимым (Zdravo- myslova, 1996; Rotkirch, 2000; Caiazza, 2002). Мужчины упоминаются в программах семейной политики не как отцы, а как люди, в большей степени рискующие умереть в раннем возрасте и, таким образом, не способные улучшить ситуацию с рождаемостью.

Интересно, что вопросы этничности совершенно не затрагиваются в демографических документах, за исключением Федеральной концепции демографического развития, где этнические группы, проживающие в российском обществе, делятся на высоко- и низкофертильные.

Центральной в демографической риторике является нормативная модель двухдетной матрифокальной семьи. Такой идеал позиционируется политиками как прагматически достижимый. С точки зрения российской политики, пропаганда многодетности нежелательна. Сравнение дискурса об идеальной двухдетной семье с дискурсом о многодетных семьях показывает, что ассоциации, связанные с многодетными семьями, обычно негативные и стигматизирующие. Вследствие этого идеальная семья — это не семья с большим количеством детей, так как именно в них сконцентрированы экономические трудности, проблемы со здоровьем и низкая культура родительства.

  

<< | >>
Источник: Коллективная монография. Новый быт в современной России: гендерные исследования повседневности. 2009

Еще по теме Прагматический традиционалистский дискурс о рождаемости:

  1. Своеобразие российского политического дискурса. Советский и нацистский политический дискурс.
  2. 8.7. ПРАГМАТИЧЕСКАЯ МАНИПУЛЯЦИЯ
  3. 3.7. Гедонистическая и прагматическая манипуляции
  4. ДИСКУРСИВНЫЕ И ПРАГМАТИЧЕСКИЕ ТЕНДЕНЦИИ В РОССИЙСКОМ ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКОМ ТЕЛЕВЕЩАНИИ К. Д. Кирия
  5. РОЖДАЕМОСТЬ.
  6. Глава 3 Неэффективная рождаемость
  7. Сто лет падения рождаемости
  8. РОЖДАЕМОСТЬ.
  9. Что такое модернизация рождаемости?
  10. Прогнозные сценарии Изменения рождаемости и смертности
  11. 8.2 Изменения возрастной модели рождаемости и брачности
  12. КОЭФФИЦИЕНТ РОЖДАЕМОСТИ СУММАРНЫЙ
  13. Структура семей и рождаемость в Санкт-Петербурге
  14. 7.1.5 Внебрачная рождаемость
  15. Социально-экономические, эмоциональные и статусные причины изменения рождаемости
  16. Глава 14 Второй демографический переход и будущее рождаемости