<<
>>

НЕСЛЫШНЫЕ ПЕРЕГОВОРЫ: ВЫБОР СПОСОБА ПРЕДОХРАНЕНИЯ И ОТНОШЕНИЯ МЕЖДУ ПАРТНЕРАМИ

  Когда у меня не было презервативов, я больше волновалась не оттого, что, там, чем-то заражусь, а оттого, что я залечу... А о том, чтобы заразиться, — это знаешь, это просто ты чувствуешь, что ты можешь в этих людей поверить, или не чувствуешь.

Из интервью
Либерализация сексуальной жизни и ее отделение от репродукции стали возможны благодаря изобретению, распространению и росту доступности новых средств контрацепции. На фоне роста сексуальных свобод во второй половине ХХ в. выявилась тенденция к росту числа заболеваний, передающихся от одного сексуального партнера к другому (ЗППП) (Кон, 1997), поэтому, помимо основной функции контрацептивных средств (предупреждение нежелательной беременности), на первый план вышла их другая, не менее важная функция: предупреждение заболеваний, передающихся половым путем. Вышеописанные тенденции характерны и для большинства европейских стран, и в целом для России. За исключением одного — времени, когда контрацепция становится качественной и доступной для российского потребителя. В России это произошло в начале 1990-х гг., когда, во-первых, в результате активной деятельности фармацевтических компаний возник рынок современных средств контрацепции, во-вторых, появились частные учреждения, специализирующиеся на услугах по планированию семьи (Ваганов и др., 1996; Вишневский, 2006а: 230). Запаздывающее появление контрацептивных средств на российском рынке повлекло за собой «опоздание» в освоении достаточно новых для россиян навыков ответственного планирования семейной жизни (см.: Кон, 1997; Rotkirch, 2000). Кроме того, активное освоение этих навыков, по мнению исследователей репродуктивного здоровья в России, во многом тормозит и унаследованный от советского времени низкий уровень культуры сексуального здоровья и семейных отношений (Brown, Rusinova, 1997; Каткова, 2002; Rivkin-Fish, 2005). Для
решения проблемы низкого уровня культуры сексуального здоровья в России предпринято реформирование сектора здравоохранения, ответственного за профилактику репродуктивного здоровья населения. В ходе реализации этой политики распространяется нормативное представление о том, какими должны быть современные российские юноши и девушки. С помощью многочисленных программ по планированию семьи, государственных и частных центров репродуктивного и сексуального здоровья, образовательных учреждений, средств массовой информации и т. п. медицинское сообщество с начала 1990-х гг. продвигает образ современного молодого человека, который ведет активную сексуальную жизнь, заботится о своем здоровье и последовательно использует средства предохранения.[75] На сегодняшний день исследователи, занимающиеся проблемами репродуктивного здоровья, констатируют уровень использования контрацепции среди молодежи, сопоставимый с аналогичными показателями большинства развитых стран мира (Бодрова, Гольдберг, 1997; Население России..., 2002; Резникова, 2003; Кессели и др., 2005; Вишневский, 2006а). Это означает, что поколение людей, находящихся сейчас в активном репродуктивном возрасте, в своем сексуальном поведении и его оценке ориентируются уже на новое представление о том, что значит быть современным (Rotkirch, 2000; Вишневский, 2002; Zdravomyslova, Khanzhin, 2005).

Исследования сексуальной жизни российского среднего класса, проведенные в Санкт-Петербурге в 2004—2005 гг.,[76] указывают на противоречивость тенденций в отношении образцов «ответственного» сексуального поведения среди молодежи.[77] В качестве эпиграфа к этой
статье использована цитата из интервью, иллюстрирующая это противоречие. Женщина говорит о том, что во время сексуальной близости со случайными партнерами ее больше волновала проблема нежелательной беременности, чем возможный риск заразиться вирусом или инфекциями, передающимися половым путем. На фоне отмечаемой исследователями общей картины роста ответственности молодых людей в использовании средств предохранения это высказывание выглядит странно. Многие схожие по смыслу высказывания, встречающиеся в массивах интервью, наталкивают нас на следующие вопросы: каким образом уживаются представление о необходимости ответственного подхода к предохранению и «легкомысленное» поведение, связанное с отказом от предохранения? Связано ли расхождение между знанием об опасности и пренебрежением сексуальными рисками только с инертностью советской модели поведения, характеризующейся некомпетентностью и фатализмом в отношении к беременности и ЗППП, или же причина кроется в специфике взаимодействия между сексуальными партнерами? И в целом, каким образом отношения между сексуальными партнерами влияют на отношение к способу предохранения?
Ответ на вопрос о том, насколько проблемы «безответственного» сексуального поведения специфичны именно для России, и о том, насколько это поведение инерционно и идет из советского прошлого, мы дадим с помощью обзора других исследований. Ответ на два других вопроса мы находим в том, как описывают свое сексуальное поведение молодые гетеросексуальные мужчины и женщины. В их сексуальных биографиях содержатся частые ссылки на презумпцию «чистого», «приличного» партнера. Это свидетельствует о том, что наши информанты проводят социальное различение партнеров и отношений. В их субъективном мире существует типология (1) статусов партнеров, (2) отношений между партнерами. Основная задача этой статьи заключается в выявлении критериев и механизмов создания «доверительного» статуса партнеров в разных режимах сексуального взаимодействия. Наша интерпретация режимов взаимодействия отчасти опирается на концепцию прагматических режимов действия французских социологов Л. Болтански и Л. Тевено. Согласно этим исследователям, режимы действия представляют собой социальные механизмы, которые управляют (взаимо)действием людей и вещей (Thevenot, 1999; Болтански, Тевено, 2000). Для каждого из режимов характерны: специфическое представление о благе (ценности), на основании которого человек производит оценки, особый тип ре
альности и релевантной информации, а также специфический тип агента (Вагнер, 2000; Тевено, 2000). Размышляя в духе этой теории, мы пришли к выводу, что использование средств предохранения всегда подразумевает работу по взаимной координации позиций партнеров, оценку отношений, оценку эффективности, удобства и необходимости средств предохранения. Ситуации сексуального взаимодействия очень разнообразны, в каждой конкретной ситуации индивид обращается к разным ценностям, лежащим в основе отношений. В перспективе использования средств предохранения мы выделили два типичных режима взаимодействия: режим случайных связей и режим привычной сексуальной близости. Данное разделение не претендует на уникальность: среди исследований, посвященных краткосрочным и долгосрочным сексуальным отношениям, особо выделим работу Д. Басса и Д. Шмита (Buss, Schmitt, 1993), которые описывают теорию сексуальных стратегий в эволюционно-психологическом аспекте. Данная теория объясняет причины, психологические мотивы и гендерную специфику долгосрочных/краткосрочных сексуальных связей. В фокусе нашего внимания дилемма «безопасного» секса, решаемая партнерами в зависимости от модальности и продолжительности отношений между сексуальными партнерами.  
<< | >>
Источник: Коллективная монография. Новый быт в современной России: гендерные исследования повседневности. 2009

Еще по теме НЕСЛЫШНЫЕ ПЕРЕГОВОРЫ: ВЫБОР СПОСОБА ПРЕДОХРАНЕНИЯ И ОТНОШЕНИЯ МЕЖДУ ПАРТНЕРАМИ:

  1. Настя Мейлахс НЕСЛЫШНЫЕ ПЕРЕГОВОРЫ: ВЫБОР СПОСОБА ПРЕДОХРАНЕНИЯ И ОТНОШЕНИЯ МЕЖДУ ПАРТНЕРАМИ
  2. Выбор партнера
  3. Выбор иностранного партнера
  4. Выбор партнера как усиление «плюсов» и нейтрализация «минусов»
  5. Развитие отношений с партнерами
  6. IV. ПОДДЕРЖКА ГДР СПРАВЕДЛИВОЙ БОРЬБЫ ВЬЕТНАМСКОГО НАРОДА ЗА МИР, НЕЗАВИСИМОСТЬ И СОЦИАЛИЗМ. РАЗВИТИЕ ОТНОШЕНИЙ МЕЖДУ ГДР И КНДР В ДУХЕ ДРУЖБЫ И СОТРУДНИЧЕСТВА Отношения между ГДР и ДРВ
  7. 18.3. ПЕРЕГОВОРЫ КАК СПОСОБ ВЫХОДА ИЗ КОНФЛИКТНОЙ СИТУАЦИИ
  8. § 13. Происхождение обязательств. - Заключение договора. - Единство воли. - Различие между реальными консенсуальными договорами. - Утверждение последующим действием. - Предварительные переговоры или степени соглашения. - Договоры между отсутствующими
  9. § 5, Переговоры как способ преодоления конфликтов
  10. Режимы сексуальных взаимодействий и практики предохранения